<<
>>

§ 1. Концептуальные подходы к социологии преступности

Социология преступности - это отрасль юридической социологии, изучающая преступность как социальную аномалию в обществе, социальных группах и среди отдельных индивидов. Специфика исследования социологии преступности заключается в том, что она изучает наряду с преступлениями против закона социально опасные деяния, ведущие к непосредственному преступлению, т.

е. девиантное поведение, фактические преступления, поступки, разрушающие мораль. Кроме того, социологи изучают социальные причины преступности, меры ее предупреждения, тенденции изменения преступности в обществе, социальный состав преступников, виды преступлений, дают прогнозы развития преступности. В этом анализе они опираются на данные статистики, исследования правоведов, социальных психологов, психиатров, демографов и др.

Ближе других наук к социологии преступности стоит криминология. По мнению профессора М. И. Ковалева, тогда, когда объектом ее исследований становятся причины, условия и обстоятельства, ведущие к аморальным, противоправным и преступным действиям, она входит в предметную область социологии1.

Когда рассматриваются юридические преступления в рамках определенных государственно-правовых норм, социология преступности тесным образом связана с уголовным правом; когда речь идет о психологических особенностях совершения тех или иных видов преступления - с судебной психологией. Используя данные юридических и других специальных отраслей знания, социология преступности применяет весь спектр методики и техники социологических исследований для анализа и прогнозирования преступлений.

218

В истории социологической мысли можно выделить несколько подходов к анализу преступности. Остановимся на наиболее распространенных и актуальных.

Юридическую социологию интересует прежде всего взаимосвязь общества как социального организма и преступности как социального явления.

Что значит преступность для общества? В концепциях социологов не было единого ответа на этот вопрос. Так, Л. Кетле и Э. Дюркгейм полагали, что преступность - нормальное явление для общества. В частности, Л. Кетле утверждал, что любой социальный строй предполагает определенное количество и определенный порядок преступлений, вытекающий из его организации. Э. Дюркгейм в работе "Норма и патология", признавая в целом патологический характер преступности, утверждал необходимость наличия данного явления для всякого общества, подчеркивая, что "преступность является одним из факторов общественного здоровья, неотъемлемой частью всех здоровых обществ"1. Дюркгейм писал: "…нормальным является само существование преступности при условии, что она достигает, но не превышает уровня, характерного для общества определенного типа… а преступник вовсе не существо, отделенное от общества, вроде паразитического элемента, не чуждое и не поддающееся ассимиляции тело внутри общества, это регулярно действующий фактор социальной жизни"2. Подчеркивая ограниченность статистического подхода к анализу преступности как явлению в целом, Э. Ферри высказывал сомнение в том, что только на основе количественных показателей без всестороннего анализа можно делать выводы о сущности преступности и ее месте в обществе. Само постоянство этого социального факта, по его мнению, не свидетельствует о его необходимости, ибо "…социальный и даже биологический факт может быть постоянным и в то же время ненормальным, если он происходит в меньшинстве случаев"3.

Общеизвестна точка зрения юристов (криминалистов, криминологов и др.) на преступность как на ненормальное явление, наносящее вред как обществу в целом, так и его отдельным

219

гражданам. Однако в истории социологии преступности была высказана и такая точка зрения, что преступности присуща определенная позитивная роль в обществе, так она предвосхищает некоторые эволюционные перемены, реформы, изменение правовых норм и т. д. Наиболее подробно данный подход был дан в работе Э.

Дюркгейма "Норма и патология". "Преступление, - пишет он, - не только предполагает наличие путей, открытых для необходимых перемен, но в некоторых случаях и прямо подготавливает эти изменения. Там, где существуют преступления, коллективные чувства обладают достаточной гибкостью для того, чтобы принять новую форму, и преступление подчас помогает определить, какую форму примут эти чувства. Действительно, сколь часто преступление является лишь предчувствием морали будущего, шагом к тому, что предстоит"1. На примере Сократа, который по законам Афин считался преступником, он пытался показать, что свободомыслие философа в конечном итоге послужило человечеству, помогло формированию новых философских взглядов, морали, веры и т. д. В данном случае, по его мнению, преступление играет определенную позитивную роль в жизни общества и его нельзя рассматривать как зло. А с точки зрения

3. Ферри, преступность оказывает некоторое позитивное влияние на общество в том смысле, что она "высвечивает" его болевые проблемы и помогает вырабатывать пути "излечения от них", подобно тому, как боль или даже болезнь могут быть полезны для человека как индикаторы его нездоровья2.

