<<
>>

Тело — божественный саксофон

В начале весны Тараканову предложили заманчивый проект — экспедицию в Марокко с путешествием на джипах по пустыне, посещением трех суфийских орденов и участием в их ритуалах. Инициатором поездки был Вовкин знакомый, психолог по фамилии Сидорин.

Он взял на себя все организационные вопросы, связанные с визами, билетами, перемещением по стране и допуском в суфийские братства. Вовка много слышал о богатых мистических традициях Марокко, к тому же одним из его любимых музыкальных альбомов был «Moroccan Spirit», так что он с энтузиазмом согласился участвовать в поездке. «Да еще и прокатиться на джипе по пустыне! Экзотика!» — с удовольствием думал про себя Тараканов.

Поездку наметили на середину мая, поскольку в это время в Марокко еще не так жарко. Но в апреле Сидорин куда-то таинственно испарился, и организовывать экспедицию оказалось некому. К тому же недорогие билеты на чартерные рейсы в Марокко были быстро раскуплены.

Однако Вовка уже сформировал намерение посетить манившую его Африку.

Почувствовав в Сереге родственную душу, он предложил ему рвануть на загадочный континент. Серега обожал всякие авантюры и поддержал Вовку, не тратя время на раздумывания. Юлька с Наташкой поехать не смогли. Путешествие в Марокко не срослось, так что друзья отправились в Тунис, благо подвернулся недорогой тур. Оттуда до Сахары рукой подать, можно и в Средиземном море накупаться, и йогой накачаться на природе, под жарким солнцем.

Путешественники прибыли в портовый город Сусс на востоке Туниса и поселились в приличном четырехзвездочном отеле. До моря было рукой подать — всего четыре-пять минут ходьбы по мощеным дорожкам мимо газонов с ярко-зеленой травкой. Вдоль дорожек росли декоративные финиковые пальмы, туя и другие, неизвестные Вовке, экзотические деревья и кусты. Между морским берегом и зданием отеля располагался шикарный бассейн с бирюзовой водой, по периметру которого росли раскидистые пальмы.

Со стороны моря его прикрывала от ветра невысокая зубчатая стена песочного цвета, где ютились многочисленные магазинчики, бар и кафе.

Кормили неплохо. За завтраком и ужином друзья с удовольствием лакомились йогуртами, финиками, апельсинами, клубникой, маслинами, салатами, сыром, морской рыбкой, вкусной выпечкой. Вместо обеда, который не был включен в стоимость тура, друзья устраивали легкий перекус из небольшого количества фруктов и пили чай с восточными лакомствами — отменной халвой и нугой с орешками.

Первые четверо суток днем и ночью дул сильный ветер. Пляж пустовал — сидеть и даже лежать на пронизывающем ветру было некомфортно. Температура воды в Средиземном море не превышала восемнадцати градусов, поэтому Вовка с Серегой купались всего два-три раза в день. Поджарый Сергей, жировая прослойка у которого практически отсутствовала, вылезая из воды, покрывался крупными мурашками. Большую часть времени парни проводили либо у бассейна, хорошо укрытого от ветра, где отдыхало большинство гостей отеля, либо на полянке под дикими финиковыми пальмами и экзотическими деревьями, очень уж похожими на наши родные ели.

* Имеются в виду араукарии. Вовка с Серегой прозвали эти растения «елками».

Дорвавшись до йоги на природе, друзья крутили ее по четыре-пять часов в день.

Просыпаться в шесть утра особого труда не составляло, в этом смысле трехчасовая разница во времени была парням на руку. Серега предложил двадцатиминутный интенсивный утренний комплекс с задержками после выдоха и бандхами*. В этом комплексе две первые асаны — лежачие, поэтому делали его в номере. Тараканов уже лет десять, как перестал делать бандхи, так что новый комплекс подарил ему много новых ощущений: с каждой асаной Огонь все жарче и жарче разгорался в солнечном сплетении и нижней половине тела. Затем Вовка с Серегой приступали к задержкам после вдоха с отклонением головы назад и прогибом в груди.

