<<
>>

8.2. Полувековые циклы в социокультурной эволюции

Успехи в развитии когнитологии, все более широкое примене­ние в последние годы когнитивных концепций в социологии и дру­гих общественных науках выдвигают на первый план теорию цик­личности, использующую объяснительные схемы когнитивных наук и теории информации.
Такой подход был разработан ленин­градским математиком С.Ю.Масловым [10, 11] и в настоящее вре­мя активно развивается в ряде исследований московского филосо­фа и социолога В.М.Петрова и его коллег [14-16].

С.Ю.Маслов выдвинул гипотезу о влиянии на периодичность изменений в социокультурной сфере смены типов сознания, свя-заной определенным образом с различием между функциями ле­вого и правого полушарий человеческого мозга*.

К "левополушарным" процессам в психологии относят так называемые аналитические процессы, связанные с расчленени­ем воспринимаемого объекта, выделением в нем отдельных при­знаков, граней, аспектов, с последовательной "порционной" об­работкой поступающей локальной информации, по аналогии с ЭВМ, решающей задачу по вполне определенному заранее задан­ному алгоритму. К процессам такого рода относятся речевая деятельность человека, рефлексия — осознание человеком своей собственной психической деятельности. Эти процессы отличаются точностью, объективностью, для них характерна опора на разум (а не на чувство), рациональное осмысление действительности.

"Правополушарные" процессы принято называть синтетичес­кими. Это наиболее древние, "архаические" процессы целостно­го восприятия объектов, без выделения отдельных свойств, па­раллельной обработки "глобальной" информации. Для этих

х За открытие функциональной асимметрии правого и левого полушарий, отвечающих соответственно за пространственно-образное и логико-вер­бальное типы мышления, Р.Сперри в 1981 г. была присуждена Нобелев­ская премия.

167

процессов характерно моментальное озарение, субъективность вос­приятия, сравнительно высокая вероятность ошибки. Эти про­цессы характеризуются опорой на чувство, интуицию, не всегда контролируются сознанием.

С.Ю.Маслов отмечал: "Правое полушарие заражено недовери­ем к разуму, левое — излишним к нему уважением. Достоинст­вом левополушарного механизма является конструктивность, рас­пространенным недостатком — поверхностность, беспочвенность. «Правое» может обладать большей глубиной, но часто заражено неумением и нежеланием действовать, создавать цивилизацию. Штольцевское начало, возможно, не дает человечеству застыть в бездействии, обломовское — утратить смысл своих действий" [10, с. 27]. Если для "левополушарных" процессов характерна некото­рая догматичность, стремление к поиску деятельности, то "право-полушарный" механизм ориентирован на поиск новизны, уточне­ние целей деятельности. У каждого человека присутствуют оба типа психических процессов, что позволяет компенсировать их недостатки и удачно использовать положительные качества.

В.С.Ротенберг считает, что с помощью "левополушарной стра­тегии" любой материал (неважно, вербальный или невербальный) организуется так, что создается однозначный контекст, всеми по­нимаемый одинаково и необходимый для успешного общения ме­жду людьми.

Отличительной же особенностью "правополушарной стратегии" является формирование многозначного контекста, ко­торый не поддается исчерпывающему объяснению в традиционной системе общения [18, с. 42]. Однако каждый человек тяготеет боль­ше к тому или иному типу психической деятельности, и в обществе оба представленных типа сосуществуют одновременно. Предпола­гается, что в каждый момент времени в обществе доминирует один из перечисленных типов сознания, который затем сменяется про­тивоположным типом, потом снова переход к предыдущему и т.д. Оказывается, что для развития общества более выгоден именно ре­жим попеременного доминирования то аналитических, то синте­тических процессов. Применительно к социально-психологическо­му климату общества это означает, что он должен периодически изменяться: на протяжении какого-то отрезка времени доминиру­ет "аналитический" стиль мышления со свойственной ему рацио­нально-логической окраской, затем он уступает место "синтетичес­кому" стллю, которому присуща эмоционально-интуитивная окраска, потом начинает доминировать "аналитический" стиль и т.п. [14]. Доминирование одного психологического типа не может быть полным, абсолютным ввиду наличия недостатков, присущих

168

каждому из типов. Периодически наряду с доминированием встречается и равновесие между обоими типами.

