<<
>>

СМЫСЛ ЖИЗНИ И ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ

Типичный представитель современного общества запад­ной цивилизации (и России в том числе) всю свою жизнь, как правило, проводит в непрерывной гонке за призрачным

счастьем, имеющим материальную основу.

Перед ним сто­ят более-менее отдаленные цели: купить (построить) дом или машину; стать директором или профессором; выйти на определенный уровень зарплаты; заработать себе достой­ную пенсию и т. д. Такая обращенность в будущее требует от него ежедневного самоотречения, когда приходится терпеть тяжелый труд и лишать себя всевозможных удовольствий ради безоблачного счастья в далеком будущем. Беда такого человека в том, что этот светлый миг вожделенного счастья так никогда и не наступает, потому что при приближении к одним целям он по привычке ставит перед собой новые, и бег в колесе продолжается. А когда в жизни в прошлом и на­стоящем у человека одни лишения, а запланированное сча­стье впереди, он очень боится смерти, которая оставляет его в дураках — ради чего страдал всю жизнь?

Маргинальной к такому подходу является жизнь чело­века, стремящегося получить от каждого текущего мига максимум удовольствия.

Жизнь по принципу «здесь и те­перь» проста и беззаботна. Уровень получаемого счастья, конечно, уступает как воздушным замкам человека толпы, так и его наличному материальному благополучию, но мар­гинал получает удовольствие и от той малости, которая у него имеется в данный момент. А даже успешный человек толпы не может насладиться своим роскошным дворцом или красавицей-женой, так как домой приезжает только затем, чтобы выспаться. Естественно, что маргинал не бо­ится так смерти, как это происходит у человека толпы, так как вся его жизнь заполнена удовольствием от жизни. Пси­хологически готовый к смерти человек рад каждому ново­му дню, несущему ему дополнительную радость.

Другой особенностью психологии человека толпы явля­ется довольно распространенное бегство в суету от осознания нерешенных когда-то своих личных проблем.

Это делает тако­го человека неспособным оставаться на ощутимый отрезок вре­мени наедине с самим собой, так как свободный от различных

забот мозг накрывается ужасом психологического неблаго­получия. Маргинальная же личность обычно с удоволь­ствием остается наедине с собой, получая удовольствие от самокопания.

В нашем обществе жизнь че­ловека толпы состоит из беско­нечной суеты, перемежаемой периодами, когда он старается оглушить себя химическими (алкоголь, табак, героин, кока­ин, анаша и т. д.) или сенсор­ными (воздействующими на органы чувств — танцами, рит­мичной музыкой, музыкальны­ми видеоклипами с непрерывно мелькающей и часто ме­няющейся картинкой на экране, азартными и компьютерны­ми играми и др.) наркотиками. Такая жизнь маргиналу представляется абсолютно бессмысленной и он не желает в этом следовать за толпой. Маргиналами оказываются те люди, которые пытаются получить максимум удовольствия от каждого момента жизни, не соглашаясь на длительное страдание суетой ради какой-то призрачной цели получить немереный кайф в далеком светлом будущем, которое, как правило, не наступает никогда.

Я нахожу три причины, почему люди толпы так отно­сятся к своей жизни.

Первая из них заключается в том, что человек не умеет наслаждаться жизнью по принципу «здесь и сейчас». Он на­столько втягивается в погоню за «горизонтом», что когда до­стигает поставленной цели, то оказывается в растерянности. Происходит это потому, что состояние свободы от суеты для

него настолько непривычно и дискомфортно, что он готов вы­думать себе следующую цель, только бы поскорее перейти в знакомое состояние «белки в ко­лесе», с которым он уже давно освоился.

Вначале такой человек ста­вит себе конкретную цель жиз­ни: «Вот построю себе дом моей мечты, брошу все, упаду в крес­ло-качалку на веранде и буду на­слаждаться жизнью». Когда дом уже построен, оказывается, что в это понятие органично входит бассейн во дворе. Затем к нему поочередно добавляются под­земный гараж, оранжерея, сауна и т.

д. Через некоторое время оказывается, что дом оказался мал (дети уже выросли!) и надо делать пристройку. И так строи­тельный процесс «дома мечты» никогда не заканчивается, в ре­зультате чего безделье в кресле-качалке не наступает никогда. Владимир Орлов таких людей в гротескной форме изобразил в «Альтисте Данилове», назвав их хлопобудами (сокращено от «хло­почущие о будущем»).

