<<
>>

2.4.1. Опыт разработки программы и проведения конкретных социологических исследований проблем социальной сферы

Многогранность структуры и функций социальной сферы делает ее весьма сложным объектом не только теоретического, но и эмпирического анализа, тесно взаимосвязанных между собой. Так, каждое конкретное социологическое исследование ее проблем выступает, с одной стороны, средством теоретического, познания социальной реальности, способом выявления эмпирических законов ее функционирования и развития, с другой - способом разрешения реальных противоречий, решения практических задач управления.

При этом социологический анализ всегда опирается не только на социологическую теорию социальной сферы, но и на принципы фундаментальной социологической науки< Здесь оказывается важным органическое соединение прикладных исследований с фундаментальными. В этом случае теория выступает методом дальнейшего познания неизученных сторон реальной действительности.

Поэтому представляется важным изложение как личного практического опыта социологических исследований конкретных социальных проблем, особенностей методологии, методики, техники и процедур анализа социальной сферы общества автора данной работы, так и обобщение методических разработок коллег.

Приступая к изложению нашего практического опыта, необходимо сделать одно общее замечание. В последнее время все чаще приходится сталкиваться с распространением среди социологов-практиков взглядов о ненужности методологической и методической проработки каждого предстоящего исследования, стремлением заменить программу социологического исследования "техническим заданием". Наш опыт свидетельствует, что это ведет к многоплановой постановке проблемы исследования и малоэффективным результатам, интерпретация которых зачастую весьма проблематична. Избежание таких ошибок возможно лишь путем тщательного обоснования эмпирического исследования. Такая деятельность требует от социолога высокой квалификации в вопросах общей социологии и социологии социальной сферы.

Программа социологического исследования социальной сферы, как и любая программа изучения конкретной проблемы, выполняет три функции: методологическую, методическую, организационную. В ней реализуется связь между общей социологией, социологической теорией социальной сферы и изучаемыми фактами, субъектом и объектом социологического познания, отражается структурная организация социологических знаний и навыков, необходимых для проведения исследования, закладывается механизм получения теоретических выводов и разработки практических рекомендаций. Степень ее научной обоснованности и организационной проработанности определяет качество получаемых теоретических и практических результатов, обобщений и предложений. Здесь решаются такие методологические проблемы, как выбор объекта конкретного социологического исследования, отражающего сущностные признаки социальной сферы, определение предметной области исследования, принципов установления параметров качественных ее характеристик, сопряжения теоретических и эмпирических компонентов единого феномена.

Научный поиск исследовательских коллективов социологического факультета МГСУ определял классический подход к подготовке исследованию. При разработке программы исследования мы исходили из проверенных временем основных требований, таких как опора на теоретические положения общей и отраслевой социологии; обоснованность всех процедур исследования; нацеленность логического анализа на конечные результаты исследования и их практическую реализацию; гибкость положений, допускающих возможность их интегративного анализа на следующих этапах; четкость формулировок; всемерное использование опыта проведения исследований.

Учитывался тип исследования, а также общий уровень разработанности изучаемой проблемы. В теоретическом исследовании социальной сферы больше внимания уделялось разработке новых подходов к изучению социальных проблем, более глубокому и всестороннему объяснению, выявлению общих закономерностей ее функционирования, генетических истоков и тенденций развития, изучению структуры.

Прикладные социологические исследования были направлены на практическое решение социальной проблемы, изыскание путей повышения эффективности управления социальной сферой. Так, например, проект "Научно-информационное обеспечение анализа и прогнозирования процессов социальной защиты населения РФ" имел своей целью разработку информационной технологии обеспечения принятия решения по проблемам социального развития региона, повышения эффективности социальной защиты населения. А проект "Оценка и возможности системы социальной защиты семей безработных, имеющих несовершеннолетних детей России и Финляндии" - построение оптимальной модели социальной поддержки данного типа семей с учетом международной практики. Однако следует подчеркнуть, что разделение исследовательских программ на теоретические и прикладные в достаточной мере условно, так как получаемый эмпирический материал дает достаточно оснований для выводов различного уровня обобщенности, а прикладное исследование не может ограничиваться изучением лишь одной из частей объекта, в силу его целостности.

Отмечу, что целью изучения проблем социальной сферы может быть и новое знание о структуре, функциях и формах развития объекта, и разработка методики, и отработка инструментария, и повышение эффективности управления социальными процессами в обществе, и разработка целевых программ или проектов решения социальных проблем и т.п. Однако в любом случае важнейшим методологическим требованием при разработке программы социологического исследования остается четкость формулировки цели. Конкретизация цели заключается в определении задач анализа сформулированной проблемы. Они служат средством ее реализации, раскрывают содержание предмета исследования, согласуются с гипотезами. Взаимосвязанная цепочка цели и задач определяет конечный результат научного поиска и помогает уточнить формулировку проблемы исследования, главными требованиями к которой являются четкость, ясность и конкретность. Ясно сформулированная цель, задачи и гипотезы исследования дают социологу основание завершить работу над формулировкой проблемы, в названии которой обязательно содержится ключевое понятие и предметное поле.

