<<
>>

1.2. Основные понятия системного анализа

В литературе приводится целый ряд близких по смыслу опре­делений понятия системы и связанных с ним терминов. Прежде чем перейти к более подробному рассмотрению главных мотивов системного анализа, дадим основные определения.

Система есть множество связанных между собой элементов, которое рассматривается как целое.

Элемент — неразложимый далее (в данной системе, при дан­ном способе рассмотрения и анализа) компонент сложных объек­тов, явлений, процессов.

Структура — относительно устойчивая фиксация связей ме­жду элементами системы.

Целостность системы — это ее относительная независимость от среды и других аналогичных систем.

Эмерджентностъ — несводимость (степень несводимости) свойств системы к свойствам элементов системы.

Отметим, что приведенные определения носят скорее характер содержательных пояснений, разъяснений. Все они взаимосвяза­ны, одно уточняет смысл другого, а в своей совокупности дают пер­вое представление о концепции системного подхода.

Слово "система" широко используется в обыденной речи, яв­ляясь частью таких понятий, как система отопления, система ро­зыгрыша первенства в спорте и т.д. Для того чтобы отделить науч­ный смысл термина "система" от посторонних ассоциаций, в англоязычной литературе предлагались различные неологизмы, org, holon, integron, подчеркивающие соответственно орга­ничность, целостность, интегральность, свойственные понятию системы. Однако эти неологизмы не прижились.

Как следует из приведенного выше определения, система представляет собой множество с некоторыми дополнительными характеристиками. Математическое понятие множества являет­ся первичным. "Под множеством мы понимаем любое объедине­ние в одно целое М определенных, вполне различаемых объек­тов из нашего восприятия или мысли (которые называются элементами М)" [13, с.15]. Когда мы говорим, что множество есть

12

набор или совокупность, то просто поясняем смысл понятия с помощью синонимов.

Понятие элемента так же первично, как и понятие множества, хотя один и тот же объект может быть множеством и в то же время рассматриваться как элемент другого множества. (Это же относит­ся к понятию "система".)

Этимологически слово "система" есть греческий эквивалент ла­тинского "композиция". Следовательно, понятие "система" пред­полагает одновременное наличие нескольких компонент, частей, подсистем. В отличие от множества система не является простым набором независимых элементов. Термин "система" предполагает взаимодействие составляющих элементов, причем система как це­лое обладает свойствами, отсутствующими у ее составных частей. Приведем хрестоматийный пример, поясняющий понятие "систе­ма". Рассмотрим процесс строительства арки из специально обте­санных камней. Обтесанные камни помещаем один возле другого. Как только вставлен замыкающий арку центральный камень, по­является структура и множество камней становится системой, при­обретает благодаря возможности элементов взаимодействовать друг с другом статическую способность поддерживать себя и по­сторонние грузы. Возможность поддерживать груз не является свойством каждого камня или всей кучи камней, это свойство по­является после того, как камни начинают взаимодействовать в оп­ределенном порядке.

Чем выше организованность системы, тем легче отличить ее от множества. Хорошим примером является мно­жество кирпичей и сложенный из них дом. Архитектура — это еще одно понятие, поясняющее смысл системности.

Труднее провести различие между понятиями системы и мно­жества для менее организованных, слабо структурированных объ­ектов. В рассмотренном выше примере с аркой и кучей камней ар­ка дает возможность поддерживать груз. Но и куча камней может выдержать этот груз (и даже больший), правда, на существенно меньшей высоте. Кучи камней, содержащие одни и те же элемен­ты, могут быть разными. Так, если куча камней окажется на тер­ритории музея и около нее будет висеть табличка с фамилией скульптора-модерниста, то цена этой системы будет значительно больше стоимости ингредиентов. Представим себе, что наша куча камней разбросана на некоторой площади в пустыне. В этом слу­чае мы имеем множество камней. А если те же камни находятся в японском саду? Вежливый человек скажет, что камни расположе­ны живописно, но посвященный знает, что расположение камней имеет нетривиальную структуру: из любой точки сада нельзя од-

13

новременно увидеть все камни. Таким образом, имеет место сис­тема с достаточно сложной, необычной структурой.

Учитывая трудности четкого разграничения понятий множе­ства и системы, А.А. Малиновский предлагает не требовать, что­бы система по своим проявлениям обязательно отличалась от про­стой суммы составляющих ее элементов. При низком уровне организации система по своим свойствам может приближаться к сумме своих частей.

Приведем еще два определения системы, поясняющие суть это­го понятия.

Системой является любой объект, имеющий какие-то свойст­ва, находящиеся в некотором заранее заданном отношении [35].

Система — обособленная сознанием часть реальности, элемен­ты которой обнаруживают свою общность в процессе взаимодей­ствия [12].

В работе Дж. Клира [15] обсуждается следующее определение, предложенное Б.Гейнсом. Системой является все, что мы хотим рассматривать как систему. Понятию "система" отводится верх­нее место в иерархии понятий. Отмечается, что слабость и в то же время главное достоинство этого понятия в том, что его никак нель­зя дополнительно охарактеризовать. Данное определение подчер­кивает очень важные свойства системы, но все-таки не разрешает проблему соотношения понятий множества и системы.