В связи с этим имеет смысл процитировать любопытные мысли из писем Томаса Манна: "Вы, я полагаю, согласитесь со мной, если я скажу, что с модой на «иррациональное» часто связана го­товность принести в жертву и по-мошеннически отшвырнуть дос­тижения и принципы, которые делают не только европейца евро­пейцем, но и человека человеком... Я человек равновесия. Я инстинктивно склоняюсь влево, когда лодка даст крен вправо, и наоборот..." [9, с. 61-62]. "Я представляю идею равновесия, и она-то и определяет мое, я сказал бы, позиционно-тактическое отношение к проблемам времени" [9, с. 75].

Маслов полагает, что "асимметрия механизмов освоения дей­ствительности может оказывать воздействие на процесс историчес­кого развития не только через познающую личность, но и через системные свойства общества. Однако аккуратное рассмотрение во­просов реализации «левого» и «правого» механизмов в виде обще­ственных подструктур (например, таких как «коллективное под­сознание») не проводилось" [11].

Авторы данной концепции связывают периодичность в социо-культурной сфере со сменой поколений, считая, что стиль задает­ся поколением людей, а перемена господствующего стиля возмож­на тогда, когда это поколение уйдет со сцены и уступит место другому поколению.

С.Ю. Маслов проанализировал колебания в социально-поли­тическом климате России начиная с 1790 г. Был сформулирован ряд признаков, по которым следует судить о том, тяготеют ли на­строения данного отрезка времени (интервал 5 лет) к тому или ино­му полюсу:

• Открытость общества для внешних взаимодействий харак­терна для доминирования аналитического начала, напротив, замк­нутость, сепаратизм типичны для синтетического начала. Для оценки этих аспектов жизни общества можно использовать ха­рактер внешней политики государства, его внешнеторговых свя­зей (увеличение импорта свидетельствует о росте открытости об­щества, сокращение импорта косвенно свидетельствует о тяготении к замкнутости).

• Преобладание добровольно-договорных начал в обществе го­ворит об аналитическом доминировании. Для синтетического до­минирования характерен авторитарный стиль.

• Высокий престиж знаний типичен для аналитического ти­па (наоборот, низкий престиж знаний характерен для синтетичес-

169

кого периода). Для оценки этого фактора можно использовать динамику темпов роста численности школьников и студентов.

Для оценки того, к какому полюсу принадлежит общество на данном отрезке времени, Маслов ввел показатель "асимметрии", принимающий значение +1, если явно доминируют аналитичес­кие процессы, и значение -1 в том случае, если преобладают син­тетические процессы. Для промежуточных ступеней тяготения со­циально-политического климата к тому или иному началу (скорее одно, чем другое) значение показателя равно ±0,5, нулевое значе­ние показателя характеризует равновесное состояние в обществе.

График зависимости социально-политического климата обще­ства от времени приведен на рис. 8.1,а. Оказалось, что колебания графика с XVIII века практически синхронны для России и ряда стран Западной Европы. Ранее Россия выпадала из этого "синхро­низма", но с ростом обменов, контактов, коммуникаций под­ключилась к общеевропейскому социально-политическому процес­су [14].

Аналогичные исследования в сфере искусства были проведе­ны С.Ю.Масловым (архитектура, рис. 8.1, б) и В.М.Петровым (музыка, живопись, рис. 8.1, в). Причем если процедура измере­ний Маслова является приблизительной и субъективной, то в методике измерений О.Н. Даниловой и В.М.Петрова [14] для ана­лиза музыкального творчества использовался метод шкальных

в) Стиль музыки и живописи

а) Социально-политический климат

170

Рис. 8.1. Динамика показателей асимметрии

оценок, даваемый несколькими группами экспертов-музыкове­дов. Было выбрано семь признаков, по которым статистически достоверно можно оценивать музыкальное творчество:

• оптимизм, жизнерадостность — трагичность мироощущения;

• рациональность — интуитивность;

• тембровая одноплановость — обилие тембров, полутонов, нюансов;

• строгость формы — свобода формы;

• графичность письма — живописность, колористичность;

• преобладание среднего и верхнего регистров — весомая роль нижнего регистра;

• строгая логичность развертывания — спонтанность, экс-промтность.