Практикой наших конкретных социологических исследований социальной сферы были выработаны новые или подтверждены ранее выработанные требования к гипотезе, на которую опиралась концептуальная модель каждого социологического анализа. Поскольку проблема исследования всегда выступает как определенная гносеологическая задача, предположительное решение которой содержится в рабочей гипотезе, то эмпирическое исследование служит доказательством правильности или ошибочности выдвинутой гипотезы и ведет к получению нового знания об исследуемом объекте.

Обычно по содержанию предположений о предметной области проблемы выделяют описательные и объяснительные гипотезы. В изучении же социальной сферы гипотезы чаще всего имеют комбинированный характер, когда представления о вероятных причинах того или иного социального явления основываются на предпосылках, объясняющих его детерминацию различными уровнями социальной организации системы как целостности. Удачная рабочая гипотеза, с нашей точки зрения, должна отвечать следующим требованиям:

• возможность эмпирической проверки и интерпретации основных понятий гипотезы в ходе исследования или на практике;

• непротиворечивость гипотезы ранее установленным научным фактам;

• простота и логическая непротиворечивость гипотезы;

• проверяемость гипотезы при данном уровне теоретических знаний, методической оснащенности и практических возможностей исследования.

Напомним, что гипотеза - главный методологический инструмент исследования. Она тесно связана с его задачами, указывает на способ решения проблемы и достижения целей.

Практика показывает, что наиболее социально значимыми, в условиях глубочайшего структурного кризиса всех сторон жизни российского общества, являются проблемы социальной защиты и социальной безопасности различных групп населения и типов семей, повышения компенсаторных возможностей социальной сферы, развития ее потенциала, оценки состояния социальной инфраструктуры, фиксации на ранних стадиях, еще в латентной форме, депривации определенных категорий людей, а также разработки обоснованных (на анализе социальных реалий) прогнозов, программ, проектов развития и совершенствования социальной сферы; обоснования адекватных управленческих решений и обеспечения их информационной поддержки.

В основе этих проблемных ситуаций лежит реальное противоречие между потребностями в социальном воспроизводстве индивида, групп, развитии на расширенной основе их способностей и реально сложившимися условиями жизнеобеспечения. Данное противоречие требует выявления причин, его вызывающих, и организации целенаправленных действий для его устранения, выбора одной из возможных альтернатив социального развития. В этих проблемах отражается недостаточный уровень знания о социальных процессах и отношениях, необходимость разработки теоретических и практических мер по разрешению данного противоречия.

Большое значение в социологическом исследовании социальной сферы мы уделяли сбору и обработке эмпирической информации, обеспечивающие проверку гипотез, выступающие средством решения задач и поставленных целей. К сожалению, современная практика обыденного подхода к социологическим исследованиям, эклектический характер формирования системы показателей как на стадии сбора, так и при построении методов обработки служит основанием для ошибок и скепсиса в оценке возможностей социологии.

Преодоление этого недостатка лежит в сознательном переходе от теории к сбору и обработке эмпирической информации при использовании жестких и мягких методов исследования, в обеспечении пересечения содержания показателей сбора эмпирической информации с показателями ее обработки. Инструментом разработки системы эмпирических показателей служит теоретическая модель социальной сферы, являющаяся итогом операционального определения, осуществляемого с помощью эмпирической интерпретации. Отметим, что, не соглашаясь с критиками эмпирической интерпретации, отрицающими возможность получения достоверной информации таким путем о сущности изучаемого объекта, мы полагаем все же невозможной полную редукцию теоретической системы понятий к эмпирическим референтам. Представляется справедливым замечание Поля Ф. Лазарфельда о том, что весьма "часто, имея дело с очень сложными социальными объектами, мы оказываемся не в состоянии дать непосредственную оценку ни одной из их характеристик.

В таком случае мы вынуждены прибегать к помощи индикаторов, которые затем комбинируются в шкалы".

Показателем качества работы социолога на этом этапе социологического исследования выступает пересечение в конкретном социологическом исследовании показателей сбора и обработки информации. При этом, чем меньше в реальном исследовании сопряжение содержания показателей сбора эмпирической информации с показателями ее обработки, тем меньше реальная целостность всей сформированной системы эмпирических показателей, тем меньше теория метода превратилась в методы сбора и обработки на практике, тем меньше теория социальной сферы стала теоретической моделью. Критерием целостности системы показателей могут выступить также таблицы конъюнкции и дизъюнкции, предложенные А.А. Удоденко.

Для получения информации в социологическом исследовании социальной сферы часто используется выборочное обследование, и перед специалистами в этих случаях встает вопрос обеспечения надежности планируемых выводов. С точки зрения статистической точности она во многом зависит от грамотности выделения обследуемой совокупности.

