<<
>>

Община и общество: Фердинанд Тёпиис и Эмиль Дюркгейм

Фердинанд Теннис (1855—1936) был одним из осново-положников немецкой классической социологии. Теннис— один из основателей и первый президент Немецкого соци-ологического общества (1909—1933).
Теннис приобрел особое значение в германской науке об обществе благодаря своему труду «Община и общество», который появился в 1887 году. Однако классиком он был признан намного позже: между первым и вторым изданием прошло этой работы 25 лет.

Хотя Теннис уже в 1887 году считал себя социологом, его труд был предназначен для философов и стал вкладом в основной философский спор его времени между историзмом, рационализмом, эмпиризмом и критической философией. Хотя как социолог Теннис признавал влияние Конта и Спенсера, высоко ценил Альберта Шеффле и А.Вагнера, но наи-больший импульс он получил от сэра Генри Мейна, Отто Гирке и Карла Маркса. Он усвоил как психологию, которую он использовал в социологии, так и политэкономию и философию. Его деятельность несколько напоминает англичанина Хобхауса и американца Моргана, которые сочетали сильную

166

Раздел IV.

Развитие социологии в Германии

экономическуюориентациюскульт\г>.'-'< <- антропологическими интересами. Работа Тенниса содержит также начатки тогда еще неизвестной экономической антропологии. Так, он антро-пологизирует даже марксизм, соединяя понятия коммунизма и социализма с естественным культурным развитием.

Его влияние было особенно велико на рубеже веков; примечательно, что Дюркгейм, находясь на учебе в Германии, познакомился с Теннисом, написал рецензию на его книгу и наверняка получил от него важные импульсы относительно различения, которое Теннис проводил между механической и органической солидарностью.

Действительно, Теннис употребляет понятия механической и органической связи, но в прямо противоположном значении, чем Дюркгейм: он понимает общину как реальную и органическую жизнь, а общество — как идеальное и механическое образование.

Общество для него — прежде всего мыслительная конструкция, абстрактное понятие, которое является чем-то новым по своему предмету и названию; некое представление, отношение между волями людей, которые основаны на обычаях и воззрениях граждан, и потому является в первую очередь городским феноменом.

С Дюркгеймом его объединяет мнение, что предмет социологии нельзя сводить к индивидуальному положению вещей. В то время как Дюркгейм говорил о социальных фактах, Теннис употреблял понятие «социальные сущности» (soziale Wesenheiten), имея при этом в виду «вещи» (как и Дюркгейм, Теннис подчеркивает овеществление как предпосылку научно-системного понимания), которые могут происходить из социальной жизни и только из нее. Однако он в большей степени, чем Дюркгейм, относил социальные сущности к области духовного, считая их результатом человеческого мышления, в то время как Дюркгейм считал социальные факты основанными на действии коллективного сознания, на-поминающем архетип. Теннис также считал, что характер

167

Социология: история и современность

социальной связи в большей степени, чем у Дюркгейма, определяется сознательной волей людей. В то время как Дюрк-гейм помещал ее в коллективные представления людей, Теннис говорил о воле людей, точнее, о различных волях людей, которые находятся друге другом в многообразных отношениях и образуют из этих отношений нечто новое, а именно — общину либо общество в случае преобладания так называемой сущностной воли (которая основывается на «унаследованном» характере мышления и воли) или так называемой «произвольной воли» (при которой волю определяет рацио-нальное мышление).

Таким образом, между Теннисом и Дюркгемом существует, несомненно, интересное сходство вплоть до способа выражения, но, тем не менее, их разделяет принципиально различный образ мышления, которое в конечном счете отражает различный культурный и интеллектуальный мир, окружавший этих авторов. Правда, Теннис выступал против индивидуализма, преобладавшего в германском мышлении, и подчеркивал, что он может существовать только относительно -определенной формы общины или общества, а не сам по себе.

Но в то же время он противостоял и представлениям о целостности, которые пытались объяснить социальное «тело» по аналогии с биологическими организмами, и, напротив, подчеркивал сознательно различие между естественными и искусственными сообществам^. Действительно, понятия об-щины и общества у Тенниса многозначны в отличие от ро-манской четкости, как показывает следующий перечень по-нятий, который приводит сам Теннис.

