<<
>>

ТАК С БЕРЕМЕННЫМИ НЕ ПОСТУПАЮТ!

Женя второй раз вышла замуж, была счастлива с новым мужем и ждала ребенка. Неожиданно начались ссоры, а однажды муж без всяких объяснений ушел из дома. Он не приходил и не звонил, и Женя даже не знала, что с ним.

Ее душила обида и неотступно преследовала мысль: “За что со мной так обошлись? С беременными женщинами так не поступают!” У нее нарушился сон, давление упало до критического уровня. Несколько раз с Женей случались обмороки, и она попадала в больницу.

Мы с Вадимом надумали использовать метод поиска корня. Для этого мы стали рассказывать Жене истории о том, как другие люди находили корни и переименовывались. Сначала я поведал историю Лены.

– Наш завкафедрой не только серая личность, но и конфликтный человек. Может, потому и конфликтный, что серый, а может – такой родился. Не зря язву лечит дважды в год. Обстановка на кафедре была невыносимой, но все сотрудники хранили молчание, опасаясь его мести. Мне оставалось немного до пенсии, но однажды я не выдержала и высказала все, что о нем думаю – пусть увольняет!

Почти сразу после этого эпизода я попала на семинар по Симорону, и когда объяснялась техника переименования с поиском корня, я попробовала применить ее для разрешения конфликта.

В результате поиска я вспомнила себя в возрасте трех-четырех лет. Была война. Я ходила в детский сад. Мы не любили и боялись воспитательниц: они с нами обращались сурово и сухо. Ласковы и улыбчивы они были только с детьми “богатых” родителей, из семей офицеров, служащих КГБ, врачей. Эти родители давали воспитателям продовольственные карточки, приносили коробки конфет. Садик был круглосуточный, и привилегированных детей воспитатели кормили шоколадом тайком от других, но мы знали об этом. Кто-то однажды своровал шоколад: были обыски, разборки.

Ощущение несправедливости, ущербности, унижения осталось в воспоминаниях навсегда, но было много и светлых моментов.

Самый дорогой – музыкальные занятия, наш детский хор, пианино. Нахожу имя: “Я та, которая поет в хоре” и тем самым доставляет радость воспитателям. Я пою именно для них, в их честь и в их славу.

Имя “сработало” сразу, дало внутреннее спокойствие. Никаких конфликтов с начальником у меня больше не было, а прошло уже полтора года. Все вопросы улаживались легко и спокойно. И уж совсем неожиданным сюрпризом был букет цветов, преподнесенный на мой день рождения.

Повествование продолжил Вадим.

– Ко мне обратилась молодая женщина по имени Лиза. Горько рыдая, она изложила историю своей несчастной любви. Случилось, что она горячо полюбила одного человека, и тот поначалу отвечал ей взаимностью. У Лизы была очень интересная работа в солидной фирме, а влюбилась она в директора этой фирмы. Конечно, многие сотрудники знали, что у Лизы “служебный роман”. Она жила яркой, насыщенной жизнью, но в один миг все рухнуло.

Внезапно, без всяких объяснений, возлюбленный стал избегать встреч, а когда слышал голос Лизы по телефону, поспешно клал трубку. И хотя по долгу службы им приходилось видеться, директор держался подчеркнуто холодно и официально, показывая своим видом, что между ними все кончено. Вскоре она узнала, что некий “доброжелатель” нашептал на ухо шефу невесть что о ней. Повсюду Лизу преследовали косые взгляды. А то, что она не оказалась в числе приглашенных на день рождения директора, привело ее просто в отчаяние. Лиза страдала от одиночества и обиды за то, что ее бросили.

Выяснилось, что все ее отношения с мужчинами сопровождались подобными чувствами. Лиза испытала их несколько лет назад, когда ее бросил муж, а также раньше, в восьмом классе школы. В ту пору с ней неожиданно перестал встречаться мальчик Миша – ее первая любовь. Причиной разрыва послужило нашептывание кого-то из его приятелей: “Лизка целовалась с другим”.

Происшедшее с Лизой является наглядным примером мощного вихря, когда похожие события и переживания воспроизводятся на разных витках жизненной спирали, иногда с поразительной точностью.

Для переименования Лизе было предложено отыскать момент, когда она выдавала Мише радость и душевное тепло.

Она сразу вспомнила чувство любви и благодарности к Мише, когда однажды они молча брели по лесу, держась за руки и шурша осенней листвой. Лиза превратилась из “той, которая страдает от потери любимого” в “ту, которая гуляет за руку с Мишей по осеннему лесу”.