Известно, что выборочный метод исходит из предположения, что любое явление представляет собой совокупность однородных независимых единиц, описываемых отдельными независимыми признаками, и имеет качественный и количественный аспекты. Вопросы надежности в нашем случае рассматриваются прежде всего применительно к критерию репрезентативности, связанному с обеспечением состава респондентов, близкого соответствующим пропорциям генеральной совокупности по таким важным для проблематики социологии социальной сферы параметрам, как тип семьи по степени социального риска (многодетные, малодетные, семьи пенсионеров, неполные семьи и т.п.); доходный статус; принадлежность к одной из социально-демографических (инвалиды, пенсионеры, студенты, мужчины, женщины), социально-профессиональных (рабочие, служащие, специалисты, предприниматели, студенты, учащиеся) групп; сфера труда (наука, культура, производство и т.п.) и форма собственности (государственное, муниципальное, арендное предприятие, учреждение, товарищество с ограниченной ответственностью, акционерное предприятие открытого и закрытого типа, частное предприятие, производственный коллектив, фермерское хозяйство, потребительская кооперация и т.п.). Однако по всем значимым для нас признакам обеспечить строго репрезентативную выборку невозможно, и потому оправдано поставить задачу обеспечения репрезентации по главному направлению анализа данных, свидетельствующих об эффективности и достаточности социального воспроизводства различных групп и слоев населения.

Наиболее значимыми для изучения большинства проблем социальной сферы являются социально-профессиональные показатели, половозрастной состав и место проживания респондентов. Именно они во многом характеризуют семейное положение, род занятий, режим работы и отдыха, доходный и имущественный статусы, интересы, условия жизни и деятельности. Учитывая общую направленность нашей проблематики, связанной с выявлением социальной комфортности, социального благополучия, степени реализации социальной сферой ее главной функции - воспроизводства различных групп населения, - иногда перед нами возникала необходимость дополнения репрезентативной выборки целевой, в которой численность небольших групп, нуждающихся в особом внимании, была бы достаточно большой для глубокого анализа процессов. Например, в общей выборочной совокупности многодетные семьи могут составить от нескольких единиц до нескольких десятков. Это, естественно, не позволяло нам с достаточной степенью точности получить информацию об условиях, уровне, качестве жизни и проблемах семей этого типа и требовало от нас увеличения числа опрашиваемых многодетных семей. Для обеспечения представительности результатов нашего исследования в отношении изучаемого объекта в целом мы "ремонтировали выборку", добиваясь статистически репрезентативного численного представительства каждого типа семей в выборочной совокупности. Этот подход позволил существенно углубить и расширить критерии репрезентации и учесть "две составляющие - репрезентативность не только для объектов, но и для признаков".

Способ и тип выборки каждого конкретного социологического исследования конечно же, определяются его целью и степенью гомогенности генеральной совокупности. Как показывает наш опыт, наиболее подходящей для целей дифференцированного изучения социальной сферы общества, региона, предприятия является многоступенчатая выборка, которая основана на стратифицированной типологической и случайной выборках. Так, например, она могла бы выглядеть при исследовании проблем эффективности социального воспроизводства населения региона:

1. На первой ступени - целенаправленная квотная выборка, с помощью которой определяется величина социально-демографических и социально-профессиональных групп в выборочной совокупности. Возможность этого этапа выборки обеспечивается наличием социально-демографического паспорта региона.

2. На второй ступени - случайно-гнездовая выборка, где мы отбираем территориальные или промышленные зоны, жилые микрорайоны, предприятия. Возможность этого этапа выборки также обеспечивается социально-демографическим паспортом региона, а также документами отдела статистики.

3. На третьей ступени - случайная механическая выборка, с шагом отбора

где N- величина генеральной совокупности;

п — величина выборочной совокупности.

Она обеспечивается списками проживающих на территории каждого конкретного микрорайона, работающих на предприятии и т.п.

Количественный аспект репрезентативности выборки связан с определением величины выборочной совокупности. Объем выборки в каждом исследовании связан с тем, насколько основательным и детальным планируется анализ свойств и связей объекта, с его однородностью по наиболее важным для исследования характеристикам, степенью дробности различных категорий населения, по которым планируется анализ в соответствии с задачами исследования. Для расчета объема выборки мы использовали принятые в статистике формулы. Так, например, объем случайной повторной выборки (п) может быть исчислен следующим образом:

где 8 - дисперсия или мера рассеивания исследуемого признака в генеральной совокупности;

t - коэффициент доверия;

V - предельная ошибка выборки.

Обычно допустимая ошибка выборки полагается приемлемой, если она находится в пределах 3-5% (доверительный интервал 0,03-0,05). Однако такая степень точности не всегда бывает необходима в изучении социальной сферы.

В ходе исследований мы стремились не допустить систематических ошибок, заранее продумывая организацию выборочного исследования, максимально полно учитывая все важные критерии обследуемой совокупности, предотвращая таким образом смещение выборки.

Особое внимание при изучении проблем социальной сферы уделялось обоснованию выбора определенной совокупности методов сбора и анализа эмпирической информации. Отметим, что между ними существует тесная взаимосвязь, в которой наиболее ярко выражается сущность логики социологического исследования социальной сферы. Правильность выбора методической стратегии исследования способствует осмыслению таких вопросов, как соотношение теоретического и эмпирического уровней, взаимодействие качественных и количественных подходов в процессе исследования; дает возможность определить границы применения системы методов, а следовательно, получить содержательный результат.

