<<
>>

Влияние семьи на возникновение сексуальных дисункций

В исследовании влияния семьи на пациента не следует ограничиваться изучением только родителей. Необходимо учитывать роль и других членов семьи (в так называемой расширенной семье).

Члены семьи, как правило, сообщают о пациенте информацию, отличающуюся от информации, предоставляемой пациентом, которая является неполной и недостаточно достоверной, проходя сквозь призму их (членов семьи) картины мира.

Современные исследователи семьи характеризуют её как основную социокультурную единицу, посредством которой из поколения в поколение передаются традиции, привычки и подходы к сексуальным отношениям. При этом следует принимать во внимание возможность анализа семьи как комплексного образования в нескольких направлениях:

исследование членов семьи;

исследование субсистем семьи;

исследование жизненного цикла семьи;

исследование взаимодействия семьи как группы с другими группами;

исследование семьи как полной системы.

Исследование отдельных членов семьи включает фокусировку внимания на личности, её индивидуально?психологических качествах, на поведении каждого из членов семьи. Семья рассматривается как аккумулированный результат поведения всех её членов. Семья как целое состоит из членов, которые в совокупности создают качественно новую функцию семьи. Взаимодействия отдельных членов семьи могут быть очень разными. Например, нормальное, функциональное взаимодействие родителей и детей является благоприятным для развития каждого из членов семьи. В отличие от обстановки дисфункциональной семьи здесь создаются более благоприятные условия для реализации своего потенциала, духовного, эмоционального, когнитивного и сексуального развития. Возможны и другие варианты взаимодействия, примером которых может быть следующее наблюдение:

К нам обратилась 35?летняя женщина с жалобами на ухудшение сексуальных отношении с мужем и внезапно возникшее антисоциальное поведение сына?подростка. Появление первых признаков антисоциальности связывала с предразводными отношениями с мужем, который прямо объявил ей о наличии у него сексуальных отношений с другой женщиной и желанием создать с ней новую семью. Узнавший об этом сын стал периодически убегать на несколько дней из дома, плохо учиться, воровать,

употреблять наркотики. Обеспокоенный отец в разговоре с женой сказал, что уйдет из семьи тогда, когда сын «образумится». В момент очередной ссоры с сыном он обвинил его в эгоизме и в том, что из?за него рушатся его матримониальные планы.

Анализ мотивации сына подтверждает обоснованность его антисоциального поведения целью сохранения семьи. Возникшее напряжение во взаимоотношениях родителей уменьшается и контролируется присутствием и поведением сына. «Принимая огонь на себя», он препятствует распаду семьи. Таким образом, сохранение единства семьи является, возможно, полностью неосознаваемой целью сына, реализуемой им в содержании его поведения. Сын становится одним из патологических «симптомов» дисфункциональной семьи.

Такой сдвиг от изучения нарушений у отдельного индивидуума к изучению внутрисемейных межличностных отношений – не просто иной способ изучения сексуальных дисфункций, а новая концепция нарушений, расширяющая границы традиционного диагностического мышления.

Изучение субсистем семьи подразумевает анализ отношений между супругами, родителями и детьми, сиблингами. Анализируются межличностные отношения, эмоции, роли, которые играют члены субсистем по отношению друг к другу, конфликты, возникающие между членами субсистемы.

Исследование влияния жизненного цикла семьи на характер сексуальных отношений между супругами включает анализ семейных событий, таких, например, как рождение, взросление, воспитание детей, уход детей из дома.

Изучение семьи как сравнительно изолированной группы предполагает учёт вида иерархии в семье, способов осуществления коммуникации, ролевого поведения. Изучаются взаимодействия семьи с другими социальными структурами, оценивается выполнение семьей конкретных жизненных задач, поведение семьи в ситуации стресса, использование ею социальных и других ресурсов сопротивления стрессу, опыта других семей и своего собственного прошлого опыта.

Исследование семьи как системы основывается на теории систем, согласно которой семья воспринимается как существующая в системе единица, включающая в себя интрапсихические, межличностные, внутрисемейные и экстрасемейные события и перспективы, взаимодействующие между собой как целостная система.

Изучение семьи должно включать в себя необходимость учёта культуры добрачных сексуальных отношений. Подходы к добрачным

отношениям варьируют в различных культуральных группах, даже живущих недалеко друг от друга. Отношения различных поколений к добрачным связям могут изменяться с течением времени, что может способствовать возникновению конфликтов.

