<<
>>

4. Социология и национал-социализм Политическая культура и социальная структура Германии между войнами

Уже упоминалось, что понятие общества и понимание политической демократии, которые получили развитие в За-падной Европе, прежде всего во Франции и в Великобрита-нии, не были приняты широкими кругами Германской импе-рии, в том числе и интеллигенцией.
Капитализм, как правило, тоже интерпретировался с духовно-культурной точки зрения и считался чуждым германской культуре.

Типичным примером сознательного отмежевывания от Западной Европы может служить работа Вернера Зомбарта, во всех прочих отношениях совершенно незначительная, «Торговцы и герои» (1915), поскольку в ней отражена вполне типичная для германской общественности концепция принципиального духовного и культурного различия между западноевропейской цивилизацией («торгашеский дух») и немецкой культурой («героический дух»).

Вернер Зомбарт (1863—1941) и в других своих работах, как, например, «Буржуа. О духовной истории современного делового человека» (1913) и «Современный капитализм» (1921) рассматривал феномен капитализма. Макс Вебер также уделял много внимания культурному значению современного капитализма.

Однако, в отличие от Вебера, Зомбарт считал евреев основоположниками и главными представителями капитализма, который, по его мнению, берет свое начало в практике денежных ссуд, чем евреи занимались с давних пор.

Тот факт, что власть теперь не была результатом социального и политического положения в обществе и богатство не было ее следствием, а что, наоборот, богатство служило основой власти, Зомбарт метко выразил противопоставлением «богатства власти» и «власти богатства».

250

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

Гуманитарная интеллигенция имела свои счеты с «духом капитализма», поскольку он олицетворял для нее также ма-териализм, эмпиризм и сенсуализм. Исходя из этого, некото-рые ученые, даже выдающиеся, иногда высказывали мнения, которые теперь кажутся нам чудовищными.

Так, Макс Ше-лер в работе «Будущее капитализма» (1914) считал основой капитализма цели и ценности «витально низкого типа» бур-жуа, который он отождествлял с евреями. Капиталистический дух он вслед за Ницше считал рабской моралью и надеялся на его гибель в будущем вследствие «вымирания немецких евреев». Интересно, что Макс Шелер сам был еврейского происхождения.

Подобное осуждение капитализма породило странную противоречивость в немецком обществе и культуре в начале XX века, поскольку Германская империя в это же время вышла на первое место в Европе по развитию экономики, хотя и испытывала сравнительно сильную зависимость от иностранного финансового капитала.

Впрочем, экономическое развитие Германии протекало несколько иначе, чем Франции и особенно Великобритании. Это был капитализм «незримой руки», либеральный капитализм индивидуальных частных интересов, который казался немцам чуждым. Напротив, государственное вмешательство, монополистически-этатистское развитие экономики, руководство сверху стали существенными чертами германской империализации и потому были безоговорочно приняты, когда этого потребовало кризисное развитие экономики.

Экономический кризис 1929 года привел к широкому распространению и принятию идеи плановой экономики как экономики будущего. Наконец-то были отброшены мешающие либерально-индивидуалистические элементы современного капитализма, представление об автономном развитии экономики, и Зомбарт мог констатировать: «Экономика— это не наша "судьба". Автономной экономики не существу-

251

Социология: история и современность

ет». Зомбарт и другие приветствовали плановое хозяйство как форму экономики будущего, которая на место «незримой руки» рынка поставит рациональное предвидение и регламентацию. И—так и слышится вздох облегчения— «полностью рационализированный дух уже больше не есть истинно капиталистический дух».

«Наряду с капитализмом,—прогнозировал Зомбарт, — в экономической жизни будущего все большее и большее зна-чение будут приобретать все те хозяйственные системы, которые так или иначе связаны с плановым хозяйством.

