<<
>>

Зависть

Ты зависть не заставишь примириться, Так можешь всласть над нею поглумиться.

Успех твой отравляет ей житье, Потешься же над муками ее.

А.Шопенгауэр.

Зависть и ревность представляют собой эмоциональные состояния, которые, несмотря на их распространенность и большое значение для нормального развития личности, до сих пор не являются достаточно изуенными психологическими феноменами.

В учебных руководствах по психиатрии эмоция зависти не описывается и не анализируется. Зависть, являясь одним из семи смертных грехов, то же время остается на периферии религиозных, философских и литературных обсуждений. Упоминания о зависти встречаются в произведениях Данте, в поэмах Средневековья и Ренессанса. Время от времени зависть становится объектом внимания различных социальных исследователей и антропологов, однако при этом упускается или недостаточно подчеркивается роль этого чувства в межличностной агрессии и семейном насилии.

Классическая работа Melanie Klein “Зависть и благодарность” большинству Российских психиатров и психологов или неизвестна или, в силу ее психоаналитического содержания, она a priori оценивается ими как “ненаучная”и не заслуживающая внимания.

Описывая свои наблюдения над младенцами и взрослыми пациентами, автор пришла к выводу, что зависть и ревность являются врожденными. Они отличаются у разных людей только объемом и соотношением.

Представляет интерес анализ психологических механизмов, влияющих на возникновение зависти. К их числу относятся:

1. Врожденный конфликт между любовью и ненавистью. Расщепление любовного объекта.

Потребность ребенка в обладании направлена на материнскую грудь, как на источник питания и, следовательно, самой жизни. Для удовлетворения психобиологических потребностей ребенку необходимо знать, что все, что ему необходимо, он получит вовремя и в полном объеме. Это обеспечит полноценное проживание им периода адаптации к новой

действительности, переход от «потерянного рая», в котором он ощущал себя единым целым с матерью, у груди которой было все, необходимое для его выживания.

И даже при самом заботливом уходе бывают моменты, когда ребенок испытывает разочарование, ведь временами, когда груди нет, его потребности не только в утолении голода, но и в утешении, защите, снижении тревоги и страхов не удовлетворяются полностью. Периоды удовлетворенности и приятного насыщения сменяются периодами неизбежного разочарования, что усиливает врожденный конфликт между любовью и ненавистью. Возникает иллюзия наличия двух мам – хорошей и доброй «Феи» и злой «Бабы Яги». Такое расщепление любовного объекта на добрый и злой сохраняется в психике ребенка до 4 – 5 лет, а начинается оно с расщепления на «хорошую» и «плохую» грудь, порождая одно из первых в жизни переживаний обретения и потери любимого объекта. Согласно Melanie Klein, несмотря на то, что сила этого конфликта зависит от некоторых врожденных качеств, некоторые негативные внешние факторы, такие, как отсутствие заботы и любви, могут усилить развитие жадности, страха, зависти. В подобных случаях зависть развивается чересчур гипертрофированно, препятствуя развитию чувства благодарности, нарушая умение радоваться жизни и быть счастливым. Зависть препятствует формированию хорошего объекта младенцем, который считает, что

«удовлетворение, которого он был лишен, оставлено фрустрирующей его грудью для себя» и начинает ее за это ненавидеть.

Самым первым объектом зависти становится кормящая грудь, поскольку младенец ощущает, что именно она обладает всем тем, что ему нужно, что существует неограниченный поток молока и любви, который грудь оставляет себе для собственного удовлетворения. Это ощущение добавляется к его чувствам обиды и ненависти и в результате нарушает отношения с матерью.

Melanie Klein выделяла два вида зависти: первичную – к материнской груди и следующую за ней форму зависти, связанную с желанием девочки занять место матери. Объектом зависти мальчика, по мнению автора, является женственность матери.

2.Невозможность интроецировать психологические образования в качестве хорошего объекта.

