<<
>>

§ 4. Недонесение о преступлении: прошлое и современность

В одной из своих работ М.И. Ковалев отмечал: "уголовное право должно подвергаться изменениям, переоценке отдельных институтов и норм. Все эти изменения и переоценки являются результатом определенных изменений в уголовно-правовой политике, ибо она прокладывает мостик между более неподвижной и консервативной криминальной теорией и непрерывно изменяющимися реальностями жизни" *(485).

Заметим: о необходимости регулярной ревизии в уголовном праве говорилось в достаточно стабильный (советский) период; потребность в ней сегодня несоизмеримо выше.

Как известно, действующий УК РФ не предусмотрел ответственности за недонесение о преступлениях *(486), но в науке сегодня сложились две противоположные точки зрения по этому вопросу. Одни ученые предлагают восстановить ответственность за рассматриваемое деяние *(487), другие категорически возражают *(488).

В связи с этим В.Н. Кудрявцев и В.Е. Эминов указывают: декриминализация нужна, если уголовный закон расходится с общественной нравственностью. Именно исходя из этого в 1996 г. в УК РФ не была включена статья о недонесении о преступлении: "лица были избавлены от необходимости тяжкого выбора: донести о близком человеке или промолчать, следуя "голосу совести" *(489).

Еще более ста лет назад Н.С. Таганцев указывал: "при современных условиях государственной жизни нет необходимости привлечения всех граждан к участию в преследовании преступников... Специальные органы могут вести дело открытия преступников и с несравненно большим успехом, и с меньшей затратой сил" *(490). Негативно оценивал ответственность за недоносительство Н. Полетаев: "Сделать каждого обязанным к этому страхом наказаний - значит крайне стеснить их свободу, обратить их в полицейских чиновников, в шпионов, развращать их, ибо в основании недонесения почти всегда лежит чувство сострадания к падшему ближнему... Ненамного лучше и назначать награды за доносы, ибо этими обещаниями государство... трактует весьма нелестно своих подданных... показывает свое бессилие" *(491).

Если говорить об упомянутой плате за донос, в ходе оговоренного ранее социологического исследования представителям правоохранительных структур был задан такой вопрос: повысит ли раскрываемость преступлений, связанных с отмыванием преступных доходов, установление вознаграждения за предоставление соответствующей информации физическими лицами при гарантированности обеспечения безопасности последних? Единогласие при ответе на него поражает: 98% сказали "да", лишь один человек посчитал, что это не так. Трудно спорить с большинством: если в обществе не хватает правосознания для того, чтобы никто не проходил мимо совершаемых преступлений, необходимо хотя бы заинтересовать население материально, тем более что в этом случае, благодаря его помощи, в казну могут поступить (вернуться) приличные суммы денег. Если мы вспомним советский период, то отметим, что больше всего "подпольные миллионеры" боялись... своих соседей: именно они первыми заметили бы неестественно большой рост благосостояния человека и сообщили в правоохранительные органы о нетрудовых доходах.

Разумеется, кто-то расценит данный поступок как стукачество чистой воды, но не следует забывать, что именно благодаря нашему коллективному безмолвствованию и совершается огромное количество противозаконных актов.

Иначе говоря, чем ниже уровень правосознания граждан, тем проще преступнику легализовать свой капитал.

Одновременно хочется надеяться, что в обозримом будущем государству не придется "показывать свое бессилие", "повышая" уровень правосознания гражданина путем подкупа. История показывает *(492): к уголовной ответственности за недонесение прибегали в моменты, тяжелые для Отечества, когда справиться с преступностью при помощи только силовых структур было затруднительно. Сегодня же речь идет о появляющейся стабильности Российского государства, попытке возрождения правоохранительной системы. Представляется, переложение на граждан обязанностей милиции, прокуратуры не будет являться оправданным шагом и не принесет ощутимой пользы *(493).

Ответить на вопрос о криминализации недоносительства сложно - он сродни проблеме необходимости смертной казни. Можно сколько угодно приводить доводы за и против, но суть скрыта в разграничении права и морали: недоносить - это "плохо" или "преступно"? Необходимо согласиться со следующим высказыванием: "Что касается тех, которые смешивают порок с преступлением, то они ставят власть людей на место власти Бога; они признают за обществом право, которое ни в каком случае ему не принадлежит и которым оно не в состоянии пользоваться, - право преследовать нравственное зло везде, где бы оно ни проявлялось, даже в глубине совести; они ставят вместо принципа репрессии и восстановления принцип искупления" *(494).

