<<
>>

Жизненный мир и интерсубъективность

Мир, накоторый направлено интенциональное сознание, Гус-серль называет «жизненным миром». Кжизненному миру принад-лежим все мы в нашей донаучной естественной установке; он является основой всех значений для всех наук, а также для фе-номенологии.
Таким образом, жизненный мир—это наша непо-средственная «интуитивная среда», где, по словам Шюца, «мы, как человеческие существа среди себе подобных, переживаем культуру и общество, определенным образом относимся к ок-ружающим нас объектам, воздействуем на них и сами находимся под их воздействием» } Крометого, жизненный мир рассмат-ривается Гуссерлем как «интерсубъективный» мир, и именно в понятии интерсубъективности кристаллизуются возможности более тесного союза между феноменологией и социологией. Хотя сам Гуссерль несколько неопределенно высказывался о роли понятий жизненного мира и интерсубъективности в своем творчестве, придавая им главное значение лишь в поздних своих работах, в трудах Альфреда Шюца они, несомненно, занимают центральное место. Именно Шюц показал значение феномено-логиидля социологии. Понятиеинтерсубъективности раздвинуло границы феноменологической критики и обеспечило основу для ее применения ко всем наукам о человеке.

Термин «интерсубъективный» используется для описания некоторых аспектов взаимной связи людей как существ жизненного мира. Интерсубъективность указывает на внутренне присущую сознанию социальность и на то, что мир переживается человеком как общий для него и других. Анализ интерсубъективности у Шюца проясняет ее отношение к социологии, ибо исследование различных измерений интерсубъективности приводит к выявлению некоторых фундаментальных черт социальности. Основная форма интерсубъективности описывается Шюцем при помощи тезиса о «взаимности перспектив», предполагающего наличиедвухидеализацийгЭти идеализации представляют собой принимаемые как нечто само собой разумеющееся «правила» социальной жизни.

Первое из них—пра-

1 Schutz A. Collected Papers. Vol. III. The Hague, 1962—66. P. 316.

2 Schutz A. Collected Papers. Vol. I. P. 315—316.

264

Раздел V. Социология на грани эпох

вило «взаимозаменяемости точек зрения», следуя которому каждый из нас принимает на веру следующий факт: «Я и любой другой человек будем одинаково воспринимать наш общий мир, если мы поменяемся местами так, чтобы мое "Здесь" превратилось в его, а его "Здесь"—которое для меня сейчас "Там", — в мое» (р. 31 б). Мы полагаем, что в случае подобной трансформации местнашиспособыпереживаниямираокажутсяидентичны- ми. Второй идеализацией является правило «совпадения систем релевантностей». Я и любой другой человек принимаем на веру тот факт, что, несмотря на уникальность наших биографичес- ких ситуаций, различие используемых нами систем критериев значимости «несущественно с точки зрения наличных целей». Мы оба считаем, по словам Шюца, что «Я и он, то есть "мы", интерпретируем актуально или потенциально общие нам объек- ты, факты и события "эмпирически тождественным", то есть практически достаточно одинаковым образом» (р. 316). Еще одно измерение интерсубъективности описывается «общим тезисом об alter ego»*, который, по мнению Шюца, сам по себе составляет «достаточное концептуальное основание... социальных наук». Тезис об alter ego описывает некоторые аспекты восприятии одним индивидом «другого» в его «живом настоящем». Одновременность нашего восприятия друг друга в живом настоящем означает, что я в некотором смысле знаю о другом в данный момент больше, чем он знает о себе самом:

«Поскольку каждый из нас переживает мысли и действия другого в живом настоящем, тогда как собственные действия и мысли он схватывает лишь как прошлое посредством рефлек-сии, постольку я знаю больше о другом и он знает больше обо мне, чем каждый из нас знает о своем собственном потоке сознания».1

Подчеркивание Шюцем временнуго аспекта человеческого опыта служит здесь иллюстрацией того, какое важное значение придается в феноменологии проблеме времени и его отношению к сознанию.

Шюц анализирует и другие аспекты ин-терсубъективной природы обыденного знания, в частности,

* Другое я (лат.). —Прим. автора.

1 Schutz A. Collected Papers. Vols. I. P. 174—175.

265

Социология: история и современность

вопрос о его социальном происхождении и социальном характере его распределения, о его укорененности в типичных конструкциях языка. Последний аспект является ныне предметом особого интереса этнометодологов.

В своих комментариях к работам Гуссерля Шюц делает следующее замечание относительно внутренне присущего сознанию свойства социальности:

«Мы не могли бы быть личностями не только для других, но даже и для самих себя, если бы не обнаруживали общей для нас и других людей среды, выступающей в качестве коррелята интенциональной взаимосвязи наших сознаваемых жизней. Эта обшая среда формируется путем взаимного понимания, которое, в свою очередь, основывается на том, что субъекты взаимно мотивируют друг друга в своих духовных проявлениях. ...Социальность конституируется как результат коммуникативных актов, в которых "я" обращается к "другому", постигая его как личность, которая обращена к нему самому, причем оба понимают это».'

<< | >>
Источник: Ю.Г.ВОЛКОВ, В.Н.НЕЧИПУРЕНКО, С.И.САМЫГИН. СОЦИОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. 1999

Еще по теме Жизненный мир и интерсубъективность:

  1. Юрген Хабермас: коммуникация и жизненный мир
  2. 2. Кули, Мид и интерсубъективная действительность Прагматизм, бихевиоризм и социальная психология
  3. Кто пачкает мир и как мир отмывается
  4. Мир Мужчины и мир Женщины
  5. Тема 6. Модели жизненного цикла
  6. Структуры жизненного мира
  7. ПУТЬ ЖИЗНЕННЫЙ
  8. Жизненные ситуации
  9. Жизненные планы
  10. Жизненные планы
  11. ЖИЗНЕННЫЕ ВЫБОРЫ
  12. Глава 6. Модели жизненного цикла
  13. Правильная жизненная цель
  14. 2. Между системой и жизненным миром
  15. 8.1. Жизненное пространство
  16. О колонизации жизненного мира системами
  17. Правило жизненной позиции.
  18. ТЕОРИЯ ПОИСКА СМЫСЛА ЖИЗНЕННОГО
  19. 10. Иметь собственную жизненную философию
  20. Жизненные наблюдения