Завистливый человек ненасытен, вероятно, он не будет удовлетворен никогда, потому что его зависть имеет интернальное происхождение, она идет изнутри, поэтому объект ее приложения найдется всегда, что подчеркивает связь зависти с ревностью и жадностью.

Melanie Klein считает, что между завистью, ревностью и жадностью следует проводить четкое различие, т.к. в своей основе это разные чувства. Зависть – это «злобное чувство» направленное на то чтобы отобрать, завладеть или это бесконечная, превышающая меру потребность брать от объекта, нацеленная на «вычерпывание, высасывание и пожирание груди». Потребность давать при этом блокируется. Основную разницу между завистью и жадностью Melanie Klein видит в том, что жадность связана с интроекцией, а зависть с проекцией.

Ревность же основывается на страхе потерять то, что человек имеет, она означает, что кто?то другой пытается забрать нечто, по праву принадлежащее индивидууму. Завистливый человек переживает по поводу того, что кто?то имеет то, что хочется иметь ему, он страдает при виде чужого удовольствия и испытывает удовольствие при виде чужого страдания. При этом зависть желает не просто взять чужое, ей необходимо испортить, разрушить вожделенный объект, чтобы он никому не достался. Материнская грудь – это первый в жизни ребенка объект, достойный зависти, ведь она обладает всем, что жизненно необходимо ему, молоком и любовью, но он не может ее контролировать, и испытывает разрушительные тенденции к, по сути, созидательным возможностям груди. Эти тенденции могут быть настолько сильны, что ребенок сам пугается своих чувств и того, что может действительно разрушить так необходимый ему объект или отношения с ним. После того, как ребенок проявил зависть, ненависть и агрессию, а грудь все равно возвращается к нему и продолжает давать питание и любовь – это воспринимается им как доказательство того, что он не нанес ей большого ущерба, и она не сердится на него, остается доброй и благосклонной. Тогда отношения любви сохраняются и развиваются, обеспечивая становление сильной личности, способной справляться с жизненными трудностями, приступами разочарования, зависти, ненависти и возвращаться к нормальным, стабильным отношениям.

Зависть и различные варианты психологических защит от нее играют важную роль в негативной терапевтической реакции, что препятствует постепенному построению хорошего объекта в ситуации переноса. Зависть подрывает способность к удовлетворению. Жадность, зависть и тревога неизбежно усиливают друг друга. Чувство вреда, причиненного завистью, вызванная этим сильная тревога и, как следствие ? неуверенность в том, что объект действительно «хороший», приводят к нарастанию жадности и деструктивных импульсов.

Ревность, соперничество и конкуренция на Эдипальной стадии развития.

По мнению Melanie Klein, существует связь между завистью, переживаемой к материнской груди, и развитием ревности. Ревность основана на подозрении к отцу и чувстве соперничества с ним, поскольку он обвиняется в том, что отнял и материнскую грудь, и мать. Соперничество отмечается на ранних стадиях прямого и инвертированного Эдипального комплекса. Амбиции – другой фактор, способный всколыхнуть зависть, проявляющийся в соперничестве и конкуренции в Эдипальной ситуации. Чрезмерная выраженность амбиций свидетельствует о том, что их корни следует искать в зависти к первичному объекту. Неспособность удовлетворить свои амбиции часто вызвана конфликтом между желанием исправить объект, поврежденный деструктивной завистью, и новым проявлением зависти. По мнению Melanie Klein, зависть к пенису у женщин связана с ранними отношениями с матерью, завистью к материнской груди и деструктивными чувствами.

Отсутствие зависти у окружающих.

Особой причиной зависти может быть ее относительное отсутствие у окружающих. Завистник считает, что тот, кому завидуют, обладает тем, что в глубине души наиболее ценно и желанно – хорошим объектом, подразумевающим наличие хорошего характера и психического здоровья. Человек, который может без зависти наслаждаться результатами творчества и счастьем других людей, свободен от мук зависти, обид и преследования. Относительная свобода от этого негативного чувства является основой гармоничных и умиротворенных состояний души, психического здоровья, выступает основой внутренних ресурсов и жизнерадостности, дающей возможность даже после больших несчастий и душевной боли восстанавливать душевный покой. Завистливый человек ощущает все это как нечто совершенно ему недоступное, и от этого его зависть только усиливается.

