<<
>>

Роль языка в формировании негативной гендерной идентичности

Актуальность вектора изучения роли языка в формировании определенного типа гендерной идентичности не вызывает сомнений, поскольку язык, во?первых отражает институционализированные структуры и отношение к гендеру в обществе, а, во?вторых, он является одним из возможных факторов, определящих негативную трансформацию гендерной идентичности.

Отсутствие серьезных исследований, посвященных изучению взаимосвязи между этими феноменами, послужили причиной сделанной нами попытки анализа влияния некоторых психолингвистических механизмов на широкое распространение в обществе авторитарно? доминантной маскулинной идентичности. Мы попытались ответить на вопрос, какую роль играет язык в осознании принадлежности индивида к тому или иному полу и каким должен быть вектор формирования здоровой гендерной идентичности посредством освоения нового языка личностью постмодернистского мира.

Особенности гендерной идентичности находят свое отражение в языке. Во многих традиционных и современных культурах в языке присутствуют мужские доминанты.

Мужское начало в подобных случаях

является базисным, а женское – как правило, оказывается подчиненным и вспомогательным.

Некоторые языки как, например, японский используются в разговоре мужчинами и женщинами по?разному. Несмотря на сохраняющуюся для обоих полов основу слов и синтаксиса, женщины и мужчины используют различные префиксы и суффиксы, что приводит, по существу, к существованию двух параллельных языков – женского и мужского, имеющих даже различное звучание. Вследствие этого в Японии является общепринятым такое специфическое определение, как “женский язык”.

Несмотря на то, что в германских и романских языках используются различные гендерные местоимения в единственном и множественном числе мужского и женского рода, и здесь основной является мужская языковая доминанта.

Во французском языке местоимение”elles” (они) относится к женскому роду, а “ils” – к мужскому роду. В то же время, если речь идет о смешанной группе мужчин и женщин, то эта группа определяется мужским местоимением “ils”.

Такая же ситуация имеет место в польском языке. Местоимение “one” (они) относится к женщинам во множественном числе. Местоимение “oni” (они) относится к мужчинам во множественном числе. Однако в том случае, если группа носит смешанный характер и состоит из женщин и мужчин, она определяется мужским местоимение “oni”, а не женским ? “one”.

Key (1975) отмечает, что в английском языке мужское доминирование находит выражение в использовании местоимения “he” (он). Это местоимение должно использоваться не только в именительном падеже единственного рода, но и в родительном, и дательном падежах (“his”, “him”), что может приводить к абсурдным выражениям, например, таким, как : “No person may require to perform, participate in, or undergo an abortion against his will”.

Во многих случаях местоимение “он” употребляется в английском языке в качестве общего определителя как для мужчин, так и для женщин. Известное в английском языке выражение “all men are created equal” относится ко всем людям, не зависимо от их пола. На русском языке эта фраза не несет в себе дискриминационного радикала и переводится как “все люди созданы равными”.

При определении профессий в английском языке для обозначения принадлежности к женскому полу могут использоваться дополнительные определители, например, такие, как “lady doctor”, или “woman attorney”, тем самым подчеркивающие, что речь идет не о мужчине, а о женщине.

Key обращает внимание и на то, что, если корреспонденция адресована женщине, при написании адреса перед фамилией указывается Mrs. или Miss., в зависимости от семейного положения женщины. Подобные уточнения мужчин не касаются и семейное положение адресата мужского пола не указывается.

В разных языках существуют выражения, имеющие дискриминационные для женщин оттенки, подчеркивающие, например, ограниченный спектр возможностей их выбора: «Kinder, Kuche, Kirche»нем.;

«wine, women, and song» англ.

До сравнительно недавнего времени в Соединенном Королевстве обращение к женщине зрелого возраста “girl” обычно не считалось зазорным, в то время как обращение “boy” к взрослому мужчине всегда носило оскорбительный характер.

В английском языке слово “женщина”обозначается двумя терминами “woman” и “female”. Формально эти слова однозначны и взаимозаменяемы. И все же в словаре 1967 года Random House отмечается, что здесь имеются определенные оттенки. Имеет место усиливающаяся тенденция использовать слово “female” чаще при намерении акцентуировать сильные, волевые, независимые качества женщины.

В этом контексте представляет исторический интерес, что редакция Вебстерского словаря английского языка в 1916 году определила смысловое значение слова “male” (мужской пол) как “подчеркивающее интенсивность или превосходство всех характерных качеств, контрастных по отношению к женским”.

Schulz, Muriel (1975) проанализировав слова, дискриминирующие или принижающие женщину в связи с сексуальной тематикой, обнаружили, что в английском языке имеется почти 1000 слов и фраз, которые унижающе характеризуют женщину в сексуальном смысле. Подобных слов и выражений, принижающих в сексуальном отношений мужчин, авторы нашли значительно меньше. Так, например, по данным авторов, существует свыше 500 синонимов слова “проститутка”, в то время как имеется только 65 синонимов слова “whoremonger” (мужчина, занимающийся проституцией).

Следует подчеркнуть, что дискриминация женщин на языковом уровне не только отражает особенности популяционной ментальности в период проведенных исследований, но и дискриминационный язык сам по себе обладает способностью усиливать дискриминационные установки в обществе, воздействуя на его членов как на сознательном, так и бессознательном уровнях, провоцируя возникновение психической и

гендерной травмы, способной в последствии вызвать деформацию гендерной идентичности.

Анализ существующей литературы по проблеме и результаты собственных наблюдений позволили нам сформулировать определение постмодернистской гендерной идентичности, под которой мы понимаем результат когнитивно?эмотивного процесса осознания себя представителем определенного типа идентичности, самопринятия и отождествления себя с ним, детерминированный биопсихосоциокультуральными факторами, гендерной идентификацией и интроецированными, интернализованными и трансмутированными в психике гендерными стереотипами.

Личность с этим качественно новым типом идентичности должна обладать особыми свойствами, обеспечивающими ощущение внутренней и внешней гармонии, приводящей к успешной адаптации и самореализации.

<< | >>
Источник: Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева. СЕКСУАЛЬНОСТЬ В ПОСТСОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2011

Еще по теме Роль языка в формировании негативной гендерной идентичности:

  1. Глава 2.Гендерная идентичность постмодернизма Постмодернизм как фактор формирования новой гендерной идентичности
  2. Типология формирования и классификация видов постмодернистской гендерной идентичности
  3. Деформация гендерной идентичности как проблема консультативной психологии и психотерапии
  4. РОЛЬ МИГРАЦИИ И ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ СЛАВЯНСКОГО ЭТНОСА
  5. Глава 10. Нетрадиционная сексуальная идентичность Лесбийская идентичность
  6. Гендерная флюидность
  7. ИДЕНТИЧНОСТЬ ПОЛОВАЯ
  8. ИДЕНТИЧНОСТЬ
  9. Гомосексуальная идентичность
  10. Глава 7.Влияние семьи на сексуальную идентичность
  11. Интеракция и идентичность: Ирвинг Гоффман
  12. д. Идентификация (идентичность, похожесть).
  13. ПАТОЛОГИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ МАССОВАЯ
  14. ПРИСМАТРИВАЯСЬ К КОДУ ЯЗЫКА ТЕЛА
  15. ПРИСМАТРИВАЯСЬ К КОДУ ЯЗЫКА ТЕЛА
  16. Избавьтесь от негативных эмоций
  17. Глава 9. Аддиктивная сексуальная идентичность Любовные аддикции и аддикции избегания
  18. Когда избавляться от негативной энергии