В работах Р.Акоффа система рассматривается как целое, опре­деляемое одной или несколькими основными функциями, где под функцией понимается роль, назначение, "миссия" системы. По Акоффу, система состоит из двух или более существенных частей, т.е. частей, без которых она не может выполнять свои функции. Другими словами, система является целым, которое нельзя разде­лить на независимые части [1, 40].

Понятие функции системы или ее элементов кажется интуитив­но ясным и прозрачным, однако критически мыслящие ученые за­метили, что очевидное для простейших механических систем может оказаться неверным для больших сложноорганизованных систем. Ибо наряду с явными функциями могут существовать неявные, ла­тентные функции. Более того, один и тот же элемент системы может выполнять как полезные для системы функции, так и дисфункции, негативно влияющие на ее функционирование.

Ключевую роль в системном анализе играет понятие "струк­тура", которое связано с упорядоченностью отношений, связываю­щих элементы системы. Структуры делятся на простые и слож­ные в зависимости от числа и типа взаимосвязей между

14

элементами. Структуры часто носят иерархический характер, т.е. состоят из упорядоченных уровней. Проблема структуризации яв­ляется одной из главных отличительных особенностей системных исследований. Подмножества элементов системы могут рассмат­риваться как подсистемы, состоящие в свою очередь из подсистем более низкого уровня. Однако следует иметь в виду, что разбиение системы на подсистемы зависит от целей исследования и, вообще говоря,неоднозначно.

Наличие структуры позволяет существенно сократить громад­ное число возможных комбинаций элементарных отношений, т.е. структура — это в некотором смысле потеря степеней свободы.

Проблема структуризации была одной из ведущих тем в по­пулярном в первой половине XX века направлении психологии — гештальтпсихологии* (от нем. Gestalt — структура, форма, кон­фигурация). Один из основоположников этого направления пси­хологии М. Вертгеймер писал в 1925 г.: "Существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдельных кусков, связанных по­том вместе, а напротив, то, что проявляется в отдельной части этого целого, определяется внутренним структурным законом этого целого. Гештальттеория есть это, не больше и не меньше" [7, с. 6].

Из этого отрывка ясно, почему Л. фон Берталанфи неоднократ­но отмечал, что гештальтпсихология была реальным историчес­ким предшественником общей теории систем.

Рассмотренные выше понятия характеризуют в основном ста­тическое состояние систем. Перейдем к описанию динамики сис­тем. Введем основные определения.

Под поведением (функционированием) системы будем пони­мать ее действие во времени. Изменение структуры системы во вре­мени можно рассматривать как эволюцию системы.

Цель системы — предпочтительное для нее состояние.

Целенаправленное поведение — стремление достичь цели.

Обратная связь — воздействие результатов функционирова­ния системы на характер этого функционирования.

Если обратная связь усиливает результаты функционирова­ния, то она называется положительной, если ослабляет — отри­цательной. Положительная обратная связь может приводить к

* Гештальтпсихологи активно занимались теоретическим и эксперимен­тальным изучением восприятия, а затем и других психических процес­сов, опираясь на принципы целостности и структуры.

15

неустойчивым состояниям, тогда как отрицательная обратная связь обеспечивает устойчивость системы. С помощью отрица­тельных обратных связей органические системы поддерживают свою жизнедеятельность. Например, тяжелая физическая рабо­та уменьшает количество кислорода в крови человека. Однако учащенное дыхание увеличивает приток кислорода к легким, что ведет к пополнению запаса кислорода в крови.

В качестве примера положительной обратной связи рассмот­рим проблему инфляционных ожиданий. Рост инфляционных ожиданий вынуждает людей делать больше покупок, чем необхо­димо. Увеличение спроса приводит к росту цен и усиливает инфля­цию, что в свою очередь способствует повышению инфляционных ожиданий.

Одним из первых, кто осознал роль обратной связи в познании поведения систем живой и неживой природы, был Норберт Винер, который считается отцом кибернетики. Начальные идеи киберне­тики разработаны группой ученых, которую возглавлял Н. Винер. В 1943 г. появилась историческая статья "Поведение, целенаправ­ленность и телеология", где впервые показано принципиальное единство ряда задач, в центре которых находятся проблемы связи и управления в природе и технике.

Телеологическое поведение (целенаправленное действие) тре­бует отрицательной обратной связи, т.е. для достижения опреде­ленной цели "необходимы сигналы от нее, чтобы направить пове­дение" [8, е. 300].

В телеологии как идеалистическом философском учении счита­лось, что можно описать и истолковать законы Вселенной, исполь­зуя концепцию "конечных причин" (целей), которые относятся к будущему. Телеологический взгляд на Вселенную, развитый еще античными философами, был отвергнут во времена Галилея и Нью­тона, когда механистические концепции в физике позволили дать объяснения законам движения на основе предшествующих при­чин без использования метафизических "конечных причин". Од­нако господствующие долгое время механистические взгляды на Вселенную были неспособны объяснить многие явления, происхо­дящие в живой природе.