В подходах к анализу природы преступности выделилось несколько основных направлений: антропологическая теория, концепция социальной природы преступлений, теория дифференциальной ассоциации, теория социального конфликта как основы преступления.

В основу антропологической теории положены идеи

4. Ломброзо. В работе "Преступный человек" он утверждал, что преступника характеризуют определенные антропологические признаки (строение и вместимость черепа, длина туловища, форма челюсти, общий тип лица и т. д.), которые передаются по наследству из поколения в поколение как явление атавизма. Нет сомнения в том, что исследуемый Ч. Ломброзо

220

органический и психический атавизм неоспоримо присутствует во многих аномалиях преступников, однако видеть природу преступности только в атавизме - явно односторонний подход, так как вне поля зрения исследователя могут остаться преступления групповые, случайные, преступления в политической сфере, в среде "белых воротничков" и т.

д. Ферри, Дюркгейм и другие социологи и криминологи, подвергая серьезной критике антропологизм Ломброзо, все же не исключали влияния на преступность биологических и физиологических факторов, но только в совокупности с социальными.

Сторонники концепции социальной природы преступности связывают появление и развитие преступности с социальными условиями жизни: уровнем функционирования социальных институтов, наличием возможностей для самореализации индивидов в обществе, проблемой доступности культурных ценностей и общественных благ для достижения поставленных целей, развитием политических свобод и содержанием воспитания людей. Так, Ф. Лист основными социальными условиями развития преступности называет бедность и нищету, поэтому в качестве основного направления борьбы с преступностью определяет необходимость ликвидации экономического неравенства и улучшение положения трудящихся. И. Тейлор, П. Уолтон, Дж. Янг основную причину преступности видели в буржуазном строе, где не считается преступлением эксплуатация людей, агрессивные войны, убийства, а акцентируется внимание лишь на грабежах, кражах, махинациях, которые, с их точки зрения, являются просто "бунтом против системы". Э. Дюркгейм подчеркивал, что преступность - есть один из факторов, характеризующих общество, так как в обществе постоянно присутствуют источники, порождающие преступность в том или ином виде. "Представьте себе общество святых, - писал он в работе "Норма и патология", - образцовый монастырь примерных индивидуумов. Преступления в собственном смысле слова здесь неизвестны, однако проступки, представляющиеся несущественными мирянину, вызовут тут точно такой же скандал, какой обычные преступления вызывают в обычных условиях"1. Каждое общество порождает свои типы преступлений. Преступность,

221

подчеркивает Э. Дюркгейм, прочно связана с основными условиями социальной жизни. Э. Ферри определяет преступность как ненормальное биологическое и социальное явление: "…согласно нашей теории, - пишет он, - преступление не есть явление исключительно биологическое, не есть также продукт исключительно физической и социальной среды, но всякое преступление, каково бы оно ни было… есть продукт как социальной ненормальности, постоянной или временной, прирожденной или приобретенной, как органического строения индивида, так и внешних обстоятельств, физических и социальных, участвующих в известное время и в известном месте в определении к действию данного человека".

И далее: "… преступление… имеет сложное происхождение, как биологическое, так и физико-социальное, с различиями в степени участия отдельных факторов в зависимости от различия лиц, обстоятельств, времени и места"1. Ф. Лист также не исключал антропологических факторов преступности, но считал их влияние производными от социальных, имея в виду прежде всего ту среду, в которой формируется и развивается индивид. Среди социальных факторов, определяющих и влияющих на преступность, он выделял неравенство различных социальных слоев общества и нарушение социальных связей. В. Богнер назвал такими факторами частную собственность, классовое расслоение, конкуренцию и эксплуатацию.