* Бандхи — замки или зажимы. Для выполнения горлового (верхнего) замка подбородок прижимается к груди, для выполнения корневого (нижнего) замка — мышцы ануса втягиваются внутрь.

Во время задержки после выдоха йоги максимально втягивают живот и выполняют бандхи.

Около семи часов они шли купаться в море, после чего на полянке под пальмами и «елками» делали «Сурью» и комплекс Сидерского «Око возрождения. Утренний круг»*. В промежутке между ними выполняли пранаямы, а в конце пели мантры. После каждого блока упражнений выполняли задержки после вдоха.

* Этот комплекс описан в книге А. Сидерского, А Привалова «Око возрождения для новой эпохи» и состоит из сорока пяти позиций. Не путать с комплексом, приведенным в книге Питера Кэлдера «Око возрождения. Секреты омоложения. Древняя практика Тибетских Лам». Здесь и далее имеется в виду утренний круг «Ока Возрождения» Сидерского, который мы часто будем называть «Око».

Основной упор делали на «Око», к которому Вовка пристрастился два года назад, выучив по книге. Серега очень тонко чувствовал энергию физически, и этот комплекс стал для него настоящим открытием, хитом сезона.

Комплекс замечателен прогибами назад в выпадах и асанами с подъемом ног. Вовка делал его медленно, с небольшими задержками в каждой позе, и уже в середине комплекса его накрывало мощным энергетическим потоком. Тело начинало сильно вибрировать, и иногда даже приходилось открывать глаза, чтобы удержать равновесие. Не требуя особой подготовки и гибкости тела, «Око возрождения» раскручивало энергию до непостижимых пределов. Это был любимый комплекс Тараканова. Ежедневно практикуя его, он немного изменил некоторые элементы так, чтобы поток энергии активнее усиливался. А когда Вовка стал делать задержки после каждого круга «Ока», эффект оказался поистине ошеломляющим — перед ним открылся целый спектр запредельных экстатических переживаний.

После завтрака друзья загорали и купались в бассейне. А в полдень снова крутили «Око», делая между кругами задержки и пропевая мантры, чаще всего «Элль». Затем энтузиасты практиковали статичные асаны.

Наконец, за час-полтора до ужина они снова приступали к «Оку», делая по четыре-шесть кругов.

Энергетической кульминации йоги достигли на четвертый день. С самого утра поток был очень плотный и в то же время мягкий. Во время задержки на дневной йоге Тараканов, сотрясаемый мощными вибрациями, почти потерял сознание и не упал только потому, что успел открыть глаза. Серега в это время заканчивал делать «Сурью». Услышав глухой звук рухнувшего тела, Вовка не удивился — они с Сергеем оказались сильно связаны энергетически, словно были знакомы многие годы. Часто они отмечали, что во время йоги испытывали очень похожие, а то и вовсе одинаковые ощущения.

И вот — «Око возрождения». Квинтэссенция экстаза. Энергетический «первач».

Уже в первой позиции комплекса, стоя на задержке после вдоха с опущенными вдоль туловища руками, Вовка почувствовал лавину жаркой энергии, несущуюся на него сверху, подобно локомотиву на всех парах. Тело мгновенно превратилось в сплошную вибрацию, от которой содрогалось все пространство восприятия, наэлектризованное энергией. «Все есть вибрация!» — вспыхнуло световое табло в мозгу Тараканова. После этого переживания сознание схлопнулось в мельчайшую точку — точку безмыслия. Сколько времени Тараканов простоял в этом положении, он не мог сказать. Но в какой-то момент его восприятие вновь собралось в пространстве-времени: перед глазами замелькали картинки, включился внутренний диалог. Вовка, наконец, вспомнил, кто он такой и чем занимается… Йоговский комплекс… Выпрямляясь с выдохом и сотрясаясь от вселенской дрожи, он постепенно сообразил, что теперь надо развернуть ладони наружу.