Структура супер?эго, на которую проецируется сильная зависть, становится особенно преследующей и препятствует процессам свободного мышления и любой продуктивной деятельности и творчеству.

Дефицит стабильной, способной к интеграции идентичности.

П.Куттер рассматривает зависть как следствие чувства собственной неполноценности. Чтобы диагностировать наличие этого чувства, нередко требуется «демаскировка» с целью разоблачения искусно замаскированной зависти. Объект зависти располагает чем?то, что высоко ценится завистником (дети, карьера, материальные блага и т.д.). Сам завистник чувствует свою неспособность достигнуть именно этого. Зависти свойственна полярность в обладании ценностями, один полюс которой представляет не имеющий

объекта зависти завистник, а другой – обладающий этой вещью индивидуум, вызывающий зависть. Внешне зависть может безмолвствовать, но внутри она как дремлющий источник колоссальной энергии, могущий взорваться в любую минуту. И только от индивидуума как обладателя этого мощнейшего энергетического потенциала зависит позитивная или негативная его направленность.

Зависть заявляет о себе при появлении подходящего объекта, выступающего в роли внешнего возбудителя, требующего разрядки. Однако чувство зависти гнездится в душе завистника, его преследуют самоистязательные и саморазрушительные фантазии. Он страдает под бременем тяжких размышлений, отравляющих его и подтачивающих изнутри.

По мнению Куттер, человек, обуреваемый экзистенциальной завистью, имеющей хронический характер, ненавидит силу, удачу, счастье, здоровье, естественность, которых у него нет, поэтому удовлетворения своих потребностей в положительных эмоциях он достигает за счет равнодушия, цинизма, насмешек, позволяющих ему избегать травматизации, связанной с ощущением дефицита и неполноценности своего существования. Однако, принижая значение того, чем обладает объект зависти, завистник принижает одновременно и себя самого.

Зависть может трансформироваться в самобичевание, самонаказание и, принося наслаждение, дополняется мазохистическим компонентом. При этом ее действие направлено вовнутрь. Внешним негативным проявлением зависти является ее направленность на окружающих. Болезненное ощущение их превосходства над собственной личностью является психологической причиной самобичевания и причинения им вреда. Столкнувшись с недоброжелательностью в детстве или юности, завистник автоматически проникается неприязнью ко всему, что радует других людей. Завистник – человек несчастный, достойный сожаления, страдающий от сомнений, от навязчивых мыслей, от отсутствия здорового чувства собственного достоинства.

Зависть и ревность относятся к базисным эмоциям, представляющим особый интерес как для теории психоанализа, так и для практики психоаналитической терапии. Это ? не идентичные состояния, каждое из которых имеет свою специфику, причины возникновения, особенности динамики и исход.

Практика показывает, что ряд специалистов использует зависть и ревность как взаимозаменяемые понятия, значение этих психологических феноменов неоправданно смешивается, что приводит к утрате

специфичности каждого из них. Описание ревности проводится исключительно в границах психопатологического синдрома бреда ревности или сверхценных идей, без какого?либо анализа психодинамических механизмов возникновения и развития этих нарушений.

Зависть возникает, когда у завидующего отсутствует то, что имеет объект зависти. При этом завидующий не только и не столько стремится обладать тем, чего не имеет и чему завидует, сколько хочет, чтобы объект зависти лишился этого. Чувство зависти переживается как ощущение собственной неполноценности и желания плохого человеку, которому завидуют (Neu, 1980).