И это было настоящее превращение. Вместо заплаканной, несчастной “страдалицы” передо мной сидела оживленная женщина с горящими глазами, без умолку тарахтевшая, что у нее будто гора с плеч свалилась.

Было очевидно, что разрыв с Мишей – далеко не первый эпизод, сопровождавшийся ощущениями утраты и одиночества. Лиза призналась, что когда их отношения были безоблачными, ее временами охватывал “как бы беспричинный страх”. Она боялась, что эта идиллия закончится. Но вспомнить более ранний эпизод ей не удавалось. Чтобы помочь Лизе найти корневое событие, я (Борода) привел пример работы со своей личной историей.

– Однажды я решил разобраться с давней проблемой – с привычкой обижаться на людей и обстоятельства, которые обходились со мной “незаслуженно”, “несправедливо”. Я ехал в метро, расслабившись и закрыв глаза. Оттолкнувшись от последнего случая, в котором испытал чувство обиды, и поддерживая его в себе, я заскользил по цепочке событий в прошлое. В какой-то момент я застопорился, чувствуя, что не могу вспомнить более раннее событие. Я вошел в состояние СПЛЕНа, перестал напрягать память и просто расслабился.

Вдруг, будто в фильме с замедленной скоростью, я увидел себя со стороны, совсем маленького (около года). Тетя несет меня, закутанного в зеленое одеяльце. Она спускается по лестнице, неожиданно спотыкается и роняет меня. Я ударяюсь о ступеньки и поднимаю дикий рев, но не от боли, а от страха и обиды: за что меня так?!

Как переименоваться? Быстро перескакиваю чуть назад, в момент, когда беззаботно лежал на тетиных руках. Внезапно я понимаю, что смотрю на мир глазами того маленького мальчика.

Мир выглядит совершенно по-другому – ярко и необычно. Потолок, стены, перила – все усыпано сверкающими искорками, похожими на танец снежинок в свете фонаря. Окружающее пространство не имеет устойчивой формы, оно словно дышит.

Я снова оказываюсь в вагоне метро. Сколько времени я находился в этом состоянии? Скорее всего, несколько секунд, а потом оно ускользнуло, и от него осталось смутное ощущение. Но и этого оказалось достаточно, чтобы испытать восхитительное чувство освобождения, будто вернулся к чудесному источнику радости внутри самого себя. И если теперь возвращается знакомое чувство обиды, мне достаточно вспомнить чарующий миг детства.

Не успел я завершить рассказ, как Лиза возбужденно воскликнула:

– Вспомнила! Мне три годика. Мой обожаемый папочка везет меня на санках в нашем парке. Хрустит снег, ярко сияет солнышко. Большущие сугробы переливаются всеми цветами радуги. И вдруг мир поблек. Чувство счастья сменилось удивлением, а затем леденящим страхом: “А где папочка? Я осталась совсем одна, в незнакомом месте! Наверное, он больше никогда не придет!” И я заревела во весь голос. Оказывается, папа подшутил, привязал санки, а сам спрятался за дерево. Я же, засмотревшись на игру красок, этого не заметила. Впервые в жизни я испытала настоящее потрясение, связанное с внезапной потерей дорогого человека. И хотя папа, услышав мои вопли, поспешно вышел из укрытия, с тех пор во мне поселился страх потери близких людей.

После этого, казалось бы, невинного эпизода Лиза всю жизнь транслировала страх и ожидание потери в окружающий мир. Она с радостью согласилась сменить заевшую пластинку. Мысленно вернувшись на прогулку в парке, Лиза предложила папе сыграть в снежки. Вместо диагностического имени: “Я та, которая сильно испугалась, когда папа спрятался”, Лиза приобрела новое имя: “Я та, которая играет с папой в снежки”.

Наши с Лизой дороги пересеклись еще раз. Я встретил ее через полгода на семинаре по Симорону. В ее жизни очень многое изменилось. Она призналась, что обрела глубокое внутреннее спокойствие. На вопрос о возвращении “блудного директора” Лиза небрежно отмахнулась: “Да нужен он мне был!”

Наконец Женя не выдержала такого напора и вспомнила живую картину своего детства.

– Зима, мне около трех лет. Я заболела свинкой. Поскольку моя мама была молодой коммунисткой, то работа для нее была важнее, чем я, и меня оставили дома одну, считая взрослой. А соседке, жившей тремя этажами ниже, поручили проведывать меня. Прошло часа два, мне стало жалко себя оттого, что меня оставили одну, оттого, что у меня болит ухо, и я разрыдалась. В моей голове пронеслись гневные слова: “С больными детьми так не поступают!” Я начала орать, чтобы хоть кто-то услышал, что бедный ребенок один, ему страшно и тоскливо. Но никто не услышал меня, не пришел и не пожалел. Неожиданно я поняла, что лучше ходить в нелюбимый детский сад, чем болеть дома одной, и вскоре выздоровела.