Этот этап работы связан с анализом эвристических возможностей различных методов извлечения социологической информации, а также фиксацией первичных данных, рассмотрением проблемы измерения изучаемого процесса, явления в различных шкалах, обсуждением ключевых понятий с точки зрения единственности соответствующих числовых представлений, методов предварительной оценки возможной надежности полученных результатов, а также методики анализа полученных результатов.

Таким образом, здесь решаются проблемы адекватности методической стратегии сбора социологической информации и методов анализа исследуемой проблемы. Возможно, наиболее перспективный путь для решения этой задачи при изучении сложных социальных явлений, проведении аналитических исследований социальной сферы заключен в представлениях Г.Г. Татаровой. Она предлагает объединить оба этих контекста в понятии "метаметодика", которая, основываясь на методе познания, определяла бы применение того или иного метода сбора и анализа данных в исследовании.

В последние годы в социологии вновь вспыхнула дискуссия о качественном и количественном подходах. Суть этого старого спора сводится к выяснению, какая из этих методологий лучше. При этом качественная методология иногда выдвигается как альтернативный проект групповой солидарности в социологической науке. Ряд исследователей полагает, что изменения в самой социологии, неудовлетворенность специалистов поверхностностью социологических опросов, а также перемены в обществе привели к парадигмальному сдвигу, к гуманистической актуализации тройного фокуса социологии: биографии, истории и структуры. При этом приверженность строгой методической изысканности традиционных методов представляется явно старомодной и получает ярлык "позитивистской".

Но качественная атака на традиционную методологию социологического исследования получает среди специалистов не всегда столь однозначную оценку. Так, Г. Батыгин и И. Девятко трактуют возникновение качественной методологии как симптом аномалии в институциональной структуре науки. "Нормальное состояние дисциплины, - отмечают они, -предполагает достаточно высокую степень согласия ученых относительно проблем, методов, предмета исследования, а также норм поведения - всего того, что делает человека науки предсказуемым и налагает на него определенную дисциплинарную ответственность". По их мнению, возникновение новой идеи не устраняет необходимости внутренней экспертизы для идентификации ученого. Чистая наука потому и считается чистой, что мало зависит от "внешней экспертизы", например интересов публики или "спонсоров". Именно в связи с этим встает задача дифференциации социологии от "профанного контроля" и установления зон знания, различающихся по степени профессиональной аутентичности.

Следуя интеллектуальной моде, попробуем дать характеристику качественной и количественной парадигмам социологии, поскольку они обе, с нашей точки зрения, интересны для исследователей социальной сферы.

Качественная методология представляет собой широкую тематизацию субъективности и опирается на концепцию теоретической сентетивности, сформулированную Б. Глейзером. Он полагал, что способность к теоретической чувствительности исследователя определяется наличием у него особых качеств, гарантирующих осознание тонкости изучаемой проблемы. В основе "способности к научному озарению", по его мнению, лежат высокий профессионализм и научный опыт. Гибкие методы апеллируют к случаю и заменяют автономию рациональности субстантивной, содержательной рациональностью. Таким образом, исследование случая каждый раз зависит от прирожденных и приобретенных качеств автора, от контекста фантомной природы эмпирически наблюдаемых социальных фактов, а процедура исследования создается в процессе продвижения в изучении темы. Валидность же исследования основывается обоснованностью его теоретической базы.

Количественная методология опирается на представления, что единство метода различных наук так или иначе обеспечивается существенной ролью эмпирического подтверждения научной теории, или на идею сетевой структуры теоретических понятий и модель относительного эмпирического подтверждения теоретических гипотез. Полагается, что всякое наблюдение является теоретически нагруженным и в природе не существует никаких чистых сенсорных данных. Жесткие методы связаны с преимущественным интересом к стандартным опросам, анализу официальной статистики. Здесь валидность исследований основывается на статистическом методе и понятии репрезентативности, опирается на идею проверки, выводимой из содержательной модели измерения. При этом вряд ли стоит утверждать, что этот подход полностью игнорирует "естественно случающиеся" факты, а использующаяся здесь объяснительная модель полностью подменяет поиск причинных связей статистическими выводами и корреляциями. Можно привести множество доказательств систематического и часто плодотворного интереса сторонников данного подхода к проблемам рефлексивности значения культурного контекста и определяющей роли теории.

Наблюдение за ходом дискуссии позволяет нам отметить, что различные исследовательские практики в одних случаях тематизируются как качественные, в других - как количественные. Это возникает, как нам представляется, от того, что концепция качественных методов опирается на традиционные количественные подходы, содержащиеся в классических текстах современной "качественной" традиции. Мы полагаем, что качественную и количественную социологию не стоит представлять как альтернативные парадигмы и в изучении проблем социального воспроизводства следует использовать синтез всех сложившихся методов и процедур сбора и анализа первичной информации, каждый раз оценивая избранную методическую стратегию с самых разнообразных позиций: адекватности целям исследования, соответствия профессиональным критериям научного сообщества, здравого смысла.