Известный в шестидесятых годах прошлого столетия социолог Helmut Schoeck (1969) писал, что попытки социологов и философов конца 19?го и начала 20?го веков разработать всеобъемлющую концепцию зависти активно блокировались, очевидно, в связи с сопровождающими этот феномен неприятными ассоциациями. В то же время автор утверждал, что зависть играет значительную роль в жизни всех общественных формаций. Зависть относится настолько к энергетически сильным эмоциональным состояниям, что может приводить к преступлениям. Многие политические преступления основаны на чувстве зависти. Schoeck считал, что пренебрежение значением зависти неизбежно приводит к полному непониманию глубинного смысла многих социальных феноменов.

Современная социальная ситуация развития государства, зависящая от изменений в различных сферах жизни общества в целом и фкнкционирования отдельной личности, в частности, препятствует возможности индивидуума адекватно удовлетворять психосоциальные потребности. Эмоции зависти и ревности часто, и, фактически, постоянно, вторгаются в жизнь современного человека. В условиях постсовременной культуры рассматриваемая проблема приобретает особое значение, в связи с тем, что драматические конфликты и трагедии, связанные с завистью и ревностью, происходят на фоне охватывающих все большую часть популяции факторов нарастающего ускорения темпа жизни, нестабильности, изменчивости, доминирующего в сознании факта ощущения отсутствия времени. Психологические проблемы, вызванные завистью и ревностью, все чаще привлекают внимание практикующих психоаналитиков, постоянно встречающихся с пациентами/пациентками, у которых проявления этих эмоций имеют наиболее разрушительные для психики последствия.

Одно из отличий ревности от зависти заключается в том, что первая эмоция включена в триадные отношения. Зависть выступает в диадном контакте.

Wurmser, Jarass (2008) подчеркивают, что “переживание ревности всегда сопровождается чувством потери, острой боли, грусти, унижения и стыда. Это означает “ я являюсь исключенным третьим, а хочу вместо этого быть выбранным первым”.

В случае зависти индивидуум ощущает, что другой имеет больше, чем он, его уважают больше, при этом появляется чувство неполноценности и и униженности. Зависть всегда соединена со стыдом, даже в большей степени, чем ревность (Lansky, Harrison, 1997).

Согласно Joffe (1969), зависть представляет собой злобное чувство, вызванное тем, что другой/другая радуется обладанию чем?то желанным. Возникает стремление отобрать желаемый объект или разрушить его.

К сожалению, ответы на теоретические вопросы, связанные с психоанализом зависти, до сих пор основываются исключительно на положениях, развиваемых в работах M.Klein, хотя со времени их публикации прошло достаточное количество времени, во многих регионах мира произошла смена культуральных формаций, стереотипы межличностных коммуникаций значительно изменились, границы понятий нормы и патологии в области различных аспектов межличностных, в том числе сексуальных отношений расширились.

В последнее время первичные проявления зависти изучаются в рамках раннего периода жизни младенца, которые уже в инфантильном периоде не ограничиваются завистью только к материнской груди (согласно Klein), а раcсматривается как более генерализованный процесс. В дальнейшем психологическле срдержание зависти включает все женское (материнское) тело и способность к деторождению, суммированные в понятии “зависть к матке” или “зависть к родам” (Balsum ,2003).

Lansky (2001) полагает, что зависть и ревность оказывает непосредственное влияние на структуру характера личности. Характеры одних людей центрируется вокруг зависти (тип Яго), а, других, – вокруг ревности (тип Отелло).

Зависть, являясь повседневным переживанием обычных людей, в той или иной форме знакома каждому. При этом происходит формирование диадной конструкции, при которой один человек завидует, а другой/другая в той или иной мере чувствует, что ей/ему завидуют.

Несмотря на то, что Melanie Klein установила центральную роль зависти как постоянно действующего фактора во многих вариантах поведения человека, тем не менее, в исследованиях автора зависть анализируется исключительно с позиции ее динамики и рассмотрения психологического

состояния завидующего. Психологический статус человека, которому завидуют, остается без внимания. Таким образом, вторая часть диады зависти из анализа выпадает.

Нам представляется целесообразным исследование другого компонента диады зависти, так как только такой подход к изучению данного феномена будет способствовать более полному пониманию сложности и специфики как самой зависти, так и формирующихся под ее воздействием отношений.