Таким термином мы можем назвать те хозяйственные формы нового времени, в которых принцип удовлетворения потребностей одерживает верхнад принципомприбьши. Они характеризуются тем, что рационализм в них все более и более укрепляется, между тем как индивидуализм и стремление к наживе, способствовавшие вместе с рационализмом созданию капиталистического духа, исче-зают. Используемая ими техника позаимствует все завоевания современной техники, но при этом лишится отличающей ее революционности... Эгиновыехозяйственные системы удержат целый ряд свойственных капитализму особенностей, главным образом его крупно-производственный характер и тенденцию к одухотворению,1 составляющую сущность современного предприятия. В этом отношении всякое плановое хозяйство будет одинаково. В других отношениях возникающие формы будут различаться, но они будут существовать параллельно друг другу. Все экономические образования, возникавшие в эпоху развитого капитализма наряду с этими последними, останутся и в хозяйстве будущего и приобретут даже большее значение: кооперативные хозяйства, хозяйства общественных организаций, смешанные частно-общественные предприятия».2 Наряду с капитализмом западноевропейского образца опасностью для германской духовности и культуры считался также социализм. Не только капитализм воспринимался

1 Т.е. «овеществлению» и формализации.

2 Зомбарт В. Современный капитализм. Т. III. Второй полутом. М.; Л., 1930. С. 514—515.

252

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

как «чуждый народу», но и социализм марксистского толка (в самой германской суб- и контркультуре имелись лишь следы анархических элементов). Если лассальянская разно-видность этатистского социализма представлялась достойной обсуждения даже Бисмарком, то интернационализм, ма-териализм и пацифизм марксизма бьши чужды германскому образу мыслей.

И тот факт, что немецкая социал-демократия в Германской империи была единственной демократической силой, скорее способствовал ее оттеснению в субкультуру, чем превратил ее в опору политической культуры.

Законы против социалистов Бисмарка явились лишь внешним выражением этой ситуации. Хотя германская социал-демократия после отмены этих законов превратилась в самое сильное в Европе рабочее движение, ее позиции в политическом самосознании немецкого народа, даже самого рабочего класса, были весьма ненадежны, по крайней мере, вне прагматичного проф-союзного ядра рабочего движения. Русская революция и боль-шевистские черты в революциях 1918 года вновь показали опасность социализма для нации и государства, по крайней мере—в глазах широкой общественности.

«Опоздавшая нация» была боязливо озабочена сохране-нием своего национального единства, своеобразия и само-стоятельности. Превозносилось все немецкое, немецкий ха-рактер мышления, и оттуда изгонялись «чуждые народу» элементы. Поражение в первой мировой войне еще больше усилило эти позиции, так же как и развитие социальной структуры в самом германском обществе.

Уже в высокоиндустриальной фазе сложились связи меж-ду крупными аграриями и крупной промышленностью, ко-торые раскололи германскую буржуазию. На одной стороне оказалась крупная буржуазия, которая вместе с дворянством, военными и бюрократией являлась господствующей элитой, на другой стороне—социально деклассированная мелкая

253

Социология: история и современность

буржуазия, из которой происходила значительная часть промышленных рабочих. Теодор Гайгер (1891—1952), один из самых значительных, хотя и не столь известных социологов межвоенного периода, в 1930 году выявил большое количество «пролетароидов» в торговле и ремесле. Кроме того, «среднее сословие» отличалось известной «амбивалентностью», оно медленно трансформировалось в среднее сословие работников наемного труда.

К этому присовокупилось также начало кризиса ка-питалистического мышления в экономике. В крупном аграр-ном хозяйстве была полностью утрачена вера в современный капитализм и вновь получили распространение феодально-патримониальные представления. В крупной промышлен-ности существовала антипатия к «организованному капита-лизму», политике образования концернов и банковскому капиталу.

Подобный характер социальной структуры наряду с целым рядом других предпосылок явился причиной того, что национал-социализм, в отличие от итальянского фашизма, придерживался радикально-консервативной ориентации, поскольку «социалистические» элементы, которые опирались на рабочий класс, были в нем незначительны; вместо них мелкобуржуазно-реформистские и консервативные течения объединились с натурализованным романтическим национализмом «крови и почвы». Впрочем, существовал целый ряд патриотических германских союзов и движений, и национал-социалистская партия была лишь одной из них.