При изучении проблем социальной сферы, могут использоваться жесткие методы: анкетные опросы, анализ статистики, формализованные интервью для изучения самоощущений, ожиданий и предпочтений населения, анализа динамики социально-демографических процессов, состояния социальной инфраструктуры, разработки проектов и программ развития социальной сферы. А также мягкие методы: включенное (или участвующее) наблюдение, биографический метод, метод Oral History (устной истории), этнографическое описание в изучении социальной обусловленности жизненных путей, образа жизни различных социально-профессиональных и демографических групп (например, по гендерному признаку) и типов семей, социального опыта и его смысловых структур, субкультурных стилевых форм.

Наш опыт свидетельствует, что успешная стратегия любого научного поиска складывается взаимной дополняемостью самых различных методов, а каждое конкретное социологическое исследование предполагает свою, оригинальную методическую стратегию, представляющую собой систему методов сбора данных, адекватных ее целям, необходимых и достаточных. Только такой подход не разрушает социологическую перспективу. Поэтому методическая стратегия нашего научного поиска каждый раз составляла синтез качественной и количественной стратегии. Например, в проекте по научно-информационному обеспечению анализа и прогнозирования процессов социальной защиты населения РФ для обеспечения мониторинга социального самочувствия населения использовался анкетный опрос, а для определения пороговых значений показателей социального воспроизводства населения - свободное интервью специалистов. В проекте по проблемам социальной поддержки семей безработных, имеющих несовершеннолетних детей, для оценки их самочувствия, выявления наиболее острых проблем, требующих быстрого решения со стороны властей, предложений по улучшению социальной поддержки семей данного типа использовалось формализованное интервью безработных, а также полуформализованный опрос экспертов. Для уточнения правовых, экономических и организационных аспектов оптимальной модели социальной защиты семей данного типа - свободное интервью экспертов - специалистов федеральных органов власти. При изучении уровня и качества жизни многодетных семей - полуформализованное интервью взрослых членов семьи и наблюдение.

Надо отметить, что предметная область исследования социальной сферы задает некоторые особенности его организации» В силу того что процессы, протекающие в ней, трудноформализуемы, часто носят вероятностный характер, выражаются, как правило, в количественно-качественной или качественной форме, наиболее адекватным методом ее изучения зачастую становится метод экспертных оценок. Именно он более других способен решить познавательные задачи, связанные с выявлением, анализом и оценкой наиболее существенных, малоизученных и трудно поддающихся традиционным формам познания социальных явлений. При правильном использовании метод экспертных оценок дает возможность обеспечить необходимый уровень надежности, достоверности и обоснованности информации, необходимой для решения таких задач и целевых установок исследования, как построение искомой модели социальной защиты семей безработных, определение пороговых значений, интегральных характеристик социальной сферы, обеспечивающих приемлемый уровень благополучия населения, оценка потенциала социальной сферы, планирование социального развития региона, предприятия. Все эти задачи решаются в экспертном опросе благодаря использованию глубоких знаний и опыта специалистов.

Так, основной методической формой в реализации проекта "Оценка и возможности системы социальной защиты семей безработных, имеющих несовершеннолетних детей в России и Финляндии" был экспертный опрос. Он предполагал сбор и обобщение квалифицированных суждений, заключений и доказательств об оптимальной модели социальной защиты семей безработных с несовершеннолетними детьми, наиболее компетентных лиц, имеющих высокий уровень и качество знаний об изучаемом объекте, обладающих интуицией, аналитическими и прогностическими способностями. (Экспертный опрос распадался на две составные части: полуформализованный опрос и клиническое интервью экспертов. Первая его часть проводилась по специальному инструментарию, рассчитанному на высокий уровень профессионализма, широкий кругозор, богатый практический опыт опрашиваемых, на их способность давать необходимую информацию в условиях неопределенности. Преимущественно в качестве приема опроса экспертов использовался заочныи раздаточный анкетный опрос, т.к. объем информации, планируемый к получению, требовал достаточно длительного времени, сосредоточенности и, возможно, обращения эксперта к каким-либо дополнительным источникам информации. К преимуществам этого типа опроса, определившим наш выбор, можно отнести независимость ответов, стимулирование индивидуального творчества.

В результате мы в основе модели социальной-защиты получили независимые личные экспертные оценки, подтверждающие, а где-то опровергающие выдвинутые нами гипотезы, детально уточняющие вопросы, поставленные нами в анкете. Получение однозначных ответов от экспертов одного и того же уровня образования, профессиональной подготовки, практической включенности на однотипные вопросы на каждом из уровней управления социальной сферой позволило нам уверенно сформулировать основные признаки нормативной модели социальной защиты, а также учесть региональные и местные особенности. В ходе организации самой процедуры, а также при обработке полученной информации мы приняли все меры к тому, чтобы по возможности свести к минимуму типичные погрешности, присущие данному методу: несовершенство и разная степень надежности и достоверности информации, получаемой экспертом, различная степень владения каждым из них необходимой нам информацией о системе социальной защиты, высокий уровень неопределенности изучаемых нами процессов, разный уровень компетентности.