Человек, которому завидуют, как на сознательном, так и на бессознательном уровне чувствует психологическую угрозу. По нашим наблюдениям, эта угроза редко ограничивается сознательно идентифицированным содержанием. В большинстве случаев возникают трудности с четкостью ее вербализации.

Особенность восприятия зависти, с нашей точки зрения, определяется ее экзистенциальным характером. Пациентки\пациенты, чувствующие, что им кто?то завидует, обычно стесняются рассказывать об этом. В то же время они испытывают выраженное чувство тревоги с частой тенденцией к выходу на глубинный бессознательный уровень и включением мифологических содержаний. Возникают мысли о надвигающемся несчастьи, возможности физической агрессии, наведении порчи, сглаза. Происходит ограничение ментализации в связи со сужением психологического поля, обедняется чувство субьективности, нарушается сфера мотивационной активности. Все мысли и другие виды психической активности сосредоточиваются на доминанте, связанной с угрозой зависти. Характерны скрываемые чувства беспомощности, безысходности и безнадежности. У некоторых наблюдавшихся нами пациенток подобное состояние было настолько выраженным, что вначале диагностировалось как тревожно?депрессивное расстройство в рамках большого депрессивного расстройства. Ошибочная диагностика была непосредственно связана с тем, что пациентки (а наблюдаемые нами выраженные нарушения отмечались у женщин) настолько тщательно скрывали основное содержание переживаний от окружающих и даже своих близких, что создавалось впечатление о полном отсутствии каких бы то ни было психогенных факторов, с которыми можно было связать развитие наблюдаемого психического нарушения.

Приведенные данные свидетельствуют о целесообразности выделения отдельной формы нарушения психического здоровья, которая в выраженных случаях может диагностироваться как травматическое стрессовое расстройство, вызванное переживанием зависти. Тяжесть расстройства усугубляется спецификой отношений между завидующими и теми, на которых зависть направлена.

Проявлениями этого вида нарушения являются:

Любые попытки смягчить ситуацию, нейтрализовать негативные ощущения, вызванные завистью, улучшить отношения оказываются безрезультатными, в лучшем случае вызывают холодное непонимание, а чаще приводят к усилению зависти.

Неудачи, поражения в жизни объекта зависти, даже личные драмы и трагедии не вызывают сочувствия.

Объект зависти фактически теряет индивидуальные характеристики и в глазах завидующего/завидующей трансформируется в абстрактную личность, наделяясь различными, обычно отрицательными, нереально гипертрофированными качествами.

Возможна идеализация тех, кому завидуют, в виде приписывания им обладания объектом зависти, недоступного завидующему/завидующей. Идеализация сопровождается нарастанием чувства ненависти к завидуемым, которое они обычно ощущают на сознательном и бессознательном уровнях.

Между завидующим и завидуемым формируется непроницаемая стена. Достижение какого?либо взаимопонимания становится невозможным.

Завидующий/завидующая чувствуют себя эмоционально опустошенными. Все переживания фиксируются на содержании зависти.

Идеализация объекта зависти, если таковая присутствует, носит, как правило, временный характер. Далее включается механизм проекции, при котором собственные агрессивные чувства проецируются на объект зависти. Тем, кому завидуют, приписываются деструктивные желания причинения максимального вреда или полного уничтожения объекта. В результате у завидующих формируются идеи преследования, появлятся страх лиц, которым они завидуют.

Следует помнить, что зависть является более деструктивным, по сравнению с ревностью чувством, так как она направлена и на устранение соперницы или соперника, и на уничтожение в любом человеке всех положительных качеств, которые вызывают зависть, что практически эквивалентно полному уничтожению объекта зависти.