Отлично об этом высказался Фромм в своей книге «Че­ловек для себя»: «Современный человек считает, что читать и писать — это искусства, которым следует учиться, что стать архитектором, инженером или квалифицированным

рабочим можно лишь благодаря серьезному обучению, но ЖИТЬ — это нечто настолько простое, что не требуется ни­каких особых усилий, чтобы этому научиться. Просто пото­му, что каждый «живет» по-своему, жизнь считается делом, в котором каждый — знаток. ...Человек пребывает в иллю­зии, что он действует в своих личных интересах, а на самом деле он служит чему угодно, но только не интересам свое­го реального «я». Современный человек живет по принци­пу самоотречения, а мыслит с точки зрения личного инте­реса. Он считает, что действует в своих личных интересах, в то время как в действительности его первостепенным ин­тересом являются деньги и успех; он не отдает себе отчета в том, что его самые важные че­ловеческие возможности оста­ются нереализованными».

Вторая причина потери чело­веком смысла своей жизни на языке психологии называется сдвигом мотива на цель. Снова цитирую Фромма: «Одна из наи­более характерных психологи­ческих черт нынешней жизни состоит в том, что действия, яв­ляющиеся средствами к цели, все более и более занимали место целей, пока сами последние не стали чем-то призрачным и нере­альным. Люди трудятся для того, чтобы делать деньги, а деньги де­лают для того, чтобы покупать за них наслаждения. Труд — сред­ство, наслаждения — цель. Но что происходит на самом деле? Люди трудятся, чтобы сделать побольше денег; они упот­ребляют эти деньги на то, чтоб сделать еще больше денег,

а цель — наслаждение жизнью — теряется из виду.

Люди спешат и изобретают разные вещи, эко­номящие время. Затем они упот­ребляют сэкономленное время опять на то, чтоб спешно сэконо­мить еще больше времени, и так до тех пор, пока не оказываются до того вымотанными, что им уже не нужно сэкономленное время. Мы оказались пойманны­ми в сети средств и потеряли из виду цели».

А вот как определяет эту потерянную человеком толпы цель жизни Оскар Уайльд в ро­мане «Портрет Дориана Грея»: «Цель жизни — самовыраже­ние. Проявить во всей полноте свою сущность — вот для чего мы живем. А в наш век люди стали бояться самих себя. Они забыли, что высший долг — это долг перед самим собой. Разумеется, они милосердны. Они накормят голодного, оденут нищего. Но их собственные души наги и умирают с голоду. Мы утратили мужество. А может быть, его у нас никогда и не было. Боязнь общественного мнения, эта основа морали, и страх перед богом, страх, на котором держится религия, — вот что властвует над нами».

Еще один пример навязывания толпой человеку сдвига мотива на цель, а также его защиту от такой «благотворитель­ности» демонстрирует анекдот, рассказанный 3. Фрейдом в своей работе «Остроумие и его отношение к бессознательно­му»: «Один человек, который был подвержен пьянству, добы­вал себе средства к существованию тем, что давал уроки. Но

ею горок стал мало-помалу известен, и вследствие этого он потерял большинство своих уроков. Одному его другу было поручено взяться за его исправление. «Посмотрите, вы мог­ли бы иметь лучшие уроки в городе, если бы вы отказались от пьянства. Итак, сделайте это». — «Что вы предлагаете мне? — был негодующий ответ. — Я даю уроки с тем, чтоб иметь возможность пить; должен ли я отказаться от пьян­ства с тем, чтобы я получил уроки?!»

В конечном итоге человек оказывается в старости перед лицом смерти с деньгами на ру­ках, от которых ему теперь нет никакой пользы, кроме покупки дорогого места на престижном кладбище, и растраченной впус­тую жизнью за плечами, в кото­рой не было места истинному наслаждению от бытия.

Человек чувствует себя несчастным, так как счастье свое он искал совсем не там. Вот что пишет Майерс в «Социальной психологии» по этому поводу: «В последние де­сятилетия, сопровождавшиеся бурным экономическим ростом, люди западного мира стали во много раз больше зарабатывать. Например, доход среднего аме­риканца вдвое выше, чем был в 1950-е годы, и при этом он имеет вдвое меньше детей. Уд­военный доход предполагает вдвое большее количество по­купок. ...Хотя сегодня людям по большей части хватает и де­нег, и вещей, они не стали счастливее. Например, современ­ные американцы, судя по опросам, не более счастливы и не более удовлетворены своей жизнью, чем ответившие на этот

же вопрос в 1950-е годы». «...Из 800 выпускников американ­ских колледжей те, кто испове­довал ценности «яппи» (яппи — американская аббревиатура из первых букв слов: «young» — молодой, «urban» — городской, «professional» — профессиональ­ный, — то есть молодой город­ской житель, делающий карьеру и стремящийся к роскошной жиз­ни), были склонны в два раза чаще, чем их прежние соучени­ки, чувствовать себя в «значи­тельной степени» или «очень» несчастными».

