<<
>>

Миф о Дон Жуане

Мы рассмотрели одну сторону интересующей нас проблемы — проблему мифологизации женщины. Что можно сказать о другой, мужской стороне проблемы? Как обстоит дело с имиджами мужчин? Существует ли мужская мифология? Если да, то какое влияние она оказывает на общество, на сферу отношений между полами?

Попытаемся разобраться в этих, недостаточно освещенных в литературе вопросах.

Обратимся вначале к средствам массовой информации. Как изображаются «типичные» мужчины в кино и на телевидении, в прессе?

Анализ показывает, что современный мужчина изображается, как правило, поверхностно и упрощенно, несмотря на внешнее разнообразие описаний. Во многих посредственных кинофильмах и сериалах мужчин изображают лишенными черт мужественности — как недалеких,

упрощенных, оторванных от действительности и к тому же неотесанных индивидуумов. В то же время в вестернах, приключенческих фильмах, де? тективах, фильмах ужасов мужчины изображаются безжалостными, находящимися во власти хищных инстинктов, преследующими женщин, или мужественными, всегда побеждающими суперменами. В произведениях коммерческой художественной литературы мы часто встречаемся с образом мужчины, находящегося во власти необузданных сексуальных желаний.

Упрощенный и односторонний характер изложения не может быть случайным, он всегда отражает систему представлений, основанных на мифологических образах, мифологическом мышлении. В связи с этим следует обратить внимание на одно, с нашей точки зрения, интересное обстоятельство. В литературе, касающейся вопросов мужественности и женственности, о мужчинах содержится значительно меньше сведений, чем о женщинах. Более того, казалось бы «исчерпывающие» исследования по вопросам мужской сексуальности (Kinsey et al., 1948; и др.) фиксируются в основном на вопросах сексуальной состоятельности и ее нарушениях, остав? ляя в стороне проблему психологии секса, интеллектуальное и эмоциональное отношение мужчин к вопросам сексуальности. Такое явление тоже не случайно, так как отражает влияние на сознание находящихся в подсознании категорических мифологически окрашенных предубеждений типа: для мужчины главное — получить сексуальное удовлетворение любой ценой, все мужчины одинаковы, они только притворяются. Подобные пред? убеждения действуют как на мужчин, так и на женщин. Писатели, ученые, сценаристы, кинорежиссеры — тоже люди, и «ничто человеческое (в том числе мифологическое сознание) им не чуждо». Все это находит выражение в определенной заданности их творческой продукции.

Мы далеки от утверждения, что приведенное объяснение может быть достаточным. Упрощенность трактовки поведения мужчин связана со многими причинами и требует дальнейшего изучения. Одним из факторов, на который в связи с этим, очевидно, следует обратить внимание, является то обстоятельство, что о проблемах психологии мужчин, в том числе и сексуальных, обычно пишут психотерапевты, психологи (очень редко психиатры), основываясь, естественно, на своем клиническом опыте, на наблюдениях пациентов, мужчин и женщин, в ситуациях болезни. (Следует отметить позитивный вклад в решение этой проблемы В.А.Доморацкого (2009), избавившего психосексологию от многих, существующих до выхода в свет его монографии «белых пятен»).

При этом практически каждый проводящий сравнение между особенностями мужчин и женщин специалист не может не обратить внимания на то, что при психотерапии у мужчин труднее добиться сколько?нибудь подробного отчета об их переживаниях, содержании психических травм, характере беспокоящих их комплексов.

Мужчины могут поверхностно говорить о сексе и мало анализировать свои эмоции, связанные с сексуальной сферой. У мужчин значительно нарушена способность вербализовать (выражать словами) содержание эмоциональных переживаний — они не привыкли к этому. Характерно также, что мужчины относятся к сексуальной сфере как к чему?то изолированному от личности, от психологии. Они часто переносят этот подход и на женщин, относясь к ним как к сексуальным объектам. В отличие от женщин, мужчины в меньшей степени делятся своими сексуальными переживаниями в психологическом плане с другими мужчинами. Они реже обращаются за профессиональной помощью, если это не касается проблемы импотенции, которую они также мало увязывают с психологическими факторами.

Можно ли экстраполировать (переносить) данные, полученные в клинических условиях, на «среднего» мужчину в популяции?

Ответ должен быть отрицательным, так как мы имеем возможность видеть в условиях клиники лишь часть проблемы, отражающую многие важные вопросы, как например, особенности конфликтов, ситуаций, ведущих к развитию патологии, значение культуральных факторов, семейных отношений и др. Полное представление в то же время невозможно получить без изучения здоровой популяции. Исследования такого рода проводились в разное время Pietropinto, Simenauer, 1978; Hite, Colleran, 1991 и др. Ре? зультаты исследования в целом показали, что «многие из укоренившихся знаний о мужчинах, хотя и широко провозглашаемых как психологические факты, относятся с большим основанием к области современной мифо? логии».

Одним из широко распространенных мифов о мужчине является, несомненно, миф о Дон Жуане, его мужской ненасытности, стремлении вступать в сексуальную связь с каждой привлекательной женщиной, встретившейся на его пути. Этот миф поддерживается в сознании женщины начиная с раннего детского возраста: матерью, отцом, а затем в более старшем возрасте подругами. В воображении формируется образ сатира с животными низменными страстями. Как относятся мужчины к этому мифу? Исследования показывают, что такое представление может вызывать положительные, хотя и скрываемые, эмоции и льстит самолюбию. В то же время исследования Pietropinto, Simenauer, (1978) показали, что 80% мужчин не считают для себя секс наиболее важным удовольствием в жизни. Однако, находясь под властью мифа о сексуальной ненасытности, мужчины «чувствуют себя обязанными» соответствовать этой схеме, что сопровождается постоянной сексуальной озабоченностью, мыслями о необходимости сексуальных отношений и об улучшении своей сексуальной жизни, изучении новых возможностей, применении новых вариантов отно?

шений, сексуальных практик и др. У многих мужчин в сознании присутствует идея о необходимости иметь определенное количество сексуальных отношений, например, в неделю. Это количество совершенно не отражает биологического желания, а обусловлено представлением о сексуальной

«норме» сочетается со страхом показаться недостаточно мужественным, не соответствовать «идеалу». Сексуальная активность превращается в таких случаях в автоматический навязчивый процесс, лишается глубоких эмоций, приобретает дегуманизированный характер. Непонимание, казалось бы, очевидного факта, что в сексуальных вопросах естественность, спонтанность и чувственность значительно важнее «количественной стороны», приводит к обеднению жизни, делает ее более примитивной.

В результате влияния мифа мужчины подвергаются риску развития импотенции, обусловленной подсознательным страхом оказаться не на уровне предъявляемых требований. Каждая неудачная попытка может привести к несостоятельности в последующих случаях, так как усиливается страх возможной неудачи. Фиксация внимания специально на половой функции часто приводит к драматическим результатам – полному исчезновению эрекции и к серьезной психической травматизации.

Миф об ангеле?проститутке

Многие мужчины способны «автоматически» сексуально реагировать на женщин различного типа, вне зависимости от их интеллектуальных и даже эмоциональных качеств. Для них достаточно, чтобы женщина не была в прямом смысле слова отталкивающей. Эта особенность мужчин задевает самолюбие женщин в случаях привязанности к таким мужчинам или тем более влюбленности в них. Но все же, чем объясняется возможность совершения полового акта с женщинами, совершенно не подходящими по уровню развития, по интересам, характеру, стилю жизни? Почему в ряде случаев мужчины охотно контактируют с женщинами «легкого поведения» и проститутками?

Одно из объяснений заключается в том, что мужчина воспринимает женщину не как личность, а как сексуальный объект, при этом секс совершенно не сочетается с любовью (в некоторых случаях может сочетаться даже с негативными чувствами – презрением, раздражением, ненавистью, иногда завистью). Более того, сексуальное влечение нередко возникает лишь к отдельным частям тела.

Для того, чтобы разобраться в механизмах такого явления, необходимо обратиться к периоду раннего сексуального развития. В подростковом периоде мальчики обращают внимание на появление сексуального возбуждения в форме возникающих эрекций при виде обнаженного женского тела, рассматривания фотографий в журналах, непосредственной близости к некоторым женщинам. Такое сексуальное влечение в зачаточной обычно форме может возникать и по отношению к матери, сестрам и другим родственницам. Однако вскоре эти влечения, как не соответствующие и противоречащие культуре, принятым в обществе законам, вытесняются из сферы сознания, и в результате формируются два типа отношения к женщинам: несексуальное — к своим близким родственникам, и сексуальное — к другим женщинам. В дальнейшем уже во взрослой жизни отношение к матери может проецироваться с большей вероятностью на тех женщин, которые своими качествами, видом, стилем поведения наиболее напоминают мать. Таким образом, например, мягкие, добрые, заботливые, уверенные в себе женщины могут у некоторых мужчин

«совпасть» с материнским образом и вызвать на подсознательном уровне различные положительные чувства, но не сексуальный интерес. В то же время сексуальные влечения способны вызвать женщины, являющиеся антиподом доброй, заботливой, скромной матери. Ими оказываются женщины с развязным, сексуально провокационным поведением, ведущие себя вызывающе вульгарно, обманывающие мужчин, имеющие многочисленных поклонников и т. д. По этому механизму у мужчин развивается мифологический комплекс «ангела?проститутки», при котором сексуальные связи более вероятны с женщинами легкого поведения, в то время как связь с «приличными» женщинами искусственно затруднена. Приходится очень часто видеть пациентов, у которых сексуальный контакт с женщиной возможен лишь в том случае, если в воображении им удается представить себе ее в роли проститутки, развратницы, сексуальной извращенки.