Зависть может проявляться в качестве распространенного в народе страха перед “дурным глазом”, верой в “порчу”. Длительное воздействие зависти на человека, которому завидуют, приводит к риску развития у него различных заболеваний, к которым он генетически предрасположен. Термин зависть на английском языке “envy” происходит от латинского “invidere”, что означает смотреть с ненавистью на другого (здесь подразумевается “бросать злой взгляд”, наносить вред посредством злого завистливого взгляда). В

данном контексте это понятие означает “бросание мощного магически деструктивного взгляда в окно души другого человека”.

Betsy Cohen (1986) считает, что зависть, являясь более базисным и более примитивным, по сравнению с ревностью чувством, представляет собой более энергоемкую и всеохватывающую эмоцию.

Ядерным компонентом психологической структуры зависти является самооценка. Уровень самооценки начинает флюктуировать в момент начала процесса социального сравнения себя с другими, оказывающего сильнейшее влияние на самооценку индивида.

Если собственные способности, достижения, финансовый уровень и пр. оцениваются индивидом как проигрышные и недостаточные, по сравнению с таковыми у других, возникает угроза самооценке и оценке собственного социального статуса, что приводит к возникновению зависти.

Социальное сравнение способно “всколыхнуть” зависть и как результат осознания своей депривации, глубинного понимания того, что другие не разделяют моих переживаний, например, не сострадают мне или не страдают так же, как и я.

В связи с этим следует отметить, что не все отрицательные результаты социальных сравнений приводят к возникноению зависти. Люди обычно не завидуют, например, благосостоянию миллиардеров, так как последние не входят в зону реальной конкуренции и вообще находятся на очень высокой ступени социального и финансового успеха. Зависть возникает только в тех случаях, когда разница между чьим?то успехом и собственной неудачей может интерпретироваться как показатель собственной неполноценности.

Сравнение себя с членами другого (элитарного, гламурного и пр.) круга лиц, имеющих, с нашей точки зрения, более высокий уровень жизни, не рождают в нас ощущения того, что мы в чем?то хуже, чем они. В то же время различия с окружающими нас людьми из одной и той же с нами социальной страты и во многом похожими на нас провоцируют мысли о том, что источником неравенства являются не какие?то, независящие от нас факторы, а наша несостоятельность, неполноценность и лень.

В развитии зависти имеют большое значение индивидуально? психологические особенности отдельной личности (Smith et al.,1990). Авторами была создана шкала для измерения предрасположенности к возникновению зависти, которая включает три фактора: (1) оценка частоты и интенсивности эмоциональных переживаний в жизни пациента; (2) оценка чувства неполноценности; (3) оценка мстительности и восприятия несправедливости.

Акцент на необходимости изучения именно этих факторов свидетельствует о том, что тенденция оценивать себя ниже других и восприятие своих неудач и поражений как результат несправедливости имеют решающее значение в развитии чувства зависти.

Neu (1980) считает целесообразным дифференцировать различные виды зависти. Автор выделяет злокачественную и незлокачественную зависть. Последняя подразумевает желание обладать тем, чему завидуешь и выражается следующей интенцией: “Я хочу иметь то, что имеете Вы”. Незлокачественная зависть может переживаться по?разному: как чувство неполноценности, по сравнению с объектом зависти; как желание обладать тем, чем обладает он; как отчаяние в связи с отсутствием того, что имеет другой; как восхищение объектом зависти; как желание самому/самой стать лучше.

Злокачественная зависть выступает под девизом: “Я хочу, чтобы вы лишились того, что Вы имеете”.

Все варианты зависти приводят к отрицательным последствиям. Тем не менее, по?настоящему опасна только злокачественная зависть. Только она может быть отнесена к семи смертным грехам. Злокачественная зависть фокусируется на дискредитации или уничтожении объекта зависти. При этом желание обладать тем, чем обладает объект зависти, может вообще отсутствовать. Главным здесь является то, чтобы тот, кому завидуют, лишился обладаемого, чтобы он был серьезно поврежден или уничтожен.

Для злокачественной зависти характерно подозрение, что другой человек (объект зависти) является прямой или косвенной причиной неудач и поражений. Такие мысли порождают чувства гнева и ненависти к объекту зависти и желание отомстить ему.