Эффективность экспертной процедуры обеспечивалась соблюдением отработанных практикой правил отбора экспертов, например, таких как:

• высокая компетентность, эрудиция, интуиция экспертов;

• способность экспертов анализировать и прогнозировать процессы социального развития;

• умение экспертов связывать необходимость решения сиюминутных и перспективных задач;

• обладание экспертами чувством гражданской ответственности. При формировании группы экспертов был удовлетворен ряд, обычных в этом случае, требований. Процедура опиралась на принцип добровольности, готовности будущих экспертов к участию в разработке модели социальной защиты семей безработных, обеспечения представительства экспертов из разных структурных подразделений. В нашем случае было использовано сочетание трех методов отбора экспертов: документального, аттестационного и совещательного.

Напомним, что документальный метод представляет собой тщательное знакомство с личными делами и аттестационными характеристиками кандидатов в эксперты. Аттестационный отбор экспертов осуществляется на основе оценочного аттестационного листа, заполняемого коллегами или вышестоящими руководителями специалистов. Совещательный отбор -в ходе личной беседы.

Поиск экспертов проводился из числа специалистов комитетов Государственной Думы Федерального собрания, комитетов и комиссий Совета Федерации Российской Федерации, администраций регионов, мэрий и префектур, местных органов управления, влияющих на функционирование и развитие социальной сферы общества, региона, города, поселка и т.п.. Министерств: труда и социального развития, здравоохранения, образования. А также среди ученых ведущих научно-исследовательских институтов страны: Института народонаселения РФ, Института социологии РАН, Института социально-политических исследований РАН, Московского государственного социального университета и др.

Процедура экспертных оценок опиралась на полуформализованный опрос, в основе которого лежал опросный лист и последующий преимущественно логический анализ оценок, суждений и предложений, высказанных экспертами. В ряде вопросов анкеты использовались шкалированные оценки, которые были подвергнуты математико-статистической обработке.

Второй частью экспертного опроса стало клиническое интервью наиболее компетентных экспертов с целью уточнения их представлений о необходимости.расширения и направлениях правового обеспечения социальной защиты семей безработных, трансформации бюджетной и налоговой политики в интересах развития социальной сферы общества, регионов, возможностях и необходимых мерах по повышению ее компенсаторных возможностей.

Метод экспертной оценки может быть успешно использован также в анализе потенциала социальной инфраструктуры, сравнении развитости ее элементов с целью определения приоритетов их развития, на планируемый период в конкретном регионе.

Экономические реформы последних лет, нацеленные на переход к рыночным отношениям в обществе, в корне изменили социальную политику государства, роль и значение местных органов власти в развитии социальной инфраструктуры, возможности населения в использовании предлагаемых этой инфраструктурой услуг. Как отмечается в правительственных документах, задача состоит в перенесении центра тяжести решения социальных проблем, сохранения и развития учреждений социальной инфраструктуры на региональный уровень. При этом утратили свое значение имеющиеся ранее нормативы, оптимально обеспечивающие потребности населения в образовании, обеспечении здоровья, быта и т.п. Развитие рынка услуг все более диктуется снижающимися доходами населения и недостаточными ресурсными возможностями региональных органов управления. Таким образом, возникла ситуация управленческой неопределенности. Остается неизвестным, какие характеристики должна приобрести социальная инфраструктура региона, чтобы, с одной стороны, обеспечить расширенное воспроизводство населения (в котором общество заинтересовано), с другой - быть необходимой и достаточной с точки зрения материальных возможностей потребителя.

В этом случае целью экспертного опроса является получение шкалы ранжирования широкого круга проблем функционирования социальной инфраструктуры и экспертная оценка перспектив ее развития.

Представляется, что наиболее целесообразным и наиболее доступным для организаторов такого исследования является очный раздаточный опрос экспертов. В условиях информационной и управленческой неопределенности этот вид опроса экспертов позволяет выработать сложное управленческое решение, научно-обоснованно спрогнозировать перспективы развития социальной инфраструктуры. При этом он имеет и организационные преимущества, позволяет в ходе общения с экспертами уточнить какие-либо позиции, ответить на возникшие вопросы, простимулировать их деятельность.

Подготовка к отбору экспертов в таких случаях обычно начинается с составления списка компетентных специалистов, а затем с помощью одного из известных методов (документальный, экспериментальный, совещательный, аттестационный, самооценки) формируется группа экспертов. При формировании списка кандидатов в эксперты следует учесть ряд обстоятельств. В него должны войти представители разных структурных подразделений, чтобы избежать эффекта протекционизма развития того или иного элемента социальной инфраструктуры. Будущие эксперты должны иметь полную информацию о социальной инфраструктуре региона и быть заинтересованы в целостном социальном воспроизводстве населения. У каждого члена группы должно быть развито инновационное мышление. Должен быть соблюден и принцип добровольности участия в экспертизе.

Экспертные опросы могут базироваться на сочетании различных приемов. Среди основных его разновидностей: дельфийский метод, метод ранжирования, деструктивной отнесенной оценки, задания весовых коэффициентов, экспертного взвешивания, парных и последовательных сравнений..Цели и ожидаемые результаты нашего исследования, реальная возможность, сложность изучаемой проблемы позволяют в качестве основной процедуры экспертизы использовать метод непосредственной оценки, суть которого заключается в том, что эксперт присваивает объекту экспертизы определенный балл (допустим, от 1 до 10), характеризующий уровень развитости конкретного элемента социальной инфраструктуры региона. Анализ информации осуществляется путем сложения оценок, полученных каждым объектом экспертизы и ее ранжированием.