Миф о мачо

Комплекс «ангела?проститутки» обусловливает развитие другого явления, получившего название «мачо». Речь идет об особом стиле, иногда даже говорят об особой этике мачо. Она заключается в акцентировании средневекового представления о том, что женщина подчиняется во всем мужчине, который «руководит ею», добиваясь выполнения своих желаний. Согласно этике мачо все женщины — «низшие существа», которых нельзя серьезно брать в расчет при принятии каких?либо решений. Презрительное и унижающее отношение к женщинам не распространяется лишь на одну из

них — собственную мать, которая возводится на пьедестал и воспринимается как святая. Мужчина с комплексом мачо может иногда переносить свое отношение к матери на женщину, обычно когда она уже в пожилом возрасте, что не мешает ему постоянно изменять ей.

В основе этики мачо лежит как раз отношение к женщине как к сексуальному объекту, желаемому и в то же время презираемому. Отношение к женщине как к личности для мачо мало возможно лишь в случае исключения сексуальных отношений. Мачо постоянно подчеркивает свою мужественность. Для него типично «жесткое» поведение, соответствующее имиджу сильного мужчины. Он интересуется всеми атрибутами, подчеркивающими его мужские качества и достоинства, включая стиль одежды, манеру разговора, курение, употребление алкоголя. Мачо считает для себя «позорным» проявить сентиментальность, участие, сопереживание с женщиной, находящейся с ним в сексуальной связи. Он стремится как можно чаще менять сексуальных партнерш и любит демонстрировать это поведение перед своими знакомыми и друзьями.

Мужчины с комплексом мачо избегают контактов с психологами, стараются уходить от любых попыток разобраться в своих переживаниях и межличностных проблемах.

Этика мачо в настоящее время свидетельствует, как правило, о наличии серьезных психологических проблем, о выраженности комплекса ангела?проститутки, в частности, поскольку она представляет собой защитную реакцию на этот комплекс, скрывающую чувство тревоги перед осознанием содержания своих переживаний.

В современном обществе для мужчин становится наиболее характерным сочетание отношения к сексу как к биологической потребности, психологическом драйву и как к акту свободного выбора, включающему личностные отношения между мужчиной и женщиной на высоком эмоциональном уровне. Ситуации, когда сексу предпочитают карьеру, как уже указывалось, не являются исключением, к тому же в ряде случаев удовольствия от секса бывают менее притягательными, чем удовольствия от алкоголя или еды. В связи с последним Pietropinto, Simenauer, (1978) приводят следующее характерное высказывание: «Секс необходим и доставляет удовольствие! Я скорее предпочту вступит в сексуальные отношения с «девушкой моей мечты», но и не пропущу возможности иметь связь с привлекательной женщиной в любое время. В данный период моей жизни я бы поместил свои сексуальные отношения на четвертое место среди: стремления к успешной карьере в бизнесе (1); употребление пищи и напитков (2); необходимости в 7?часовом сне (3); участие в сексе, регулярно».

Сексуальное стремление мужчины зависит от привлекательности женщины и ее определенных свойств, но и от восприятия самого себя, взгляда на себя со стороны в плане сравнения с достоинствами женщины, не только с ее физическими данными, но и ее положением в обществе, образованием, интеллектуальным уровнем. Многие объективно положительные качества женщины способны вызвать у мужчины чувство тревоги, связанное со сниженной самооценкой и мыслями о том, что такая женщина в любой момент может прекратить с ним отношения, бросит его, отдав предпочтение другому.

В связи с вышесказанным нами проводились исследования 100 женатых и неженатых мужчин в возрасте от 18 до 60 лет, студентов ВУЗов, а так же лиц с законченным высшим или среднетехническим образованием, страдающих неврозами или проявляющих невротические симптомы без сколько?нибудь выраженных сексуальных нарушений. Всем им задавался вопрос: с какого типа женщинами они чувствуют себя наиболее неуверенно? Предлагались варианты и были получены следующие результаты:

Очень красивая женщина 30,5% женщина, имеющая много поклонников 25,4% женщина с очень высоким интеллектом 23,4% женщина, занимающая высокое социальное положение 20,7%

Мужчины молодого возраста в большей степени испытывали неуверенность с очень красивыми женщинами, чем мужчины после 40 лет. Мужчины со средним техническим образованием чаще чувствовали себя неуверенно с женщинами с высоким интеллектом, чем мужчины с высшим образованием. Интересно, что мужчины зрелого возраста с высшим образованием еще в большей степени, чем мужчины молодого возраста, испытывали неуверенность в контактах с очень красивыми женщинами.

Женщины, имеющие большое количество поклонников, вызывали чувство неуверенности чаще у неженатых мужчин и студентов.

Полученные данные иллюстрируют влияние социально? психологических факторов на межполовые отношения и свидетельствуют о необходимости специальных исследований.

Восприятие женщинами мужчин во многих случаях в значительной степени зависит от распространенного убеждения в нечувствительности, эмоциональной уплощенности мужчин. Несомненно, что не все мужчины (как и женщины) способны к проявлению желаемых в той и иной ситуации

эмоций, что может быть связано, например, с воспитанием по типично

«мужскому» типу, когда, мальчика учат контролировать эмоциональные проявления, считая всякую эмоциональность «женским» качеством. В то же время недостаточная эмоциональность мужчин часто являются маской, за которой скрывается настоящее «я» с присущими ему эмоциями.

В настоящее время, когда женщины в развитых странах мира становятся все более независимыми и самостоятельными, мужчины, с одной стороны, боятся выразить свое эмоциональное стояние, полагая, что это сделает их в глазах женщин менее мужественными; с другой ? общение с ассертивными женщинами и контакты с ними усиливают неуверенность мужчин в своей мужественности. В таких случаях мужчины нуждаются в поддержке со стороны женщин, что усиливает их уверенность в себе, избавляет от комплекса неполноценности.

В собеседованиях с мужчинами, обращающимися за консультацией по поводу различных семейных проблем, некоторые вопросы их взаимоотношений с женами или другими женщинами возникают особенно часто. К ним вносится, например, стремление мужчин побыть наедине с собой, в спокойной обстановке о чем?то подумать, что?то вспомнить, проанализировать, почитать, сходить прогулку и т. д. Для многих мужчин характерно выраженное стремление пообщаться с друзьями, провести время в исключительно мужской компании. Все эти желания возникают у них на фоне стабильно положительного отношения к женщинам, к которым они эмоционально привязаны. К сожалению, женщины далеко не всегда понимают, что в такого рода желаниях не содержится обычно ничего, что могло бы задеть их чувства интересы, быть поводом для обоснованной ревности, стремление мужчины к личному самовыражению естественно. Мужчины (как и женщины) имеют свои любимые занятия, свои «игрушки», которые могут быть не интересны для женщин, и в этом плане женщины должны учитывать, что наиболее глубокие эмоциональные отношения предлагают наличие независимости и собственных интересов. Доверие друг к другу всегда необходимо. Достаточно часто мы встречаемся и с жалобами мужчин на то, что женщины считают их постоянно «сексуально озабоченными». Это накладывает нежелательный отпечаток на отношения со знакомыми, к которым они не испытывают эротических чувств. В ряде случаев мужчины утверждали, что они отказываются от приглашений в гости, так как при этом «будут чувствовать себя обязанными» вступить в сексуальные отношения с пригласившей их женщиной, потому что в противном случае их поведение было бы воспринято как обида или оскорб? ление. Подобные оценки свойственны женщинам, которые считают, что любые отношения с мужчинами обязательно предполагают наличие сексуальной связи. Обращающиеся к нам за консультативной помощью

мужчины иногда высказывали соображения, что окружающие их женщины

«охотятся» за ними, стремятся «затащить их к себе в постель» с целью окончательно подчинить себе. Несмотря на выраженность собственных сексуальных желаний, их не устраивало отношение к ним исключительно как к сексуальным объектам, удовлетворяющим лишь сексуальные желания женщин, а также роль человека, которого эксплуатируют в различных отношениях, используя его сексуальное стремление. При этом мужчины часто обращали внимание на то, что женщины, с которыми у них были интимные отношения, имели обыкновение использовать секс в качестве орудия манипулирования ими для достижения различных целей. Манипулирование заключалось в чередовании сексуальных контактов с периодами отказа от последних, что являлось «наказанием» за неудовлетворение их желаний в очень разных областях жизни. Неприятными для мужчин элементами подобного поведения женщин были неискренность, неестественность поведения, разыгрывание фальшивых сексуальных ролей. Мужчины догадывались, что женщины не испытывают ни сексуальных эмоций, ни оргазма во время сексуального акта, но пытались его имитировать, или искусственно возбудить себя, «думая о чем?то или о ком?то во время сексуального акта».