Лица, испытывающие чувство зависти, могут пытаться каким?то образом замаскировать его, скрыть от окружающих и от самого/самой себя. Способы такого сокрытия разнообразны. Они включают, в частности, проекцию зависти на кого?то другого (обычно на объект зависти); провоцирование зависти у других под девизом самовосхваления; переживание жалости к себе (“Посмотрите, как я страдаю, как мне не везет, как я несчастна, в то время как другие так счастливы”); фиксация на критическом отношении к достижениям другого человека, чтобы таким образом на волне своей критики почувствовать себя лучше; идентификация с объектом зависти по модели Стокгольмского синдрома и др.

Contenuto (2002), анализируя динамику развития зависти, приходит к следующему заключению: “Промискуитет (частая смена половых партнеров) нарцисстической личности…связан с желанием обладания

идеализированными объектами, которые должны быть красивыми, иметь высокую социальную оценку. В эту категорию входят “недоступные” женщины или мужчины, которые в связи с их сопротивлением должны быть покорены любой ценой.”Автор полагает, что в основе процесса соблазнения лежат бессознательная зависть и жадность.

В начале отношений сексуальное возбуждение временно усиливает иллюзию, создает энтузиазм, направленный на желаемый сексуальный объект, что может имитировать состояние влюбленности. Однако, вскоре сексуальное удовлетворение, гратификация потребности в победе, сопровождаются обесцениванием объекта желания и приводит как к быстрому исчезновению возбуждения, так и к потере интереса к нему.

Бессознательная игра на этом не заканчивается. Бессознательная зависть и жадность проецируются на бывший объект желания. Проекция сочетается с появлением персекуторных фантазий (с тематикой преследования). Возникает страх лишения свободы, порабощения, метафорический страх кастрации.

Cohen (1986) исследовала динамику развития женской зависти, уделив особое внимание зависти матерей к дочерям. Этот вариант автор назвала “Cиндромом Белоснежки”. Мать, подобно злой королеве из сказки, завидует дочери потому, что последняя имеет то, что в свое время было недоступно матери. Дочь обладает большим количеством возможностей, она получает больше удовольствия от жизни, пользуется большей свободой и ощущает себя более счастливой, чем мать. Автор обнаружила, что в случае, если мать завидует дочери часто и долго, дочь не чувствует себя в безопасности, у нее формируется страх перед естественным проявлением положительных эмоций в присутствии матери. Она боится проявлять радость, быть веселой, довольной и жизнерадостной. Таким образом ограничивается формирование многих конструктивных мотиваций, происходит задержка психического развития. Согласно Cohen, в жизни каждой матери бывают моменты, когла она проявляет черты злой королевы из сказки.

Поскольку эмоция зависти относится к запретной теме, к социальному табу, то и вербально, и в сновидениях зависть чаще всего проявляется в замаскированной метафорической форме.

Зеркало в сказке о Белоснежке позволяет «отзеркалить» и обнажить скрытые эмоции. Функция волшебного зеркала, принадлежащего злой королеве, заключается в демонстрации с его помощью отсутствия зеркального материнского переноса, отсутствия материнской поддержки позитивного имиджа и красоты дочери. Мать Белоснежки эгоцентрична и

нарцисстична. Она занята тем, что либо рассматривает себя в зеркале, либо пытается уничтожить свою дочь, обнаружив, что девушка становится угрозой для ее нарциссизма.

Проведенный нами анализ литературы и случаев из собственной практики позволил конкретизировать описание синдрома «Белоснежки» и описать психодинамическую модель формирования зависти.

Вначале индивидуум оценивает имеющуюся ситуацию и сравнивает себя с другими, чтобы укрепить свой положительный имидж. Процесс сравнения происходит в основном бессознательно, с участием бессознательной системы разума. Это сравнение протекает особенно остро, если в детском возрасте не произошла интроекция (введение) и интернализация (усвоение) психикой убежденности в своих положительных качествах, в своей компетентности и способностях, по сравнению с другими. Этот механизм актуализируется в основном тогда, когда ребенок воспитывается по типу “условной любви”, при котором его любят не просто так, а при условии достижения успеха (нет успеха – нет родительской любви), когда идет отрицательное стравнение собственного ребенка с ее/его братьями, сестрами, с соседскими детьми.