Вдох… Тараканов стал медленно поднимать руки через стороны вверх, ощущая, как его ладони тянут за собой энергетические волокна, поющие на высокой ноте, и натягивают их, как шнуры эспандера. Центры ладоней пылали, а кончики пальцев рисовали огненный контур в колышущемся мареве пространства. Приподнявшись на носочки, Вовка соединил ладони и потянулся руками, головой и грудью вверх, растягивая тело, как пластичную резиновую игрушку. Сверху, по рукам, обтекая «футляр» тела, заструился ласково обжигающий поток блаженства, отчего Тараканов почувствовал, как все его существо буквально замирает.

Выдох… Йог встал на пятки и, опуская соединенные кисти рук к макушке, впустил горячую пульсирующую струю через верхушку головы внутрь. Океанские волны удовольствия заполнили тело, заколыхались вверх-вниз, заливая все ярким белым светом с янтарной пеной.

Вдох, задержка, довдохи… Глубокий прогиб в груди, руки вытянуты вверх и отведены за голову, а сверху — в раскрытое сердце, горло, лицо и лоб — обрушивается космический «ветер», пробирающий насквозь.

Наклон и приседание, затем выпрямление ног в коленях. С каждым движением поток Силы нарастает…

Со вдохом, упершись пальцами рук в пол, Вовка поднял вверх правую ногу, стремясь вытянуть пятку как можно выше и максимально прогнуться в пояснице. Задержка после вдоха, концентрация внимания — на центре стопы поднятой ноги, от чего она тут же начала раскаляться, словно ее окунули в огненную лаву. Возникло странное ощущение, будто перевернули нагревшиеся на знойном солнце песочные часы, и горячий песок устремился плотной шуршащей струйкой из верхней колбы в нижнюю, наполняя ее и утяжеляя.

На выдохе Тараканов взялся левой рукой за лодыжку, прижав голову к колену, и потянулся правой пяткой еще выше. От пылающей стопы река сверхплотной, сжатой энергии хлынула по ноге вниз, затопив туловище и голову. Вовку придавило многотонной мощью.

Он плавно опустил руки на пол и выровнял корпус в горизонтальной плоскости, стремясь вытянуться макушкой вверх, а пятку — удержать как можно в более высоком положении. Широкой воображаемой дугой Тараканов соединил макушку с центром стопы, замкнув сверкающий энергетический контур, после чего, задержав дыхание на вдохе, принялся гонять расплавленный поток по кольцу, ускоряя невидимые, но очень твердые, гудящие, вибрирующие снопы света.

Затем Вовка неторопливо опустил правую ногу максимально назад, упершись босой подошвой в мягкую травку. Зная, что в предстоящей асане может завалиться на землю, он попытался найти устойчивое положение, немного отставив в сторону правую ногу и слегка развернув ее носок наружу.

Тараканов лег грудью на левое бедро и расслабился, предвкушая фантастической напор Силы, который должен был накрыть в следующей асане — ключевой позиции всего комплекса.

Вдох. Тараканов оторвал руки от земли, медленно поднял корпус вертикально и прогнулся так глубоко, как только мог, раскрыв до предела грудную клетку и отклонив голову назад. Его левая нога была сильно согнута в колене, из-за чего область промежности оказалась сильно растянута, и там возникло приятное напряжение. Руки были опущены вниз и развернуты ладонями вперед.

Выпад с прогибом — очень красивая и энергетичная асана. Вскипая от наслаждения, открытый всему миру, Вовка вдруг ясно осознал, что йога — это способ выразить телом космический экстаз. Это молитва, способ проявить Божественное начало с помощью великолепного инструмента, дарованного человеку — «материального» тела.

Задержка после вдоха, довдох, еще чуть глубже прогиб и еще несколько довдохов… Биение потока в промежности и крупная дрожь в выпрямленной правой ноге… Усилив прогиб, йог почувствовал, как верхняя половина его тела, согнутая дугой, превратилась в огненное колесо. Оно крутилось все быстрее и быстрее и в какой-то момент превратилось в единый ослепительный круг. Вовка вспыхнул солнцем.

Постепенный выдох… Тараканов выпрямил корпус, сохраняя положение ног. Мягко, но неумолимо из Поднебесья навалилась несказанная мощь. Краем уплывающего сознания Вовка удерживал равновесие. Он превратился в крепкого, как скала, античного героя, монументального исполина, который во весь опор мчался на небесной колеснице.