Анализ сексуального поведения показывает, что в настоящее время широко распространено мифологическое представление о том, что мужчины во время сексуальной активности заняты только собой и думают лишь об удовлетворении своих желаний, совершенно не учитывая реакции и состояния женщин. Такое представление далеко от действительности. Результаты исследований (Pietropinto, Simenauer, 1978) показывают, что отношение женщины к сексуальному акту имеет для мужчины первостепенное значение. Авторы установили, что среди наиболее неприят? ных аспектов секса для мужчин важное место занимает отсутствие соответствующей реакции у женщины, ее эмоциональная «безответность», холодность, отчужденность.

Ошибочно также представление, сводящее ответную реакцию женщины во время сексуального контакта исключительно к достижению оргазма. Такой точки зрения придерживается немалое число мужчин, получают сведения о сексуальной стороне жизни из многочисленных сенсационных публикаций, фактически сводят секс к одному из видов спортивной или механической активности. Дело в том, что женщина может легко достичь оргазма (причем неоднократно), оставаясь при этом полностью эмоционально не вовлеченной, участвуя в сексе как в определенной аддиктивной активности. В то же время женщина способна получать большое сексуальное удовлетворение, не испытывая оргазма. Ответная реакция включает в себя многие элементы: проявление интереса к

сексуальному акту, к его различным вариантам (сексуальным позициям), умение дать почувствовать партнеру, что она получает от сексуального контакта удовольствие и др. Исследования авторов показали, что женатые мужчины в большинстве случаев (60%) не считают своих жен безответными сексуальными объектами, они беспокоятся об их сексуальном удовлетворении. Одинокие, разведенные и вдовцы проявляли такую озабоченность в 55% случаев, мужчины, живущие в гражданском браке — в 54% случаев. Чем выше образовательный ценз мужчины, тем больше он беспокоится по поводу ответной сексуальной реакции женщины.

Мужская эмоциональная дистанционность

Эмоциональность мужчин в ситуациях общения с женщинами в последнее время привлекает внимание исследователей в области сексологии. Этому вопросу уделяется большое внимание в работах Hite, Colleran,(1989), А.В. Доморацкого (2009) и др. Эмоциональная дистанцированность мужчин создает проблемы во взаимоотношениях с женщинами. Эта дистанционность имеет свою специфическую динамику. Прежде всего она возникает не сразу и совершенно не типична для начального периода знакомства и ухаживания. В течение первой фазы

«охоты» за женщиной мужчина проявляет большую заинтересованность и уделяет женщине максимальное внимание, выполняет ее желания, создается впечатление искреннего участия, альтруизма, самопожертвования. Однако в дальнейшем, после «достижения цели», ситуация довольно быстро начинает меняться. Здесь возможны различные варианты. Возникает определенная потеря прежнего интереса. Так, например, может появиться невнимательность, выступающая под маской рассеянности; необязательность, элюзивность (ускользающее поведение). Исчезает прежнее остроумие (или прежние попытки казаться остроумным), появляется мелочность, нередко прежняя активность и инициативность сменяются пассивностью, апатичностью. Характерны меньшая подвижность, неразговорчивость, позы скучающего или чем?то недовольного человека, который на что?то обиделся или просто как?то отдалился, стал совершенно неузнаваемым.

Многие женщины, пытаясь разобраться в том, что произошло и почему их отношения так резко изменились, пробуют сделать все возможное для исправления ситуации, восстановления прежних любовных отношений. В связи с этим они задают себе достаточно типичные вопросы: «Что с ним произошло? Неужели я перестала ему нравиться? Неужели его перестало интересовать, о чем я думаю? Почему он перестал раз говаривать со мной?

Если он меня разлюбил, то почему он остается со мной и к тому же говорит, что любит меня?».

Одним из очень неприятных проявлений изменения эмоциональности у мужчин является молчаливость. Появление молчаливости отражает в какой?то степени нарушение коммуникации. В механизме нарушения (отсутствия) коммуникации можно проследить попытки женщины

«прорваться» сквозь стену молчания, сделать мужчину более открытым и откровенным, «разморозить» его. Сохранение или усиление молчаливости может быть защитной реакцией со стороны мужчины.

Нам приходилось неоднократно наблюдать использование молчания в качестве оружия во внутрисемейных конфликтах, когда с целью «наказать» кого?либо из супругов (чаще супруга) с ним перестают разговаривать. Такое молчание создает в семье крайне напряженную обстановку и иногда прово? цирует разрыв отношений.

Эмоциональная дистанционность присуща, естественно, не всем мужчинам, однако она встречается достаточно часто и требует преодоления, так как серьезно нарушает межполовые отношения, способствует альенации (отчуждению) и усилению чувства одиночества. Во многих случаях необходима специальная психотерапии, обычно с участием обеих сторон. К этой проблеме нельзя относиться упрощенно, рассматривая ее с позиции, например, простого осуждения мужчин, придавая им мифологические отрицательные качества: коварство, непостоянство, бессовестность, отсутствие высших эмоции и одухотворенности и др. Проведенный нами анализ подобных жалоб позволил обнаружить, что в ряде случаев эмоциональное охлаждение мужчин объяснялось их «поисковой активностью», рефлексом охотника, ориентированным только на биологическую сторону отношений, на секс как таковой, и при этом совершенно не учитывалось, что длительные гармоничные отношения предполагают наличие взаимной любви, симпатии друг к другу, определенной сферы общих интересов, чувства психологического комфорта в присутствии друг друга. Совершенно закономерно, что в подобных случаях эмоциональная вовлеченность оказывается нестойкой, изживает себя, возникает чувство скуки, пресыщенности, ощущение ошибочно сделанного выбора. Любви нет, да ее, по сути дела, и не было. Притворяться влюбленным «на длинную дистанцию» невозможно, так как говорить можно все что угодно, но имитировать настоящую эмоцию если и удается, то только на короткий промежуток времени.

В других наблюдаемых нами случаях эмоциональная дистанционность была обусловлена прежним отрицательным опытом общения с другими

женщинами. Так, например, к нам обратился за консультацией приехавший из?за границы бизнесмен, у которого возникла проблема «задержки» эмоционального реагирования с женщиной, с которой он находился в интимных отношениях более двух лет и не исключал возможности брака. После «медового месяца» он почувствовал себя как бы эмоционально застывшим, лишенным прежних чувств. Это состояние особенно уси? ливалось, когда она объяснялась ему в любви и спрашивала, любит ли он ее.

«Я никогда не говорю неправду и поэтому не могу ответить ей положительно, так как я действительно не знаю, люблю ли я ее сейчас». В дальнейшем выяснилось, что этот человек воспитывался в семье с доминирующей матерью, которая была непредсказуемой в ее отношениях к нему; иногда она была ласковой и любящей, проявляла заботу, в другие периоды — становилась холодной, отталкивала от себя, вела себя как совсем чужая женщина. Таким образом, у него с детства оформился страх быть покинутым, отсутствовало чувство уверенности. В дальнейшем это чувство получило подкрепление после того, как он женился на женщине, которая была старше его на 10 лет, уже была замужем и имела двоих детей. Он развелся с ней, когда узнал, что жена изменяет ему с первым мужем, и, по? видимому, имеет еще одного любовника. В отношениях с новой избранницей вскоре появился страх, что все может повториться, что это какой?то рок быть всегда покинутым. Эмоциональная дистанционность в данном случае возникла как защитная реакция на ситуацию и была обусловлена сопротивлением вовлечению в глубокие эмоциональные отношения, чтобы избавить себя, таким образом, от неминуемых последующих страданий разлуки. Семейная психотерапия с участием этой женщины привела к положительному результату в виде эмоционального прорыва, разрушившего защитную дистанционную реакцию.

Отметим, что подобный случай рассматривался бы ортодоксальными психиатрами как классическое проявление «эндогенного» психоза. В лучшем случае — аффективного, так называемой депрессии бедности участия или болевой психической анестезии (anaesthesia psychica dolorosa), в худшем — как проявление шизофренической симптоматики, так как шизофреническому процессу свойственно обеднение, амбивалентность и неадекватность эмоций. Мы подчеркиваем это обстоятельство с целью лишний раз фиксировать внимание специалистов на необходимости лучшего знания психогенно обусловленных состояний и крайне осторожного отношения к диагностике эндогенных, особенно злокачественных психозов.

