<<
>>

Социология познания как основа социальных наук

Карл Маннгейм в работе «Идеология и утопия» (1929) гораздо отчетливее, чем Макс Вебер, который пытался быть посредником между теорией и практикой, допуская сосуще-ствование «свободы от оценочных суждений» и «отнесения

1 Манхгейм К.

Человек и общество в эпоху преобразования//Диагноз нашего времени. С. 313.

302

Раздел V. Социология на грани эпох

к ценности», показал, насколько тесно связаны не только теории, но и научно-методологические течения с политическими целями и идеологиями.

Социология познания становится социологией науки и призвана здесь так же, как в случае историко -политического «познания», разработать «социальное уравнение». Не только социально-научное познание всегда рефлексивно, но, кроме того, господствующая форма знания и теория познания сами связаны с социально-духовной ситуацией определенного времени.

Однако социология познания является также продуктом эпохи, когда социальная взаимосвязь больше не считалась предопределенной и судьбоносной, но хотя бы в какой-то степени предвидимой. На этой фазе возможен анализ социальных основ нашего мышления и возникает интерес к науке поли гики.

Первоначально познание социальных основ мышления и познания принимает форму критики идеологии. Если «партикулярное понятие идеологии» разоблачает лишь какие-то мнения противника как «ложь», то есть мнение, обусловленное конкретными интересами, то «тотальное понятие идеологии» подразумевает необходимую и неизбежную связанность мышлении с бытием, то есть все мировоззрение целиком и сами категории мышления рассматриваются как идеологические. Общее понимание тотального понятия идеологии, которое включает также собственное мышление, а не только мышление противника, привело затем к признанию социальной обусловленности мышления и знания, которое стало основой собственной области исследования, социологии по-зпапия. Она функционально увязывает высказывания и суждения с социальной действительностью и тем самым сводит связанность всякого знания с бытием к систематической ос-нове.

Для нее важно не разоблачить «ложь» противника, а исследовать ситуативно обусловленное сознание.

Карл Маннгейм считает социальные науки политически-

303

Социология: история и современность

ми, то есть рассматривает их позитивистски в том плане, что ставит перед ними вполне практическую цель—полезность в связи с растущей необходимостью регулирующего вмешательства в общественный процесс; с другой стороны, его можно считать антипозитивистом, поскольку он не придерживается принципа единства научного метода, а считает, что у социальных наук собственная методологическая основа. Она базируется на анализе мышления в общественной жизни и политике («Социологическая диагностика времени»).

Основой философии и естественных наук было мышление «в себе» в пределах специфических областей философ-ско-научных традиций. Как действительно мыслят люди, не интересовало ни философов, ни естествоиспытателей. Именно это, по мнению Маннгейма, является задачей социологии познания, которую он считал основой социальных наук. Так же, как источником происхождения языка не является индивид, так же невозможно и понять мышление человека безот-носительно к его общественным корням. Поэтому социология познания пытается понять мышление в конкретной общественно-исторической ситуации. Таким образом, имеются в виду не люди как таковые, которые думают, или изолированные индивиды, которые мыслят, а люди в определенных группах, у которых выработался определенный стиль мышления в бесконечной цепи реакций на определенные типичные ситуации, характерные для их общей позиции.

«Основной тезис социологии знания заключается в том, что существуют типы мышления, которые не могут быть адекватно поняты без выявления их социальных корней. Верно, что мыслить способен только индивид. Нет такой метафизической сущности, которая, подобно некоем}'групповому духу, мыслит, возвышаясь над отдельными индивидами, и чьи идеи индивид просто воспроизводит. Однако неверно было бы вывести из этого умозаключение, что все идеи и чувства, движущие индивидом, коренятся только в нем самом и могут быть адекватно объяснены только на основе его жизненного опыта.

304

Раздел V. Социология на грани эпох

Подобно тому как нельзя понять природу языка, выводя ее из наблюдения за отдельным индивидом, который ведь говорит не на своем собственном языке, а на языке своих современ-ников и предков, проложивших для него путь, так нельзя пра-вильно определить во всей ее полноте и какую-либо точку зрения, основываясь только на том, как она сформировалась в интеллекте отдельного человека. Лишь в весьма ограниченном смысле индивид сам создает тип языка и мышления, который мы связываем с ним. Он говорит языком своей группы, мыслит в формах мышления своей группы. В его распоряжении оказываются лишь определенные слова и их значения. Они не только в большой степени определяют его подход к окружающему миру, но одновременно показывают, под каким углом зрения и в какой сфере деятельности предметы до сих пор были доступны восприятию и использованию их группой или индивидом.

