<<
>>

§ 4. Социологический и социально-психологический анализ антисоциальной личности

Сущность социологического анализа заключается в том, что ученые этого направления не ограничиваются исследованием лишь биологических и психологических механизмов преступной личности, а соотносят ее действия с социальными факторами.

История социологического подхода к анализу личности уходит своими корнями к философскому пониманию человеческой природы и социальной среды, внешних обстоятельств в жизни личности.

Философы формулировали вопрос о личности следующим образом: "является ли человек по своей природе злым и

285

порочным или он изначально добр? " В самой заостренной форме вопрос звучал так: "Люди - это волки или овцы? " А может одновременно: "и волки, и овцы?"

Немецкий мыслитель времен Реформации в Германии XVI века Мартин Лютер был убежден, что человек по своей биологической природе является порочным и подлым существом. Английский мыслитель XVII века Томас Гоббс считал, что "человек человеку - волк". Французские мыслители эпохи Просвещения придерживались противоположного мнения.

Они считали, что человек по своей природе добр. А зло - это следствие внешних обстоятельств жизни. И если улучшить эти обстоятельства, то в человеке непременно победит добро. Точку зрения гуманистов Просвещения принял К. Маркс и его последователи. Естественно, что наша отечественная теория права в недавнем прошлом также исходила из этого постулата.

Социологическое направление в анализе этой острейшей социальной проблемы стало развиваться в конце XIX в. У его истоков стояли такие ученые, как А. Кетле - франко-бельгийский математик, основатель социальной статистики. А также французский социолог и криминалист Г. Тард. Эти ученые основную причину преступного поведения видели в социальных, общественных факторах, в условиях жизни людей.

Из современных мыслителей следует назвать Эриха Фромма.

Э. Фромм в своей работе "Душа человека. Ее способность к добру и злу" (1964) как бы продолжает анализировать узловую проблему философии о природной сущности человека.

Взгляды Фромма характеризуются гуманистической оценкой природы человека, хотя он и признает, что "человек обладает потенциалом разрушающего насилия"1.

Для юристов эта работа интересна тем, что в ней дается четкая классификация типов человеческого насилия:

а) реактивное насилие;

б) фрустрация как тип реактивного насилия;

в) зависть и ревность;

г) насилие из мести;

д) компенсаторное насилие;

е) садизм;

ж) архаическая жажда крови.

286

Фромм считает, что каждая конкретная форма насилия проявляется как результат установок, направленности личности, той социальной "программы", которая определяет внутренний, духовный мир конкретной личности. А сама направленность является следствием социализации этой личности, следствием сложных жизненных обстоятельств, выпавших на долю этой личности. Образно говоря, в зависимости от этих жизненных обстоятельств в каждом человеке "природа" всходит либо "злаками", либо "сорной травой".

Остановимся на некоторых из указанных типах насилия против личности, чтобы показать взаимосвязь личного, индивидуального фактора и внешних обстоятельств в преступном поведении того или иного индивида.

1. Реактивное насилие. Характеризуя этот тип насилия, Фромм пишет: "Под ним я понимаю насилие, которое проявляется при защите жизни, свободы, достоинства, а также собственного или чужого имущества. Оно коренится в страхе… этот страх может быть реальным или надуманным, осознанным или бессознательным". И далее: "Данный тип насилия стоит на службе жизни, а не смерти; его целью является сохранение, а не разрушение"1.

Этот тип насилия Э. Фромм назвал "реактивным", т. к. оно проявляется рефлекторно, инстинктивно, из чувства самосохранения, ибо: "люди чувствуют угрозу себе и готовы убивать и разрушать для собственной защиты"2.

2. Насилие из мести. Обычно в уголовном праве рассматривается проблема кровной мести, которая в России исторически, традиционно характерна для некоторых народов Кавказа.

Помимо этой традиционной формы насилия Фромм анализирует насилие из мести, как частный случай преступного поведения.