В некоторых случаях эмоциональная дистанционность появляется как реакция на ослабление сексуального влечения, сопровождающееся страхом оказаться несостоятельным в половом отношении. Мужчины с подобным комплексом обычно активно начинают избегать всяких ситуаций,

стимулирующих сексуальную вовлеченность. Они создают впечатление большой занятости, озабоченности какими?то вопросами: «Мне не до нежностей, ты разве не видишь, как я загружен в последнее время!» Одним из выражений стратегии является иногда употребление алкоголя с имитацией выраженного алкогольного опьянения с признаками сонливости, что исключает необходимость о чем?то говорить, проявлять сентименталь? ность и тем более вступать в сексуальные отношения.

Таким образом, феномен эмоциональной задержки или дистанционности может иметь различные причины и развиваться по разным механизмам. Это сложное явление, требующее к себе внимательного отношения и дифференцированных подходов.

Далеко не все осознают возможность попадания в ловушку, заключающуюся в том, что можно спутать любовь со своего рода гормональным обманом. Такая ошибка приводит к конфронтации различных систем ценностей.

Двойная мораль

Анализ проблемы мужественности в настоящее время должен включать в себя вопрос о так называемой «двойной морали»: морали для мужчин и морали для женщин.

На основании данных литературы и собственных исследовании приходится констатировать, что, несмотря на происходящие изменения мужской психологии, двойная мораль, основанная на мифологических построениях, существует и находит свое отражение в повседневной жизни. Так, например, многие женщины обращают внимание на то, что отношение к ним мужчин после первого сексуального контакта резко изменяется:

«обожествление» сменяется потребительским подходом, их воспринимают, по выражению Hite, Colleran,(1989), как лакомство, а не как заслуживающего равноправия человека. Подобная динамика характерна для многих мужчин и распространена в различных возрастных группах, включая даже подростковый возраст. Стремление многих мужчин к вступлению с женщи? ной в сексуальную связь часто является самоцелью и основано далеко не всегда даже на чисто биологических гормональных механизмах, а обусловлено имиджем мачо, мифологическим восприятием мужественности. Авторы обращают внимание на то, что сексуальное поведение мужчин и их восприятие женщин во многом находят отражение в языке, которым

пользуются мужчины, убеждая женщин вступить с ним в сексуальный контакт. Вот несколько характерных заявлений:

«Если мы, наконец, будем спать вместе, мы избавимся от этого сексуального напряжения, которое только мешает нашей дружбе».

«Хотя ты говоришь, что не хочешь, я знаю, что в действительности ты этого желаешь».

«Если ты не будешь спать со мной, я расскажу всем, что ты это сделала».

«Но я же заплатил за ужин!».

Авторы советуют женщинам быть всегда готовыми к подобному

«типично мужскому» поведению и немедленно парировать высказанные претензии ироническими ответами, например: «Я сам заплачу тебе сколько угодно, лишь бы ты быстрее исчез».

Многие исследователи высказывали предположение, что в связи с распространением СПИДа мужское поведение должно существенно измениться: мужчины станут более осторожными в сексуальных контактах и, во всяком случае, перестанут стремиться к таковым при первом же свидании с женщинами. Однако это предположение не получило убедительного подтверждения. По данным Hite, Colleran, (1989), женщины действительно стали проявлять большую осторожность, и в большем числе случаев перестали считать себя обязанными вступать в сексуальную связь при первых встречах. Для мужчин остается более типичным «традиционный» стиль поведения — они ожидают сексуального контакта во время первой встречи в преобладающем числе случаев.

Анализ характерного сексуального поведения мужчин показывает, что они часто боятся сильного увлечения со стороны женщины. Их пугает перспектива превращения обычной любовной интрижки в нечто большее, уходящее из сферы контроля, их особенно тревожит непрогнозируемость поведения женщины, возможность оказаться в состоянии зависимости от нее. В связи с этим мужчины могут, как мы уже указывали, проявлять нарочитую грубость и цинизм в своем поведении. Приведем характерные примеры, заимствованные из высказываний наших пациенток с невротическими расстройствами.

Я познакомилась с ним на дне рождения моей подруги. Он пришел туда со своим знакомым или другом. Он несколько раз танцевал со мной, поздно вечером они проводили меня домой, но ко мне не зашли, так было уже поздно, и я сказала, что живу не одна. Он взял мой номер телефона и начал регулярно звонить мне. Однажды он пригласил меня в кино на

вечерний сеанс, а затем предложил зайти к нему выпить кофе. Дома мы были одни, и он вскоре стал приставать ко мне, объясняя что «все это естественно, и к этому надо относиться как к спортивным упражнениям». После того как я вынуждена была согласиться и все очень быстро закончилось, он внезапно вскочил, стал одеваться, потребовал, чтобы я немедленно встала, так как вот?вот придут его родители, и он не хочет, чтобы они меня здесь у него застали. Все это было неприятно и унизительно. Он позвонил мне через несколько дней, предлагал встретиться, но я отказалась, и на этом наша «страсть» закончилась.

Я очень любила его, и до тех пор, пока мы не вступили в интимные отношения, все шло хорошо и жизнь казалась безоблачной, о потом что?то изменилось. Собственно говоря, это произошло во время «первого раза»: он сразу заявил мне, что хотя я ему и очень нравлюсь, но он не испытывает ко мне более глубоких чувств. «Нам хорошо иногда заниматься сексом, и этого достаточно, не нужно осложнять, жизнь и без того слишком трудна».

В этих примерах проявляется свойственный многим мужчинам страх потери свободы и безответственное отношение к сексу.

Сексуальное поведение мужчин оказывается тесно связанным с мифологическими представлениями о мужественности, с определенными ее имиджами. В этом контексте возникает вопрос: что скрывается за этими моделями сексуального поведения? Действительно ли оно отражает настоящие желания мужчины? Что представляют собой истинные «мужские потребности?» По мнению Hite, Colleran, (1989), стремление мужчин к немедленному сексуальному контакту с женщиной в определенной ситуации (свидание на природе, приглашение в гости, когда больше никого нет дома и т. д.) носит во многом не истинный, а скорее навязанный культурными влияниями характер. «Определение мужской сексуальности, как сильного желания к пенетрации значительно преувеличено». В 1976 г. Hite впервые выдвинула тезис о том, что «секс является частью определенной идеологии, культуральным, а не биологическим понятием». Мужская сексуальность охватывает значительно больше телесных ощущений, чем эрекция, пенетрация и эякуляция. Однако мужчины находятся до настоящего времени под чрезвычайно сильным давлением социальным и культуральных стереотипов и именно таким образом трактуют сексуальность, сводя ее понимание к этим трем фазам. В связи с этим мужчины в свою очередь оказывают мощное давление на женщин с целью заставить их подчиниться именно такому пониманию секса, сводящему его к совершению полового акта. В этом плане рассматривается и период подготовительных ласк, которые даже во многих «руководствах» по сексологии описываются (о чем свидетельствует уже самое определение — «подготовительные») как

неизбежно ведущие к совершению сексуального акта, который должен закончиться мужским (а в идеале и женским) оргазмом.

Разговор на эти темы со многими мужчинами, не страдающими импотенцией в какой?либо форме, но испытывающими неудовлетворенность сексуальными отношениями с женщинами, позволил установить, что одной из причин неудовлетворенности было стремление женщин как можно быстрее «пройти через все стадии» сексуального контакта и добиться мужского оргазма. Эта «торопливость» имела место на каждом этапе: во время периода подготовительных ласк, после пенетрации, во время самого акта. Если оргазм не наступал, у женщин возникали отрицательные эмоции, они жаловались на чувство «незавершенности» даже в тех случаях, когда у женщин был оргазм.

Мужчины нередко не имеют достаточной информации о том, что существуют различные виды сексуальной активности, не ограничивающейся исключительно генитальной сферой.

Мужчины и женщины часто в связи с этим задают вопрос: можно ли считать сексом сексуальное общение, не закончившееся половым актом или не закончившееся оргазмом и т. д.? Положительный ответ здесь не должен вызывать каких?либо сомнений. Пенетрация (введение полового члена во влагалище) стала рассматриваться как основной момент сексуальности в период патриархата с характерными для него религиями, в связи с необхо? димостью высокой рождаемости и демонстрирования тем самым мужественности — чем больше детей имеет мужчина, тем более он мужествен. Такое древнее архаичное отношение к сексу продолжает оказывать сильное воздействие на психологию мужской сексуальности и в настоящее время.

В сексуальных отношениях, основанных на приведенных схемах, многое теряется. Упрощенные подходы лишают человека многих способов сексуального самовыражения, обедняя тем самым его эмоциональную жизнь. Мужчины и женщины не должны испытывать чувства стеснения в обсуждении вопросов сексуальных отношений для установления характера своих желаний, способов сексуальной активности, наиболее приятных для них и приемлемых. Осознание желаний другой стороны побуждает расширить область собственного сексуального восприятия, испробовать новые формы интимности. К сожалению, слишком часто сексуальная активность протекает по сценариям, неприятным для одного из партнеров и скучно ритуальным для другого. Однако каждый исполняет свою роль в соответствии с культурально обусловленной «традицией», и никому не приходит в голову возможность выйти за пределы жесткой сексуальной

стереотипии. Поэтому на каком?то этапе полезно поставить перед собой вопрос о своей удовлетворенности сексуальной жизнью.