Для увеличения достоверности и качества получаемой в ходе экспертизы информации могут быть сформированы две или три группы экспертов. Согласованность "взвешивания" можно считать приемлемой, если среднеквадратичные отклонения их оценок не будут превышать 0,95. Опросы такого рода обеспечат правильную ориентацию в неотложности решения тех или иных проблем социальной сферы и могут быть положены в основу планирования развития социальной инфраструктуры региона, положения которого строго научно аргументированы.

Целесообразным для целей нашего исследования может быть и дельфийский метод. Его особенность состоит в обеспечении условий для независимой оценки предложенных к экспертизе положений и гипотез, последовательном (организованном в несколько туров) оценивании функционирования социальной инфраструктуры и перспектив ее развития и формировании группы критиков-аналитиков, выполняющей контрольную и селекционную функцию. В этом случае отобранные нами эксперты в ходе первого тура самостоятельно отрабатывают варианты оценок и предложений. После этого, как правило, в присутствии всей группы подводятся итоги и сообщается средневзвешенный рейтинг оценок каждой экспортируемой позиции и предлагается мотивировать крайние значения рейтингов. В ходе второго тура анализируются оценки, суждения, предложения, полученные в ходе первого тура. Здесь все участники экспертизы свободно высказывают свои позиции, аргументируя каждую из них. Третий и четвертый этап работы используется для уточнения и научной корректировки оценок, сведения к минимуму расхождений в определении перспектив развития социальной инфраструктуры региона. Число туров каждый раз может быть разным. Оно зависит от того, на каком из этапов проведения исследования расхождения в оценках будут сведены к минимуму.

Завершающим этапом экспертизы в данном исследовании является принятие программы развития социальной инфраструктуры региона.

Заканчивая разговор об использовании метода экспертных оценок в исследовании социальной сферы, хотелось бы отметить, что, как и любое другое социологическое исследование, экспертное исследование требует разработки традиционной по своей структуре и назначению программы своего проведения. Однако она не полностью идентична, например, программе массового опроса и имеет определенную специфику, заключающуюся в разработке особого раздела, где определяется субъект исследования, требования к нему, правила и процедура отбора экспертов, процедура и организационное обеспечение их работы. Ее также отличают особые подходы к конструированию инструментария, если он используется, или формированию общей конструкции свободного интервью.

Так, при разработке анкеты или бланка интервью обычно учитывается высокий профессионализм и высокая степень осведомленности субъекта исследования по изучаемой проблеме. Здесь неуместны закрытые и контрольные вопросы и, наоборот, предусматривается возможность свободного изложения каждым экспертом своей позиции, используются все эвристические приемы. При подготовке к проведению клинического интервью заранее продумывается весь комплекс проблем, требующих осмысления экспертом. Обязательным условием успеха в этом случае является проведение экспертного опроса одним специалистом, разработавшим замысел исследования и проведшим системный анализ объекта исследования, интерпретацию и операционализацию ключевых понятий.

Но в том и другом случае организаторы опроса призваны помнить, что эксперт выступает участником исследования, должен быть осведомлен о его целях и задачах. Предполагается признание авторства позиции каждого из них (если, конечно же, тема опроса не связана с информацией, способной нанести вред эксперту). Однако это не значит, что подготовка исследовательских документов в экспертном опросе очень проста и заключается лишь в обозначении основных направлений проблемы. Наоборот, здесь требуется особая точность в формулировке целевых установок, заданий, полное изложение альтернативных концепций, которые должны быть проверены на практике.

Напомним, что экспертное социологическое исследование может быть простым (в этом случае его задачи реализуются в ходе одного опроса наиболее компетентных лиц по тем или иным проблемам) и сложным (здесь опрос связан с какой-либо сложной задачей и носит комплексный характер). В зависимости от целей, задач, возможностей организаторов исследования используются различные виды опроса экспертов: личный или групповой; очный или заочный; раздаточный, анкетный, почтовый, телефонный; интервью формализованные или свободные. Каждый из указанных видов экспертного опроса имеет свои преимущества и недостатки и может использоваться в изучении социальной сферы общества, региона.

Практика, наш исследовательский опыт позволяют нам утверждать, что метод экспертной оценки, при правильном его использовании, является эффективным и перспективным методом анализа и прогнозирования функционирования и развития социальной сферы, поскольку позволяет принять грамотное управленческое решение, избежав ошибки.

Специфика каждого исследования социальной сферы проявляется и в инструментарии. Под инструментом социологического исследования мы понимаем набор специальных средств и исследовательских документов, с помощью которых осуществляют сбор и систематизацию эмпирической информации об изучаемом объекте. Так, в нашем российско-финском проекте исследовательские документы были представлены:

1. Бланком интервью безработного, имеющего несовершеннолетних детей.

2. Опросным листом экспертов.

