<<
>>

ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ГИПНОТИЗЕР

(и сам себе в том числе),

...Но осознать это можно лишь путем перехода из одного гипноза в другой.

Письмо 7.

(Окончание)

Еще раз о ролях, играющих человека

Дорогой К.

- !

Практический совет. Если Вы хотите обрести некие недостающие качества -

смелость, силу воли, работоспособность, привлекательность, любовь к людям,

все что угодно, - никогда не внушайте это себе в виде утверждения,

начинающегося с буквы "я" - "я смелый, я привлекательный, я такой-то", -

это глупая ошибка.

Косное, хитрое "я" все время будет ставить Вам палки в колеса. "Я"

должно быть не подлежащим, а дополнением: "Сила входит в меня", "любовь

охватывает меня"...

А еще лучше, если оно совсем забывается: "сила входит...", "любовь

охватывает..."

Когда так - нечто неизмеримо большее и сильнейшее, чем какое-то жалкое

"я", начинает вас творить... И удивительно: как раз это и освобождает

силы, скрытые в "я", и дает свободу самовыражению. Действительно: не "я

охватил гнев", а "гнев охватил меня"... Покуда я этого не усвоил, мои

усилия воздействовать и на других, и на себя самого по большей части

оставались безрезультатными. Когда усвоил - появилось то, что называют

гипнотическими способностями...

Поясняю, в чем дело. На сцене человек играет роль, а в жизни-роль

человека. Впрочем, и на сцене тоже, если по-настоящему. О Станиславском

рассказывали, что в периоды, когда он, готовясь к спектаклю "Горе от ума",

вживался в роль Фамусова, у него резко портился характер (и так-то,

впрочем, не очень легкий) - с ним уже просто нельзя было ни о чем

столковаться.

Кто же кем становился: Станиславский Фамусовым или Фамусов

Станиславским?..

Актер на сцене подчиняет внутреннее внешнемуищет самочувствия для

ролей. Эти самочувствия, однако, влияют и на его жизненные роли, делают

его, надолго или ненадолго, другим человеком.

А человек в жизни -ищет и самочувствия для ролей, и роли для

самочувствий.

При этом часто происходит следующее:

...роль Б-самочувствие (а)-роль В-самочувствие (аб)в - роль Г - ...

Вы возвращаетесь с работы, где только что получили изрядную взбучку от

начальства, выговор с занесением в личное тело. Это не оговорка. Ваше тело

и впрямь восприняло выговор, превратив в адреналин, разослало депешей по

всем клеткам: "Всем! Всем! Всем! Очень плохо и. очень страшно!" И вот

подтверждения: в автобусе вас нарочно толкают какие-то молокососы,

какой-то акселерат посмотрел на вас сверху вниз, как на козявку, какая-то

девица - как на бревно... ("Всем! Всем! Всем!

Очень плохо! Очень-очень скверно и страшно!"). И вот в роли

Козявки-(кто Вас, однако, обязывал принимать эту роль? Никто кроме Вас

самих!) Вы возвращаетесь домой и попадаете в обстоятельства, где Вам

надлежит по всем правилам играть роль Любящего Мужа, Вежливого Зятя, Отца

Семейства, а сегодня к тому же еще и роль Радушного Хозяина, Веселого

Хозяина - через полчаса грянут гости. ("Всем! Всем! Всем! - Веселитесь!

Радуйтесь жизни!") "Ты опять не купил колбасы?..

И яиц нет. И хлеба. Я же тебя просила!.." - "Да его разве

допросишься..."

...Самочувствие Г - роль Д - самочувствие X... - "А сама не могла

сходить?! Я вам что, мальчик на побегушках, а?! Я ВАМ КОЗЯВКА?!!!"

Переход в роль Отца Семейства непосредственно из роли Козявки,

несколько затруднен предлагаемыми обстоятельствами, поэтому совершается

через промежуточную роль Бешеного Крокодила. Однако самочувствие X,

возникающее в результате вхождения в эту роль, исполнению роли Веселого

Хозяина отнюдь не способствует.

Оставшуюся часть вечера приходится проводить в роли Бревна...

Как в игре, так и в жизни роль и самочувствие связаны интимной,

двусторонней связью. А именно: роль пробуждает определенное самочувствие.

Самочувствие жерасполагаетк определенной роли.

Вот Вы выходите на трибуну - принимаете, стало быть, роль Оратора,

первые секунды зажаты, скованы, но потом в Вас что-то включается,

зажигается...

Или не зажигается?.. А вот что-то рассмешило, а перед тем

сильно поднялось настроение известием о внезапной удаче - и вот на

какой-то момент в компании друзей Вы, сами того от себя не ожидая, приняли

не свойственную Вам роль Души Общества - и с немалым успехом: все в

восторге, все смотрят на Вас с восхищением... А потом вдруг что-то

израсходовалось, погасло...

Трудно сказать, что здесь "первично", а что "вторично". Когда Вы

влюблены и пользуетесь взаимностью, самочувствие и роль сливаются в

сладостном объятии.

Когда охладеваете, инерция роли, уже принятой, может завести очень

далеко, иногда даже в загс.

А не чувствуете ли Вы себя слегка больным при одном лишь виде человека

в белом халате? Дело в том, что этот халат уже сам по себе предлагает Вам

определенную роль. Конечно, и возникшее в результате болезни самочувствие

больного может заставить человека принять и роль Больного, то есть

обратиться к Врачу.