Левый полюс оппозиции отнесен к "аналитическому" стилю музыкального мышления, правый — "синтетическому". В [14] введен так называемый индекс асимметрии

,, "ан ~ "синт Л — ————————— ,

где геан и лсинт — число признаков, по которым оценка данных экс­пертом трактуется как свидетельство в пользу аналитичности или синтетичности соответственно. Значение JiT меняется от -1 (явное тяготение к "синтетическому полюсу") до +1 (явное тяготение к "аналитическому полюсу").

Группой из 17 экспертов оценивались 102 европейских компо­зитора XVII-XX веков. Анализ эволюционных зависимостей K(t) показал наличие двух тенденций:

1) роста синтетического начала (линейного тренда);

2) периодических колебаний на фоне линейного тренда — сме­ны ориентации музыкального творчества с аналитической на син­тетическую и наоборот.

Как указывается в работах В.M. Петрова, "история искусст­ва... начинает все более обретать системность, стройные контуры, вписываясь и в систему естественно-научного знания, и в созда­ваемую единую картину изменений общественной жизни. Наблю­даемая синхронность изменений, происходящих в разных сферах жизни общества, вместе с разработкой количественных методов изучения таких изменений открывает новые перспективы перед исследованиями в области социального прогнозирования" [14].

Авторы объясняют наличие линейного тренда (нарастание тен­денции) в искусстве своего рода компенсацией за рост рацио-

171

нального начала в обыденной жизни. Отмечена также тенденция постепенного роста плюрализма (увеличение разброса).

Вид временных зависимостей на рис. 8.1 и сравнение их с вол­нами Кондратьева показывают практическую синхронность волн, наблюдаемых в различных сферах духовной, политической и эко­номической жизни общества, что подтверждает гипотезу о цело­стном, системном характере эволюции общества.

Для исследования динамик изобразительного искусства бы­ли составлены две группы экспертов. Первая группа определила 22 гипотетических признака, каждый из которых представляет би­нарную оппозицию — доминирование аналитических или синте­тических процессов в творчестве художников. Кроме того, были составлены два "контрастных" списка, в каждом по 20 художни­ков с ярко выраженным доминированием в их творчестве процес­сов указанного типа. В первый список (аналитический) попали Брюллов, Гольбейн, Давид, Дали, Дюрер, Малевич, Пикассо, Се­занн. Во второй список были включены Ван-Гог, Врубель, Делак­руа, Рембрандт, Суриков, Шагал.

В качестве шкал использовались: стремление к нормативно­сти — тяготение к своеобразию; статичность — динамичность; ра­циональность — интуитивность; строгость формы — свобода фор­мы; лаконизм — богатство выразительных средств; графичность — колористичность; тяготение к холодным или теплым цветам.

Далее вторая группа экспертов оценила творчество всех 40 ху­дожников по 22 шестибалльным шкалам. Были выявлены 10 наи­более информативных шкал. По выбранным параметрам оценива­лось творчество около 200 художников. Затем были рассчитаны и усреднены индексы асимметрии по всем художникам, творившим в данный момент времени.

Полученные данные показывают, что колебания индекса асим­метрии для различных социокультурных процессов практичес­ки синхронны с волнами Кондратьева для индекса цен [15].

Авторы полагают, что в каждый данный момент времени об­щество нуждается в какой-то степени доминирования аналитичес­ких или синтетических процессов и в стиле мышления, и в стиле общения, и в стиле художественного творчества. Коммуникации в обществе, взаимопонимание людей требуют единомыслия. Од­нако единомыслие не должно быть абсолютным, желательно на­личие людей с другим типом мышления. Дело в том, что ни один тип мышления не может доминировать слишком долго, так как возможности каждого из них ограничены. Постепенное привыка­ние, автоматическое использование апробированных когнитивных

172

схем может со временем привести к значительному снижению творческого потенциала общества. Ну а периодичность колеба­ний, по мнению авторов, обусловлена сменой поколений. Каждое поколение господствует 20-25 лет, что и образует волны перио­дом 40-50 лет. Полупериод 20-25 лет позволяет формализовать понятие "эпоха" и присущий ей собственный стиль. На протяже­нии одной эпохи не происходит смены социально-политического климата, стилей художественного творчества.