Вначале национал-социалистское движение являлось реакцией на проигранную войну, в нем было большое количество бывших фронтовиков, как и в итальянском фашизме. Не подлежит сомнению, что значительная часть населения Германии возлагала надежды на Гитлера и национал-социалистскую партию, надеясь на возвращение национального достоинства. Ничем иным нельзя объяснить выборы в рейх-

254

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

стаг в 1932 году, которые принесли национал-социалистам столь большой численный перевес голосов, что они в течение нескольких лет превратились из одной из многих национальных группировок в сильнейшую партию, и это несмотря на отсутствие сомнений в том, что они стремятся к упразднению демократической конституции. Даже коммунисты возлагали на национал-социалистов надежды относительно создания единого пролетарского фронта.

Едва придя к власти, Гитлер сразу же начал проводить меры тоталитарного характера, хотя специфический антисемитизм Гитлера лишь несколько позднее вылился в целенаправленные акции. Антисемитская риторика, напротив, бьша весьма актуальной и не являлась спецификой национал-со-циалистов.

Фашизм межвоенного периода был эпохальным европейским явлением, которое ни в коем случае не ограничивалось Италией и Германией. Почти во всех странах бьши фашистские движения; старейшим и самым интеллектуальным из них было «Аксьон франсез» Шарля Морраса—отголосок дела Дрейфуса.

Это свидетельствует о том, что фашизм не был «случайным явлением», а развивался на основе определенных социально-исторических условий, хотя в истории за чем-либо предшествующим ничто не следует «в обязательном порядке».

Фашизм пришел к власти только в Италии и Германии; в этих странах условия для него были особенно благоприятны. В каждой стране фашизм принимал свою форму; это, а также его националистический характер помешали объединению отдельных: фашистских движений. Национал-социализм был самым радикальным фашистским движением, и в конечном счете он должен был стать противником других фашистских движений, поскольку своим стремлением к мировому господству угрожал самой их националистической сути.

Непосредственными предпосылками возникновения фашизма бьши: первая мировая война и Версальский договор;

255

Социология: история и современность

большевистская революция в России, революции и совет- ские республики в Берлине, Будапеште и Мюнхене; созда- ние Коминтерна в 1920 году и мировой экономический кризис. Общей чертой всех фашистских движений был их антимарксизм. Марксизм, а особенно большевизм, воспри-нимался как угроза государству: фашисты чувствовали себя защитниками национального государства от интернациона-лизма и пацифизма коммунистов.

Однако фашизм и национал-социализм отличаются от реакционного национализма и консерватизма, носителями которых была старая господствующая элита, тем, что они пришли «снизу» и могли опереться на мелкую и среднюю буржуазию, новое среднее сословие, а также на часть рабочего класса.

Особыми причинами успеха национал-социализма в Германии можно считать следующие:

Позднее формирование нации, что обеспечивало боль шое влияние националистических чувств.

Недоверие старых государств Европы по отношению к германскому государству как потенциальной угрозе тради ционной политике равновесия сил.

Милитаристско-прусский оттенок германской политики и принцип государственной политики силы, противостоящий политическому гуманизму западноевропейских государств.

Сравнительно слабые демократические идеи в отли чие от сильной консервативной традиции административ ного государства.

Иррационально-романтическое мировоззрение, обус- ловившее национализм, основанный на принципе народной нации.

Социальное положение и социальная структура немец кого народа, особенно ненадежное положение среднего сос ловия.

256

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

<< | >>
Источник: Ю.Г.ВОЛКОВ, В.Н.НЕЧИПУРЕНКО, С.И.САМЫГИН. СОЦИОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. 1999

Еще по теме 4. Социология и национал-социализм Политическая культура и социальная структура Германии между войнами:

  1. Никлас Луман: социальные системы между смысловой структурой и управленческой эффициенцией
  2. Различие между культурами Запада и Востока и России между ними, проблема родителей.
  3. Различие между культурами Запада и Востока и России между ними, проблема родителей.
  4. 1.3.1. Предмет социологии социальной сферы и место в структуре социологического знания
  5. РАЗДЕЛ IV. РАЗВИТИЕ СОЦИОЛОГИИ В ГЕРМАНИИ
  6. I. Дискуссия о позитивизме Социология в Германии после второй мировой войны
  7. 7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА.
  8. Система социально-педагогической работы в армии Германии
  9. 1. История и социальные науки об обществе в Германии Исторические условия
  10. Новая политическая социология.
  11. Социология культуры и познание
  12. Часть I Основные понятия и темы политической социологии
  13. Часть II Глобализация и смена парадигм в политической социологии