Следующая концепция, исследующая социальные причины преступности, - это концепция аномии. Э. Дюркгейм определил аномию как состояние ценностно-нормативного вакуума, характерного для переходных и кризисных периодов, когда старые нормы и ценности уже перестают действовать, а новые еще не получили развития. Так, анализируя анемическое (ненормальное) разделение труда, он подчеркивал, что данная ситуация характеризуется отсутствием (или недостатком) интеграции функций, порождаемых индустриальными кризисами, наличием излишнего количества бесполезных должностей, что создает нарушение функционального равновесия в обществе, ведет к противостояниям, конфликтам, бунтам и т. д. Социальная аномия, по мнению Э. Дюркгейма, - это состояние социальной дезорганизации, разрушенности или ослабленности социальных связей и нормативной системы

222

общества1. Развивая концепцию социальной аномии, Р. Мертон трактовал ее как дисбаланс между культурными ценностями общества и санкционированными институционными возможностями их достижения для различных социальных групп, что является постоянным фактором напряжения в социальной системе. В работе "Социальная структура и аномия" он подчеркивал, что "каждая социальная группа обязательно сочетает свою шкалу желаемых целей с моральным или институционным регулированием допустимых и требуемых способов достижения этих целей.

Многие способы, которые отдельным лицам представляются как наиболее эффективные для достижения желаемых целей, такие как незаконные операции с акциями нефтяных компаний, кража, мошенничество, исключены из институционной сферы дозволенного поведения. Выбор же подходящих средств ограничен институционными нормами"2. Подобная ситуация, считает Р. Мертон, может породить "противоправное и антисоциальное поведение" именно вследствие различия в значении, придаваемом целям и выбору средств их достижения. "В крайних случаях, - пишет он, - эти последние (т. е. средства - Авт.) могут быть настолько подорваны чрезмерным акцентом на целях, что выбор способов поведения будет ограничиваться только соображениями технической целесообразности"3. Аналогична позиция Э. Мейо. Он утверждал, что в том случае, когда богатство становится символом социального продвижения без соединения со средствами его достижения, речь идет о социальной аномии, ибо цель достижения денежного успеха вне связи со средствами его достижения - один из элементов, порождающих социальную аномию. В тех случаях, когда в обществе утрачен контроль над использованием институционно урегулированных способов приобретения состояния, становятся все более обычными "запрещенные" средства достижения цели: обман, коррупция, аморальность, преступность и т. д.

Если Э. Дюркгейм выделял социально-экономический аспект аномии, то Р. Мертон - социальный и социально-психологический. В рамках структурно-функционального подхода он

223

рассматривает влияние дифференцированного доступа к легальным средствам достижения культурных целей у разных социальных групп и возникновение на этом фоне девиантности и делинквентности. Исследуя американское общество, он приходит к выводу, что наиболее сильно "побуждение к отклоняющемуся поведению" у представителей нижней страты. Он называет и причины: во-первых, профессиональные возможности людей, принадлежащих к низшему слою, ограничены преимущественно ручным трудом и в незначительной степени работой "белых воротничков"; во-вторых, с точки зрения возможностей достижения стандартов успеха, людям неквалифицированного труда с их низкими доходами очень сложно конкурировать "с силой и высокими доходами организованного зла, рэкета и преступности"1. Для таких слоев общества использование путей и средств, в том числе незаконных и преступных, во имя достижения богатства, успеха и признания в обществе, очень часто ведет к росту отклоняющегося поведения. Однако низкие доходы, бедность и даже нищета, присущие низшему слою общества, - лишь составляющие причин преступности. Наибольшего роста преступность среди этих людей достигает тогда, когда бедность и невзгоды в борьбе за одобряемые всеми членами общества культурные ценности соединяются с культурным акцентированием денежного успеха как доминирующей цели2. Следовательно, делает вывод Р. Мертон, преступность в низшем слое может возникать как "реакция нормальных людей на ненормальные социальные условия". Анализируя преступность в среде "белых воротничков" на примере слоя бизнесменов, Р. Мертон отмечает, что наиболее распространенным видом преступлений у них является мошенничество. Процветание мошенничества в "аномичном обществе", по мнению Э. Бирса и Р. Мертона, возможно в силу достаточной терпимости граждан, правоохранительных органов, судебной системы. В случае же открытого, персонифицированного осуждения мошенников, особенно из богатых слоев или "уважаемых людей" - "одни из них действовали бы скрытно, другие вынуждены были бы отказаться от мошенничества совсем". Для верхних слоев общества - характерна

224

взаимосвязь "вполне нравственных деловых стремлений с их безнравственной практической реализацией". Ссылаясь на Р. Бэронса, Р. Мертон констатирует, что история крупных американских состояний переполнена весьма сомнительными инновациями. И очень часто "невозможно отличить торговлю, достойную похвалы, от непростительного преступления". Преступность в этом слое раскрыть очень сложно, так как "вполне уважаемые члены общества очень часто с помощью ложных показаний и обмана уходят от наказания"1. Таким образом, дифференцированный подход к анализу преступности в различных социальных слоях и группах - одно из направлений в исследовании социологии девиантного и делинквентного поведения.