Hoebel (1972), исследуя отношения к добрачным сексуальным связям в Европе и в США показал, что большинство респондентов акцептирует добрачные сексуальные отношения, не возражая против них и не давая им отрицательных оценок. Из этнографического атласа Murdock (1967) следует, что из опрошенных 863 семей 67% не возражали против добрачных сексуальных отношений. Пермиссивные общества, допускающие такие отношения, находятся в Тихоокеанской зоне. Рестриктивные общества, ограничивающие эти отношения, расположены в бассейне Средиземного моря. Учёт этих факторов необходим при анализе возникающих у пациентов скрытых стрессовых состояний как реакций на нарушение сексуальных отношений и запрета на добрачные отношения. Эти состояния проявляются по?разному и способствуют возникновению нарушений приспособления и декомпенсации некоторых личностных расстройств.

Существуют общества, в которых браки ранжируются родителями, предварительно заключающими добрачные контракты. К таким обществам относятся некоторые Восточные страны и некоторые регионы бывшего СССР. В Китае, например, брачные контракты могут заключаться ещё до появления детей на свет. Описан случай, когда родители маленькой девочки на Тайване, облачив её в традиционный свадебный костюм красного цвета, отправили для проживания и воспитания в дом будущего мужа. Девочка росла вместе с будущим «женихом». Жених и невеста воспитывались как сиблинги с получением возможности пережить длительный период общения с инцестным табу. Исследования, проведённые Wolf (1966) на Тайване, свидетельствуют о том, что большинство «женихов», воспитывающихся в аналогичных условиях, в дальнейшем не хотели жениться на невестах, напоминающих им сестёр. Более того, у этих «женихов» диагностировались психологические проблемы, препятствующие их вступлению в брак вообще. Эти молодые люди, поддерживая с псевдоневестами дружеские отношения, вступали в брак с другими женщинами, часто посещали проституток и вступали во внебрачные сексуальные отношения. Таким образом, диагностированные нарушения включали, с одной стороны, тенденцию к промискуитету, а, с другой, ? затруднение сексуальной ориентации с неуверенностью в себе.

В семейных субсистемах прежде всего выделяют субсистему муж– жена. С психологической точки зрения целью брака является получение

безопасности, которую обеспечивает брачный союз, облегчающий жизнь партнёров посредством получения ими сексуального удовлетворения, удовлетворения от рождения и воспитания детей и других способов взаимодействия друг с другом. Основная природа брака состоит в реализации этических и моральных ожиданий, посредством которых достигается определённое членство партнёров в обществе с получением возможностей удовлетворить биологические, психологические, социальные и экономические требования. Брачные отношения могут рассматриваться или как обязательный контракт на длительный период, или как функциональное образование, основанное на взаимном удовлетворении потребностей и отношений. Если эмоциональные потребности и отношения не удовлетворяют друг друга, супруги могут разорвать эти отношения.

При рассмотрении семьи в целом сексуальные дисфункции следует квалифицировать в контексте семьи. Всякое нарушение, возникающее у отдельного члена семьи и имеющее индивидуальное проявление, вместе с тем представляет собой определённый признак, отражающий психическое неблагополучие семьи, которое могло существовать до возникновения этого нарушения, или служить проявлением тотальной дисфункциональности всей семьи. Индивидуальные нарушения отражают одновременно патологическое функционирование целостной семьи. Более тщательные исследования позволяют диагностировать комплекс дисфункциональных отношений в семье, которые нуждаются во вмешательстве для их устранения. Например, многие сексуальные расстройства члена семьи позволяют установить их связь с характером, «стилем» повседневной жизни в семье. В таких случаях, как правило, диагностируются ригидность отношений, хронический стресс и внутрисемейные конфликты.

Если у кого?то из членов семьи развивается психосексуальное нарушение, оно в той или иной степени «передаётся» другому члену семьи и, таким образом, один член семьи «заражает» этим расстройством другого, что может проявляться такими клиническими признаками, как диссоциация сексуальной идентичности, подозрительность, психоэмоциональное напряжение, симптомы посттравматического стрессового расстройства, вызванного ревностью, и др. Анализ описываемого контагиозного феномена у одного из членов семьи свидетельствует о том, что возникновение психосексуального нарушения у него является часто вторичным. Иногда такая диагностика бывает возможной только в результате длительного наблюдения в условиях разъединения членов семьи, в результате которого первичные нарушения не проходят, а вторичные, индуцированные через какое?то время исчезают. Контагиозный процесс нарушения психического состояния двух членов

семьи носит название «болезнь двоих». В случае включения в этот процесс большего количества людей используется термин «семейное безумие».