Поэтому в качестве первого пункта мы подчеркиваем, что социология знания намеренно не отправляется от индивида и его мышления, чтобы затем, как это делают философы, непосредственно перейти к абстрактным высотам "мышления как такового". Напротив, социология знания стремится понять мышление в его конкретной связи с исторической и социальной ситуацией, в рамках которой лишь постепенно возникает индивидуально-дифференцированное мышление. Таким образом, мыслят не люди как таковые, и не изолированные индивиды осу-ществляют процесс мышления — мыслят люди в определен-ных группах, которые разработали специфический стиль мышления в ходе бесконечного ряда реакций на типичные ситуации, характеризующие общую для них позицию.

Строго говоря, утверждать, что индивид мыслит, вообще неверно. Значительно вернее было бы считать, что он лишь участвует в некоем процессе мышления, возникшем задолго до него. Он обнаруживает себя в унаследованной ситуации, в обладании соответствующими данной ситуации моделями мышления и пытается разработать унаследованные типы ответа или заменить их другими для того, чтобы более адекватно реагировать на новые вызовы, явившиеся следствием преобразований данной ситуации. Таким образом, тот факт, что каждый

305

Социология: история и современность

индивид живет в обществе, создает . i ч него двойное предопределение: во-первых, он находит с 1. лившуюся ситуацию, во-вторых, обнаруживает в ней уже сформированные модели мышления и поведения».1

Индивид связан социально двояким образом: посредством ситуации группы/слоя/класса, к которым он принадлежит, и посредством выработанных ими форм мышления, языка и поведения. Поэтому социология познания не может отделить свое исследование мышления от действий людей в их социальных ситуациях. Это относится к повседневному мышлению, к историко -политическим теориям, а также к научному познанию. Маннгейм подчеркивал активный элемент познания. Однако, в отличие от представителей аналитической концепции науки, Маннгейм считал само познание социально обусловленным, по крайней мере, не проводил разделения между повседневным опытом и научным познанием. Поэтому в данном отношении он ближе к феноменологии, чем к позитивизму.

Социально-научное познание представляется Маннгей-му конститутивно-перспективным, оно не может претендовать на «значимость в себе». Его объективность заключается лишь в установлении связей между познанием и социально-структурным бытием. Поэтому он отрицал возможность автономной теории познания. Знание, мышление, познание всегда имеют «аспектную структуру», то есть они обязательно перспективны и привязаны к конкретной ситуации. Это отражается в различном значении понятий, употребляемых людьми разного социального положения, а также в тех категориях и моделях мышления, которые сами люди используют в своем поведении и в отношении постановки проблемы.

Эта аспектная структура высказываний должна вырабатываться с учетом социальных структур. Социология познания пользуется при этом методом «реляционирования».

1 Манхейм К. Идеология и утопия // Диагноз нашего времени. С. 8—9.

306

Раздел V. Социология на грани эпох

Реляционированные, то есть прослеженные до своих социальных основ высказывания ни в коем случае не являются поэтому ложными, ибо «истина» в социально независимом смысле существует только в воображаемом мире философии и теории науки. Для социологии познания понятие истины само социально обусловлено; для нее все высказывания, истинные или ложные в логическом или эмпирическом отношении, в принципе обусловлены социально. Однако Ман-нгейм возражает против понятия релятивизма, который создает впечатление о произвольности отношений. Реляци-онирование всегда означает сопоставление содержания мышления, высказываний, характера поведения с историко-политическими социальными «ситуациями бытия».

Еще одной предпосылкой рассмотрения с точки зрения социологии познания являются дистанцирование и партикуляризация значимости высказывания к соответствующим воззрениям или ситуации. Само мнение, что вес мировоззрения, все политические идеи есть только частные моменты тотальности политической действительности, лишь аспекты определенных классовых положений, тштачно для этой эпохи; однако как познание оно ограничено относительно бесклассовым слоем «социально свободно парящей интеллигенции». Она может стать также носителем некой политической науки, которая охватывает все аспекты. Маннгейм пишет:

«Процесс дистанцирования как предпосылка социологии знания. Для сына крестьянина, который вырос в узком деревенском кругу и прожил всю жизнь в своей родной деревне, мыслить и говорить так, как это принято в его деревне, нечто само собой разумеющееся. Но для сына крестьянина, переселившегося в город и приспособившегося к условиям городской жизни, деревенский образ жизни и мышления не является больше чем-то само собой разумеющимся. Он дистанцировался от деревенской жизни и отличает теперь, быть может, вполне осознанно "деревенский" образ мышления и деревенские представ-

307

Социология: история и современность

ления от "городских". В этом различении заключены первые проявления того подхода, который социология знания стремится расширить и утвердить. То, что внутри группы считается абсолютным, воспринимается извне как нечто обусловленное ситуацией этой группы, как частичное (в нашем примере как "деревенское"). Предпосылкой для этого типа познания служит, как мы видели, дистанцирование.