Многим восточным мудрецам было свойственно совеем другое отношение к подобному «счастью»: «Я не могу сказать, является ли то, что все называ­ют «счастьем», на самом деле счастьем или нет. Я знаю толь­ко одно: когда я наблюдаю за тем, как люди его добиваются, я вижу, как их несет в общем потоке человеческого стада, мрачных и одержимых, не способных остановиться или изме­нить направление своего движения. И все это время они утвер­ждают, что еще немного — и они обретут это самое счастье. Мое мнение таково: вам не видать счастья до тех пор, пока вы не перестанете его домогаться». — Чжуан-цзы (Цит. по: Нискер В. Безумная мудрость).

Психологический механизм счастья вообще выражает­ся формулой «удовлетворение равняется полученному за вычетом ожидавшегося». Так как человеку толпы свой­ственно много хотеть от жизни (ради этого он и «рвет себе жилы»), а в реальности получать значительно меньше жела­емого, то хроническое ощущение себя несчастным для него является закономерным.

Может показаться, что маргинал должен отличаться от человека толпы отсутствием желания

получить удовольствие от жизни, На самом же деле и марги­нал стремится к счастью в жизни, просто характер мотивации у него совершенно другой. Если человек толпы желает от жизни конкретных удовольствий, которые, как правило, оформляются в сознании в виде материализованных итогов его активной деятельности, то маргиналу свойственно стре­миться к приятной жизни вообще как непрерывному процес­су. Такой подход позволяет маргиналу отказаться от пресле­дования конкретных целей. Тактика поведения маргинала заключается в поиске приятной жизни методом проб и оши­бок: не нравится жизнь в данный момент — меняй ее. Снова не нравится — снова меняй! И так до тех пор, пока не найдешь кайф в процессе. А как зацепишься за него — постепенно усиливай на­слаждение до уровня полного счастья. Именно поэтому марги­налам свойственна в первой по­ловине жизни постоянная смена образа жизни, работы, профес­сии, круга общения, среды оби­тания и других факторов существования. Яркой иллюстра­цией подобной жизненной позиции, противостоящей стремлению к некой конкретной цели в будущем, требую­щей временного отказа от процесса наслаждения текущим моментом, является следующий отрывок из киноповести Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен»:

«— Прости меня, Карл, я знаю, ты не любишь чужих со­ветов... — Марта неуверенно приблизилась к нему. — Но, может быть, ты что-то делаешь не так?! А? — Он повернул­ся к ней, и они внимательно посмотрели друг другу в гла­за, — Может, этот разговор с пастором надо было вести как-то иначе? Без Софокла...

— Ну, думал развлечь, — попытался объяснить барон. — Говорили, пастор — умный человек...

— Мало ли что про человека болтают, — вздохнула Марта.

— Не меняться же мне из-за каждого идиота?!

— Не насовсем!.. — тихо произнесла Марта и потянулась к нему губами. — На время. Притвориться! — Она закрыла глаза, их губы соединились. — Стань таким, как все... — Марта целовала его руки. — Стань, таким, как все, Карл... Я умоляю...

Он открыл глаза и огляделся вокруг:

— Как все... Не двигать время?

— Нет, — с улыбкой подтвердил скрипач.

— Не жить в прошлом и будущем?

— Конечно, — весело кивнул второй музыкант.

— Не летать на ядрах, не охотиться на мамонтов? Не пе­реписываться с Шекспиром?

— Ни в коем случае, — закрыл глаза третий.

— Нет! — крикнул Мюнхгаузен, и музыканты переста­ли играть. — Я еще не сошел с ума, чтобы от всего этого от­казываться!

Марта бросилась к нему. Попыталась обнять:

— Но ради меня, Карл... ради меня.

—Именно ради тебя! — тихо сказал он, отстраняясь. — Если я стану таким, как все, ты меня разлюбишь».