Исследования обнаруживают наличие преморбидных особенностей у членов семьи, предрасполагающих их к развитию индуцированных состояний. К ним относятся: определённые биологические детерминанты; наличие между членами семьи сильных эмоциональных связей, обеспечивающих их привязанность друг к другу; наличие стрессовых ситуаций.

Существующие в семье эмоционально стойкие связи способствуют возникновению у её членов стремления к семейному единству, желания разделять семейные невзгоды между собой, быть ближе друг к другу. Тем не менее, в таких семьях могут создаваться условия для возникновения индукции нарушений.

Влияние семейного фактора прослеживается при индуцировании, в частности, интимофобии.

Интимофобия характеризуется иррациональным страхом интимного контакта с другими людьми, при котором человек старается избежать ситуаций, представляющих потенциальную угрозу. Ранее это расстройство не диагностировалось, или терялось в массиве навязчивых страхов различного содержания. Причиной расстройства является озабоченность, связанная с впечатлением, которое произведет результат сексуального контакта на партнера. Озабоченность приводит к страху перед близким контактом, к опасению быть сексуально несостоятельным.

Анализ пациентов с интимофобией позволил сделать заключение о том, что это расстройство развивается у «чрезвычайно чувствительных», рефлексирующих лиц, дискриминированных и лишённых чувства доверия в семье. Имеет значение негативный сексуальный опыт в прошлом и наличие факторов, вызывающих социально негативную оценку индивида в семье. К таким порицаемым окружающими чертам относится социальный неуспех, развод родителей и все те ситуации, которые снижают самооценку детей и делают их чрезмерно чувствительным к оценке окружающими. В благоприятной обстановке, свойственной функциональным семьям, развитие интимофобии мало вероятно.

Семейными факторами, предрасполагающими к возникновению интимофобии, являются вербальные и невербальные ошибки коммуникации, подрывающие доверие ребёнка к эффективности его общения с другими людьми.

Так, например, молодой человек, эмоционально тесно связанный с матерью, получает от неё «послание» о том, что он должен наконец вступить в отношения с девушкой. Это воспринимается им как стимул к затянувшейся сепарации от матери. В ответ на сообщение сына о том, что он идёт на свидание мать «выдаёт» резко отрицательную реакцию, исключающую первое послание и сопровождающуюся словами: «Как ты можешь уходить из дома, ведь ты проводишь со мной так мало времени».

Второй пример. Отец говорит дочери о том, что он её очень любит. Дочь, ориентируясь на его вербальное признание, стремится подойти к нему, приласкаться, но он отстраняется от неё. У дочери возникает состояние внутреннего напряжения и недопонимания.

Третий пример. Мать рассерженная поведением сына – подростка испытывает к нему резко негативные эмоции. Однако, в процессе приближения к нему, её охватывает чувство вины в связи с её отрицательными эмоциями. Не в состоянии подавить их, она внешне проявляет к сыну чувство любви и заботы. В такой ситуации сын воспринимает два «послания». С одной стороны, он чувствует, что мать его не любит, а, с другой стороны он сталкивается с демонстрируемой матерью нежностью. Ощущение фальши провоцирует развитие у него состояния неопределённости, тревожности, а во взрослой жизни интимофобии.

Обстановка, насыщенная взаимоисключающими принуждениями, приводит к тому, что дети, вырастая, плохо разбираются в общении с людьми, не зная, чего от них ожидать. Такое воспитание способствует развитию подозрительности, неуверенности, приводит к стремлению быть социально изолированным.

Рассмотрению семейной структуры пациентов с сексуальными дисфункциями с позиции изучения наличия в этих семьях явления созависимости до сих пор не уделялось достаточного внимания. Феномен созависимости хорошо разработан и проанализирован только на модели аддиктивного поведения. В то же время созависимость проявляется и в других нарушениях, выступая, например, в рамках соаддиктивных расстройств, при которых речь идёт о взаимодействии друг с другом нескольких людей, страдающих аддикциями.

Созависимость может рассматриваться и как форма болезни и как аддикция, выходящая за пределы химических аддикций. Созависимость– это аддикция отношений у личностей с расстройствами избегания и зависимых личностей.

