<<
>>

ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ НАЧАЛ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Назначение наказания есть важнейшая стадия уголовного судопроизводства. В этой стадии суд особо должен учесть, что только справедливое и правильно избранное наказание способно обеспечить достижение своих целей: а) восстановление социальной справедливости; б) исправление осужденного и в) предупреждение совершения преступлений как самим осужденным, так и другими лицами.

Именно поэтому вопросам назначения наказания постоянно уделяли внимание Верховные Суды СССР, РСФСР и РФ.

Так, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 29 июня 1979 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания» (в ред. от 26 апреля 1984 г.) разъяснял, что суды, назначая наказание в пределах, установленных уголовным законом, обязаны исходить из того, что наказание не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление осужденных, а также предупреждение совершения новых преступлений как самим осужденным, так и иными лицами.1

В постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1985 г. «О применении судами РСФСР законодательства, регламентирующего назначение мер уголовного наказания» подчеркивалось, что законное, обоснованное и справедливое наказание является важным средством в борьбе с преступностью, способствует эффективному исправлению осужденных и предупреждению совершения новых преступлений, в связи с чем суды должны обратить особое внимание на необходимость дальнейшего совершенствования прак-

1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1986. М., 1987. С. 548.

тики применения мер уголовного наказания на основе неукосни-тельного соблюдения норм уголовного законодательства.

На недопустимость назначения наказания, не соответствующего тяжести преступления и личности виновного особо обращается внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания». Так, в п. 2 постановления подчеркивается, что с учетом характера и степени общественной опасности преступления и данных о личности суду надлежит обсуждать вопрос о назначении предусмотренного законом более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, при рецидиве и т. д.

Вместе с тем, говорится далее, с учетом конкретных обстоятельств по делу, данных о личности следует обсуждать вопрос о назначении менее строгого наказания лицу, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести и не нуждающемуся в изоляции от общества3.

Как видно из этих и ряда других разъяснений вышестоящих судов, главным в их содержании является то, что при назначении наказания суды в первую очередь должны руководствоваться основными принципами уголовного законодательства, к которым, применительно к рассматриваемому вопросу, можно отнести: 1) принцип законности; 2) принцип справедливости и 3) принцип гуманизма.

Основные положения принципа законности при назначении наказания, на наш взгляд, проявляются в следующем.

Во-первых, что преступность, наказуемость деяния и иные уголовно-правовые последствия его совершения определяются только уголовным законом. Свое развитие это положение нашло в ст. 9 УК РФ, согласно которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Временем же совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Идея, выраженная в данном положении, исключает применение аналогии не только в отношении норм Общей, но и Особенной части Уголовного кодекса РФ. Она также дает ответ на вопрос о компе-

Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1985. № 7. С. 5.

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 3.

тенции разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, а именно: новых уголовно-правовых норм эти акты не содержат.

Во-вторых, в том, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут наказанию дааче как по приговору суда и в соответствии с законом.

В-третьих, лицо, признанное виновным в совершении преступления, несет обязанности и пользуется правами, установленными законом. Это положение в большей степени относится к стадии исполнения обвинительного приговора. Суть его состоит в том, что в этой стадии уголовного процесса права и обязанности должны фиксироваться на уровне закона, а не инструкций или иных подзаконных актов.

В-четвертых, хотя все правоприменительные органы вправе толковать уголовный закон в пределах своей компетенции, его содержание следует понимать в точном соответствии с текстом закона. Это означает, что пробелы в праве, а также поправки действующего уголовного законодательства не могут производиться посредством распространительного или ограничительного толкования закона, а должны осуществляться путем издания нового уголовного закона.

Принцип справедливости при назначении наказания проявляется в том, что, во-первых, вид и размер наказания должны строго соответствовать тяжести совершенного преступления, личности осужденного, всем объективным и субъективным обстоятельствам конкретного преступления и, во-вторых, в том, что строгие меры наказания должны применяться к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, а также к рецидивистам. К лицам, впервые совершившим менее опасные преступления, применяются, как правило, меры наказания, не связанные с лишением свободы, или иные меры уголовно-правового воздействия, предусмотренные уголовным законом.

И, наконец, принцип гуманизма применительно к стадии назначения наказания проявляется в следующем.