Это дистанцирование может быть достипгуто следующим образом:

посредством того, что один из конкретных носителей групповых ценностей и идей (членов группы) отделяется от группы (восхождение по социальной лестнице, эмиграция и т.п.);

посредством сдвига социальной основы всей группы по отношению к ее традиционным нормам и институтам;

вследствие того, что в одной социальной сфере борют ся друг с другом две (или более) социально обусловленные интерпретации мира и взаимной критикой настолько выявляют сущность друг друга, и настолько дистанцируются друг от дру га, что постепенно видение с определенной дистанции (при ко тором обнаруживаются экзистенциальные и системные конту ры противостоящих друг другу типов мышления) становится для всех позиций сначала возможностью, а затем признанным способом мышления. Мы уже указывали на то, что социальный генезис социологии знания покоится, в первую очередь, на по следних упомянутых здесь возможностях.

Феномен реляциоиирования. После всего сказанного едва ли может еще возникнуть сомнение в том, что имеется в виду, когда метод социологии знания опеределяется как "реля-цио11ирование".Урбангоированнь1Йсьшкрестъянина,которь1йха-рактеризует какое-либо определенное (политическое, мировоз-зренческое, социальное)высказываниесвоихродстве1пжков как «деревенское», не обсуждает уже данное высказывание с позиций гомогенного участника дискуссии, то есть не руководствуется непосредственным содержанием сказанного; теперь он со-относит это высказывание с определенной интерпретацией мира, а ее, в свою очередь, с определенной социальной структурой как ее предпосылкой. Он реляционирует его В дальнейшем мы еще

308

Раздел V. Социология на грани эпох

вернемся к тому, что тем самым это высказывание отнюдь не объявляется ложным. Социология знания отличается от того, что в своей начальной стадии наблюдается теперь довольно часто, лишь постольку, поскольку она сознательно и систематически ставит применительно ко всем проявлениям духовной сферы без исключения следующий вопрос: с какой социальной структурой связано их возникновение и значимость? Отождествлять это отнесение отдельных духовных образований ко всей структуре определенного исторического и социального субъекта с философским релятивизмом (с учением, отрицающим наличие масштабов и порядка в мире) ел оль же неверно, как применять понятие "релятивизм" (в смысле чистой случайности) к теории, согласно которой все измерения тел восходят к созданному светом отношению между измеряющим и измеряемым. Реляционизм не означает, что дискуссии не могут привести к определенному решению; в его основе лежит уверенность, что в силу самой природы определенных высказываний они могут быть сформулированы не абсолютно, а лишь в рамках социально обусловленного аспекта познания.

Феномен партикуляризации. После того как реляциони-рование, совершаемое социологией знания, было описано как фактически совершаемый акт мышления, неизбежно возникает вопрос: в чем же смысл подобного акта отнесения к социальной позиции, на что он направлен и какова значимость определенным образом соотнесенного высказывания? (Что сказано об истинности какого-либо теоретического положения, если доказано, что его следует отнести к либерализму или марксизму?)

На этот вопрос могут быть даны два или даже три ответа.

Можно утверждать, что выявление социальной обуслов ленности какого-либо высказывания, которое предлагается в качестве абсолютного, влечет за собой отрицание его значимо сти. И в самом деле, в социологии знания и теории идеологии существует течение, которое превращает такого рода выявле ние в средство деструкции взглядов противника или в средство общей деструкции.

Возможно и противоположное суждение, сущность ко торого состоит в том, что метод социологии знания совершен-

309

Социологии: история и современность

но не затрагивает степень истинности суждения, ибо генезис утверждения не влияет на степень его значимости. То обстоя-тельство, что данное высказывание либерально или консерва-тивно, не имеет никакого отношения к тому, правильно ли оно.

с) Существует и третья возможность судить о ценности суждений в области социологии знания, и она отражает нашу точку зрения. Согласно этой точке зрения, первое суждение упускает из виду то обстоятельство, что чисто фактическое оп-ределение социальной позиции и ее идентификация еще не со-держит оценки, содержащейся в высказывании истины; в этом акте только содержится предположение, что данное высказыва-ние может быть частичным. Что касается второго суждения, то, согласно нашей точке зрения, неправильно считать задачей со-циологии знания простое описание действительных условий воз-никновения данного высказывания (его фактический генезис); доведенный до своего завершения и до конца продуманный ана-лиз в области социологии знания всегда устанавливает границы содержания и структуры анализируемой точки зрения; или, вы-ражая это терминологически, не только реляционирует, но и партикуляризирует в каждом данном случае видение и значи-мость. К пояснению этого мы еще вернемся.