Кибернетика заново ввела понятие целевого (телеологическо­го) объяснения в научный оборот. Важность принципа обратной связи была осознана при разработке технических систем. Винер отмечал, что, выбирая термин "кибернетика", происходящий от греческого "кормчий", "мы тем самым признавали, что первой значительной работой по механизмам с обратной связью была ста-

16

тья о регуляторах, опубликованная Кларком Максвеллом в 1868 году... Мы хотели также отметить, что судовые рулевые ма­шины были действительно одними из первых хорошо разработан­ных устройств с обратной связью"* [8, с. 28]. Он считал, что суще­ствование отрицательных обратных связей у живых существ является главной особенностью, отличающей живую природу от неживой. Технические системы обладают обратной связью по во­ле конструктора. Следует отметить, что за 15 лет до Винера А.П.Анохин также утверждал, что наличие отрицательных об­ратных связей обеспечивает устойчивость организмов и создает у живых существ целеполагание — стремление к сохранению гомео-стазиса. Еще ранее А.А. Богданов писал, что для развития органи­зации любой природы необходимы отрицательные и положитель­ные обратные связи.

В настоящее время под системой часто понимают "адаптивное целое", подчеркивая свойство системы сохранять свою иден­тичность в условиях изменчивости внешней среды.

Хотя прагматические возможности системного подхода пока еще достаточно скромны, его идеи и методы имеют безусловную педагогическую ценность для формирования и развития научного мышления, поэтапного подхода к исследованию сложных проблем. Рассматривая системный анализ как методологию не столько ре­шения, сколько постановки проблем, выделим 11 этапов, следуя которым можно последовательно и системно анализировать кон­кретную проблему:

1. Формулировка основных целей и задач исследования.

2. Определение границ системы, отделение ее от внешней сре­ды.

3. Составление списка элементов системы (подсистем, факто­ров, переменных и т.д.).

4. Выявление сути целостности системы.

5. Анализ взаимосвязей элементов системы.

6. Построение структуры системы.

7. Установление функций системы и ее подсистем.

8. Согласование целей системы и ее подсистем.

9. Уточнение границ системы и каждой подсистемы. 10. Анализ явлений эмерджентности.

* Любопытно, что первым науку об управлении обществом назвал кибер­нетикой французский физик А.Ампер (1834), а польский философ-ге­гельянец Б. Трентовский уже в 1843 г. опубликовал книгу "Отноше­ние философии к кибернетике как искусству управления народом".

17

11. Конструирование системной модели.

Изложенный 11-этапный цикл системного анализа, конечно, не является догмой. Некоторые этапы исследования можно опус­кать, возможен возврат к предыдущим этапам. Более того, содер­жание каждого этапа допускает различные трактовки, большин­ство понятий строго не определено. Тем не менее каждый исследователь должен помнить об основных вехах на пути от по­становки задачи к построению модели. Особенно полезно следова­ние дисциплинирующей последовательности этапов системного анализа для студентов, аспирантов и молодых ученых.

Системно анализируя действительность, опасно полагаться на простые аналогии или интуицию. И.Пригожин и И.Стенгерс от­мечают, что "очень часто отклик системы на возмущение оказы­вается противоположным тому, что предсказывает наша интуи­ция. Наше состояние обманутых ожиданий в этой ситуации хорошо отражает термин «контринтуитивный»... Единственной специфической особенностью сложных систем является то, что на­ше знание о них ограничено и неопределенность со временем воз­растает" [26, с. 266].

Принцип контринтуитивного поведения Дж. Форрестера гласит, что дать удовлетворительный прогноз поведения слож­ной системы, используя только собственный опыт и интуицию, как правило, невозможно. Сложная система реагирует на внеш­ние воздействия совсем иначе, чем ожидает наша интуиция, ос­нованная на общении с достаточно простыми системами [37].

<< | >>
Источник: Ю.М. Плотински. Модели социальных процессо. 2001 {original}

Еще по теме 1.2. Основные понятия системного анализа:

  1. 1.2. Основные понятия системного анализа
  2. Тема 1. Основные принципы системного анализа
  3. Глава 2. Основные направления прикладного системного анализа
  4. Глава 1. Основные принципы системного анализа 1.1. Становление теории систем
  5. 3.2.4. Логический анализ основных понятий
  6. 1. Определение ключевых понятий, основные проявления и анализ ядра характера
  7. 2. Понятие «социальное». Основные подходы к социальному анализу
  8. 2.1.4. Системный анализ
  9. Функциональный анализ и системная теория
  10. Тема 2. Направления прикладного системного анализа
  11. АНАЛИЗ СИСТЕМНЫЙ
  12. Прием системного анализа ситуационных психологических факторов.
  13. 2.5. Проблемы внедрения результатов системного анализа
  14. I. 3. 1. Основные черты системных описаний.
  15. § 2. Значение направленности как основного системного фактора
  16. II. СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ("ИЗ ОДНОГО - ВСЕ")
  17. 32. Системный подход: общие положения. Системологические понятия
  18. I. 1. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД КАК ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМНЫХ ОПИСАНИЙ