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

4 Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. С. 20.

Лицу, совершившему преступление, должно быть назначено минимальное наказание, необходимое и достаточное для его ис-правления и предупреждения совершения новых преступлений.

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т. е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Ограничение применения таких видов наказания, как обязательные или исправительные работы, конфискация имущества, ограничение свободы, лишение свободы и смертная казнь. Эти огра-ничения зависят от возраста осужденного, его трудоспособности и т.п.

Избранная судом мера наказания в виде исправительных ра-бот, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содер-жания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы мо-жет быть назначена условно, если суд придет к выводу о возможно-сти исправления осужденного без отбывания наказания.

При наличии исключительных обстоятельств суд может назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией соответствующей нормы Особенной части Уголовного кодекса, или назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой нормой, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

Установив наличие по делу особо выделенных уголовным законом обстоятельств (например, смягчающих, предусмотренных п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, при неоконченной преступной деятельности) суд не вправе назначить осужденному более строгое наказание, чем указанное в ст. 62, 65 и 66 УК РФ.

8. Кассационная инстанция не может усилить наказание по сравнению с тем, которое было назначено судом первой инстанции. Недопустимость усиления наказания в кассационной инстанции означает, что суд не вправе, например: 1) увеличить размер назначенного судом наказания, даже если оно назначено с нарушением уго-

ловного закона5; 2) заменить избранный судом первой инстанции вид наказания более строгим; 3) указать срок дополнительного нака-зания, если суд первой инстанции его не указал ; 4) заменить услов-ное наказание, назначенное судом первой инстанции, безусловным, хотя бы и более мягким, но подлежащим отбытию реально ; 5) уве-личить испытательный срок при условном осуждении ; 6) назначить дополнительное наказание за конкретное преступление, если суд первой инстанции назначил его только по совокупности преступле-ний9; 7) отменить примененную судом первой инстанции амнистию без передачи дела на новое рассмотрение10; 8) определить вид ис-правительного учреждения с более строгим режимом, чем назначил суд в приговоре11, и т.п.

Нельзя отрицать значение других принципов уголовного законодательства при решении вопросов о назначении наказания, например, принципа равенства граждан перед законом и принципа вины. Однако, по нашему мнению, принципы законности, справедливости и гуманизма наиболее полно отражают руководящие идеи, касающиеся именно оснований назначения уголовного наказания. Прямое и непосредственное отношение эти принципы имеют к общим началам назначения наказания.

Как видно из содержания ст.60 УК РФ, общие начала назначения наказания сформулированы в законе в соответствии с основными принципами уголовного права. В ч. 1 данной статьи делается акцент на том, что лицу, признанному виновным в совершении пре-ступления, назначается справедливое наказание. Применительно к рассматриваемому вопросу справедливость содержит условия о со-ответствии между совершенным преступлением и назначенным на-казанием. По мнению Ю.Д. Блувштейна и В.Л.Чубарова, к таким ус-ловиям можно отнести следующие: а) наказание должно соответст-вовать тяжести совершенного преступления и имеющим уголовно-правовое значение данным об общественной опасности личности виновного, в первую очередь тем, которые прямо предусмотрены

5 Судебная практика Верховного Суда СССР. 1949. №9. С. 11.

й Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1972. № 10. С. 14.

7 Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР РСФСР. 1938-

1978 гг. М., 1980, С. 389.

к Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР. 1944 г.

М.. 1948. С. 186.

9 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1971. № 8. С. 7.

111 Судебная практика Верховного Суда СССР. 1946. Вып. 4. С. 31.

11 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1986. С. 514.

законом в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств (индивидуализация ответственности); б) наказания, назначаемые за равные по тяжести преступления и (или) при разной общественной опасности личности виновного, должны быть разными (дифференциация ответственности); в) наказания, назначаемые за равные по тяжести преступления равным по степени общественной опасности виновным, должны быть равными (равенство ответственности).12

Назначение виновному явно несправедливого наказания является основанием для отмены или изменения приговора. Так, согласно п. 5 ст. 342 УПК РСФСР приговор подлежит отмене в кассационном порядке в случае несоответствия назначенного судом наказания тяжести преступления и личности виновного. При этом ст. 347 УПК РСФСР не соответствующим тяжести преступления и личности осужденного признает наказание, когда оно хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующим уголовным законом, но по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости.