Говоря о смене стилевых ориентации, Ю.М.Лотман утверждал, что "...каждая тенденция действует на фоне противоположной, а перевозбуждение одной какой-либо тенденции закономерно ведет к ее торможению и возбуждению противоположной".

Тесная взаимосвязь различных сторон духовной жизни обще­ства обуславливает почти одновременное переключение различных областей, так как области, "созревшие" для перемен раньше дру­гих, "подталкивают" изменения в других областях. Различные об­ласти духовной жизни связаны друг с другом через психическую жизнь человека, которая интегрирует в себе различные культур­ные веяния. Самосогласованность психической жизни, отсутствие в ней противоречий требуют синхронизации социально-психоло­гических процессов.

Модель В.Бюля. К таким же выводам совершенно независи­мо пришел профессор социологии Мюнхенского университета В.Бюль. В 1987 г. он опубликовал монографию "Динамика куль­туры", в которой рассматривает культуру как социально обу­словленную схему постижения мира и образцов человеческого поведения. Бюль использует для обоснования своей модели культурной динамики учение о нейрофизиологической струк­туре работы человеческого мозга. Ход европейской культуры в XX веке Бюль считает соответствующим циклической модели Кондратьева [2].

В первой фазе цикла высокая конъюнктура, хозяйственный рост, увеличение благосостояния кажутся установленными навсе­гда, отмечается экспансия Я, порыв к эмансипации, восстание про­тив авторитетов, освобождение от "систем". Во второй фазе цик­ла начинается хозяйственный кризис, который сопровождается, с одной стороны, сверхактивным терроризмом, а с другой — пас­сивным нарциссизмом. В последней фазе цикла — депрессии — доминирует стремление к покою и безопасности.

В.Бюль полагает, что понятие кризиса культуры является несколько надуманным, "кризис культуры — это лишь оборот­ная сторона фетишизированного понятия культуры ... оно резко

173

указывает на определенное объективное или субъективное со­держание" [2, с. 141].

Культуры — это социально-обусловленные системы постиже­ния окружающего мира и образцов человеческого поведения, ко­торые свойственны человеческим сообществам, приспосабливаю­щимся к меняющемуся экономическому окружению, а также целям и средствам других сообществ. Культура стерильна, если она более не входит во взаимодействия с другими культурами и если она не может более перерабатывать чуждые импульсы. Куль­тура слаба и зависима (но способна к приспособлению), когда она реагирует лишь рецептивно. Сильная, активная культура всегда отмечена культурным империализмом [2, с. 142]. "В целом мы определяем ее как многоуровневую систему, исходящую из про­стой полярной конструкции, а именно из диаметральной проти­воположности флуктуирующего символизма — с одной стороны, и генетически фиксированной программы поведения — с другой".

Модель де Грина. Американский ученый К. де Грин считает, что феномен Кондратьева отражает системный процесс эволюции и структурных изменений в социотехнической макросистеме, характерной для индустриальной революции, начавшейся в кон­це XVIII века. Феномен Кондратьева относится не только к эконо­мике (изменение экономических показателей наиболее наглядно и очевидно), но затрагивает также социальные, технологические, экологические, психологические и политические сферы общест­ва. Де Грин отмечает, что феномен Кондратьева свойственен не только капиталистической, но и социалистической экономике и, следовательно, характерен для индустриальной цивилизации. Этот феномен является следствием коллективного поведения на­ций, все более тесно связываемых информационными и транс­портными коммуникациями, общими технологиями и моделями образования (табл. 8.1).

Жизненный цикл многих созданий человека — концепций, принципов, институтов, технологий, продуктов и т.д.— тесно свя­зан с волнами Кондратьева. Действительно, для изобретения в различных сферах жизни характерны такие фазы, как начало, распространение, достижение максимального успеха и фаза рег­ресса, вызванная заменой на более новую и, кажется, более пред­почтительную инновацию.

