<<
>>

Вильфредо Парето: логика иррационального

Вильфредо Парето (1848—1923) был сыном маркиза Раф-фаэло Парето, который из-за своих либерально-демократических взглядов вынужден был эмигрировать в Париж, где Вильфредо и появился на свет.
Хотя семья была дворянского происхождения, она, в том числе и сам Вильфредо Парето, придерживалась демократических идеалов. В.Парето начинал свой жизненный путь как инженер, кроме того, он принимал участие в политической борьбе за всеобщее избирательное право, свободную торговлю и разоружение, за идеалы итальянского Рисорджименто. Большое влияние на него ока-зали Милль и Спенсер, а также Н. Макиавелли, Г. Лебон, Г. Тард, Ж. Сорель и Г. Моска. Он выступал против недостатков и злоупотреблений в итальянском парламенте, против пренебрежительного отношения к нищете масс. Какое-то время он даже симпатизировал социализму, но затем отошел от него. Его «Социалистические системы» (1902) полны саркастической критики.

В1899 году Парето ушел с руководящей должности в области черной металлургии и сталелитейной промышленности и, разочаровавшись, отошел от активного участия в итальянской

113

Социология: история и современность

политике. Под влиянием своего друга, политэконома Пантале-они, Парето вскоре привлек к себе внимание экономистов, применив математические методы к рьшочным теориям Вальраса и Эджворта. В 1893 году он стал последователем Вальраса, а в 1896 году появился «Курс политической экономии».

Полученное наследство обеспечило ему финансовую независимость, и он смог посвятить себя социологии. В 1902 году он опубликовал работу «Социалистические системы», в 1916 году — «Trattato di sociologia generale» («Трактат по общей социологии»), в 1920 году— «Fatti e teoric» («События и теории»), а в 1921 году — «Transformazione della democrazia» («Преобразования демократии»). Социология Парето стояла на службе политэкономии, и вообще проблемы общей социологии являлись для него следствием экономической теории.

Но эта экономическая теория носила своеобразный характер: наука о логических экономических действиях и их связях, выраженная системой математических уравнений. Политическая экономия подобного роданемогла объяснить действительность, а лишь конструировала модель крипто-нор-мативнькрациональнькэкономическихдействий. Однако большая часть действий человека является иррациональной, нелогичной даже в области экономики. Социология как логическое понимание нелогическихдействийдолжнабыладополнить эко-номическую теоршо и превратить политическую экономию в эмпирическую науку. Однако самаэта социология должна была бьпълогико-зкспериментальнойнаукой,ибонелогическиедей-ствия она должна была понять логически.

Парето формулирует намеченный им путь в нескольких положениях, составляющих правила логико-экспериментального метода:

«1. Мы никоим образом не собираемся заниматься истиной, присущей какой бы то ни было религии, вере, метафизическому, моральному или иному верованию. Это не значит, что мы полны презрения ко всем этим вещам; это значит, что они вы-

114

Раздел III» Развитие социологии во Франции, Италии ...

ходят за рамки, в пределах которых мы желаем оставаться. Религии, верования и т.п. мы рассматриваем только извне, в той мере, в какой они суть социальные факты, без их действительной ценности. Положение: "А должно равняться В в силу какого-то сверхопытного принципа",— следовательно, нами не рассматривается; но мы изучаем, каким образом такое верование возникло, развилось и в каком отношении оно находится с другими социальными фактами.

2. Объектом нашей деятельности выступает исключительно сфера опыта и наблюдения. Мы употребляем эти понятия в том значении, какое они имеют в естественных науках—например, в астрономии, химии, физиологии и др.,— а не в том, какое они получают в выражении "личный христианский опыт ", которое, почти не меняя слова, попросту воскрешает самонаблюдение прежних метафизиков. Мы рассматриваем это самонаблюдение как внешний факт: изучаем его как таковой, а не как свойственное нам чувство...

Строя теории, мы исходим из фактов и всегда стараемся как можно меньше отходить от них. Мы не знаем, что такое сущность вещей, и не интересуемся ею, потому что ее изуче ние не наша задача. Мы занимаемся поиском единообразий в фактах и сводим их к законам, но не факты подчинены законам, а наоборот. Законы не неотвратимы, это гипотезы, служащие для краткого изложения большего или меньшего числа фактов и сохраняющиеся до тех пор, пока их не заменят лучшими.

Итак, все наши поиски случайны, относительны и дают ре зультаты, лишь более или менее вероятные, самое большее— очень вероятные... Все наши положения, включая чисто логи- ческие, должны приниматься с оговоркой: они ограничены тем временем и опытом, которые мы познали.

Мы рассуждаем исключительно о вещах, а не о чувствах, которыепробуждаютвнасихназвания. Сами эти чувства мы изу чаем как простые внешние факты, то есть мы отказываемся, на пример, спорить о том, справедлив или несправедлив, морален или аморален поступок А, если сначала не выявлены реальнос ти, соответствовать которым призваны эти термины. Но мы бу- дем изучать как внешний факт то, что хотели выразить люди дан-

115

Социология: история и современность

ной страны, принадлежащие в данное время к данному обще-ственномуклассу, когда утверждали, что А—поступок справед-ливый или моральный.