Несоответствие наказания тяжести преступления и личности осужденного может иметь место не только при ошибочном избрании вида наказания, но и при правильном его выборе, если размер назначенного наказания не соответствует конкретным обстоятельствам совершенного преступления и личности осужденного.

Например, под заголовком «Судебные решения отменены ввиду назначения виновному явно несправедливого, вследствие мягкости, наказания», Военная коллегия Верховного Суда СССР в «Вестнике Верховного Суда СССР» приводила решение по делу К., осужденного по п. «б» ст. 2811 УК Туркменской ССР к трем годам лишения свободы с заменой этого наказания направлением в дисциплинарный батальон на тот же срок.

К. признан виновным в том, что 20 декабря 1989 г. в курилке караульного помещения, балуясь оружием, в нарушение требований воинских уставов присоединил к своему автомату магазин с патронами, передернул затворную раму и, желая поставить автомат на предохранитель, переместил переводчик огня вверх. После этого, не убедившись в правильности установки переводчика огня, нажал на спусковой крючок, в результате чего произошло три выстрела оче-

Блувштейн Ю.Д., Чубаров В.Л. Справедливость наказания //Труды Академии МВД СССР. 1987. С.91.

редью, которыми был убит сидевший рядом с К. младший сержант Б.

Удовлетворяя протест Главного военного прокурора, в котором ставился вопрос об отмене приговора в отношении К. ввиду назначения ему явно несправедливого, вследствие мягкости, наказания, Военная коллегия Верховного Суда СССР указала следующее.

Военный трибунал гарнизона при назначении наказания сослался на то, что К. ранее не судим, на его семейное положение (рос и воспитывался без отца) и чистосердечное раскаяние.

Между тем в соответствии с требованиями ст. 37 УК Туркменской ССР и разъяснением Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1979 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания» суды при назначении наказания должны принимать во внимание не только данные о личности обвиняемого, но и фактические обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного преступления.

Как усматривается из материалов уголовного дела, К. грубо нарушил правила обращения с оружием, в результате чего погиб человек. Он совершил преступление не вследствие случайного стечения обстоятельств, а в силу своего легкомыслия. Эти обстоятельства су-дом при назначении К. наказания в должной мере учтены не были.1'

О том, что некоторые суды не в полной мере учитывают повышенную общественную опасность некоторых категорий преступлений, отнесенных законом к тяжким, а следовательно, назначают осужденным несправедливое наказание, свидетельствуют, например, данные обобщения судебной практики Верховным Судом РФ. Так, в обзоре «О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы» Р.М.Смаков отмечает, что каждому четвертому из числа осужденных к лишению свободы за разбой при отягчающих обстоятельствах было назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией закона. По частям 3, 4, 5 ст. 148 УК РСФСР, предусматривающим ответственность за вымогательство, сопряженное, в частности, с насилием, захватом заложников, причинением крупного ущерба или иных тяжких последствий, лишение свободы было назначено 54,3% осужденным, в отношении 26,7% применена отсрочка исполнения приговора и в отношении 15,9% — условное осуждение.14

11 Вестник Верховного Суда СССР. 1991. №7. С. 10.

'4 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 3. С. 24.

Подтверждением этому может быть дело по обвинению С. и Ф., осужденных приговором Новгородского городского суда от 7 июля 1997 г. по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы оба условно с испытательным сроком в течение четырех лет.

Приговором суда они признаны виновными в том, что 19 декабря 1995 г. по предварительному сговору, угрожая Ф-ку расправой с семьей и уничтожением имущества потерпевшего, в счет не сущест-вовавшего долга требовали от того передачи 500 долл. США, чем вынудили Ф-ка длительное время скрываться, а затем заявить в органы милиции.

