<<
>>

Глава 14. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ КРИЗИСА ЗАПАДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

В странах Запада (к которым в значительной степени я отношу и Россию) на протяжении как минимум полутора столетий не смолкают разговоры о кризисе цивилизации во всех аспектах: культурном, этическом, психологическом, геополитическом, экологическом и др.
И острота этого

вопроса со временем только нарастает. Нарастает вплоть до того, что многие умные люди начали достаточно аргумен­тированно поговаривать о надвигающейся гибели цивили­зации под очередным натиском «варваров».

Для природы маргинальности этот вопрос имеет прямое отношение тем, что когда этическое и культурное ядро тол­пы, являющейся основой общества, подвергается коррозии, маргинализация все большей части населения начинает прогрессировать. Доля маргиналов в обществе становится все больше, и нарастает величина отклонений от среднесо-циальной нормы в поведении и взглядах у наиболее ярко выраженных отщепенцев. Получается, что маргинальность как социальное явление как по количеству, так и по каче­ству зависит от благополучия толпы в культурном, этиче­ском, психологическом и иных аспектах.

Анализ кризисных явлений в обществе позволяет четче понять позицию мно­гих маргиналов, не желающих придерживаться групповых норм. Само существование многих маргиналов является проявлением социального несогласия части общества, не­ким поведенческим вариантом критики идеологического ядра толпы. Поэтому содержание данной главы фактически вскрывает глубинную основу протеста многих маргиналов против навязываемых им образцов поведения и мировоз­зрения.

Итак, кризис цивилизации проявляется как противоре­чиями внутри системы ценностей, внутри западной идеоло­гии, так и нарастающим несоответствием действительности в западном мире этим декларируемым идеям и ценностям. Но неразрешимые проблемы в странах Запада накапливают­ся не только в области общественного устройства или идео­логии — все более неблагополучной становится сфера лич­ной и семейной жизни.

Типичный представитель западной цивилизации, или атлант, все в большей степени начинает походить на психически больного человека, а западное об­щество — на сумасшедший дом. И внешний лоск западно-

го мира обманывает все меньшее число людей как внутри него, так и за его. пределами,

Поиск факторов, детерминирующих этот кризис запад­ной цивилизации, вывел меня к двум первопричинам. Од­ной из них оказалась некоторая отличительная особенность западной философии, являющаяся одной из наиболее зна­чимых в построении всей западной идеологии. Таким кра­еугольным камнем в фундаменте западной цивилизации, породившем значительную часть кризисных явлений насто­ящего времени, является абсолютизация добра и зла. Не углубляясь далеко в философские дебри этого вопроса, я тем не менее пришел к убеждению, что ни одна цивилиза-ционная философия не достигала такой степени абсолюти­зации добра и зла, как христианская религиозно-философ­ская традиция. Выяснение вопроса, почему и как это про­изошло, не входило в круг моих интересов. Свой экскурс в область философии я старался ограничить лишь констата­цией факта, суть которого сводится к тому, что западные философы добро и зло, хорошее и плохое выделили в от­дельные категории, оторвав их, во-первых, от субъективной позиции оценщика в ситуации, а во-вторых, от конкретной ситуации проявления добра и зла. То есть, по мысли запад­ной философии, существуют абсолютные добро и зло вне всякой связи с человеческим опытом.

Альтернативой такой позиции является рассмотрение добра и зла как субъективной (неразрывно связанной с кон­кретным человеком) ситуативной (также связанной с конк­ретной ситуацией) моральной оценки какого-либо явления. Подобное отношение к проявлениям добра и зла допускает восприятие одного и того же явления в зависимости от ситу­ации и места в ней оценщика либо как добро, либо как зло. При этом между этими двумя крайними и поэтому прак­тически недостижимыми оценками — только зло или толь­ко добро — существует ряд промежуточных оценок, в ко­торых добро и зло перемешаны в различных пропорциях.

Абсолютизация же добра и зла не допускает «серых оттен­ков» в оценке конкретных явлений: между этими полюса­ми — непреодолимая пропасть.

В психологическом плане абсолютизация добра и зла по­рождает определенную мотивационную настройку поведения. Проявляется это прежде всего в резкой поляризации воспри­ятия жизни в целом и себя в ней в частности. Все явления дей­ствительности делятся на два класса. В один из них попадает все то, что подлежит немедленному и бескомпромиссному уничтожению. В другом оказываются ценности, требующие скорейшего насаждения в себе и мире любыми способами вплоть до насилия. И жизнь представителя западной цивили­зации, в основы которой заложен этот философский постулат об абсолютном добре и зле, становится нескончаемой чрезвы­чайно активной борьбой. Борьбой бессмысленной и безнадеж­ной, так как, во-первых, часть природы, называемую злом, полностью уничтожить невозможно, а во-вторых, другая часть («добро») при насильственной экспансии трансформируется в искусственного уродца. В итоге насаждаемое добро нередко содержит в себе злого аспекта намного больше, чем замещае­мое им официальное зло.