Первым вариантом стратегии, использующимся при созависимости, является контроль. Рассмотрение созависимости в рамках алкогольной модели невозможно без акцента на существующей в ней стратегии контроля.

Стратегия контроля осуществляется созависимыми людьми в семьях и выглядит следующим образом. Жена, получив информацию о том, что у мужа появилась другая женщина, берет на себя функции контроля над его поведением. Этот контроль может быть достаточно жестким. Роль контролёра часто очень устраивает жену, придавая особый смысл ее жизни. Контроль, осуществляемый над мужем, приводит к тому, что различные виды его деятельности, не имеющие к адюльтеру никакого отношения, а связанные с его обычными мотивациями, начинают контролироваться и осуждаться, в случае несовпадения поведения мужа со схемой, существующей в сознании контролёра.

Контроль характеризуется подозрительностью, сопровождающейся вопросами типа: «Где ты был? С кем общался? Что ты делал?». Такой контроль имеет отрицательные последствия для всех членов семьи, провоцируя возникновение отрицательных чувств как у мужа по отношению к контролёру, так и наоборот. Возникает замкнутый круг взаимного недоверия. Контроль приводит к усилению аутизма и поведенческой пассивности мужа. Возможна также провокация агрессивности и актуализация параноидных реакций.

Специалистам следует помнить о том, что амбивалентные межличностные отношения могут быть признаком нормы, а не патологии.

«Выискивание» патологии в амбивалентности способно значительно ухудшить межличностные отношения.

Вторым вариантом стратегии, использующимся при созависимости, является протекция–защита, тесно связанная с контролем. В семье мужа, склонного к промискуитету, эта защита часто проявляется в том, что его защищают от возможных последствий его активного поведения. Мужчину защищают таким образом, чтобы он не имел возможности активно общаться с женщинами, так как это может подорвать авторитет и престиж семьи. Защита может проявляться и в ограждении мужа от выполнения других семейных функций.

В алкогольных семьях контроль имеет несколько иную специфику. Он более формален. Достаточной эмоциональной поддержки алкогольный аддикт не получает. На этот фон наслаивается механизм двойной связки (амбивалентность посланий, одно из которых – вербальное – проходит на уровне сознания, другое – невербальное, более значимое, – на бессознательном уровне) .

ЛИТЕРАТУРА

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., Загоруйко Е.Н., (2000). Идентичность в норме и патологии. – Новосибирск, НГПУ. – 256 с.

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., (2000). Социодинамическая психиатрия.?М.: "Академический проект", Екатеринбург: "Деловая книга".– 460 с.

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., (2003). Психоанализ и психиатрия: Монография. – Новосибирск: Изд. НГПУ. – 667 с.

<< | >>
Источник: Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева. СЕКСУАЛЬНОСТЬ В ПОСТСОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2011

Еще по теме Влияние семьи на возникновение сексуальных дисункций:

  1. Глава 7.Влияние семьи на сексуальную идентичность
  2. ВЛИЯНИЕ ВТОРОГО СТОЛБЦА НА СТАБИЛЬНОСТЬ СЕМЬИ
  3. ВЛИЯНИЕ ВТОРЫХ СТРОК НА СТАБИЛЬНОСТЬ СЕМЬИ
  4. ВЛИЯНИЕ ПЕРВЫХ СТРОК НА СТАБИЛЬНОСТЬ СЕМЬИ
  5. ВЛИЯНИЕ ТРЕТИХ СТРОК НА СТАБИЛЬНОСТЬ СЕМЬИ
  6. ВЛИЯНИЕ ПЕРВОГО СТОЛБЦА НА СТАБИЛЬНОСТЬ СЕМЬИ
  7. 3. Возникновение основных тем американской социологии: Чикагская школа и влияние антропологии и психологии Новый курс Америки
  8. § 2 Историческое значение семейства. – Семейство в Древнем мире и власть начальника. – Гражданская семья в Риме. – Агнаты, когнаты и род. – Первоначально религиозный ха- рактер семьи и последующее видоизменение ее характера. – Свойство кровной семьи германской. – Славянская семья. – Содержание семейственного права.
  9. Взаимоотношения и сексуальность в Телосе Адама, расскажи, пожалуйста, об отношениях между мужчинами и женщинами в Телосе. Как относятся к сексуальности в вашем городе? Как люди в третьем измерении могут эволюционировать до такого уровня отношений?
  10. СОВМЕСТИМОСТЬ СЕКСУАЛЬНАЯ