В нашем примере с крестьянским парнем было достаточно ясно показано, в чем состоит основная цель социологии знания. Если этот крестьянский парень приходит к выводу, что его прежнее восприятие было "деревенским" и дает ему такое наименование, противопоставляя его "городскому", то в этом уже сквозит понимание того, что различные восприятия носят частичный характер не только в том смысле, что они возникают под различным углом зрения и что их основой являются различные сегменты тотальной реальности, но и в том смысле, что направ-ленность восприятия и степень постижения присущи различным точкам зрения, обусловлены жизненной сферой, в которой они возникли и для которой они значимы.

Следовательно, уже на этой ступени реляционирование переходит в партикуляризацию, ибо в рамках этого процесса высказывание не только соотносится с определенной позицией, но в ходе этого соотнесения совершается и ограничение значимости тех высказываний, которые раньше считались абсолютными.

310

Раздел V. Социология на грани эпох

В последовательно разработанной социологии знания применяется по существу тот же прием, который мы иллюстрировали нашим примером с крестьянским парнем, только в сочетании с методическим контролем. С помощью последовательно прове-денного анализа аспекта познания партикуляризация обретает путеводную нить и критерии соотнесения; степень постижения, присущая различным точкам зрения, становится доступной из-мерению и ограничению посредством изучения категориального , аппарата, присущих им смысловых значений и т.д. Тенденция, , свойственная определенной социальной позиции (то есть направ-ленность и установка, обусловленные коллективной волей), ста-новится доступной все более однозначному определению, а конкретная причина того, что в одной и той же сфере опыта возникают картины в различных перспективах, обусловленных различными позициями, становится доступной пониманию и ме-тодическому контролю».1

Социология познания Маннгейма основывается на «жизненных затруднениях» современного человека, который радикально поставил и продумал до конца проблему идеологии и утопии. Он сформулировал новую для своего времени тему плюралистического общества и его плюралистского строения действительности. Партийно-политические идеологии, которые в административном государстве до 1918 года не могли полностью проявиться как плюралистские силы, в условиях представительной массовой демократии стали просто «поставщиками смысла». И в этой ситуации плюралистичных и в то же время тотальных идеологий социологии познания принадлежит крайне важная роль. Но вследствие этого она является скорее германским феноменом.

Социология познания Маннгейма должна создать основу для «социологической диагностики времени», которая, в свою очередь, делает возможной политическую науку. Таким образом, взгляд Маннгейма обращен к политике и ее научному обоснованию, то есть обоснованию, свободному от идеоло-

1 Манхейм К. Идеология и утопия // Диагноз нашего времени. С. 234—237.

311

Социология: история и современность

гии заинтересованных групп и партий, мировоззрения раз-личных слоев. Это и стало основным направлением его усилий в британской эмиграции—создание науки планирования как основы для либеральной демократии.

<< | >>
Источник: Ю.Г.ВОЛКОВ, В.Н.НЕЧИПУРЕНКО, С.И.САМЫГИН. СОЦИОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. 1999

Еще по теме Социология познания как основа социальных наук:

  1. § 3. Юридическая социология в системе социально-гуманитарных и юридических наук
  2. 3.1. ОЩУЩЕНИЯ И ВОСПРИЯТИЕ КАК ПЕРВИЧНАЯ ОСНОВА ПОЗНАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ
  3. 4. Социология в системе гуманитарных наук
  4. 1.1.1. Место социологии в системе наук
  5. 3.3.1. Социология социальной сферы как наука
  6. Очерк X СОЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КАК МЕТОД ПРИКЛАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ
  7. СМИ как институт демократии. Плюрализм и толерантность в сфере массовой информации, СМИ как канал выражения и согласования социальных интересов. Социальный диалог в СМИ, как средство достижения целей социального консенсуса, согласия, социального партнерства.
  8. 3.3.2. Социология социальной сферы как учебная дисциплина
  9. 2. Социология познания Карла Маннгейма
  10. Социология культуры и познание
  11. ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ КАК НАУЧНОЙ И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ
  12. § 3. Правовая наука и социальные исследования преступности как научные предпосылки возникновения и формирования юридической социологии
  13. 4. Социологическое познание между самопроизводством и историей: к социологии постмодерна
  14. Структура, практика и познание: социология символических форм Пьера Бурдье
  15. 1.3.2. Функции социологии социальной сферы и уровни организации изучения социальных процессов
  16. 1.2.1. Системный подход и социальные мотивы в творчестве социальных философов и социологов
  17. Особенности сферы социального познания присяжных
  18. ГЛАВА 1. ЖУРНАЛИСТСКИЙ ТЕКСТ И СОЦИАЛЬНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ: ПОЗНАНИЕ, ОТРАЖЕНИЕ, ПРЕОБРАЗОВАНИЕ
  19. Глава 1. Журналистский текст и социальная действительность: познание, преображение, преобразование (В.А. Сидоров)
  20. Раздел I СОЦИОЛОГИЯ СЕМЬИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ОТРАСЛЬ СОЦИОЛОГИИ