<<
>>

Глава восьмая. Как бороться с комплексом вины

Ни один труд о депрессии не может не затронуть вопрос о комплексе вины. К нему обращаются постоянно писатели, философы, духовные лидеры. Какова же концепция вопроса, неужели она исходит из понятия греха? Может быть, комплекс Эдипа или другие законы, определенные Фрейдом? Необходим ли комплекс вины человеку? Некоторые популярные психологи считают, что — да, нужен, но так ли это?

Когнитивная терапия разрешила множество психологических и философских проблем.

Чему же может научить этот метод? Чувство вины возникает при следующих мыслях:

1) я сделал то, что не следовало бы, или я не сделал того, что следовало бы, потому что моя мораль и понятие справедливости оказались ложными;

2) мое плохое поведение доказывает, что я плохой человек или У меня скверный характер...

Центральное место в чувстве вины занимает мысль о собственной никудышности. Очевидно, что отрицательные (192:) поступки должны вызывать вполне здоровые чувства угрызения совести, а не комплекса вины. Угрызения совести возникают вследствие того, что человек осознает свои негативные действия по отношению к другим или себе, но только те действия, которые искажают собственные этические понятия, Угрызения совести в отличие от комплекса вины не внушают человеку то, что он заведомо плох.

В дополнение к чувству вины возникают депрессии, обиды, которые дают основания сделать один из следующих выводов:

1) я ничтожество, так как плохо поступаю (вывод, поддерживающий депрессию;

2) если окружающие заметят мои действия, то начнут презирать меня (вывод, поддерживающий обиду);

3) мне угрожает расправа или наказание (вывод, ведущий к волнениям).

Простейший способ определить, полезны или разрушительны мысли, это узнать, присутствуют ли в них искажения в процессе познания, описанные в главе третьей. Если они присутствуют, то депрессия, волнение, обида напрасны.

Наиболее вероятная ошибка, которая может присутствовать, когда человек испытывает чувство вины — это предположение о неправильности поступков, как истинное, так и ложное.

Недавно симпатичная женщина принесла мне запечатанную в конверт исповедь, сообщающую факты настолько ужасные, что вслух она их произнести не могла. В момент вручения девушка заставила меня поклясться в том, что я не разглашу написанное там и не буду смеяться над ней. Там (193:) говорилось: «Я отрежу свой нос и съем его». Ужас и страх, отразившиеся на ее лице, вместе с простотой написанного поразили меня настолько, что я потерял профессиональный самоконтроль и разразился смехом. К великой моей радости она тоже рассмеялась.

Утверждаю ли я, что человек никогда не поступает плохо? Естественно нет, я не придерживаюсь экстремистских, далеких от реальности позиций. Я просто утверждаю, что стремление к самоунижению, самонаказанию необоснованно и ненужно.

Вторая наиболее вероятная ошибка — это когда человек корит себя за то, что уже сделано. Эти суеверные, искаженные мысли приводят к средневековой охоте на ведьм. Человека могли подтолкнуть на совершение плохого, злого поступка, но не имеет смысла обзывать себя ничтожеством, потому что энергия расходуется на самоуничтожение, самонаказание, а не на творческий поиск решения проблемы.

Так же вызвать вину может и принятие ответственности за независящее событие. Предположим, кто-то критикует своего друга, болезненно реагирующего на это. Человек может обвинить себя в эмоциональном расстройстве друга и поверить в неуместность своих высказываний. В действительности причиной расстройства послужили его собственные мысли, а не критика.

Когнитивная терапия утверждает, что только собственные мысли влияют на чувства. Прочитав сказанное, человек может прийти к выводу, что его поступки не могут никого обидеть, и тем самым он оправдает вседозволенность. Так почему бы не бросить семью, не подшутить над женой и не обмануть делового партнера; если они расстроятся, то проблема только в их мыслях? Правильно? (194:)

Наверное, здесь мы пришли к необходимости повторного определения искажений в процессе познания.