Мы ищем доказательства наших положений так же, как их логических следствий, только в опыте и наблюдении, иск лючая любое доказательство, основанное на согласии с чув ствами, внутренней или внушенной сознанием очевидности.

Следовательно, мы будем пользоваться единственно словами, соответствующими конкретным объектам, и со всем усердием позаботимся о том, чтобы придать им как можно более точное значение.

9. Мы действуем методом последовательных приблизитель ных оценок, то есть рассматриваем прежде всего феномен в це лом, сознательно пренебрегая частностями, которыебудут приня- тавовшшаниевтаследуюпцтаприблгоителышхоценках».1 Логическими действиями Парето считает такие, при кото рых субъективное соотношение цели и средства совпадает с объективной данностью, установленной логико-эксперимен тально.

«.. .Мы будем называть "логическими действиями" операции, которые логически соединены со своей целью не только по отношению к субъекту, выполняющему эти опера ции, но и для тех, кто обладает более широкими познаниями; т.е. действия, имеющие субъективно и объективно смысл, ука занный выше. Другие действия будут называться "нелогиче скими", что не означает их иллогизма».2 При нелогических действиях отсутствует консистенция субъективной и объек тивной реальности. Она отсутствует, потому что между ними вклиниваются чувства, мировоззрение, вера и т.п. Парето на зывает это «осадком» (residue). Будучи нелогичными, осадки представляют собой проявления базовых человеческих чувств и инстинктов. Парето подчеркивает, что не следует смеши вать осадки с чувствами и инстинктами, которым они способ ствуют, так как они являются именно элементами «теорий»:

1 Trattato di sociologia generate, § 69.

2 Ibid., §150.

116

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

«Осадки представляют собой проявление этих чувств и инстинктов, так же как подъем ртути в трубке термометра есть проявление повышения температуры». Однако люди неохотно признают, что действуют иррационально, а часто они этого просто не понимают. Поэтому они придумывают рацио-нальные объяснения, словесные оправдания своих действий, которые должны придать им логичный вид. Их Парето назвал «деривациями» («производными»). Деривации составляют изменчивый и поверхностный слой «теорий». Деривации ба-зируются на осадках и через них—на чувствах, в которых они черпают свою силу.

Осадки, деривации и их отношение к поведению людей представляют собой основные факты и объект изучения социологии. За этим скрывается точка зрения, что не идеи руководят действиями— они лишь иллюзии,— а чувства, и что в случае так называемых «идей» речь очень часто идет о деривациях, которые служат определенной цели, например, тому, чтобы убедить народ в необходимости, пользе существующего порядка (старая элита) или перемен (новая элита).

Элиты являются подлинными инициаторами дериваций, особенно господствующие элиты, но также и те, которые хотят отнять у них власть. Однако элиты олицетворяют также основополагающие «осадки», особенно «осадки» комбинации и настойчивости. Их можно охарактеризовать как различные типы людей: люди типа «осадков» комбинации являются прогрессивными, хитрыми и не слишком подвержены угрызениям совести. Они избегают явных конфликтов и скорее прибегнут к хитрости, обману, подкупу. Они являются «лисами». Им противостоят «львы», которые хотят придерживаться привычного, но не боятся конфликта и силы. Такая типизация в области политики имеет свое соответствие в «спекулянтах», а в области экономики—в «рантье».

Общество Парето — это система уравнений, служащая для того, чтобы найти оптимум, согласно Парето, то есть то

117

Социология: история и современность

состояние равновесия, при котором ни один индивид не сможет получить больше благ, не причинив одновременно вреда другим. В этом смысле Парето говорил о «социальной сис-теме», а его теория общества должна быть, собственно говоря, крипто-нормативной теорией, подобно экономической те-ории. Вопрос Дюркгейма: «Как возможен порядок?» — прозвучал бы у него иначе: «Как можно управлять обществом?»

Парето считает, что в абстракции можно представить два «предельных» типа общества:«1. Общество, в котором господствуют исключительно чувства без каких-либо рассуждений. Весьма вероятно, что сообщества животных близко подходят к этому типу. 2. Общество, в котором господствуют исключительно логико-экспериментальные рассуждения».'

«Общество людей находится в промежуточном состоянии между двумя указанными типами. Его форма детерминируется не только внешними обстоятельствами, но и чувствами, интересами, логико-экспериментальными доводами, имеющими целью добиться удовлетворения чувств и интересов, а также опосредованно—деривациями, которые выражают и порой оправдывают чувства и интересы средствами пропаганды».2

Общество, характеризующееся исключительно логико-экспериментальным поведением, по признанию Парето, не-возможно себе представить, поскольку логико-эксперимен-тальное мьшшение не в состоянии определить его решающие цели. «Не в обиду будь сказано гуманитариям и позитивистам, но общество, детерминированное исключительно разумом, не существует и не может существовать; и не потому, что предрассудки людей мешают им следовать наставлениям разума, а лотому, что недостает исходных данных проблемы, которую стремятся решить логико-экспериментальным путем.

4bid.,§2141. 2 Ibid., §2146.