Потом еще был подъем рук через стороны, вытягивание к небу, прогиб с заведенными назад руками… И много чего еще.

Но эта связка — поднимание ноги вверх с последующим выпадом и прогибом — заводила Тараканова больше всего. Это было ядром комплекса, его твердым стержнем и бьющимся сердцем.

Вовка зависал почти в каждой асане, а в финале, при опускании соединенных ладоней на макушку, окружающий мир поплыл…

Затем последовали задержки после вдоха. Чуть позже Вовка задумался, каким словом можно выразить состояние во время этих задержек. Ни с чем другим, кроме оргазма, сравнить такое было невозможно. Но это был какой-то космический оргазм, мегаоргазм! Он складывался из микрооргазмов в каждой клеточке тела. Другая метафора — безбрежный океан экстаза. Вовка чувствовал, как все его тело пылало. По нему, от самой макушки и до кончиков пальцев рук и ног, текли горячие реки и ручейки. Область шеи, плечи и спина налились свинцовой тяжестью, которая лилась вниз, растворяя йога в бездонной пучине наслаждения.

Когда он открыл глаза, то картинка с лужайкой, пальмами и бассейном неподалеку обрела какую-то сказочную живость, краски стали особенно сочными. Рядом, будто пьяный, шатался Серега, выдохнувший после долгой задержки. Неуклюже переступая ногами, он растопырил руки, словно пытался уцепиться за воздух, чтобы не шмякнуться.

В конце занятия неуемные фанаты йоги организовали минут на двадцать дыхательный джаз-банд. Они стали в учащенном ритме вдыхать и резко выдыхать воздух носом*, отчего, в конечном итоге, испытали изумительные ощущения.

* Эта пранаяма называется «Капалабхати».

Тараканову дышалось необычайно легко. Он уже мастерски играл ритмами, импровизировал и плел чудесный замысловатый узор из дыхательных мелодий. Тело стало невесомым полым проводником, духовой трубой. У него в голове даже возник образ медной, надраенной и горящей на солнце большущей трубы из армейского оркестра. И только потом пришло осознание, что каждая мельчайшая частичка его тела дышит и поет необыкновенно красиво и мощно.

Каждая клетка была подобна маленькой мелодичной трубе, а все вместе они составляли волшебный музыкальный инструмент, вроде органа, но духовой… И снова Тараканову не хватало слов — нет такого инструмента в нашем мире! Из этого многоголосья складывалась божественная симфония, могучая и ласковая, полная любви к жизни и юного пыла, нежности и бушующей грозы, — и слышно было в нем каждого отдельного исполнителя.

А как завораживало дирижирование и управление этим оркестром! Вовке стала «понятна» трансцендентная игра Кришны на флейте, творящая миры. И стало «ясно», отчего пастушки так вились вокруг него!

Это было не просто дыхательное упражнение, но гимн новому рождению. Серега почувствовал, что попал в резонанс с Вовкиными ощущениями, и когда они завершили пранаяму, воскликнул:

— Тело — это саксофон, на котором играет Бог!

<< | >>
Источник: В. Долохов, В. Гурангов . Искатели приключений на….

Еще по теме Тело — божественный саксофон:

  1. Часть III. Божественное Я
  2. Божественная воля
  3. Сущностное Я, Божественное Я и Богиня
  4. Встреча со своим Божественным Я/Сверхдушой
  5. 4. Не погасить бы Божественный свет…
  6. РЭЙКИ – СИЛА БОЖЕСТВЕННОГО СВЕТА.
  7. VC8 - "божественная граница", расположена в центре пупка.
  8. Наша работа есть божественное выражение нашей сущности
  9. КАК НАУЧИТЬСЯ РАСПОЗНАВАТЬ и ПОЛУЧАТЬ БОЖЕСТВЕННЫЕ ИДЕИ и ВЫСШУЮ МУДРОСТЬ
  10. В Телосе мы кажемся столь отличными от вас, поскольку мы постоянно и естественным образом полностью выражаем свою божественность.