Фромм указывает, что потребность мстить обычно обнаруживается у примитивных, ущербных людей, для которых месть является единственно возможным средством для компенсации оскорбленного чувства собственного достоинства или какой-либо потери.

Ситуация усугубляется, если обида или потеря нанесены глубоко ущербной личности. Фромм замечает: "Слабак или

287

калека не имеет другой возможности восстановить разрушенное самоуважение, кроме как отомстить". И далее: "…зрелый, продуктивный человек в меньшей степени мотивирован жаждой мести"1.

3. Компенсаторное насилие. Анализируя механизм формирования этого типа насилия, Фромм исходит из того, что природа наделила человека базовой потребностью тратиться свои физические и эмоциональные силы. Но в силу различных причин: некоммуникабельности, плохой адаптации, робости, комплекса неполноценности некоторые индивиды не в состоянии действовать, проявлять себя, самореализоваться. Они страдают от пустоты своей жизни. У них происходит деформация ценностных ориентацией. Крайней формой деформации внутреннего мира является формирование установки "мстить жизни за то, что она его обидела"2.

Озлобленность порой материализуется в делинквентное поведение. Э. Фромм говорит: "Компенсаторное насилие является результатом непрожитой, искалеченной жизни"3. Конечно, как частный случай подобные факты случаются в жизни, но трудно согласиться, что компенсаторное насилие типично.

Нам нет необходимости останавливаться на всех типах насилия, которые представлены в работе "Душа человека". Наша задача увидеть, что истоки и мотивы делинквентного поведения детерминируются единством социального и личностного, индивидуального. Понять, что преступное поведение порождается не самой личностью, не самими внешними обстоятельствами, а их взаимодействием.

Что здесь главное: личность или обстоятельства? Вероятно, так ставить вопрос нельзя.

Хотя существует мнение, абсолютизирующее не только жизненные обстоятельства преступника, но даже конкретную ситуацию, которая нередко провоцирует действия человека. Некоторые считают, что конкретная ситуация определяет 70% делинквентного, преступного поведения. Конечно, ситуационный фактор имеет реальное значение. Например, при хулиганских действиях, при изнасиловании. Но с другой стороны – направленность личности, ее

288

установки, ценностные ориентации играют громадную роль в преступных действиях человека.

Ф. М. Достоевский своими романами "Преступление и наказание", "Братья Карамазовы" убедительно показал, что состояние сознания преступника – это ядро преступного деяния. Родион Раскольников – это не банальный убийца, стремящийся лишь удовлетворить врожденные физиологические потребности противозаконным путем. Это индивид, считающий, что ему "все дозволено". Его преступление – это своеобразный "бунт" против обычного "хода вещей", установленных "правил игры", против социального уклада жизни, который не может удовлетворить его базовые потребности.

Исходя из вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что социологическое исследование истоков и мотивов преступности характеризуется анализом одновременно двух факторов: личностного, т. е. индивидуального, и социального, ситуационного.

Определяющим в индивидуальном факторе являются установки, направленность личности, ее ценностные ориентации. Фромм говорил: "Каждый человек движется в определенном, избранном направлении… к добру или злу"1.

Эта "направленность" личности зависит от:

а) происхождения личности;

б) воспитания личности;

в) окружающей среды;

г) уровня образования;

д) профессии;

е) возраста, пола, физических свойств.

Наконец, дискуссионным моментом является наследственность, о значении которой вот уже 100 лет после работ Ч. Ломброзо не утихают споры.

Что касается социального фактора, то здесь важным являются социальные условия конкретной личности, способствуют ли они удовлетворению ее базовых потребностей или нет.

Если конкретизировать те социальные условия, которые не позволяют нормальным, законным путем реализовать свои потребности, то можно указать на такие факторы:

а) низкое социальное положение;

б) низкий уровень жизни;

в) безработица;

289

г) плохие жилищные условия;

д) миграция;

е) урбанизация;

ж) потребление алкоголя;

з) проституция.

