<<

15

Со спорадическим действием описанных выше процессов мы начинаем сталкиваться уже в позднеархаических обществах и ранних цивилизациях. Достаточно эффектным примером заметного действия субъективного фактора в доосевых обществах может служить, например, деятельность Эхнатона в Египте.
Еще более яркий, на мой взгляд, пример можно найти в Первой книге Царств. К состарившемуся Самуилу приходят “все старейшины Израиля” (1 кн. Царств 8, 4) и просят его: “Поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов” (8, 5). На что Самуил отвечает им:

(11) Вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмет, и приставит к колесницам своим, и сделает всадниками своими, и будут они бегать пред колесницами его; (12) И поставит их у себя тысяченачальниками и пятидесятниками, и чтобы они возделывали поля его, и жали хлеб его, и делали ему воинское оружие и колесничный прибор его. (13) И дочерей ваших возьмет, чтоб они составляли масти, варили кушанье и пекли хлебы. (14) И поля ваши, и виноградные, и масличные сады ваши лучшие возьмет и отдаст слугам своим. (15) И от посевов ваших и из виноградных садов ваших возьмет десятую часть и отдаст евнухам своим и слугам своим. (16) И рабов ваших, и рабынь ваших, и юношей ваших лучших, и ослов ваших возьмет и употребит на свои дела. (17) От мелкого скота вашего возьмет десятую часть; и сами вы будете ему рабами (18). И восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам тогда.

И. Ш. Шифман дает следующий комментарий этому тексту:

В исследовательской литературе данный текст рассматривается как сочинение позднего времени, vaticinium ex eventu. В то же время сопоставление с угаритским документальным материалом показало близость интере-сующего нас отрывка тому, что наблюдалось в Угаритс, т. е. положению, существовавшему во второй половине II тыс. до н. э. С нашей точки зрения, включение данного текста в книгу, подвергшуюся весьма поздней жреческой обработке, показывает, что он, по мнению составителя, соответствовал не только ситуации в Иудейском и Израильском царствах в первой половине I тыс. до н. э., но также и тому, что израильтяне могли наблюдать в период Судей, и выражал настроения кругов, враждебных царской власти, и в период ее становления, и позже, когда она уже давно осуществляла верховное управление .

Таким образом, данный текст вполне может восходить к периоду Судей. Для нас здесь интересны уже действия старейшин Израиля, вполне сознательно стремящихся направить развитие их сообщества в достаточно определенном направлении. Вполне определенно угадывается за действиями “старейшин” и осознание ими разрыва между “должным” и “сущим”, а действия эти и представляют собой достаточно организованную и скоординированную попытку этот разрыв преодолеть, изменить их общность в соответствии с вехой, определенно угадываемой здесь социально-политической моделью. Не менее интересны и слова Самуила, который, по сути дела опираясь на тот же опыт соседних государственно организованных народов, идеально моделирует эволюцию своей общности в этом направлении, куда его толкают “старейшины”, демонстрирует ее результаты и тем самым пытается противодействовать движению в этом направлении. Самуил еще не может предложить конкретную альтернативу, ему (в отличие от его оппонентов) здесь почти не на что опереться в опыте соседних народов — достаточно определенно и в массовом масштабе возможность вхождения в цивилизацию без царской власти эллины продемонстрируют лишь несколько веков спустя.

Но попытка Самуила не пропадает втуне благодаря тому, что слова Самуила попадают в священный текст, они потом в течение веков и тысячелетий служат солидной подмогой противникам деспотической царской власти, сторонникам нередко вполне плодотворных альтернатив социальной эволюции.

То, что здесь мы имеем дело с достаточно (хотя и не слишком) архаичным обществом, не противоречит, на мой взгляд, сказанному выше. Ведь общество это окружено несравненно более развитыми соседями, многие из которых имеют многовековой опыт государственности, к которому прямо апеллируют обе стороны в данном споре. Да и общество перед нами позднеархаическое, находящееся к тому же в кризисе, в неравновесном состоянии, стоящее на пороге своей трансформации. Качественный сдвиг происходит, на мой взгляд, в осевое время (VIII—III вв. до н. э.) , которое и по группе интересующих нас показателей может рассматриваться в качестве переломной вехи человеческой истории. Действительно, именно в эту эпоху мы видим бурное и интенсивное развитие всех описанных выше процессов (появление и широкое распространение представлений о том, что общество со временем изменяется, что “должное” не совпадает с “сущим”, что возможно более справедливое социальное устройство и что его можно достичь, приложив для этого определенные сознательные усилия; оформляются многообразные социальные идеалы; появляются, распространяются и развиваются организационные формы, в рамках которых ведется деятельность по претворению этих идеалов в жизнь) сразу как минимум во всех “центрах” осевого времени (Греции, Риме, Палестине, заратуштровском Среднем Востоке, Индии, Китае).

Именно с этой эпохи социальную эволюцию человечества (по крайней мере той его части, которая тем или иным образом, прямо или косвенно про-шла через осевое время) никак нельзя уже рассматривать как полностью (или почти полностью) естественноисторический процесс, обусловленный (даже в конечном счете) только или почти только одними объективными материальными факторами. Сознание все в большей и большей степени начинает определять бытие. Не случайным поэтому представляется тот факт, что даже среди современных западных (особенно англоязычных) исследователей архаических обществ в настоящее время откровенно преобладают вполне материалистические (что не всегда прямо декларируется) концепции социальной эволюции, рассматривающие ее как естественноисторический процесс, развивающийся под действием почти одних лишь объективных факторов (демографических, экологи-ческих и т. п.), по объективным социологическим законам (к ним можно отнести, например, почти всех американских антропологов неоэволюционистов . Об исследователях “осевых” и “постосевых” обществ этого сказать, похоже, нельзя .

На данное обстоятельство уже обращал внимание С. Сандерсон .

<< |
Источник: Иммануил Валлерстайн. СОЦИОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ: ПРИЗЫВ ЭМИЛЯ ДЮРКГЕЙМА (письмо Президента Международной социологической ассоциации, июнь 1995 г.). 2000

Еще по теме 15:

  1. Л.О. Доліненко, В.О. Доліненко, С.О. Сарновська. Цивільне право України, 2006
  2. ЦИВІЛЬНЕ ПРАВО УКРАЇНИ
  3. ПЕРЕДМОВА
  4. Частина І ПРОГРАМА КУРСУ «ЦИВІЛЬНЕ ПРАВО УКРАЇНИ»
  5. Розділ І. Загальні положення цивільного права
  6. Тема 1. Поняття цивільного права. Предмет та метод, система цивільного права. Функції та принципи цивільного права
  7. Тема 2. Цивільне законодавство України
  8. Тема 3. Поняття, елементи та види цивільних правовідносин
  9. Тема 4. Здійснення цивільних прав і виконання обов’язків
  10. Тема 5. Захист цивільних прав та інтересів
  11. Тема 6. Об’єкти цивільних прав
  12. Тема 7.ФІЗИЧНІ особи як суб’єкти цивільного права