Итак, мы говорили, что эмоциональное расстройство человека его искаженными мыслями. Но только сам человек повинен в своих страданиях? Если он обвиняет себя в чьих-то мучениях — эта ошибка называется переприсваиванием на свой счет. Если же переживания вызваны не искаженными мыслями, то события, породившие их, реальны. Например, кто-то ударил меня в живот, и мне, естественно, стало больно. В данном случае ответственность за мои страдания лежит на ударившем, и утверждение о том, что меня ударили, не искажено. Угрызения совести обидчика и моя боль реальны. Необоснованные утверждения о долге — последний вид ошибок, ведущий к чувству вины. Многие думают, что понятия о долге — общеприняты и универсальны, на самом же деле они заключают людей в строгие рамки, например, я должен быть счастлив в любое время. Человек, приверженный этому правилу, испытывает чувство сильнейшего неудовлетворения при малейших расстройствах. Очевидно, что невозможно всем и всегда быть счастливыми, то есть это правило необоснованное и поражающее личность. Утверждение о долге, основанное на чувстве знания всего, делает человека уверенным в своем пророческом даре. Например: «Мне не следовало ходить на пляж в эти выходные, так как я был на шаг от простуды. Ну и дурак же я, теперь я проваляюсь в постели целую неделю». Такое отношение к себе далеко от реальности, потому что не было полной уверенности в роковых последствиях похода. Знающий точно последствия не поступил бы так; для людей характерно делать то, за что они упрекают себя впоследствии. Утверждение о долге, основанное на чувстве (195:) всемогущества, заставляет человека поверить в возможность его контроля над собой и окружающими. Человек пропустил подачу в теннисе и проиграл, утверждая: «Я не должен был пропустить эту подачу». А почему бы и нет, неужели вы играете в теннис настолько совершенно?

Очевидно, что эти три типа утверждений о долге создают необоснованное чувство вины и не представляют никаких значимых моральных ценностей.

Существует еще несколько критериев, по которым можно узнать комплекс вины.

Это интенсивность, продолжительность и обстоятельность ваших отрицательных эмоций. Используем этот критерий для определения вины пятидесятидвухлетней замужней учительницы, Дженис. У нее депрессия не проходила на протяжении многих лет, проблемы Дженис возникли из-за постоянного чувства вины за две магазинные кражи, совершенные в пятнадцатилетнем возрасте, несмотря на честно проведенные последующие годы жизни. Мысли, порождающие чувство вины, постоянно посещали ее: «Я — вор, я — лжец, я — ничтожество». Чувство вины было настолько сильным, что каждый вечер Дженис просила у Бога смерти. Каждое утро, проснувшись живой, она ощущала разочарование: «Я настолько мерзка, что даже Господь Бог не хочет меня принять». В конце концов она зарядила пистолет мужа, приставила его к сердцу, нажала на курок, но случилась осечка. Возможно, она неправильно зарядила. Дженис испытала чувство полнейшего поражения, опустила пистолет и разрыдалась.

Вина Дженис полностью соответствовала трем категориям: продолжительности, интенсивности, обстоятельности. Ее чувство нельзя назвать здоровым угрызением совести за обычную магазинную кражу. Полная потеря самоуважения явно (196:) не соответствует тяжести поступков. Ее комплекс вины подтолкнул к самому бессмысленному действию — самоубийству.

<< | >>
Источник: Д. Бернс. Хорошее самочувствие Новая терапия настроений. 1995

Еще по теме Глава восьмая. Как бороться с комплексом вины:

  1. 1. Комплекс вины
  2. Почему нас засасывает комплекс вины
  3. 12: Медитация” способствующая успеху и устраняющая комплекс вины
  4. Чувство вины рождает комплекс неполноценности
  5. Чувство вины вызывает комплекс неполноценности
  6. 12: Исцеляющая медитация для избавления от комплекса вины
  7. ГЛАВА ВОСЬМАЯ КАК ПРОЖИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ НА ВЫСОКОМ УРОВНЕ
  8. Как бороться с помехами
  9. Зеркало треснуло (эмоции, как с ними бороться)
  10. Глава XXXIX. Право на наследственную массу как имущественный комплекс (наследственные права)
  11. Глава XXXVIII. Право на предприятие как имущественный комплекс (право управления)
  12. Глава восьмая
  13. ГЛАВА ВОСЬМАЯ