Помимо двух основных факторов – личностного (индивидуального) и социального, выделяется еще третья группа факторов, которые влияют на преступность. Это так называемые физические факторы:

а) климат, температура;

б) время года.

Классик современной американской социологии Роберт Мертон разработал теорию о типах личности, которая дает нам четкое понимание процессов адаптации людей в обществе, понимание линии поведения индивидов, раскрывает истоки конфликтов личности с обществом, истоки преступного поведения. В своей книге "Социальная теория и социальная структура" Мертон выделяет пять типов поведенческой реакции, когда индивид осваивает социальный опыт, адаптируется, приспосабливается к системе социальных ценностей и норм поведения.

Социализация идет по двум основным направлениям: по отношению к господствующим нормам, культурным ценностям, целям и стандартам и по отношению к средствам, способам, методам достижения социальных целей.

Адаптация, социализация – это процесс восприятия индивидом социальных установок, это процесс освоения социальной роли. Образно говоря, человек учится играть определенную социальную роль: или роль законопослушного индивида, или роль антисоциальную.

Р. Мертон выделяет 5 типов приспособления в зависимости от того, что конкретный индивид "принимает" и что "отвергает" из двух социальных координат. Кратко охарактеризуем эти типы.

Первый тип. Конформистская личность (от англ, conform – согласовывать). Этот тип, приспосабливаясь адаптируясь в обществе, принимает безоговорочно:

образцы духовных, культурных целей, норм, стандартов,

средства достижения господствующих целей.

Здесь мы можем говорить о так называемом "адаптированном" человеке.

290

У нас существует двойственное отношение к этому типу личности. С одной стороны, мы отвергаем безоговорочное и даже бессознательное принятие социальных стандартов, когда теряется неповторимость, своеобразие каждого индивида. Но с другой стороны, такой тип приспособления одобряется. Р. Мертон говорит: "Чем больше степень стабильности общества, тем шире распространен этот тип приспособления…"1

Второй тип. Инновационная личность (от лат. innovatio – обновление, нововведение).

Этот тип, адаптируясь в обществе, принимает господствующие цели (личный успех, престиж, богатство, власть), но "отвергает", отрицает традиционные пути и средства достижения целей. Такой индивид готов рисковать, нарушать сложившиеся устои, общественный порядок ради своих целей. Мертон пишет: "…такой человек… приобретает крупное состояние посредством бесчестных и отвратительных средств…"2 Эти слова американского социолога подходят к аттестации поступков "новых русских" в нашей стране.

Третий тип. Ритуалистская личность (от лат. ritualis – обрядовый).

Ритуалисты отвергают господствующие цели. Но они стараются соблюдать нормы поведения, установленные обычаи, церемонии, этикет, т. е. формально они соблюдают господствующие линии поведения, "правила игры". В качестве примера можно привести глубоко верующих людей: они, как правило, не стремятся к личному успеху, к земным благам, ибо их цель иная – "небесное благо". Но они не противопоставляют свое поведение той линии поведения, которая господствует в обществе.

Четвертый тип. Ретретистская личность. Изолированный тип (от лат. retratio – уходить, уединяться). Это наиболее редко встречающийся тип личности. Он отвергает господствующие цели и господствующие средства достижения общепринятых целей. Это апатичная личность, которая уходит из общепринятого в жизненном укладе: и от целей, и от средств их достижения. В качестве примера можно указать на линию поведения наркоманов, хронических алкоголиков. Такой "уход" может вести и к самоубийству.

291

В прошлом к изолированным типам относились юродивые. Это были не просто блаженные, больные, а вполне здоровые люди, площадные глашатаи.