118

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

Здесь дает о себе знать неопределенность понятия пользы. Понятия, которыми пользуются разные индивиды, имея в виду добро для них самих или для других, по сути дела, разнородны, и нет способа свести их к единству».1

Элементами социальной системы являются «осадки», интересы, деривации и социальная неоднородность и циркуляция социальных классов. В этой связи Парето говорил о «социальной физиологии», задачей которой является прежде всего установить распределение богатства и власти в обществе.

Социальная система находится в постоянном движении, поскольку трансформируются элиты: старые элиты приходят в упадок, новые возникают. Он называл это «циркуляцией элит» и считал, что общество—это «кладбище элит». Для своего времени Парето констатировал, что буржуазии, которая некогда вышла из недр Французской революции как новая «аристократия» (=элита) грозит гибель. Революции для Парето—также лишь циркуляция элит; господствующему классу противостоит не «народ», а новая элита, которая опирается на народ, но все больше отходит от него по мере приближения к власти.

Однако эти фактические условия и движения перекры-ваются деривациями, которые, в зависимости от обстоятельств, интерпретируют ситуацию иначе. Народ придерживается определенных жизненных правил с квазирелигиозным упорством, старая элита считает себя стражем порядка и бла- гополучия народа, а новая элита утверждает, что борется за народ, и даже часто сама в это верит. Большое количество рабочих, а тем самым и их политическое значение в условиях современной массовой демократии, придает особый им- пульс деривациям, они постоянно используются для воздействия, превращаются в демагогию. В последние годы своей жизни Парето наблюдал большую концентрацию власти в руках крупных предпринимателей и спекулянтов, демократия

1 Ibid., §2143.

119

Социология: история и современность

превратилась в «демагогическую плутократию» и вылилась в фашизм, начальную фазу которого Парето еще застал. Муссолини стал для него «князем» макиавеллиевского толка, после того как Парето, склонявшийся к либерально-демок-ратическим принципам, был разочарован «трансформацией» демократии в Италии.

Наряду с Парето, теорией элит занимался также Гаэтано Моска (1858—1941). Сицилианец Моска, в отличие от Парето, придерживался умеренно-консервативных взглядов. Он гораздо активнее, чем Парето, занимался актуальными политическими проблемами, но не выработал, в отличие от него, системной социологической теории. Моска также представлял точку зрения, что все политические системы определяются господством элит, и демократия в особенности. Он исключил системы, при которых «все в равной мере были бы подчинены только одному человеку, или же в равной мере и без всякой иерархии ведали бы политическими делами».1 «... Даже если мы предположим, что недовольная масса может свергнуть с престола правящий класс, то тогда внутри нее самой неизбежно появится новое организованное мень-шинство, которое станет выполнять функции вышеназванного класса. Иначе бы разрушились любая организация и любое общество».2

Господствующий класс и масса, над которой он господствует, — это две части народа. «Первый, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть и наслаждается теми преимуществами, которые она дает, в то время как второй, более многочисленный класс, управляется и контролируется первым в форме, которая в настоящее время более или менее законна, более или менее произвольна и насильственна и обеспечивает пер-

1 Moska G. Elementi di Scienza Politica. V-ta edizione con prefazione di B.Croce. Bari, Laterza & Figli, 1953. P. 79.

2 Ibid., p. 80.

120

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

вому классу, по крайней мере, внешне, материальные сред-ства существования и все необходимое для жизнедеятельности политического организма».

«Политический класс» изменяется или заменяется организованным иначе, поскольку иные условия требуют иных способностей. Впрочем, он не был циником, как Парето, поскольку видел идеал господствующей элиты в образованных личностях, самоотверженно служащих всеобщему благу, которые независимы в экономическом отношении. Именно на основании своей нормативной теории элит он отрицательно отнесся к подъему фашизма, опасность прихода бескультурной и жестокой автократии даже примирила его с представительной демократией.

<< | >>
Источник: Ю.Г.ВОЛКОВ, В.Н.НЕЧИПУРЕНКО, С.И.САМЫГИН. СОЦИОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. 1999

Еще по теме Вильфредо Парето: логика иррационального:

  1. ВОЛЯ ИРРАЦИОНАЛЬНАЯ
  2. (J) Рациональность __________ Иррациональность (P)
  3. Сенсорно-иррациональный темпераменДБР)
  4. (J) Рациональность — Иррациональность (P)
  5. 3.6. Рациональные и иррациональные мысли
  6. Иррациональные экстраверты: заряд энергии
  7. Стиль жизни, которого вы придерживаетесь: рациональность и иррациональность
  8. Логики
  9. «Жаркое»: сенсорика - интуиция и логика - этика
  10. ESTJ и ENTJ Экстраверты-логики
  11. ГЛАВА 1 Логика трансформации
  12. Логики и этики
  13. Марсианская и венерианская логика
  14. ЛОГИКА «5». ХАРАКТЕРИСТИКИ
  15. ISTP и INTP Интроверты-логики
  16. (T) Логика — Этика (F)
  17. ЛОГИКА «55». ХАРАКТЕРИСТИКИ
  18. Развитие логики