Вместе с тем попробуем отбросить эмоции *(495) и посмотреть, готово ли государство, возложив на граждан дополнительную обязанность, наделить их и соответствующими правами (а именно так должно быть в демократическом государстве). В нашем случае таковыми, в первую очередь, должны выступать, конечно, не гарантии вознаграждения за донос, а право на особую защиту со стороны государства от разоблаченных лиц. Сегодня в России наконец-то принят Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" *(496). Тем не менее положения данного закона еще долго будут претворяться в жизнь, это потребует огромных материальных затрат. Соответственно, выбирая между риском мести со стороны преступника и возможностью самому понести тяготы уголовного наказания, большинство жителей России скорее все же не сообщат о преступлении.

Далее. В своем выступлении на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ (Москва, 21 января 2005 г.) Генеральный проку,ор РФ В.В. Устинов отметил буквально следующее: "Уголовная статистика, к сожалению, отражает не истинное количество совершенных преступлений а негодную практику их регистрации. Сегодня милиция выполняет много функций. Но главная функция - это защита людей от преступных посягательств. А в сложившейся ситуации с регистрацией получается, что она объективно покрывает преступников, помогает им избежать заслуженного наказания, потому что часть преступлений вообще не регистрируется". Приводятся и примеры.

Усть-Ордынский Бурятский округ. За целый год выявлено чуть больше 30 преступлений. Между тем работники отдела в Сибирском федеральном округе за две недели выявили почти 600 укрытых от учета преступлений. В Новосибирской области бригада Генеральной прокуратуры восстановила на учете более 200 преступлений. Столько же в Вологодской области. Среди укрытых там оказались шесть убийств, немало других тяжких преступлений. Почти 400 материалов пришлось отправить на дополнительную проверку. Но и факт регистрации преступления еще ни о чем не говорит: в Еврейской автономной области обнаружилась новая технология укрытия - "заявления регистрируются, возбуждаются дела, но по ним следователями милиции ничего не делается. Выборочно проверив 120 уголовных дел, в 111 не нашли ни одного следственного действия, хотя с момента возбуждения дел прошло от 2 недель до 2-3-х месяцев" *(497).

Возникает закономерный вопрос: можно ли в таких условиях заставлять гражданина под угрозой уголовной ответственности доносить о преступлениях *(498)? Ведь ему не только может быть не предоставлена особая защита, но и уголовного дела не возбудят либо не предпримут никаких мер к раскрытию преступления!

Более того, в условиях неопределенности люди будут бояться ответственности за заведомо ложный донос - процент оправдательных приговоров сегодня достаточно высок, а большинство граждан не знакомы с тонкостями применения ст. 306 УК РФ *(499).

Проведенное еще в советский период исследование *(500) показывает, что среди общего числа недоносителей 9,7% составляют члены семьи преступника, 1,7% - дальние родственники, 57,1% - его друзья, товарищи и близкие знакомые, 28,1% - знакомые, 4% - сослуживцы, 1,7% - лица, посторонние преступнику, но знающие его. Таким образом, в качестве недоносителей выступали в большинстве случаев лица, составляющие ближайшее социальное окружение преступника. Соответственно, применение наказания за недонесение вряд ли достигнет цели превенции (далеко не все будут доносить на близких и под угрозой уголовной ответственности).

Итак, в условиях современной России трудно усмотреть необходимость и справедливость установления уголовной ответственности за недоносительство.

В то же время нельзя не привлекать к ответственности лиц, на которых уже лежит обязанность по обеспечению прав и свобод других граждан. В данном случае "бездействие вопреки особенной обязанности не будет упущение в тесном смысле слова, а только одна из форм совершения противозаконного деяния" *(501).

Сегодня законодатель предусмотрел ответственность лишь за четыре вида вторичных преступлений (ст. 174, 174.1, 175 и 316 УК РФ). К сожалению, следует признать, что данных составов недостаточно для полноценной реализации принципа гуманизма, для обеспечения безопасности человека. Не одобряя введения уголовной ответственности за несообщение о преступлении для всех и каждого, автор поддерживает идею необходимости ее восстановления при недонесении специальным субъектом.