У ребенка формируется ложное убеждение в том, что его значимость напрямую связана со степенью близости к идеалу или к идеальной модели. Возможен вариант желания соответствовать родительскому идеалу. Отсутствие в этом процессе необходимого положительного зеркального переноса приводит к формированию у ребенка низкой самооценки.

Для формирования здоровой психики ребенок нуждается в любви, в положительном восприятии, в ощущении собствнной значимости, в чувстве, что его любят просто так, ни за что, несмотря на возможные неудачи и поражения. Положительное “отзеркаливание” и вера в то, что что ему всегда будет оказана небходимая поддержка, изначально необходимы. Ребенок, начиная с наиболее раннего возраста, видит себя в зеркале лица матери. Адекватный зеркальный перенос при контакте с матерью конструирует в его психике положительный имидж собственной значимости. При такой динамике условия для развития зависти не возникают.

Если мать эгоцентрична и использует ребенка прежде всего для удовлетворения своих потребностей, и в зеркале ее лица он не находит поддержки, в которой так нуждается, вырастает завистливый ребенок, лишенный чувства своей уникальности и значимости.

Дополнительным фактором, способствующим развитию зависти у ребенка, является ситуация, в которой мать ожидает, что ребенок разовьет в себе те качества, которые, с ее точки зрения, у нее не достаточно

представлены, то есть настойчиво ищет в ребенке (чаще всего в дочери) то, чего ей самой не хватает. Парадокс заключается в том, что как только ребенок начинает оправдывать ожидания родителей, мать начинает завидовать ему, транслируя родительский сценарий «не будь успешным»,

«не высовывайся». Ребенок интуитивно улавливает эмоциональное состояние матери, в котором присутствует зависть к его успехам. У него развивается страх быть в чем?то лучше матери, превзойти ее и тем самым нанести ей психическую травму. Возникает нарастающий психологический дискомфорт, чувство, что с ним не все в порядке, так как он не может сделать свою мать счастливой. Он начинает сравнивать себя с другими детьми и завидовать им. С возрастом такая динамика усиливается.

На фоне характерного для завистливого человека чувства внутренней пустоты, причинно связанной с отрицательным отзеркаливанием, у него отмечается снижение способности использовать внутренние психические ресурсы. Если при этом отсутствует еще и внешняя поддержка со стороны окружающих, положительное самоотношение не формируется, а чувство зависти к другим прогрессирует.

Отрицательный зеркальный перенос является не единственным механизмом возможного развития зависти. К числу других причин относится, например, воспитание по сценарию «Будь первым и лучшим!», при котором ребенку внушают, что он должен быть выше других в силу наличия у него необычных способностей, и что он всегда должен быть “человеком номер один”, всегда и во всем превосходящим других. Такой ребенок, постоянно пребывая в состоянии психо?эмоционального напряжения, боится оказаться несостоятельным и поэтому может завидовать другим “”обычным”детям, не обремененным такими проблемами.

Зависть может быть вызвана несбыточными ожиданиями и противоречием между завышенным уровнем притязаний и отсутствием возможности их реализации, возникающих под влиянием рекламы в средствах массовой информации. Так возникает внутриличностный конфликт, как основной механизм развития зависти в условиях постсовременной культуры.

<< | >>
Источник: Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева. СЕКСУАЛЬНОСТЬ В ПОСТСОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2011

Еще по теме Зависть:

  1. ЗАВИСТЬ
  2. Зависть
  3. Зависть и ее последствия
  4. Зависть
  5. Зависть Сары
  6. Зависть и ревность
  7. Защиты против зависти
  8. Зависть и тщеславие, гордость
  9. Зависть
  10. Ревность, зависть, жадность