Пятый тип. Мятежная, бунтарская личность. Такая личность обычно отрицает цели, отрицает и средства, способы, методы достижения социальных целей. Вместо старых, традиционных целей и средств она выдвигает новые цели и новые способы достижения целей. Мятежная личность стремится заменить господствующие ценности новыми. Р. Мертон пишет: "Мятеж… характеризуется полной переоценкой ценностей"1. Такие личности обычно и составляют популяцию антисоциальных индивидов. Их внутренний мир очень точно охарактеризовал другой американский социальный психолог Абрахам Маслоу. В своей книге "Мотивация и личность" он пишет: "…люди по-разному воспринимают физическую, социальную и психологическую реальность, по-разному структурируют и интерпретируют ее. Человек, не удовлетворенный в своих базовых потребностях, воспринимает мир как вражескую территорию, как дикие джунгли, населенные сильными и слабыми животными, хищниками и жертвами, победителями и побежденными. Система ценностей обитателя джунглей неизбежно подчинена потребностям низших уровней, главным образом животным потребностям и потребностям в безопасности"2. Вероятно, более ярче и точнее представить мироощущение рецидивиста невозможно.

Естественно, что такой человек, который отвергает и господствующие, общепринятые социальные ценности, и средства достижения целей, такой человек входит в резкий конфликт с обществом. Он не починяется установленным законам, традициям, ценностям, ритуалам. Когда мятежная, бунтующая личность не может удовлетворить свои. насущные, базовые потребности законным, социально одобряемым путем, способом, тогда индивид встает на преступный путь их удовлетворения. Р. Мертон пишет: "Мятеж… возникает, когда существующая система представляется препятствием на пути достижения целей… вызывает предрасположенность… к отклоняющемуся поведению". Далее он говорит, что отклоняющееся поведение индивида проявляется особенно тогда, когда складывается

292

ситуация "завышенных устремлений и ограниченных реальных возможностей"1.

Выводы Р. Мертона о так называемом мятежном типе, который очень часто оказывается криминальным, о его завышенных запросах при ограниченных возможностях, о конфликте между такой личностью и обществом весьма важны для нас.

293

________________________________________

1 Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. 26.

1 Фромм Э. Душа человека. С. 21.

2 Там же. С. 22.

1 Фромм Э. Душа человека. С. 23.

2 Там же С. 26.

3 Там же. С. 27.

1 Фромм Э. Душа человека. С. 20.

1 Мертон Р. Социальная структура и аномия // Соц. исследования. 1992. №3. С. 104.

2 Там же. С. 105.

1 Мертон Р. Социальная структура и аномия. С. 93.

2 Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 1999. С. 256.

1 Мертон Р. Социальная структура и аномия. С. 94–95.

<< | >>
Источник: Глазырин В.А. Юридическая социология. 2000

Еще по теме § 4. Социологический и социально-психологический анализ антисоциальной личности:

  1. § 3. Психологический подход к анализу антисоциальной личности
  2. РАЗДЕЛ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
  3. РАЗДЕЛ II. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
  4. 1.2.3. Социальная сфера как категория и объект социологического анализа
  5. Сущность личности, ее основные психологические особенности обусловлены в решающей степени прижизненно, социально, а не врожденно и биологически (принцип социальной обусловленности).
  6. Глава 12. Антисоциальная, криминальная личность
  7. § 2. Психологический анализ личности преступника
  8. § 1. Социально-психологическая характеристика личности
  9. § 5. Современный взгляд на антисоциальную, криминальную личность
  10. 3. Социально-психологические черты личности*:
  11. Социально-психологические дефекты в личности осужденных
  12. Модель личности журналиста: профессиональные, социально-гражданские, нравственные, психологические и социально-демографические характеристики. Модификация общей модели для разных специализаций (репортер, аналитик, расследователь, публицист, ведущий-модератор и т.п.).
  13. §1. Семья как фактор социально-психологического формирования личности военнослужащего
  14. 2. Понятие «социальное». Основные подходы к социальному анализу
  15. Типичные ошибки анализа документов в социологическом исследовании