Учитывая наш с Вадимом опыт, мы высказали предположение, что это не корневой эпизод. Поиск корня можно было выполнить по ключевым фразам: “С беременными женщинами так не поступают! С больными детьми так не поступают!” Но Женя оказалась талантливой пациенткой. Мы работали у нее дома, и Женя, с сияющими глазами и румянцем на щеках, побежала и принесла семейный альбом с фотографиями. Листая альбом, она вспомнила целую серию эпизодов, включая корневой.

– Я – совсем маленькая. Ночь, темно, воинская часть в лесу на границе Австрии и Венгрии (мой папа – военный). Я проснулась ночью и обнаружила, что в комнате, кроме меня, никого нет. Жуткая, звенящая тишина. К горлу подкатил комок слез, и я сказала себе: “С маленькими детьми так не поступают!” Я выбралась из кровати и подумала, что родители не подозревают о том, что я сама научилась вылезать из кровати. Затем я оделась, открыла дверь, вышла на улицу и закрыла за собой дверь на ключ. Крадучись, тихо спустилась мимо спящего часового и пошла по плохо освещенной дорожке из гравия через дубовый лес в столовую, которая находилась далеко от нашего домика. Мне было жутко страшно. В голове отчаянно вертелась одна мысль: “Я все равно дойду, всем назло! Пусть им будет стыдно! Ведь они меня бросили, а так с детьми не поступают!”

Наконец я дошла до столовой и нашла маму, которая пекла на завтрак булочки. Мама ахнула от удивления и возмущения. На лице отразились вопросы, на которые у нее не было ответов: “Как она могла выбраться из кровати, пройти мимо часового и прийти сюда?” Маме ничего не оставалось, как дать мне кусок теста, и мы с нею до утра лепили булки. У меня не получалось, тесто все время рвалось, и мне хотелось затянуть его потуже. Но один мой пирожок все-таки посадили на противень.

Переименование не составило труда, и вместо диагностического имени: “Я та беременная, от которой ушел муж, а с беременными так не поступают” было выбрано впечатляющее: “Я та, которая вылезает из кровати, крадется мимо часового, идет через лес и лепит с мамой булочки!” Для удобства его можно сократить: “Я та, которая идет через лес”.

Дело было летом, и через несколько дней Борода и я поехали на очередной слет “Радуга”. А когда вернулись через две недели, то выяснилось, что Женя затеяла грандиозный ремонт. Ее квартира напоминала руины после прямого попадания артиллерийского снаряда. Дошло до того, что пришлось переделывать часть кирпичной кладки девятиэтажного дома. Женя была с утра до ночи занята покупкой стройматериалов и мебели. Хотя муж к ней пока не вернулся, но от депрессии не осталось и следа. Напротив, несгибаемая Женя параллельно с ремонтом начала писать диссертацию.

<< | >>
Источник: Вадим ГУРАНГОВ и Владимир ДОЛОХОВ . КУРС НАЧИНАЮЩЕГО ВОЛШЕБНИКА. 1998

Еще по теме ТАК С БЕРЕМЕННЫМИ НЕ ПОСТУПАЮТ!:

  1. Глава 20. Поступайте так и критика не причинит вам боли.
  2. в) Беременность
  3. БЕРЕМЕННОСТЬ (ПРОБЛЕМЫ)
  4. БЕРЕМЕННОСТЬ ВНЕМАТОЧНАЯ
  5. 8.3. КАК ПОСТУПАТЬ С ВОПРОСАМИ ИНТЕРВЬЮИРУЕМЫХ
  6. 8.3. Как поступать с вопросами интервьюируемых
  7. Мы поступаем высокоморально только из чисто эгоистических побуждений
  8. Планетарные влияния во время беременности
  9. "Как лучше всего поступать с оценивающим умом?"
  10. Статья 79. Освобождение от отбывания наказания с испытанием беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до семи лет
  11. Статья 83. Освобождение от отбывания наказания беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет
  12. Метод саморегуляции эффективен для подготовки беременных к родам и может быть рекомендован для массового обучения.
  13. Не так
  14. з) Совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица, либо лица, находящегося в зависимости от виновного
  15. Так вот:
  16. Вот так
  17. «Да так, ничего особенного».