<<
>>

От автора

Прошло более тридцати лет с того момента, когда я, технический специалист по космическим системам связи, не подозревая о том, что мне уготовано судьбой заниматься проблемами, совершенно далекими от моей профессиональной деятельности, в силу суровой необходимости вступила на этот тернистый путь поисков и находок в области познания организма человека, его диагностики и исцеления.

Все началось с таблетки анальгина, которую я приняла, чтобы избавиться от очередного приступа головной боли, в то время довольно часто посещавшей меня. Я считала, что это закономерный процесс, связанный с переутомлением, так как близилось к завершению написание моей кандидатской диссертации и мне приходилось очень много работать. Обычно таблетка помогала, а тут, наоборот, головная боль усилилась. Не прошла она и на следующий день. После успешной защиты диссертации головная боль стала повторяться почти каждый день, принимая хроническую форму, и мне пришлось серьезно заняться своим здоровьем. Забегая вперед, скажу, что головная боль не проходила более десяти лет и я мучилась до тех пор, пока не научилась устранять энергетические пробки в каналах, описанных, как оказалось, еще древнекитайской медициной, но неизвестных нам в то время.

Пробки и были причиной моей хронической головной боли. Но это случится через 10 лет, а тогда ...

Тогда я выбрала вполне естественный и, как мне казалось, надежный путь - путь традиционной медицины. Огромное количество медицинских анализов, утомительных исследований, отнимающих, как правило, много времени, а в результате - самые противоречивые диагнозы. Что ни врач, то новый диагноз, хотя это были не простые врачи, а специалисты высокой квалификации, удостоенные всяческих званий и наград.

Чтобы иметь точный диагноз, я решилась пойти даже на далеко небезопасную операцию - пункцию спинномозговой жидкости.

В результате - диагноз: вегето-сосудистая дистония ... Диагноз всеобъемлющий, универсальный и абсолютно ни о чем не говорящий.

К тому времени, проштудировав изрядное количество медицинской литературы (профессиональной и научно-популярной), я так и не нашла ответа на вопрос - как же все-таки лечить вегето-сосудистую дистонию. Родственники советовали больше отдыхать, путешествовать, сменить климат, и тогда, считали они, все пройдет. Однако я понимала, что что-то сломалось в моем организме, какая-то система вышла из строя и наладить ее простым отдыхом, климатолечением, раздельным питанием, вегетарианской пищей, активным движением , что я пыталась делать, не удастся. У меня тогда еще сохранилось доверие к "абсолютным" медицинским знаниям, и мои поиски "самого лучшего" доктора продолжались.

Судьба была ко мне милостива и познакомила меня с двумя врачами, входившими в бывшую коллегию врачей Сталина. Один из них, Илья Артемович Слободянник, остался цел и невредим, потому что в период гонения на врачей находился в Китае. Он был, действительно, гениальным врачом, владевшим семью специальностями ортодоксальной медицины и еще дипломом врача-иглоукалывателя, полученным им в Китае. В свои 86 лет он обладал феноменальной памятью, держа в голове диагнозы всех своих многочисленных пациентов. Диагноз он ставил, применяя метод поверхностного иглоукалывания, проходя специальным молоточком с пучком игл по энергетическим каналам и наблюдая ответную реакцию каналов - Ян или Инь, то есть избыток энергии в каналах или недостаток. С постановкой диагноза он не спешил: набирал статистику одномоментных наблюдений организма, проводимых каждый день, и только потом делал заключение - каков общий потенциал жизненной энергии организма, каков дисбаланс энергии и называл болезнь, сопровождавшую этот дисбаланс в том или ином канале.

Конечно же, он ничего не рассказывал мне о своих методах, да и я тогда ничего не знала о восточной медицине, но все это я осознала позже, когда сама стала изучать китайскую медицину.

Илья Артемович много рассказывал о "чудесах" исцеления им с использованием методов восточной медицины. У него был богатый опыт лечения таких знаменитых политических деятелей, как Черчилль, которого он буквально поднял на ноги за четыре сеанса на Ялтинской конференции, когда Черчилля скрутил радикулит. Он лечил маршала Жукова, президента Иосипа Броз Тито, детей английских магнатов, отцы которых в знак благодарности подарили нашей стране несколько танков. Много поучительных историй поведал Илья Артемович о лечении методом иглоукалывания, постоянно подчеркивая, что для освоения метода требуется длительное обучение и практическая работа под наблюдением опытных специалистов. В Китае на это уходит не менее 10 лет. Только тогда можно надеяться, что врач излечит, а не покалечит пациента. С горечью говорил он о том, что современная медицина пошла на самоубийство, "разделив человека на части" и не умея поэтому поставить верный диагноз. Мне им был поставлен диагноз - нарушение мочекислого обмена. Но вылечить меня он не успел - Илья Артемович неожиданно умер, отравившись грибами.

Господин Случай свел меня со вторым личным врачом Сталина - Б.Гуревицем. Он вернулся из концлагеря, покалеченный, но живой, и консультировал в Четвертом Главном управлении Минздрава СССР, заодно принимая пациентов у себя на квартире в знаменитом "Доме на набережной". Это был человек с явно выраженными экстрасенсорными способностями (тогда это явление еще не было известно) - он ставил диагноз через 10 минут после осмотра. Лечение он назначал, главным образом, по методу тибетской медицины: более 25 трав на один прием, из которых какая-нибудь одна должна была обязательно помочь. Позднее в "Чжуд-ши" [6] я прочитала о том, что у каждого человека есть своя трава, которая может его излечить. И мне посчастливилось уже позже встретиться с гениально простым методом отыскания этой травы, разработанным скромным французским аптекарем Г. Лессуром, и, действительно, наблюдать чудеса исцеления. Но это будет потом ...