Община

реальная, органическая жизнь (естественное)

близкая, скрытая, единственная совместная жизнь

Общество

идеальное, механическое образование (искусственное)

общественность, «свет»

168

Социология: история и современность

В противоположность общине общество яе предполагает единства априори. Общество состоит из ол дельных инди-видов, которые остаются отдельными, даже если они всту-пают в связи. Общество у Тенниса обосновано в первую очередь экономически, а именно—фактом индивидуальной собственности, вследствие которой происходит обмен, определяющий цену товаров, что выражается в конечном счете в деньгах. Общество представляется Теннису само, в частности, в бумажных деньгах, оно производит свое собственное понятие, как бумажные деньги. Однако общество является также абстрактным разумом, а его типичное выражение— наука. Теннис видел характерное сходство между деньгами и наукой: научные понятия подобны товарам на рынке, а самое абстрактное научное понятие сродни деньгам.

Обмен как общественный акт основывается на контакте. Поэтому договорные отношения типичны для общества, и они требуют наличия права и кредита. Привычки, которые распространены в обществе, являются не обычаем, а соглашением, а общество является неким агрегатом, целостность которого сохраняется благодаря соглашению и естественному праву: типичными занятиями являются торговля, промышленность, наука. В выделении экономических аспектов, а также в той важности, которую Теннис придавал естественному праву, заключается значение общества как «гражданского» общества, или общества обмена.

И поэтому Теннис рассматривал общество не как «естественное», как просто человеческое общество, а как мыслительную конструкцию, которую можно отграничить историко-теологически и которая основывается на определенных реальных данностях, которые заключаются преимущественно в жизненной ситуации, в мире представлений и сфере интересов граждан. Набрасывая картину этого «гражданского общества», Теннис в ос-новном опирался на анализ капитализма у Маркса; он взял на вооружение также теорию трудовой стоимости и согла-

170

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

сился с превращением рабочей силы в товар, которым торгуют на рынке и который используется в капиталистическом производстве для получения прибавочной стоимости. Теннис также заимствовал у Маркса мысль о появлении капита-листического пролетариата.

Однако на этом согласие с Марксом заканчивается, ибо поворот, который совершает Теннис после этого анализа капитализма, находится в полном противоречии с марксистской точкой зрения и выглядит совершенно неожиданно: обращение к индивидуальной воле как основе всей социальной жизни. «Теория» индивидуальной человеческой воли должна обеспечить решение и разделение всех этих понятий. Рабочая сила становится тогда «чисто фиктивным, определенным человеческой волей, неестественным товаром».

Что касается человеческой воли, то различают сущностную волю и произвольную волю, в основе чего лежит соотношение между волей и мышлением: сущностная воля является принципом единства жизни, охватывающего и мышление; произвольная воля— это образ самого мышления, это, собственно говоря, мышление, в котором содержится воля. Поэтому свою реальную ценность произвольная воля приобретает лишь через отношение к своему инициатору, мыслящему субъекту. Напротив, сущностная воля относится к прошедшему как целому, а возникающее является результатом этого. Таким образом, сущностная воля типична для женщин, детей и «народа», а произвольная воля преобладает у мужчин, стариков и в обществе.

В то время как буржуазия проникнута произвольной волей, пролетариат лишь с колебаниями и неохотно признает это общество, в котором лишь отчасти за ним признается свободная воля, а также потому, что он еще в значительной степени является «народом». Переход от народа к пролетариату есть трансформация сущностной воли в произвольную волю, которая, однако, не может осуществиться полнос-

171

Социология: история и современность

тью, поскольку пролетариат всегда остается «народом». Поэтому взятие производства в руки пролетариатом, коллективное владение капиталом означало бы «конец общества». Таким образом, община и общество представлены раз-личными свойствами:

Община— сущностная воля, «самость», имущество, земельное владение, семейное право.

Общество—произвольная воля, личность, состояние, деньги, обязательственное право.