Де Грин отмечает, что его взгляды близки к идеям Валлер-стайна и его коллег, делающих упор на холистическом подходе к изучению пространственно-временных целостностей в рамках движения "мир-система" [26]. Близкую позицию занимают Мень-

174

ся

Таблица 8.1. Макропсихологические черты четырех фаз циклов Кондратьева (по де Грину [25])

Фаза

Воспри­ятие прямой угрозы

Воспри­ятие бла­гоприят­ной воз­можности

Творческая ак­тивность

Обуче­ние

Тревога

Стремле­ние к риску

Мотива­ция, мо­раль, удов­летворение работой

Отчужде­ние и падение нравов

Ценности

Процве­тание

Слабое

Огра­ничено

Колеблется, за­тем уменьшается

Падает

Низкая

Падает

Падает

Растет

Космопо­литичес­кие

Спад

Растет

Очень ог­раничено

Низкая

Низкое

Достигает максимума

Низкое

Низкая

Наиболь­шее

Консерва­тивные

Депрес­сия

Падает от максимума

Расширя­ется

Увеличивается до максимума

Увели­чивается

Уменьша­ется

Растет

Растет

Падает

Эконо­мические

Восста­новле­ние

Падает

Широкое

Поддерживает­ся на высоком уровне

Высокое

Низкая

Высокое

Высокое

Низкое

Конфлик­тные

шиков и Клименко: "Рассматривая различные концепции длин­ных волн, мы обнаружили одну интересную их особенность. Стре­мясь выдвинуть на первый план какое-то свое особое объяснение больших циклов, они охватывают лишь одну сторону очень слож­ного, комплексного процесса волнообразного развития общест­ва. Но чтобы реалистически и как можно полнее описать внут­ренний механизм длинной волны, необходимо, по-видимому, исходить из предположения о мультиказуальности данного про­цесса" [12, с. 253]. Авторы указывают, что ответы на многие спор­ные вопросы теории цикличности могут дать только дальней­шие междисциплинарные исследования на стыке экономики, политологии, социологии, социальной психологии и других на­ук, изучающих общественную жизнь.

Следует отметить, что подобные исследования иногда не без оснований обвиняются в излишнем схематизме, чрезмерном ре-дукционизме, некритическом следовании позитивистским кон­цепциям в искусствоведении, рассматривающим искусство как результат выражения естественных задатков человеческой нату­ры и воздействия на них окружающей среды.

Ряд авторов рассматривают изменчивость во времени как не­обходимое условие существования культуры. В качестве примера приводится феномен моды, который характеризуется подража­тельностью, стремлением к новизне и обновлению [13].

В истории бывали ситуации, когда необходимость изменений в моде регламентировалась. Так, в конце XVIII века в России по-велевалось, "чтобы всякий цвет сукна в употреблении находился не более года... Совершенно очевидно, что смена цвета сукна не продиктована стремлением приблизиться к некоторому общему идеалу истины, добра, красоты или целесообразности. Один цвет сменяется другим только потому, что тот был старый, а этот новый. В данном случае мы имеем дело в чистом виде с тенден­цией, которая более замаскированно широко проявляется в куль­туре людей" [8, с. 161-162].

Анализируя колебания характеристик женской одежды в стра­нах Западной Европы на протяжении XVIII—XX веков, Кребер выявил периодичность изменения таких характеристик платья, как высота его края от уровня пола, длина и ширина выреза, объем талии и т.д. [13].

Явления периодичности в духовной сфере, связанные с "са­моценностью" новизны, новаторства в искусстве, отмечались многими теоретиками искусства. Так, Поль Валери писал, что "всякий классицизм предполагает предшествующую романти-

176

ку... Сущность классицизма состоит в том, чтобы прийти по­сле. Порядок предполагает некий беспорядок, который им уст­ранен" [3, с. 441].

<< | >>
Источник: Ю.М. Плотински. Модели социальных процессо. 2001 {original}

Еще по теме 8.2. Полувековые циклы в социокультурной эволюции:

  1. 8.2. Полувековые циклы в социокультурной эволюции
  2. Циклы
  3. Циклы.
  4. 8 ГЛАВА Циклы трансформации
  5. 9 ГЛАВА. Циклы трансформации
  6. Циклы
  7. Циклы в России
  8. ЛУННЫЕ ЦИКЛЫ
  9. Циклы
  10. Циклы
  11. ЛЕКЦИЯ 8 2.1.2. Социокультурная парадигма
  12. ЭВОЛЮЦИЯ
  13. 7.4. Циклы борьбы, за мировое лидерство