Удовлетворяя протест прокурора об отмене данного приговора за мягкостью наказания, Судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда в определении от 5 августа 1997 г. указала, что суд, признавая С. и Ф. виновными в тяжком преступлении, не учел характер и степень общественной опасности совершенных деяний, а именно: их направленность против личности и собственности потерпевшего, согласованность действий осужденных в достижении преследуемой цели, их неоднократные угрозы семье, родственникам потерпевшего и другие обстоятельства.15

С другой стороны, например, Верховный Суд РСФСР в обзоре судебной практики «Назначение судами РСФСР наказания в виде лишения свободы в 1988 году» обращал внимание судов на то, что в ряде случаев в судебных заседаниях не исследуются в достаточной степени все данные, имеющие значение для правильного решения вопроса о наказании, в результате чего лишение свободы применяется без необходимости или же завышаются его сроки.

Например, по нашим данным, за последние пять лет в кассационном порядке Судебной коллегией по уголовным делам Новгородского областного суда ежегодно изменяется около 2,6% приговоров районных и городских судов только в части смягчения наказания без изменения квалификации преступных деяний. Одна из главных причин такого положения, как показывает судебная практика,— недоучет требований уголовного закона об общих началах назначения наказания.

Важным условием назначения справедливого наказания, на наш взгляд, является правильная юридическая оценка содеянного. В этих целях вмененное подсудимому преступление должно быть квалифи-

15 Архив Новгородского городского суда. Дело № 1-53. 1997 г. "'Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1988. №11. С. 12.

цировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) Уголов-ного кодекса, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния.

Квалификация преступления— одно из важнейших понятий уголовного права, широко применяемое в практической деятельности органов юстиции. В.Н.Кудрявцев определяет квалификацию преступления как установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.1

Неправильная квалификация деяния, как правило, влечет назначение наказания, не соответствующего содеянному. Например, приговором Валдайского районного суда Новгородской области от 11 января 1999 г. Ш. был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что, будучи дважды судимым за кражи чужого имущества, вновь совершил аналогичное преступление.

Судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда определением от 9 февраля 1999 г. приговор суда изменила: действия Ш. переквалифицировала на п. «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а наказание снизила до трех лет лишения свободы. При этом кассационная инстанция отметила, что суд, квалифицируя действия Ш. по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, не учел того, что судимость за пер-вую кражу, совершенную Ш. в несовершеннолетнем возрасте, на момент совершения последней кражи погасилась, а поэтому по смыслу ч. 6 ст. 86 УК РФ .утратила правовые свойства.19

В «Обзоре кассационной практики об отмене приговоров за мягкостью назначенного наказания» Верховный Суд РФ также обращал внимание на то, что назначение мягкого наказания, не соот-ветствующего тяжести преступления, часто сопряжено с неправиль-ным применением судами уголовного закона. Неединичные случаи, когда, вопреки фактическим обстоятельствам дела, суды не согла-шались с выводами органов следствия о правовой оценке содеянно-го, неосновательно применяли закон о менее тяжком преступлении и в результате назначали виновным несправедливое наказание.20

17 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997.№ 1. С. 4.

'* Кудрявцев B.H Общая теория квалификации преступлений. М, 1972. С. 7-8.

19 Архив Валдайского районного суда Новгородской области. Дело К» 1-34. 1999 г.

20 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 7. С. 20

Как показывает анализ судебной практики, ошибки, связанные с неправильной квалификацией преступлений, могут относиться к различным элементам состава преступления и к тем или другим формам преступной деятельности, например, соучастию, стадиям преступления. Эти ошибки в большей степени являются следствием недостаточного уяснения судом сущности конкретного состава преступления, роли виновного в совершении преступного деяния, а также несоблюдения судом требований ст. 20 УПК РСФСР, обязы-вающей принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Одним из условий назначения справедливого наказания является закрепленное в ч. 1 ст. 60 УК РФ положение о том, что наказание назначается в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части, и с учетом правил Общей части УК РФ. Это прежде всего означает, что наказание судом должно быть применено с учетом предписаний санкции соответствующей статьи, по которой квалифицированы деяния виновного. При этом, как установлено в данной же норме, более строгий вид наказания, из числа предусмотренных за совершенное преступление, назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. Размеры наказаний в санкциях статей имеют отно-сительно определенный характер, что позволяет суду более взве-шенно подходить к каждому виновному.