А сейчас, проводя в течение нескольких месяцев траволечение, назначенное Гуревицем от нарушения мочекислого обмена, я, действительно, почувствовала облегчение, но полного выздоровления не произошло, и мы с мужем (он тоже лечился у него) прекратили лечение. Это было неэффективно.

В поисках средства для излечения головной боли я стала заниматься различными восточными системами (в основном, Хатха-йогой) и осваивать различные методы аутотренинга. Однако и Хатха-йога мало что мне дала: голова продолжала болеть, и сколько я ни внушала себе, используя различные формулировки аутотренинга, головная боль по-прежнему не проходила.

Голодание по три недели по методу Ю.С. Николаева (на одной воде), которое я проводила три года подряд с годовыми интервалами, ненадолго давали мне ощущение относительного здоровья. Примерно месяца через два после голодания все возвращалось на круги своя.

Не помог и метод Порфирия Иванова (обливание холодной водой). С П. К. Ивановым нам удалось лично познакомиться и лечиться у него на хуторе.

Апробирование уникальной японской системы Ниши не намного и ненадолго улучшило мое состояние.

Исчерпав все известные тогда методы нетрадиционной медицины, я обратилась за помощью в лабораторию "Биоэлектроники", которая в конце 70-х годов была организована при Обществе им. А.С. Попова для изучения феномена экстрасенсорики. Эта лаборатория работала на общественных началах и попасть туда на прием к экстрасенсам (а там собиралась вся элита московских экстрасенсов) было очень непросто: надо было либо самому быть экстрасенсом (а я им не являюсь), либо, в силу своей профессии, быть полезным при изучении загадочного, никому неизвестного тогда биополя. Отбор производился комиссией, состоявшей, главным образом, из экстрасенсов, по критериям, известным только им. В основном они смотрели цветность ауры и по ней, как на древнем Востоке, определяли психо-физиологическое состояние человека. Но об этом я догадалась значительно позже. А тогда, войдя в комнату, где принимала эта комиссия, я предстала перед взором людей, которые стали молча смотреть на меня, не задавая никаких вопросов.

Так продолжалось минут 10. Потом меня попросили выйти, а спустя минут пять вышел председатель комиссии и, восторженно пожимая мне руку, заявил: "Вы не представляете, какая у вас прекрасная аура!" Я тогда не знала, что такое аура, и, имея неподготовленное сознание и природную осторожность, даже решила не посещать эту лабораторию. Но мое решение победила все та же головная боль, которая, как всегда бывает в экстремальных ситуациях, напомнила о себе.

Началось мое пятилетнее изучение феномена экстрасенсорики, а заодно и лечение у лучших экстрасенсов Москвы - Д.А. Иванова, Н.А. Носова, диктора студии телевидения В. Балашова. Очень хорошо я чувствовала себя после каждого сеанса, но, - увы, - недолго: недели две, максимум - три. Потом все возвращалось на прежний уровень, и требовался очередной сеанс, чтобы добиться нормального самочувствия. Так продолжалось около года.

К этому времени я, будучи назначена на должность референта заведующего лабораторией, члена-корреспондента Академии наук А.Г. Спиркина и имея доступ к закрытому каталогу библиотеки им. В.И.Ленина, усиленно изучала экстрасенсорный феномен по закрытым публикациям конца XIX - начала XX века, а также состояние дел за рубежом в области разработки аппаратуры, фиксирующей прием отдельных составляющих биополя - электрических, магнитных, электромагнитных. У нас в стране в это время только намечались аналогичные разработки. Позже это направление возглавили ныне академики Гуляев и Казначеев, но в то время наш доклад совместно с А.Г. Спиркиным в Институте государства и права, сделанный на секции философии, был встречен в штыки маститыми философами, которые отказывались воспринимать этот феномен, несмотря на присутствие Джуны. "Как вам не стыдно, Александр Георгиевич, говорить такую чушь!" - обращались они к А.Г. Спиркину.

Из публикаций я поняла, что человек имеет несколько тел - плотное (физическое), промежуточное (эфирное) и пять тонких тел. Тонкие тела с помощью гипноза можно отделять и направлять в любую точку времени и пространства, что, собственно, и делала наша медицина в конце XIX века [29], когда под гипнозом отделяли тонкие тела, насыщали ими восковую фигуру, помещенную рядом, далее кололи иглами физическое тело пациента - оно боли не чувствовало, а кололи восковую фигуру - пациент вскрикивал.

Почему эти эксперименты не заставили официальную медицинскую науку задуматься о многоуровневой системе организма человека, не ограничиваясь изучением только физического тела, было непонятно.

Мне, конечно, очень хотелось своими глазами убедиться в возможности феномена отделения тонких тел. И вот такой случай представился. В лаборатории биоэлектроники новую методику отделения тонких тел разработал И. Мешалкин. Он продемонстрировал это на молодом человеке, выделив у него астральное тело и запустив его в библиотеку Ивана Грозного, поиски которой тогда проводились. Молодой человек астральным зрением видел старинные переплеты книг, читал свободно по-старославянски, что совершенно потрясло всех присутствующих на этом сеансе, потом описал мебель в квартирах присутствующих и т.д.

<< | >>
Источник: Л.Г. Пучко . Биолокация для всех. 2008

Еще по теме От автора:

  1. ОТ АВТОРА
  2. 3. Иные права авторов.
  3. Об авторе
  4. ОБ АВТОРЕ
  5. ПРАВО АВТОРА И ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
  6. ОТ АВТОРА
  7. 4. Авторы производных произведений
  8. ОБ АВТОРЕ
  9. От автора
  10. ОБ АВТОРЕ
  11. От автора
  12. От автора