Эротика представляет собой весьма обширную область. Мифологические влияния способны придавать ей искаженный характер, сузив ее развитие, ограничив его определенным руслом. Нельзя забывать, что сексуальная сфера может включать в себя многосторонние воздействия. Сексуальность стимулируется, например, музыкой, интеллектуальным общением (о последнем часто забывают), просмотром фильмов, видео, разговором, различными рассказами, литературой. Страстная влюбленность, безответная любовь — это тоже эротические области со специфическими глубинными переживаниями, выходящими далеко за рамки примитивно упрощенной схемы.

В плане вышеизложенного интересно отметить, что по нашим наблюдениям, проводимым методом анкетирования среди мужчин молодого возраста (18—25 лет), более чем в 50% случаев имело место определенное предубеждение в отношении поцелуев и в 30% случаев в от? ношении объятий как активностей, занимающих значительное место в межполовом общении. Некоторые мужчины считали поцелуи «детским занятием» или утверждали, что «поцелуи нравятся женщинам, но мало что значат для мужчины». В ряде случаев обследованные мужчины положительно относились к поцелуям, но с оговоркой, что они должны рассматриваться лишь в качестве прелюдии к «настоящим» формам сексуальной активности. В 7,5% случаев мужчины жаловались на то, что они

«должны целоваться, чтобы таким образом возбудить женщину, хотя это им не очень нравится». В большинстве случаев (80,5%) мужчины в зависимости от своего эмоционального отношения к поцелуям рассматривали их как приятную форму сексуального поведения, которая предваряет совершение полового акта или, во всяком случае, ставит перед собою такую цель.

В сравнительно небольшом числе случаев (меньше 10%) мужчины относились к поцелуям и объятиям как к формам поведения, которые вне связи с сексуальным актом, сами по себе доставляли большое удовольствие. Поцелуи и объятия, таким образом, являются менее типичной формой сексуального поведения как изолированный феномен у мужчин, что, очевидно, имеет культуральную обусловленность. Начиная с детского возраста мальчиков обучают отрицательному отношению к ним как к

«немужскому делу», что в последующем получает подкрепление в общении

со сверстниками в школе, в процессе постоянного столкновения со стереотипами, принятыми в обществе.

В связи с этим нужно обратить внимание на то, что мужчины в некоторых состояниях более «восприимчивы» к поцелуям и объятиям и

менее склонны расценивать их как первый этап, ведущий к «раскручиванию» всей сексуальной цепочки событий. Речь идет о состояниях усталости, упадке сил после различных неприятностей, когда возникает чувство покинутости и ненужности, чувство одиночества. В такие периоды мужчины воспринимают поцелуи и объятия как проявления нежности и участия. Ситуация становится похожей на пережитую в детстве, когда в трудные минуты мать своими поцелуями и объятиями создавала обстановку комфорта и полной защищенности.

Как относятся мужчины к разочарованию в любви, к уходу любимой женщины, к безвозвратным потерям?

В обществе на этот счет преобладают также основанные на мифологии представления о том, что страдания — это женская участь. Женщина оказывается жертвой, когда заканчивается любовное приключение. Такие сюжеты можно очень часто встретить в сентиментальных кинофильмах, сериалах, в средствах массовой информации, в художественной литературе. Здесь мы знакомимся с многочисленными вариантами судеб героинь, впадающих в безысходную тоску, апатию, совершающих отчаянные непрогнозируемые окружающими поступки, вплоть до попыток покончить с собой, в ответ на вынужденное расставание с любимым мужчиной. Мужчины в подобных ситуациях изображаются по?другому. На их переживаниях внимание не фиксируется, при этом подразумевается, что они «выше», сильнее «сентиментальных» страданий. Можно с трудом представить себе героев различных вестернов, гангстерских фильмов, суперменов погруженными в отчаяние, всхлипывающими и даже тайком утирающими слезы в ситуациях разрыва с любимой женщиной или потери ее? Если они и переживают, то, конечно же, находят в себе достаточно сил преодолеть эти чувства и стать еще собраннее, сильнее, активнее. Они могут позволить себе в виде реакции на разрыв отношений интенсивную выпивку, немного грусти под соответствующую музыку, и на этом неприятный отрезок сценария исчерпывается.

Наши наблюдения и литературные данные свидетельствуют, что все это далеко от действительности. В реальности окончание любовных отношений очень по?разному воспринимается мужчинами. Каждый случай своеобразен и зависит от многих обстоятельств. Грубой ошибкой является ориентация на так называемый «средний вариант», репрезентативный для типичного мужского реагирования. Нам приходилось консультировать и лечить мужчин в связи с тяжелыми депрессивными состояниями, возникшими после расставания с любимыми женщинами. В ряде случаев разрыв отношений приводил к возникновению психосоматических заболеваний.

Как известно, мужчины в современном обществе считают добрачные сексуальные связи в основном оправданными и даже само собой разумеющимися. В этом контексте представляет интерес отношение мужчин к добрачным сексуальным связям женщин, в особенности, если речь идет об их «избранницах» или женщинах, во что бы то ни стало решивших их на себе женить. Считают ли современные мужчины, что женщины должны пользо? ваться такой же свободой в отношении получения сексуальных удовольствий, как они, или же снова вступает да силу закон двойной морали? Считают ли мужчины более интересным для себя жениться на женщине, имеющей большой сексуальный опыт, так как с ней им будет легче и свободнее проявлять себя в сфере сексуальных отношений?

Интересны ответы мужчин на вопрос: должна ли женщина сообщать мужчине о ее прошлой сексуальной жизни? Большинство мужчин, которые выражали желание знать сексуальное прошлое женщины, проявляли одновременно с этим более терпимое отношение к ее сексуальным связям. Они считали, например, что информация о прошлом сексуальном опыте позволяет лучше понимать женщину и в случае настоящей любви между ними это не имеет большого значения. Некоторые мужчины считали, что если женщина рассказывает о своем прошлом, то это показывает ее открытость и честность. Высказывались также мнения о том, что женитьба на женщине с сексуальным опытом предполагает ее откровенность в этом отношении. Вместе с тем в большинстве случаев мужчины все же хотели быть посвященными в детали, касающиеся прошлого сексуального опыта своих избранниц.

Следует обратить внимание на то, что среди мужчин, которые не проявляли предубеждения в отношении вступления в брак с женщиной с сексуальным опытом, многие комментировали свои ответы, упоминая, что эти женщины не должны быть «дешевыми» и неразборчивыми в связях:

«мне бы не хотелось жениться на проститутке, но я не против того, что у моей жены может быть предшествующий сексуальный опыт».

Интересно, что в ответах на подобные вопросы выступает определенная амбивалентность (двойственность) подходов, отражающее влияние двойной морали. Некоторые мужчины, проанализировав свои чувства, приходят к парадоксальному для них самих выводу, что, с одной стороны, они хотели бы жениться на женщине с сексуальным опытом, с другой – чтобы она же была девственницей. Во всех этих случаях речь идет о мужчинах, имеющих свой сексуальный опыт. По сути дела они хотят невозможного: жениться или вступить в длительные отношения с имеющей сексуальный опыт девственницей.

Согласно нашим наблюдениям, эта двойственность отношения к сексуальному опыту женщины выражается в отсутствии четкой дифференциации между приемлемым и неприемлемым сексуальным поведением, тем, что находится в границах «приличия», и тем, что оценивается как разврат и даже проституция. Детальный разговор на эти темы приводит часто к замешательству в суждениях и оценках и заканчивается формулировками типа: «Я вообще не против того, чтобы у нее кто?то был до меня, но мне бы очень не хотелось, чтобы их оказалось слишком много». В то же время преобладающее число обследованных нами мужчин молодого возраста (более 75%) считали, что вступление мужчины в добрачные сексуальные связи со многими женщинами и необязательно, но вполне допустимо и даже желательно, так как «полезно для здоровья»,

«необходимо для приобретения опыта». Мужчины обычно проводят

«демаркационную линию» между женщинами, которые «годятся для секса», но совершенно не подходят в качестве брачных партнерш, подчеркивая при этом легкую доступность первых или наличие информации об их многочисленных сексуальных связях.

Одна из черт мужского подхода к сексуальным вопросам может быть проиллюстрирована выдержкой из повести «Шаги» американского писателя польского происхождения Косинки:

… ? Ты был когда?нибудь с проституткой?

? Да.

? До того как ты со мной познакомился или позже?

? Это не имеет никакого значения.