В судебной практике нарушение пределов, установленных санкцией соответствующей статьи для каждого из наказаний, представляет собой довольно редкое явление и происходит в основном не по незнанию, а по небрежности суда. В большинстве же случаев нарушения, связанные с неправильным применением наказания, в том числе и санкций статей (частей статей) уголовного закона, объясняются, как считает Я.М.Брайнин, плохим знанием некоторых положений, предусмотренных Общей частью уголовного законодательства. Особенно участились случаи неправильного назначения наказания, вызванного применением положений Общей части Уголовного кодекса РФ 1996 г., большинство из которых являются либо но-выми, либо получившими иное содержание.

Центральным в системе общих начал назначения наказания следует признать закрепленное в ч. 3 ст. 60 УК РФ положение о том, что при назначении наказания учитываются характер и степень об-

Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С. 194.

щественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Из содержания данной нормы можно заключить, что суд, назна-чая наказание, обязан учесть четыре группы обстоятельств: 1) относящиеся к характеристике преступного деяния — его характер и степень общественной опасности; 2) относящиеся к характеристике личности виновного — его социально-правовой статус; 3) влияющие на степень ответственности виновного — обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, и 4) влияющие на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Исследование названных обстоятельств в судебном заседании и их подробное изложение в приговоре есть непременное условие назначения справедливого наказание. В постановлении Пленума Вер-ховного Суда СССР от 29 июня 1979 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания» (в ред. от 26 апреля 1984 г.) внимание судов обращалось на то, что учет данных обстоятельств является необходимым требованием закона о строго индивидуальном подходе при назначении наказания.22

Однако при решении вопросов о наказании в судебной практике часто можно встретить лишь буквальное изложение в приговоре правил ч. 3 ст. 60 УК РФ без раскрытия их содержания.

Например, Боровичский городской суд Новгородской области, осуждая Я. по п. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначая наказание за кражу при отягчающих обстоятельствах, указал в приговоре, что при назначении наказания «суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание подсудимого, влияние назначенного наказания на исправление виновного».23

По другому делу Новгородский городской суд, назначая Е. наказание по ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде двух лет лишения свободы, в обоснование своего решения о наказании привел лишь то, что «суд учитывает обстоятельства дела, характер действий подсудимого, его личность».24

22 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1986 С. 548-549. " Архив Боровичского городского суда Новгородской области. Дело № 1-435. 1998 г. 24 Архив Новгородского городского суда. Дело № 31-562. 1998 г.

Нетрудно убедиться, что мотивировка наказания в таком виде, без конкретизации указанных в общей форме обстоятельств, не дает ответа на вопросы, какие из этих обстоятельств и в какой степени были учтены судом при назначении наказания.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что вопросы назначения наказания в точном соответствии с требованиями общих начал являются, можно сказать, итоговым результатом всей предшествующей деятельности правоохранительных органов и суда как для виновного, так и для лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, либо по каким-то основаниям прикосновенных к нему, мы полагаем, что в целях единообразного понимания законности, обоснованности и справедливости наказания важно уяснить смысл каждого из названных нами обстоятельств.

<< | >>
Источник: М.Н. Становский . Назначение наказаний. 1999 {original}

Еще по теме ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ НАЧАЛ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ:

  1. Статья 69-1. Назначение наказания при наличии обстоятельств, смягчающие наказание
  2. Статья 77. Применение дополнительных наказаний в случае освобождения от отбывания основного наказания с испытанием
  3. ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
  4. М.Н. Становский . Назначение наказаний, 1999
  5. Статья 103. Назначение наказания.
  6. 8. Ограничения применения общих правил о последствиях недействительности сделок
  7. § 3. КОНКРЕТИЗАЦИЯ ОБЩИХ ОПРЕДЕЛЕНИЙ — УСЛОВИЕ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ В ПРИКЛАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
  8. Статья 71. Назначение наказания по совокупности приговоров
  9. Статья 70. Назначение наказания по совокупности преступлений
  10. 3. Назначение дополнительных наказаний
  11. Статья 65. Общие начала назначения наказания
  12. § 3. Назначение наказания по совокупности приговоров
  13. Раздел 11 - Уголовного Кодекса Украины Назначение наказания
  14. § 4. Назначение наказания за неоконченное преступление
  15. § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
  16. Статья 955. Применение общих положений о хранении к отдельных его видам