Третья причина неправиль­ного отношения человека толпы к своей жизни заключается в бегстве человека в суету от своих внутренних проблем. Когда че­ловек пассивен, в его сознание начинают проникать различные мысли, так или иначе затрагива­ющие какие-то его личные про­блемы, когда-то нерешенные и отложенные «на потом». И вот мысли «считают», что теперь

наступило это самое «потом», и настойчиво «лезут в голову» к своему хозяину. Но раннее он уже убегал от этих проблем именно потому, что боялся браться за их решение. Так как за прошедшее время ничего не изменилось и причины пря­таться от мыслей о нерешенных проблемах не исчезли, то возникает невыносимое желание продолжить это бегство. И лучшим проверенным способом для этого является повы­шенная активность. Для этого следует настолько загрузить свое сознание предметной средой какой-либо очень актив­ной деятельности, чтобы в нем места не оставалось на всякие «глупые мысли»: о запущенном воспитании сына, скатыва­ющегося в преступную среду наркоманов; о брошенных на произвол судьбы престарелых родителях; о полном отсутствии настоящих друзей; о супруже­ских отношениях, превративших­ся в сосуществование абсолютно чужих друг другу людей, и т. д.

Анализ этой третьей причины обнаруживает одну отличитель­ную особенность маргиналов: они никогда не боятся остаться наеди­не с собой в состоянии пассивно­сти, когда тянет поразмышлять о себе, о смысле своей жизни, о своих отношениях с окружаю­щими людьми и миром в целом. Благодаря такой созерцательно­сти у маргиналов обычно очень хорошо развиты психологиче­ский интеллект и житейская мудрость. А раз так, то они совер­шенно не нуждаются в различ­ных компаниях и тусовках, для того чтобы как-то «убить» свободное время, что характерно для человека толпы. Если

маргиналов и тянет на контакт с кем-то, то они предпочита­ют какой-нибудь шумной компании глубокое по содержа­нию и интересу к партнеру об­щение с другим маргиналом как уникальной личностью.

Относясь так к жизни, мар­гинал, как правило, не боится ее окончания, в отличие от челове­ка толпы. Маргинал перед лицом смерти благодарит свою жизнь за все то удовольствие, которое она ему предоставила, в то время как человек толпы с ужасом понима­ет, что жизнь свою прожил бес­смысленно, так ничего хорошего от нее и не взяв. Поэтому современного представителя западной цивилизации обычно мучает тоска по бессмертию: «Возможно, самым существен­ным фактом является глубоко укоренившаяся жажда бес­смертия, которая проявляется во многих ритуалах и верова­ниях, направленных на сохранение человеческой плоти. С другой стороны, современная сугубо американская форма отрицания смерти посредством «приукрашивания» тела свидетельствует и о подавлении страха смерти просто-на­просто камуфляжем. ...Как говорил Эпикур, смерть не име­ет к нам никакого отношения, ибо «когда мы есть, то смер­ти еще нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет» (Дио­ген Лаэртий)». (Фромм Э. Иметь или быть).

Кстати, страх смерти, свойственный представителям Запада, может стать их «ахиллесовой пятой» в столкнове­нии цивилизаций, обусловив их окончательное пораже­ние. Радикальный исламизм нашел оружие против Запа­да, перед которым его население бессильно, — терро­ризм. А ведь достаточно людям перестать бояться смерти, как терроризм исчезнет сам собой из арсенала радикалов в силу своей неэффективности.

<< | >>
Источник: Гладышев С.. КАК ВЫЖИТЬ В ТОЛПЕ И ОСТАТЬСЯ САМИМ СОБОЙ. 2004

Еще по теме СМЫСЛ ЖИЗНИ И ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ:

  1. Смысл жизни неразрывен с понятием смерти
  2. В смысле жизни должна быть ВСЯ ПОЛНОТА самой жизни
  3. Вы знаете, в чем смысл жизни?
  4. Занятие 2. Смысл жизни и призвание педагога
  5. Смысл жизни, эволюция
  6. В возвращении домой, к Себе, к своей сути, к своему Богу и заключается смысл жизни
  7. Наша душа и есть то, на что надо ориентироваться, и что придаёт жизни счастливый смысл
  8. СПТ дает психотерапевту возможность чувствовать себя причастным к жизни, а не к смерти
  9. Поиск смысла жизни – это поиск бессмертия!
  10. УСПЕХ ЗАВИСИТ ОТ ОТНОШЕНИЯ К ЖИЗНИ
  11. Общее отношение к жизни, симпатии и привязанности.
  12. Общее отношение к жизни, симпатии и привязанности.
  13. Глава 2 Линия смерти и линия жизни