? Но почему тебе была нужна проститутка? Что она делает такого, чего я не могу? Она более страстна, чем я?

? Я делаю с ней то, на что не могла бы согласиться.

? Откуда ты знаешь?

? Потому что ты знаешь меня только с определенной стороны. А также потому, что наш союз основывается на том, что ты воспринимаешь меня таким, каким я являюсь, находясь с тобой.

? Итак, человек, за которого я тебя принимаю, это только твоя маска.

? Ты также показываешь только ту сторону своей личности, которую считаешь наиболее возможной для принятия мною. До сих пор ни один из нас не показал ничего, что может противоречить нашим принципам.

? Когда ты находишься с проституткой, все, что она делает, или говорит, является фальшью: ей нужны твои деньги, а не ты.

? Деньги дают мне силу; без них я не мог бы быть самим собой. Я не мог встречаться с тобой там, где мы встречаемся…Я не мог бы жить таким образом, каким я живу, я не мог бы позволить себе переживания, в которых нуждаюсь.

? Но это все, что проститутка с тобой делает, она делает также с другими, правда? Разве это не вызывает у тебя ревности?

? Меня это не касается: сознание, что ею обладают другие мужчины, в этом случае не мешает. Ею обладают столь многие, что их нельзя считать соперниками. Они вызывают даже некоторое чувство симпатии, поскольку те, кто ее имели перед этим, подтверждают мой собственный выбор. А поскольку обладать ею может каждый без исключения, она является не столько женщиной, сколько самой эссенцией вожделения, общей для всех мужчин.

? Но после твоего ухода она не помнит даже о твоем существовании.

? Когда я ее покидаю, сознание того, что произошло, уходит вместе со мной; это сознание принадлежит мне, а не ей!.

К этому надо добавить, что женщины во многих случаях учитывают такое, основанное на двойной морали отношение мужчин к сексуальной стороне жизни и соответственно выстраивают свою стратегию поведения. Они ведут себя совершенно по?разному с мужчинами, на которых не делают ставку как на будущих брачных партнеров, и с теми, которых выбирают себе в качестве будущих мужей. С первыми женщины могут вступать в сексуальные контакты без каких?либо задержек, поступая в данном случае так, как им подсказывает желания. С другими, наоборот, они играют роль скромных неискушенных в сексуальных вопросах женщин или даже девственниц. Естественно, в тех случаях, когда такая стратегия по каким?либо причинам раскрывается, это приводит обычно к разрыву отношений, но часто приводит к успеху.

Анима

Как мы уже указывали, мужчины в большом количестве случаев считают, что сексуальные добрачные связи с их стороны возможны и желательны. В то же время более глубокое психологическое исследование выявляет, что в подсознании этих мужчин происходит своего рода размежевание, в процессе которого женщины делятся на хороших,

ассоциируемых с матерью или бабушкой, и «плохих» — носителей привлекающего, но вместе с тем отрицательного начала, т. е. имеет место формирование комплекса ангела?проститутки. Это отношение, по?видимому, выходит в определенном смысле за пределы индивидуального опыта, произрастая из коллективного подсознательного (согласно терминологии Юнга).

Комплекс отражает наличие в коллективном подсознательном мужчин

«внутренней фигуры» — символической фигуры «анима». Анима является персонификацицией различных женских психологических тенденций в психике мужчины, таких как смутные неопределенные чувства, восприимчивость к иррациональному, предчувствия, и, что очень важно, определяет его отношение к своему глубинному подсознанию. В связи с вышеизложенным можно привести пример из ритуальных эскимосских обрядов, в процессе совершения которых шаманы одеваются в оп? ределенных случаях в женское платье или даже изображают на одежде женские грудные железы. Все это делается для того, чтобы продемонстрировать другим людям наличие своей женской стороны, посредством некоторой становится возможным установить контакт с миром призраков и духов. В процессе подобных действий или через какое?то время после их совершения у некоторых членов племени возникают видения женщины, излучающей яркий свет и дающей наставления в отношении дальнейшей жизни. Иногда такой женский образ появляется во сне.

Часть образа анима находится в индивидуальном подсознании, и на ее проявление оказывает большое влияние поведение матери. В случаях отрицательного материнского влияния (отсутствие достаточной любви к ребенку, незаслуженные наказания, отвержение ребенка в связи с наличием любовника и т. д.) анима выступает как сила, провоцирующая неуверенность, чувство незащищенности, снижение настроения, меланхоличность. В психике взрослого мужчины настроения, вызываемые видением анима, характеризуются чувством тоски, тревожностью неопределенного характера, иногда страхом заболеть какой?нибудь серьезной болезнью, оказаться жертвой несчастного случая. Анима может выступать в виде соблазнительницы, искушающей мужчину и затем уничижающей его. Мы останавливались на этой стороне проблемы при описании феномена роковой женщины. Здесь добавим, что греческий миф о сиренах и немецкий миф о Лорелее отражают эту негативную сторону анима.

В случаях положительного отношения матери влияние анима также может быть отрицательным, однако это происходит уже по другим механизмам. Чрезмерная материнская любовь, гиперопека приводят нередко к тому, что, начиная с детского возраста мужчина лишается

возможности развивать свои мужские качества. Он полагается во всем на женщин, оказываясь мало приспособленным к самостоятельной жизни. Влияние анима на некоторых мужчин выражается в таких случаях в их чрезмерной ранимости и чувствительности, склонности к истерическому поведению. В более скрытой форме анима возникает в сказках, где присутствует принцесса или царевна, предлагающая своим поклонникам (кандидатам в мужья) разгадывать различные загадки или прятаться где? нибудь поблизости. Если загадка не разгадывается или принцесса находит прячущегося предполагаемого жениха, его тут же убивают. Анима в такой замаскированной форме вовлекает мужчин «в деструктивную ин? теллектуальную игру», в псевдоинтеллектуальные диалоги и подобные формы активности, мешающие им «вступать в прямой контакт с жизнью», принимать реальные решения Мужчина в таких случаях... «рефлектирует так много... что теряет всю свою спонтанность и способность к выражению чувств».

Стремление мужчины к отрицательной стороне анима может объяснить возникающие желания изведать что?то порочное, притягивающее вместе с тем своей таинственностью и неопределенностью, хотя это всегда связано с риском. Своя внутренняя фигура анима может быть спроецирована мужчиной на ту или иную реальную женщину, которой в этом случае приписываются все качества анима. Женщины «русалочьего», «сказочного» вида обладают особой притягательной силой, так как на них легче совершается проекция. У мужчины при этом возникает чувство, что он знал эту женщину всю жизнь и готов всем пожертвовать, лишь бы добиться ее, при этом не имеет значения, что эта женщина в действительности собой представляет. Более того, проекция отрицательной стороны анима неизбежно приводит к связи с женщинами с имиджами, противоположными скромности, высокой морали и «хранительницы домашнего очага».

Положительная сторона анима проявляет себя в различных аспектах жизни мужчины. Она способствует, например, правильному выбору брачной партнерши. Благодаря ее влиянию мужчина способен выходить за пределы свойственной ему логической рассудительности и использовать источник питания из подсознания, что способствует творческому подходу, создает подготовительное поле для возникновения озарении. Положительная сторона анима является для мужчины внутренней силой, придающей ему чувство уверенности в себе, она осуществляет роль посредника интуиции, на основании которой мужчина способен вести себя экзистенциально, подчиняясь не внешним конъюнктурным требованиям, а руководствуясь своим внутренним видением мира. Влияние положительной анима позволяет фиксировать свои эмоции, воображение, фантазии и выражать их в различной художественной форме в виде музыки, литературы, живописи и

др. Настоящие произведения искусства возникают всегда при использовании материалов из глубин подсознания. Положительная сторона анима обучает мужчину разбираться в его чувствах, с нею связано отношение к женщине как к Деве или Ангелу.

У многих мужчин в современном обществе остается актуальным своего рода почитание, культ девственности, которая ассоциируется с чистотой и положительными качествами невесты. Это отношение имеет не? посредственную связь с мифологией. Можно обратить внимание, например, на то, что в древнегреческой мифологии из шести основных богинь три были девственницами. Это Артемида, Афина и Гестия. Остальные три девственницами не были — род их занятий это полностью исключал. Трудно себе представить, например, чтобы богиня любви Афродита оставалась девственницей. Также и Деметра — богиня земли и плодородия по своему положению не могла оставаться девственницей. В то же время Гера, хотя и являлась женой Зевса, но каждый год восстанавливала свою девственность, купаясь в священном источнике. Сверхценное отношение к девственности во многих культурах сохранялось в течение длительного периода, исчисляющегося тысячелетиями. Оно продолжает оказывать влияние и в настоящее время. В этих механизмах немаловажное значение имеет затруднение восприятия мужчиной, начиная с детского возраста, своей матери как женщины, живущей половой жизнью. Реакцией на осознание этого факта является двойственное отношение к женщинам вообще, о чем мы говорили, останавливаясь на комплексе ангела ? проститутки. Одним из выражений такого подхода является возникновение мифа о «святой» проститутке, т. е. проститутке с доброй, всепрощающей душой, достойной настоящей любви и способной на нее. В этой связи можно вспомнить, например, образы Сони в «Преступлении и наказании» Ф. М. Достоевского, образ главной героини «Одиннадцати минут» П.Коэльо и др.).