И ладно, если бы западная цивилизация этот абсурд сде­лала только своей внутренней проблемой. Но абсолютиза­ция добра и зла достигает вселенского масштаба, т. е. свои стандарты плохого и хорошего атланты считают универ­сальными для всего мира, что побуждает их к цивилизатор­ской миссии переделки всего мира по своим лекалам. В итоге, насилию Запада подвергается все человечество без какого бы то ни было исключения.

Вторым обнаруженным мною фактором, виновным (по моему убеждению) в кризисе западной цивилизации, ока­зался некоторый патологический механизм в мотивации атлантов, ставший со временем частью национального ха­рактера европейских, а затем и североамериканских наро­дов. В настоящее время для подавляющего большинства

населения стран Запада характерно неумение довольство­ваться в своей жизни наличными благами. И, вместо того чтобы научиться довольствоваться малым, типичный атлант приходит к выводу, что причиной его неудовлетворенности текущей жизнью является не его внутреннее несовершен­ство, а внешний фактор в виде недостачи определенного ресурса счастья.

(В психологии мотивации такая позиция называется «внешний локус контроля», когда человек при­чины своих неудач ищет вне себя.) И получение этих «ре­сурсов счастья» (как он себе это представляет) в большом, объеме становится главной целью для человека на значи­тельный период его жизни. А так как он цель свою опреде­лил неправильно, то и ее достижение ему реально счастья принести не может. Во-первых, неумение довольствовать­ся наличным распространяется и на отдаленную цель. Ведь когда человек получает вожделенный ресурс счастья, он — ресурс — тут же становится НАЛИЧНЫМ(!), а довольство­ваться им, я повторяю, он не умеет. В этой ситуации неудов­летворенности достигнутой целью человек решает, что и прошлом он ошибся в постановке цели (не за тем ресурсом гонялся) и выбирает себе новую, которая на этот раз уж точ­но принесет ему счастье. И снова бросается в погоню за ней. Так он втягивается в бесконечную погоню за миражами.

А во-вторых, состояние неудовлетворенности достигну­той целью усугубляется усилившимся неумением доволь­ствоваться наличным. Дело в том, что активная деятель­ность ради получения большого «ресурса счастья» в отда­ленном будущем неизбежно связана с самоограничением себя в удовольствиях от текущей жизни. Эта самоотвержен­ная активная деятельность становится устойчивой привыч­кой. В результате, когда человек, достигнув желаемого, пре­кращает суету и, расслабившись, пытается получить дол­гожданное удовольствие, он вместо этого испытывает невыносимый психический дискомфорт от непривычно­сти пассивного образа жизни, что перекрывает возможное

наслаждение достигнутым. И спасается он от такого неудо­вольствия все в той же привычной суете.

В итоге жизнь таких людей превращается в нескончаемый лихорадочно-изнурительный труд ради получения различных благ, которые, попадая к таким несчастным страдальцам, тут же отбрасываются за ненадобностью. Наиболее успешные в такой бессмысленной гонке имеют огромные особняки, в ко­торых не живут, а лишь ночуют, гаражи, забитые роскошны­ми автомобилями и иными средствами передвижения, кото­рыми они не пользуются, если не считать дорогу на работу и домой, которая заполнена не наслаждением от езды, а все той же работой, красивых жен и любовниц, к которым прикасают­ся от силы раз в месяц, и прочее, и прочее.

Главными «ресурсами счастья», за которыми гоняются описанные трудоголики, являются богатство, слава и власть, способные дать промежуточный ресурс — соци­альный статус. Именно эти ценности становятся определя­ющими в жизни атлантов, квалифицируясь при этом, как это ни парадоксально, официальной идеологией западной цивилизаций как проявления абсолютного зла, стремление к которым признается христианством одним из самых тяж­ких грехов. Это лишний раз подчеркивает серьезность внут­ренних противоречий в смысле жизни атлантов, породив­ших рассматриваемый кризис их цивилизации.

<< | >>
Источник: Гладышев С.. КАК ВЫЖИТЬ В ТОЛПЕ И ОСТАТЬСЯ САМИМ СОБОЙ. 2004

Еще по теме Глава 14. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ КРИЗИСА ЗАПАДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ:

  1. 2.1. Западная модель поискового психологического портрета (профиля) как метод установления серийного преступника
  2. Глава 6. Психология реформы и кризиса в России.
  3. ГЛАВА 5 Кризис
  4. Поиск причин болезней и психологических травм: обратное путешествие во времени
  5. Правило итоговой оценки психологических причинных связей и субъективной стороны деяния-факта.
  6. Глава II. КРИЗИС СОЦИОЛОГИИ ИЛИ ЕЕ ПОДЪЕМ?
  7. Как к цивилизации религию подбирали
  8. КОСТЮМЫ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  9. Глава 3. ПРИЧИНЫ КОНФЛИКТОВ ТОЛПЫ С МАРГИНАЛАМИ
  10. ГЛАВА 5 ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ НИЗКОГО УРОВНЯ СОЗНАНИЯ
  11. Глава 20. Поступайте так и критика не причинит вам боли.
  12. Теперь, наконец, очень близко время воссоединения обеих наших цивилизации
  13. Восточные и западные планеты
  14. Западная школа
  15. 2.1.3. Психология западни: "женщина-приманка"