Община и общество рассматриваются как два «века» в процессе развития. Первоначально общинные социальные образования становятся общественными отношениями. Народ благодаря осознанной произвольной воле отдельных личностей становится государством, которое опирается на право, истолковывает и создает его. Тем самым Теннис хотел создать понятийные рамки для течений и борьбы последних столетий и их воздействия на ту эпоху, которая бьша для него современностью. При этом он опирался на «германскую куль-туру» в процессе ее развития, которая была источником обеих противоположных тенденций.

«Подобно тому как индивидуальная сущностная воля порождает непосредственно сам процесс мышления и произвольную волю, каковая стремится подавить первую, сделав ее от себя зависимой,—так у исторических народов мы наблюдаем процесс развития общества и общественных образований с помощью произвольной воли из первоначальных форм жизни и индивидуальных волевых образов: из культуры народности— цивилизацию государственности. Изобразить этотпроцессв его основных чертах можно и следующим образом. Субстанция народа как изначальная и господствующая сила создает дома, селения, города, страны.

Затем, в многообразных проявлениях, она порождает также и сильных своевольных индивидов— в образе князей, феодальных сеньоров, рыцарей, а также духовников, художников, ученых. Но все они, покуда обусловлены экономически, остаются обусловленными и в социальном

172

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

смысле всей совокупностью народа, его волей и его силой. Их единение в нации, благодаря чему они только и могут быть столь могущественны в качестве некоего единства, само обусловлено экономическими условиями. А их подлинное, сущностное господство есть господство экономическое, каковое до них и вместе с ними—а частично и помимо них—завоевывают непосредственно крупные торговцы, подчиняющие себе в многообразных формах рабочую силу нации, причем наивысшей из этих форм является планомерное капиталистическое производство, или крупная промышленность. Создание условий для национального единения свободных в своих действиях людей, а также условий и форм капиталистического производства является делом торгового класса, каковой по своей природе и тен-денциям, а чаще всего и по своему происхождению столь же интернационален, сколь инационален, как и принадлежит большому городу, — т.е. обществен. А вслед за ним все более и более общественными становятся и все другие сословия и вельможи, в конце же концов—по меньшей мере, в тенденции— и весь народ. Изменяя свой социальный статус и, следова-тельно, условия своей повседневной жизни, люди меняют свой темперамент; неустанное стремление к переменам делает его лихорадочным и непостоянным. Одновременно и параллельно этим изменениям в социальном порядке происходит постепенное преобразование права, по его содержанию и по формам. Чистый контракт становится основой всей системы, а произвольная воля общества, определяемая общественным интересом, —частью в себе и для себя, частью же как исполнительная государственная воля,— все более и более оказывается единственным источником, хранителем и двигателем правопорядка, относительно какового, следовательно, можно сказать, что общество по своему положению и предпочтению, но так, чтобы это было для него полезно и целесообразно, может и смеет этот правопорядок фундаментально менять. Госу-дарственная воля все больше и больше освобождается от предрассудков, традиции и веры относительно ее основополагающей роли. Таким образом, право по своей форме в конце концов опирается не на нравы, а только на закон, и явля-

Социология: история и современность

ется правом естественным, и становится уже продуктом политики. Теперь в качестве действующих единиц существуют лишь государство с его институтами и индивиды — вместо естественно образовавшихся многочисленных и многообразных товариществ, общин и этнических сообществ. И так же, как эти сообщества определяли характер людей, так теперь меняется и он, приспосабливаясь к новым произвольным правовым ус-тановлениям и теряя ту опору, которая ранее покоилась на нра-вах и на убеждениях в том, что они незыблемы.

И вот под влиянием всех этих изменений совершенно преображается и духовная жизнь. Первоначально целиком коренясь в фантазии, она теперь опирается на разум. Прежде человек верил в незримые существа, духов и богов, теперь он обратился к познанию видимой природы. Религия, произрастающая из глубин народной жизни или сросшаяся с нею, уступает место науке, берущей свое начало из глубины разумно осознанного. Религия непосредственна и по своей сущности моральна, поскольку она глубочайшим образом соотносится с теми телесно-душевными узами, которые связывают целые поколения людей. Наука же получает свое моральное обоснование лишь через наблюдение законов человеческого общежития, пытаясь вывести отсюда правила его произвольного и разумного порядка. И способ мышления отдельных людей постепенно все менее определяется религией, все более — наукой».1 Эта перспектива развития пересекается с поляризацией между «реальной жизнью» и абстрактной конструкцией, поскольку дом, деревня и город являются для Тенниса вечными типами реальной жизни; напротив, общество, государство и наука — искусственные образования, созданные мышлением. Поэтому современный человек движется по границе между двумя мирами.