Во всех этих образах в той или иной степени звучит мотив принужденности, вынужденности заниматься проституцией в связи с тяжелыми условиями жизни.

Таким образом, у мужчин имеет место выраженная, хотя и скрытая обычно, тенденция рационализировать в определенном плане сексуальное поведение. Это проявляется и в действиях — в постоянном поиске качеств, свойственных «хорошим» и «плохим» женщинам, что оказывается ловушкой, так как отыскать женщину, обладающую качествами заботящегося и всепрощающего ангела и в то же время удовлетворяющую всем сексуальным желаниям, очень трудно.

Интересно, что, отвечая на вопрос о том, какие качества они считают наиболее важными для себя у женщины, с которой намерены вступить в

брачные отношения, мужчины, по нашим данным, наиболее часто называли заботливость, умение быть хорошей хозяйкой дома. На первый план выступала заинтересованность в том, чтобы в домашней ситуации чувствовать себя максимально комфортно, не подвергаясь каким?либо стрессам, чувствовать к себе внимание, иметь возможность во многом положиться на жену, освобождая себя от ряда забот, связанных с бытом.

В связи с вышеизложенным мы считаем необходимым обратить внимание на то, что анализ реально возникающих семейных ситуаций показывает, что в ряде случаев v мужчин возникает конфликт между имиджем мужественности, подразумевающим самостоятельность, силу, не? зависимость, и стремлением находиться в состоянии социопсихологической зависимости от жены. Последнее, как правило, тщательно скрывается, маскируется различными формами поведения, включая рисовку, разыгрыва? ние роли «сильного человека», демонстрирование своих возможностей (обычно значительно преувеличенных). Такие мужчины выбирают стратегию ухода от ответственности, они стараются никогда сами не принимать реше? ний по важным вопросам, предоставляя это делать женам. Если решения оказываются неправильными, они, обвиняют во всем жен. В случае удачных решений стараются приписать себе лежащую в основе идею. Жены становятся для таких мужчин своеобразным громоотводом, мужчины проецируют на них чувство собственной неполноценности, неуверенности в своих возможностях и силах. Зависимость мужчин от женщин может быть очень выраженной, хотя они и заявляют, что «ни в ком абсолютно не нуждаются».

Совершенно естественно, что скрытое стремление к зависимости выступает не у всех мужчин и может быть более или менее выраженным. Вместе с тем эта психологическая особенность должна учитываться, так как ее непонимание с обеих сторон может приводить к неблагоприятным развитиям межполовых, в особенности семейных, отношении. Из этого вовсе не следует, что систему зависимости нужно стремиться во всех случаях разрушать. Жизнь всегда сложнее любой схемы или тем более догмы. Проявление зависимости со стороны мужчины может в определенной степени устраивать женщину, хотя неизбежно предполагает ее эксплуатацию, и она бывает заинтересована в сохранении таких отношений, что дает ей возможность держать семейную ситуацию под контролем, занимать фактически доминирующую позицию в отношениях. Некоторые женщины реализуют таким образом свой материнский инстинкт, относясь к мужу как к своему ребенку, который полностью зависит от нее.

Напомним, что подобные отношения зависимости очень характерны для семей с алкогольными или другими аддиктивными

проблемами мужа, который сочетает аддикцию с состоянием зависимости от жены. Более подробно мы останавливались на этом вопросе в книге

«Психосоциальная аддиктология» (Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 2001).

Психологическое интервью мужчин различных возрастных групп обнаруживает, что они придают также большое значение правдивости, честности и искренности женщин, на которых собираются жениться. Они не хотят быть связанными с женщинами, которым нельзя доверять, которые будут скрывать от них что?либо, обманывать. В разговорах на эти темы наиболее часто повторялся мотив: «я хочу жениться на женщине, в которой я мог бы быть всегда уверен, где бы я ни находился: дома, в командировке, в доме отдыха, санатории и т.д. Правдивость и искренность расценивались как доказательства любви. В придавании большого значения эти» качествам имело, по?видимому, немаловажную роль чувство опасения, что будущая жена через какое?то время потеряет прежний интерес к нему и станет увлекаться другими мужчинами. Однако в целом здесь отражено вполне понятное стремление чувствовать себя уверенно в собственной семье, связать свою жизнь с человеком, на которого можно положиться не только в радостные, но и в тяжелые периоды жизни, в ситуациях неуспеха, поражения, болезни и др.

Описанные мотивации не всегда бывают решающими для мужчин при заключении брака. Они совершенно «не срабатывают» в случаях страстной внезапной влюбленности, возникающей по механизму проекции образа анима на женщину, что сопровождается полным уходом из сферы рационального мышления и реалистического отношения к избраннице. Союзы, возникающие на такой основе, могут в каких?то случаях быть счастливыми, однако чаще всего они кратковременны и заканчиваются разрывом отношений, после чего остается иногда чувство перенесенной болезни, наваждения или даже безумия, в то же время нужно констатировать, что на заключение подобных союзов оказывает несомненное воздействие широко распространенное у населения мифологическое представление о благородстве, истинности так называемой романтической любви, которая как раз и является наиболее совершенным сексуальным отношением. «Любовь с первого взгляда» согласно этому мифологическому подходу противопоставляется «расчету», а под последним подразумеваются каждый рациональный или просто разумный подход и попытка объективного анализа. Романтическая любовь подразумевает непременную встречу с идеалом, отвечающим всем мечтаниям. Все развивается по следующему сценарию. Молодой человек встречает девушку. Они влюбляются друг в друга сразу, «с первого взгляда», так как между ними возникает вибрация любви, проскакивает нечто вроде электрического разряда. Ухаживание проходит как в тумане, влюбленные

находятся в постоянном экстазе. Они преодолевают все препятствия, возникающие на их пути, и вскоре женятся. После брака в соответствии с мифологическим сценарием они живут счастливой, безоблачной жизнью. Молодые (прежде всего) люди, попадая в такую мифологическую ловушку, строят свои отношения на иллюзорном материале, они ожидают от их отношений, от самой жизни невозможного. Чувство реальности разрушается, заменяясь мифологическими образами. Опасность такой замены состоит также и в том, что человек отвлекается от понимания того, что совершенство достигается в жизни ценой усилий, в процессе обучения, преодоления трудностей, неразрывно связано с приобретением опыта. Миф уводит от реальностей повседневной семейной жизни, включающей и финансовые трудности, и необходимость заниматься домашней работой: грязной посудой, стиркой, приобретением продуктов, приготовлением пищи и многим другим. После появления ребенка эти проблемы становятся еще более сложными, особенно в условиях сегодняшних кризисов. Все это можно успешно преодолевать при условии взаимной любви, взаимопонимания, уважения интересов друг друга. В противном случае разочарование и последующий разрыв неизбежны. Нельзя забывать, что сексуальная сторона сама по себе не является решающим фактором в союзе

«на длинную дистанцию». Секс не способен решить сложные жизненные проблемы. Мы подчеркиваем это положение, поскольку нам приходилось неоднократно встречаться с ситуациями, когда мужчина, ставя во главу угла сексуальную сторону жизни, пытался с ее помощью выйти из лабиринта постоянно увеличивающихся затруднений, усиливающихся конфликтов, нарастающего раздражения и неудовлетворенности жены. Имела место своеобразная борьба за достижение «сексуального совершенства», причем подразумевалось, что таким путем можно «успокоить женщину», «сделать ее счастливой», отвлечь от других проблем, потому что, «если говорить серьезно, то она в этом только и нуждается, хотя сама не понимает, что ей нужно». Такая стратегия, естественно, приводила лишь к фрустрации, вызывала фригидность (половую холодность) со стороны жены и в ряде случае в конце концов — развитие импотенции у мужчины. Сексуальное совершенство как изолированный феномен невозможно, оно в такой ситуации всегда приведет к разочарованию. Сексуальная привлекательность не заменяет других общих интересов и не избавляет от необходимости делить друг с другом невзгоды повседневной жизни.

Останавливаясь на этом вопросе несколько более подробно, нельзя не отметить, что само понимание сексуального совершенства не обязательно должно совпадать у мужчины и женщины, находящихся в интимных отноше? ниях. У мужчины под сексуальным совершенством может подразумеваться дикая страсть, в то время как женщина может представлять себе сексуальное совершенство как необычную нежность. Эти чувства не всегда гармонично

сочетаются, они могут даже приводить к состоянию напряжения и конфликта, к разочарованию, отчуждению.