Полагаем, что снимать ответственность с лиц, на которых уже лежит

обязанность по обеспечению прав и свобод других граждан, совершенно не стоит. Ненаказуемость сегодня недоносительства негативно сказывается на обеспечении прав ряда малозащищенных граждан, в первую очередь -малолетних. По данным ГИЦ МВД *(502), за 2004 г. правоохранительными органами установлено 9664 случаев вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественного действия, выявлено 39 540 случаев злостного уклонения от уплаты алиментов *(503) (прирост по сравнению с предыдущим годом на 17,7%). Это свидетельствует, что родители все в меньшей степени справляются с возложенной на них и природой, и обществом обязанностью по воспитанию детей. В соответствии с Семейным кодексом РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей (п. 2 ст. 63), на них возлагается защита прав и интересов детей (п. 1 ст. 64, п. 1 ст. 65), в ст. 150 (и ст. 36 ГК РФ) аналогичные обязанности установлены для опекунов и попечителей.

УК РФ предусматривает ответственность, в частности, за злостное уклонение от уплаты алиментов (т.е. защищаются имущественные интересы). Вместе с тем сегодня не предусмотрена уголовная ответственность за иной вид бездействия: недонесение родителями или лицами, их заменяющими, о совершении преступления в отношении малолетнего или недееспособного вследствие психического расстройства лица. Данное положение актуально и касательно лиц, не способных обратиться за помощью в силу тяжелой болезни. А ведь такие люди либо вовсе не могут предпринять меры к защите собственных прав и свобод, либо же эти их возможности сильно сужены *(504).

В рассматриваемых ситуациях состав оставления в опасности (ст. 125 УК РФ) не может ничем помочь: формально опасность уже миновала, преступление совершено, хотя в отдельных случаях чувство незащищенности, безнаказанности обидчика может повлечь очень негативные последствия для психического здоровья потерпевшего (речь идет, прежде всего, о ребенке). А ведь подобный вред способен превысить тот, который причинен непосредственно преступным деянием. К сожалению, уголовная ответственность за укрывательство преступлений также не всегда исправляет ситуацию: родители (лица, их заменяющие и др.) могут и не совершать никаких активных действий, направленных на сокрытие преступления в отношении подопечных, да и речь в ст. 316 УК РФ идет только об особо тяжких преступлениях. Лишение же родительских прав, отстранение опекуна (попечителя) от опеки (попечительства) такие несознательные граждане, возможно, даже не примут за ущемление своих прав. В связи с тем что многие из подобных родителей нигде не работают, оптимальным наказанием за рассматриваемые деяния были бы исправительные работы.

В данном случае необходимо помнить и о том, что родители (лица, их заменяющие) могут не сообщать о преступлении из корыстной или иной личной заинтересованности. Например, в связи с распространенностью в современном мире такого сексуального отклонения, как педофилия, "популярностью" в России и за рубежом детской порнографии, вполне возможна ситуация, когда опекун (а то и родитель!) не сообщает о факте сексуального насилия в отношении ребенка, получив от виновного вознаграждение за это. В качестве другой личной

заинтересованности зачастую выступает нежелание портить отношения с начальником из-за карьерных соображений, боязнь "опорочить" собственную деловую репутацию и т.д. Такие мотивы говорят о повышенной общественной опасности содеянного (если сравнивать с обычным халатным отношением к своим обязанностям), а потому представляется возможным рассматривать их в качестве квалифицирующего признака потенциального состава преступления.

Соответствующий состав было бы логично разместить в ст. 316.1 УК РФ "Несообщение о преступлении" - примерно такого содержания:

"1. Несообщение о преступлении, совершенном в отношении лица, лишенного возможности самостоятельно защитить свои права и интересы по малолетству, старости, болезни, если виновный был обязан иметь о нем заботу в силу нормативного акта, трудовых отношений или договора, - наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, - наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового".

Предлагается следующая категоризация: по части первой - преступление небольшой тяжести, по части второй - средней *(505). Наказание по ч. 1 предполагаемой статьи соотнесено с санкцией ст. 156 УК РФ "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего", по ч. 2 предусмотрено лишение свободы на срок до трех лет, что несколько меньше санкции по ч. 1 ст. 285 УК РФ "Злоупотребление должностными полномочиями".