В этих многообразных разграничениях снова и снова отражается вся чуждость и искусственность понятия общества

1 Tonnies F. Gemeinschaft und Cesellschaft. Achte, verbesserte Aufl. Leipzig, 1935, S. 243—245.

174

Раздел IV. Развитие социологии в Германии

и сознание его историко-идеологической ограниченности, которая пронизывает германское мышление.

Хотя Теннис считал себя социологом, но при ближайшем рассмотрении его социология представляется чем-то совершенно иным, чем то, что подразумевали Конт, Спенсер и Дюрк-гейм. Общество для него — конструкция и абстракция; то, чго имеет для него реальное содержание, выражается понятием «община», и в нем заключается не что иное, как с голь часто употреблявшееся в его время и столь значимое слово «народ» («народный дух», «тело народа»). Теннис устанавливает также связь между понятием общины и гегелевским понятием «конкретной субстанции народного духа». Теннис позднее указывал на различия между Германией, Францией и Великобританией. В то время как в Великобритании образование нового общества в качестве результата промышленной революции стало двигателем развития, во Франции новое государство путем политической революции взяло на себя руководящую роль, в Германии же развитие сознания предшествовало социальным и политическим изменениям. Немецкий ^ идеализм был продуктом мышления «свободно парящей интеллигенции», которая духовно могла освободиться от своей .социально-экономической и политической связанности.

<< | >>
Источник: Ю.Г.ВОЛКОВ, В.Н.НЕЧИПУРЕНКО, С.И.САМЫГИН. СОЦИОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. 1999

Еще по теме Община и общество: Фердинанд Тёпиис и Эмиль Дюркгейм:

  1. 2. Социология Эмиля Дюркгейма Эмиль Дюркгейм и создание академической французской социологии
  2. § 66 Общественное владение землей. – Остатки общественного владения в Западной Европе. – Общинное владение в России. – Законные постановления о выделе и разделе участков. – Местные виды общинного владения у резешей, в Бессарабии; в области войска уральского. – Раздел помещиков с крестьянами. – Общее владение лесами. – Владение князей и азнауров на Кавказе. – Владение землями у инородцев. – Семейная община
  3. Школа Дюркгейма
  4. 15. Типология самоубийств по Э. Дюркгейму
  5. Дюркгейм Э.. Социология образования, 1996
  6. 13. Теория социального факта Э. Дюркгейма
  7. § 1. Юридическая социология Э. Дюркгейма
  8. 14. Анализ Э. Дюркгеймом социальных причин самоубийств
  9. Идеи Дюркгейма
  10. 12. Социологический реализм Эмиля Дюркгейма. «Социологизм» как социальная теория
  11. § 68 Начало страхования в России. – Страховые общества. – Правила страхования от огня по уставам обществ. – Общество перестрахования. – Взаимное страхование. – Морское страхование. – Страхование жизни.
  12. ОБЩИНА БРАТСКАЯ
  13. Статья 169. Правовые формы участия территориальных общин в гражданских отношениях
  14. Статья 131. Обращение взыскания на часть имущества полного общества, пропорциональную частице участника общества в составленном капитале
  15. Статья 175. Ответственность по обязательствам территориальных общин
  16. 1.1. Роль информации в жизни личности, общества, государства. Информационное общество.
  17. Статья 149. Обращение взыскания на часть имущества общества с ограниченной ответственностью, пропорциональную доле участника общества в уставном капитале
  18. Глава 12. УТОПИЯ «ОБЩИНА ПО ИНТЕРЕСАМ»
  19. Глава 11 - Гражданского кодекса Ответственность по обязательствам государства, АР Крым, территориальных общин
  20. Иммануил Валлерстайн. СОЦИОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ: ПРИЗЫВ ЭМИЛЯ ДЮРКГЕЙМА (письмо Президента Международной социологической ассоциации, июнь 1995 г.), 2000