В заключение подчеркнем, что ошибки взаимного выбора, к сожалению, чрезвычайно часты. Этим во многом объясняется столь высокое число разводов. От молодого мужчины (как и женщины) нельзя ожидать, что он способен всегда разобраться в характерологических особенностях выбираемой женщины. Все выясняется позже, после окончания медового месяца, когда становится ясным, по?прежнему ли присутствие другого человека столь же приятно, сохраняется ли обстановка психологического комфорта, лучше ли чувствует себя каждый, когда они вместе, или стремится все еще изолировать себя. Знание психологии вопроса не способно, конечно, стать спасательным кругом, однако оно является серьезным вспомогательным компонентом, заставляющим лишний раз задуматься перед принятием ответственного решения.

В нашем обществе некоторые мужчины чувствуют себя неуверенно в отношении своей мужественности. В большинстве случаев это состояние неуверенности тщательно скрывается от постороннего взгляда. В процессе внутренней борьбы с комплексом неуверенности мужчины часто прибегают к стратегии постоянной проверки своих сексуальных возможностей с разными партнершами. Мы еще раз подчеркиваем этот факт, так как в на? стоящее время становится все более важным понимание мужчинами, что мужественность не измеряется исключительно сексуальной потенцией, а состоит из многих качеств. В связи с этим следует обратить внимание, что чрезмерное, можно сказать, сверхценное отношение к потенции приводит многих мужчин к опасению или страху, что любое временное затруднение в этой области может оказаться стойким, и такое восприятие представляет серьезную угрозу их мужской интегральности Сексуальный миф о мужественности как сексуальной потенции бывает крайне деструктивным, он создает основу для возникновения хронических стрессовых состояний у мужчин, в частности, как показывают наши наблюдения, способствует развитию тревожных состояний в зрелом возрасте.

Эмоциональная зрелость мужчины предполагает восприятие естественного старения без чувства тревоги, священного во многом с концепцией, что сексуальные железы ? это не единственное, что делает его мужчиной. Мужчина должен воспринимать себя таким, какой он есть, а не жить в плену у мифологических представлений. Это наиболее продуктивный подход к освобождению себя от чувства страха и неуверенности.

Миф об обладании

Одним из достаточно распространенных мифов, связанных с мужской (в большей степени, чем с женской) сексуальностью, является миф об обладании. В содержании этого мифа обладание смешивается с любовью. Такое смешение, замена понятий очень опасны, так как любовь не совместима с обладанием. Заключение брачного союза, естественно, подразумевает наличие определенных обязанностей по отношению друг к другу, но любовь — это чувство, которое должно постоянно присутствовать и возобновляться. Как мужчина, так и женщина не имеют оснований культивировать в себе чувство, что они могут «обладать» партнером, и никакой формальный акт бракосочетания не дает им права проявлять это чувство.

Миф об обладании оказывает непосредственное воздействие на психологию мужчин, считающих, что период ухаживания полностью исчерпал себя после первого сексуального контакта, а тем более после вступления в брак. Эти люди не понимают или не хотят понимать, что продолжение гармоничных любовных отношений возможно лишь при условии не обладания, а свободного проявления любви друг к другу. Обладание — деструктивное чувство. Можно утверждать, что оно разрушает любовь, так как противоречит основному принципу любви спонтанности и добровольности. Некоторые мужчины, находящиеся во власти мифа об обладании, рассматривают своих жен как какой?то вид их собственности, считают, что жены должны удовлетворять все их желания заботиться о них, вести хозяйство, принимать ответственные решения, воспитывать детей. Такое отношение раньше или позже вызывает ответную реакцию раздражения и протеста. Женщина начинает сомневаться в истинности чувств, которые испытывает к ней муж, несмотря на возможные уверения его в любви к ней. Создается психологический климат, благоприятствующий нарастающему отчуждению. Влияние мифа об обладании мешает уважительному отношению супругов, делает невозможным терпимость к взаимным недостаткам, прощение ошибок. Чувство обладания всегда стимулирует ревность, приводят к развитию недоверия и подозрительности. Более подробно мы освещаем этот вопрос в разделе, непосредственно касающемся ревности. В рамках мифа нарушаются естественность, гармония отношений, удар наносится по всему тому, что объединяется понятием «наше», исчезают взаимоподдержка, сочувствие, сопереживание. Для освобождения от мифа достаточно уяснить себе одну простую истину: если один из партнеров не хочет проявлять положительных эмоций в адрес другого, нельзя заставить его делать это насильно. Такие попытки всегда приведут лишь к отрицательному результату.

В заключении следует отметить, что, несмотря на значимость вышеперечисленных мифов, во многом определяющих систему ценностей,

смыслов, жизненный сценарий и качество жизни человека, важно понимать, что миф – это капкан, пребывание в котором приводит к неассертивности и потере способности контролировать свою жизнь.

Разрушению мифологического отношения к «правильности» своего сексуального поведения помогает осмысление таких вопросов, как, например: «Чем характеризуются мои сексуальные отношения с партнершей/партнером?», «Получаю ли я удовольствие от этих отношений?», «Устраивают ли эти отношения меня во всем?», «Что мне нравится больше всего в сексе?», «Могу ли я говорить на эту тему с партнершей/партнером?», «Имеются ли у меня сексуальные фантазии?», «Считаю ли я возникновение сексуальных фантазий нормальным явлением?», «Испытываю ли я чувство неудовлетворенности или чувство вины, если я или моя партнерша/партнер не достигли оргазма?» и др.

Разрушение мифологического восприятия отношений полов приведет к убежденности, что когнитивная, эмотивная, поведенческая, духовная и сексуальная зрелость является необходимым условием, позволяющим избежать иллюзий и избавиться от ложных ожиданий.

Литература

Доморацкий В.А. (2009) Медицинская сексология и психотерапия

сексуальных расстройств. – М.: Академический Проект; Культура.

Зальцман М., Мататиа А., О'Райли Э., (2007) Новый мужчина: маркетинг глазами женщин/ Пер.с англ. А. Стативки. – М.:ИД «Питер».

Короленко Ц.П. (1993)Мифология секса. – Новосибирск.

Bradshaw J. (1988) The Family. Health Communications. Decrfield Beach.— Florida.

Coleman A., Coleman U. Earth Father/Sky Lather (1981).— Цит. по: Sarrel U Sarrel Ph. (1984) Sexual Turning Points. — N. Y.: McMillan.

Crawley E. (1960) The mystic ruse.— New York.

Daly C. (1927) Hindumythologic and Kasirationskomplex // Wien: Imago— Bd 13.

Fennichel O. (1945) The psychoanalytical theory of neurosis.— New York.

Gessain R. (1958) Le motif vagina dentate.— Kopenhagen.

Hays H. (1969) Mythos Frau. Das gefahrliche Geschlecht.— Dusseldorf: Karl Ranch Verlag.

Hite Sh., Colleran K. (1989) Keine Mann am jeden Preis.— Niedenthausen: Falken Verlag.

13.

Hornev K. (1932) The Dread of Women // The Intern. J. Psvchoan,— Vol.

Keats J. (1956) Poetical works.— Oxford: Garrod H.

Kinsey A., Pomeroy W., Martin C. (1948) Sexual behavior in the human

male.— N. Y.: Saunders W.

Parkman F. (1910) Some of the Reasons Against Woman Suffrage.— Boston.

Pater W. (1985) Mona Lisa. Fischer Taschenbuch Verlag.

Phelps S., Austin N. (1988) The Assertive Woman.— San Louis Obispo. Impact Publishers.

Pietropinto A., Simenauer J. (1978) Beyond the Male Myth.? ? N. Y.: A Signet Book. New American Library.

Schopenhauer A. (1908) Uber die Weiber // Schopenhaucrs samtliche

Werke. — Leipzig: Brockhaus F. Verlag ? Bd 6.

Stein G. (1985) Femme falale?Vamp?Blaustrumpf. — Frankfurt am Main: Fischer Verlag.

Travers E. (1949) Die Blaustrumpfe // Blick in die Welt. — Hamburg —V. 4; N 11.

<< | >>
Источник: Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева. СЕКСУАЛЬНОСТЬ В ПОСТСОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2011 {original}

Еще по теме Миф о Дон Жуане:

  1. Дон Хуан
  2. Фортунофобии Что общего между Дон Жуаном и Колобком
  3. МИФ
  4. Керк Ректор. Миф об Адонае, 2000
  5. Миф о суперженщине
  6. МИФ О ПСИХЕЕ
  7. Миф о мужественности и женственности
  8. Миф о неполноценности женщины
  9. МИФ ИНДИВИДУАЛИЗМА
  10. Миф о женщине?ведьме
  11. Миф о роковой женщине
  12. Миф о «Синем чулке»
  13. Миф третий. За все надо платить.
  14. Миф четвертый. Не радуйся своей удаче.
  15. Миф шестой. Добродетель и порок абсолютны.
  16. Миф седьмой. Горбатого могила исправит.
  17. Миф девятый. Людям нужна правда.
  18. Миф пятый. Каждого человека можно понять.