Кроме перечисленных направлений в социологии преступности можно выделить также теорию дифференциальной ассоциации (связи) индивида с преступной средой (Э. Сатерленд). Взаимодействуя с членами преступной группы, индивид усваивает негативное отношение к нормам права и закону, определяет для себя мотивы преступного поведения, технику совершения преступления, формы групповой и индивидуальной самозащиты.

На наш взгляд, в социологии преступности немаловажное значение имеет и конфликтологическая теория. Социальные конфликты могут выступать источником преступного поведения людей, фоном, на котором развивается девиантность и делинквентность, а могут служить вектором в расследовании конкретных преступлений. Так, Т. Селлин считает, что конфликт между кодексами двух или нескольких культур часто приводит к нарушению юридических норм, обычаев и правил. Особенно это происходит в тех случаях, когда нормы права одной культурной группы переходят в другую группу. Такого рода конфликты могут лежать в основе обманов, насилий, убийств из чувства мести, коррупции и т. д.2 Представители Чикагской школы социальной экологии (Р. Парк, К. Шоу, Г. Мак-кей и др.) выявили тенденцию влияния конфликтов на развитие преступности: "в постоянно конфликтующих группах или районах ("районы социальной дезорганизации") .преступность значительно выше, чем в обычных". Исследуя причины

225

преступности среди несовершеннолетних, они выделяют в качестве главной - соприкосновение подростков "с обилием форм поведения, противоречащих нормам морали, провозглашаемым социальной системой". Не находя выхода из такого рода конфликтов, молодые люди "уходят" в девиацию и делинквентность1. Межнациональные конфликты и войны часто являются ситуацией, способствующей росту преступности.

226

________________________________________

1 См.: Ковалев М. И. Основы криминологии. М., 1970. С. 5-7.

1 Дюркгейм Э. Норма и патология // Социология преступности. М., 1966. С. 40.

2 Дюркгейм Э. Социология. Ч. I // Дюркгейм Э. Метод социологии. М., 1995. С. 87, 90-91.

3 Ферри Э. Уголовная социология. СПб., 1910. С. 101.

1 Дюркгейм Э. Норма и патология. С. 43.

2 См.: Ферри Э. Уголовная социология. С. 108-109.

1 См.: Дюркгейм Э. Норма и патология. С. 41-42.

1 Ферри Э. Уголовная социология. С. 112-119.

1 См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Одесса, 1990. С. 293-294.

2 Мертон Р. Социальная структура и аномия // Рубеж. 1992. № 2. С. 90.

3 Там же. С. 90-91.

1 Мертон Р. Социальная структура и аномия // Соц. исследования. 1992. № 3. С. 108.

2 Там же. С. 109.

1 См.: Мертон Р. Социальная структура и аномия // Соц. исследования. 1992. № 3. С. 105-107.

2 См.: Селлин Т. Конфликт норм поведения // Социология преступности. С. 282.

1 См.: Шоу К. Р., Маккей Г. Д. Теоретические выводы из экономического изучения Чикаго // Социология преступности. С. 289-291.

<< | >>
Источник: Глазырин В.А. Юридическая социология. 2000

Еще по теме § 1. Концептуальные подходы к социологии преступности:

  1. Глава 11. Социология преступности
  2. 1.3. Системный подход в социологии и биологии
  3. 5. Подходы к определению структуры социологии. Понятие общей социологической теории
  4. Количественный и качественный подходы российской социологии
  5. 1.2.2. Развитие "сферного подхода" в современной российской социологии
  6. § 3. Правовая наука и социальные исследования преступности как научные предпосылки возникновения и формирования юридической социологии
  7. 1.2.1. Системный подход и социальные мотивы в творчестве социальных философов и социологов
  8. Статья 256. Содействие участникам преступных организаций и сокрытие их преступной деятельности
  9. Статья 43. Выполнение специального задания по предупреждению либо раскрытию преступной деятельности организованной группы или преступной организации
  10. Понятия «преступное действие» и «преступная деятельность»
  11. 40. Основные теоретические подходы в определении классов. Немарксистские подходы
  12. МОДЕЛЬ ОБРАЗНО-КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