3. Картой безработного.

4. Инструкциями интервьюерам и специалистам, заполняющим бланки безработного.

Общую концепцию и структурную схему всех исследовательских документов определяют предмет исследования, формулировка проблемы, цели и задач исследования. Важным является обеспечение взаимосвязи показателей сбора эмпирической информации в каждом из исследовательских документов, поскольку результаты, получаемые с их помощью должны быть сопрягаемы между собой.

Система показателей сбора эмпирической информации на этой стадии выступает как шкала измерения. Каждая группа показателей характеризует свою сторону жизнедеятельности населения и меру удовлетворенности или неудовлетворенности своим положением. Объективные показатели в исследовательских документах фиксируют реальное положение дел, а субъективные их самооценку.

Еще на стадии проработки замысла исследования мы считали необходимым заранее продумать не только систему сбора информации, но и составить полное представление о том, как будет она обработана, какими методами математической статистики и коэффициентами мы воспользуемся. Конечной целью обработки всех полученных в процессе сбора данных является их синтез: обобщение, построение индексов или интегральных показателей. Учитывая ориентированность социологии социальной сферы на изучение объективных и субъективных показателей социального воспроизводства, отражающих внешние для данного субъекта обстоятельства его жизнедеятельности и субъективные состояния, ценностные ориентации, эмоционально-психологические переживания, мы для ряда показателей используем специфические методы их анализа и оценок: индексы психологического состояния, удовлетворенности различными сторонами своей жизнедеятельности, расчет суммарного показателя уровня жизни населения. Так, в анкете мы применяем пятибалльную шкалу:

5 - безусловно "да" (вполне положительная оценка);

4 - скорее "да, чем нет" (частично положительная оценка);

3 -трудно сказать определенно (нейтральная оценка);

2 - скорее "нет, чем да" (в большей мере отрицательная оценка);

1 - безусловно "нет" (полностью отрицательная оценка). Указанные шкалы удобны для расчета индексов. Если положительным значениям пятипозиционной шкалы приписать число соответственно +1 (для показателя "5") и +0,5 (для показателя "4"), а отрицательным значениям —1 (для показателя "I") и -0,5 (для показателя "2"), то при алгебраическом сложении их произведений на число отметивших тот или иной показатель и делении полученной суммы на число всех опрошенных респондентов мы получим индекс с колебаниями значений от +1 до -1. При этом, чем его величина выше, тем ближе данная группа к состоянию полной удовлетворенности или наиболее полной характеристике, заложенной в вопросе анкеты. Таким образом, средний балл удовлетворенности или индекс одной из характеристик социального самочувствия рассчитывается

по формуле

:

где А, В, С, D, Е - численность респондентов, пометивших соответствующие пункты (5, 4, 3, 2, 1) ранговой шкалы.

Правда, эта методическая процедура критикуется за попытку априорного приписывания качественным признакам баллов и отсутствие в итоге в индексе реального объективного социального содержания. Однако, на наш взгляд, в условиях мониторингового наблюдения индексы позволят вести сравнение динамики оценок, настроений и реакций населения на изменяющуюся социально-политическую ситуацию в стране и регионе, а следовательно, их применение целесообразно.

Система и типология социальных показателей, логическая структура исследовательских документов позволяют в каждом конкретном случае определить методы и логическую схему обработки полученной информации. Используя метод группировки, широко применяемый в социологии, анализ осуществляется с помощью одномерных, двухмерных и n-мерных таблиц распределений показателей, которые базируются на многообразии связей каждого признака предмета исследования с каждым. На последующем этапе измерение связи признаков предмета исследования возможно с помощью детерминационного или регрессионного анализа. В качестве дифференцированных социальных субъектов могут выступать представители социально-демографических, профессиональных групп, а также различные типы семей и группы респондентов.

<< | >>
Источник: Осадчая. Социология Социальной Сферы. 2003

Еще по теме 2.4.1. Опыт разработки программы и проведения конкретных социологических исследований проблем социальной сферы:

  1. ГЛАВА 4. ОСОБЕННОСТИ МЕТОДОЛОГИИ, МЕТОДИКИ И ТЕХНИКИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
  2. Программа социологического исследования
  3. Глава 3. ПРОГРАММА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  4. РАЗДЕЛ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
  5. РАЗДЕЛ II. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
  6. 1.3.1. Предмет социологии социальной сферы и место в структуре социологического знания
  7. 1.1. Социальное и социологическое исследования
  8. 1.3.2. Функции социологии социальной сферы и уровни организации изучения социальных процессов
  9. 2. Исследование психологических мотивов конкретною
  10. 3.1.1. Социальное управление как фактор повышения компенсаторных возможностей социальной сферы
  11. Основные идеи исследования организаций на основе изучения конкретных ситуаций.
  12. Социальные исследования как «большая наука» и исследование малых групп
  13. Зарождение и опыт социолингвистического исследования прессы
  14. Зарождение и опыт социолингвистического исследования прессы
  15. Глава 1. ВИДЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  16. Глава 12 МЕТОДОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  17. 3.3.1. Социология социальной сферы как наука
  18. СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