Введение в УК РФ подобной статьи подтвердит, что принцип гуманизма направлен именно на обеспечение безопасности человека, а не на излишнюю декриминализацию, как его понимает все чаще в последнее время законодатель.

Таким образом, восстановление в России уголовной ответственности за недонесение видится сегодня необходимым лишь в отношении указанных субъектов *(506). Такого же мнения придерживаются 45% опрошенных граждан. Еще 20,5% выступают за восстановление ответственности за недоносительство для всех граждан. Возражают против криминализации недонесения 34% (22,5% - так как это принципиально недопустимо в демократическом государстве, а 11,5% - так как это не принесет никакой пользы).

При этом среди ответивших положительно на вопрос о введении ответственности за недоносительство 33,8% считают, что должно наказываться недонесение обо всех преступлениях, независимо от их категории; 25,7% -только тяжких и особо тяжких; 4,4% - только особо тяжких, большинство же (36%) выступает за строго определенный перечень таких преступлений (убийство, разбой, изнасилование и т.п.). Следует учитывать, что наиболее распространенными "связками" ответов выступили: установление уголовной

ответственности для специальных субъектов недоносительства о преступлениях строго определенного перечня и установление уголовной ответственности для тех же субъектов при недонесении о любом преступлении (по 24% от всех высказавшихся за введение уголовной ответственности за недоносительство).

Оговоримся, что предпочтительнее не вводить подобный ограничительный список предикативных преступлений, поскольку такое ограничение уже будет иметь место в силу определенного статуса специального субъекта недонесения (речь будет вестись о преступлениях против его подопечного).

Следует признать, что недонесение наказуемо по большинству кодексов бывших союзных республик: ст. 307 УК Азербайджанской республики (недонесение об известных готовящихся или совершенных тяжких или особо тяжких преступлениях); ст. 335 УК Республики Армения (несообщение о достоверно известном готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 210 УК Туркменистана (несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 241 УК Республики Узбекистан (несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 347 УК Таджикистана (несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении, а равно недонесение о достоверно известном лице, совершившем это преступление, или о месте его нахождения); ст. 19, 181 УК Эстонской республики (недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении первой степени, независимо от того, было ли недонесение заранее обещано); ст. 376 УК Грузии (недонесение лицом, которому доподлинно известно о готовящемся особо тяжком преступлении); ст. 364 УК Республики Казахстан (недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном особо тяжком преступлении); ст. 22, 315 УК Латвийской Республики (недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 406 УК Республики Беларусь (недонесение о достоверно известном совершенном особо тяжком преступлении либо о достоверно известном лице, совершившем это преступление, или о месте нахождения такого лица, недонесение о достоверно известном готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении), о недоносительстве говорится и в ч. 7 ст. 27 УК Украины.

<< | >>
Источник: М.М. Лапунин . Вторичная преступная деятельность: понятие, виды, проблемы квалификации, криминализации и пенализации. 2006 {original}

Еще по теме § 4. Недонесение о преступлении: прошлое и современность:

  1. и) Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления
  2. Поскольку Прошлое Равно Будущему, циклы распространяются не только из прошлого в будущее, но и из будущего в прошлое.
  3. ПРОШЛОГО НЕТ. ЕСТЬ НАША ПАМЯТЬ О ПРОШЛОМ, А ЭТО НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК ИЛЛЮЗИЯ.
  4. Преступления в сфере оборота наркотических, психотропных веществ и преступления против здоровья
  5. Статья 68. Назначение наказания за неоконченное преступление и за преступление, совершенное в соучастии
  6. Раздел 19 - Уголовного Кодекса Украины Преступления против установленного порядка несения военной службы (Воинские преступления)
  7. Метод коррекции прошлого применяется только для прошлого, но не для настоящего или будущего!
  8. а) Неоднократность преступлений, рецидив преступлений
  9. ж) Совершение преступления при нарушении условий пра-вомерности необходимой обороны, задержания лица, со-вершившего преступление, крайней необходимости, обосно-ванного риска, исполнения приказа или распоряжения
  10. е) Совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение
  11. Статья 10. Выдача лица, обвиняемого в совершении преступления, и лица, осужденного за совершение преступления
  12. к) Оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и мо-рального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, при-чиненного потерпевшему
  13. Освобождение от прошлого
  14. Освобождение от прошлого
  15. Упражнение на освобождение от прошлого