Врач может помочь: дать человеку самочувствие здорового и тем самым

вернуть его в эту роль. Но Врач, случается, и не может помочь, а роль

Здорового все-таки приходится исполнять. С другой стороны, есть множество

болезненных состояний - и среди них прежде всего те, которые называют

неврозами, - при которых одно лишь принятие роли Здорового само по себе

может исцелить человека. А роль Больного может усугубить болезнь - роль, в

которую, человек слишком вжился... Отсюда и инстинктивная нелюбовь многих

"ходить по врачам". Не в том дело, что человек не верит в медицину, а в

том, что он интуитивно бережется от роли Больного.

До известной меры (!) - правильная политика. "Хвост"

самочувствия Больного - неприятная вещь, не только мешающая

выздороветь, но и рождающая подчас новые болезни. Поэтому и хороший Врач,

любой специальности, должен уметь ввести человека в роль Здорового раньше

настоящего выздоровления. И это при полном соблюдении всех мер лечения.

Это и есть психологическое искусство.

А почему так мучительно застенчивы, скованы, почему так неувйрены в

себе столь многие молодые и не слишком молодые люди? Да потому, что не

вылезают из роли Оцениваемых, Экзаменуемых, Разглядываемых, Изучаемых!

Потому что с упорством, достойным лучшего применения, исполняют роль

Заинтересованных-вПроизводимом-Впечатлении!

Выход - только в переходе в противоположные роли:

Исследующего, Оценивающего, Лечащего, Творящего.

В роли, где значение впечатления о своей персоне меркнет перед

значительностью самого дела. Вниманию неуверенных! Забудьте про слово "я".

Будьте Режиссерами для Других, будьте Исследователями и Врачами!

(Но знать об этом должны только вы). Тогда ваша застенчивость перейдет

в прекрасную Сдержанность, неуверенность сменится благородным Сомнением.

...Умолкаю до Вашего ответа.

Л. Кет.

Письмо 8.

Гений общения *[Речь идет не об универсалах, которых нет, а просто о

необычайно способных людях. (Уточнение по просьбе Д. С. - В. Л.).]

Дорогой К,

Ваш интерес к "гениям коммуникабельности" меня радует, это хороший

признак, означающий, что Древо Цели отращивает новые ветви, на которых

вот-вот появятся завязи плодов... Нет, себя к этой категории я не отношу.

У меня профессиональая специализация, поневоле заставившая развить некие

качества, но исходньнГ задатки были скорее отрицательными. Именно это,

кстати, и побудило меня, еще с юности, особо приглядываться к мастерам

общения во всех жанрах, а потом, когда я стал врачом по расстройствам

общения (один из синонимов психотерапевта), мне понадобилось знание и тех,

у кого особо хорошо получается как раз то, что не получается у моих

пациентов. Так как в мой кабинет такие люди попадают не часто,

количественную нехватку пришлось возместить интенсивным качественным

изучением.

Где бы я ни был (а жизнь, случалось, кидала в разные места), я искал

этих гениев. На сегодняшний день в моей "человекотеке" их насчитывается

уже около трехсот.

Что же Вам сказать?.. Выбрать кого-то одного, дать портрет?.. Боюсь,

выйдет слишком длинно и необобщенно. Люди это разные, очень разные...

Лучше, пожалуй, попытаюсь набросать в самых общих чертах главные признаки,

которые их отличают.

Плюс интерес. Огромное любопытство, колоссальная жадность к людям.

Отсюда повышенное внимание, и тонкая наблюдательность, и превосходная

память на все, касающееся Другого. Один такой человек способен завалить

материалом целую писательскую организацию.

С непостижимой легкостью вживается в чужие судьбы, характеры,

обстоятельства, живет жизнью Другого, как своей собственной. Поразительная

человековместимость.

Замечу еще, что количественная степень общительности у них не

обязательно высока. Не будем путать общительность с коммуникабельностью:

общительность - склонность общаться, коммуникабельность - способность

общаться. Люди сверхобщительные, как правило, те, кто компенсирует

недостаток качества общения его количеством. Гений коммуникабельности не

есть самый общительный человек, но самый превосходный в общении.

Минус тревожность. При всей живости и подвижности этот человек на

редкость спокоен. Центры страха как бы недоразвиты: нет не только

излишних, но как будто и вполне оправданных беспокойств, беспечность до

безалаберности. Замечательно, однако, что по крайней мере в 90 случаях из

ста эта беспечность оказывается мудростью: так или иначе, но выясняется,

что беспокоиться и не стоило: либо ничего не случается, либо случившееся

неизбежно... На взгляд же тревожного человека им просто необъяснимо везет.

Сопутствующие качества: открытость восприятия, легкость переключения

внимания, доверчивость, свобода в поведении, некоторый авантюризм.

Душевное спокойствие, как запах роз, привлекает людей.

Плюс обратная связь. Вы еще только взглядываете, а он взглянул уже

трижды и принимает Ваш взгляд как старого знакомого. Вы еще только

протягиваете руку, а он уже знает, каким будет рукопожатие... Важнейшее

свойство. В контакте, в саморегуляции - высокая чувствительность к

изменениям. Реакции быстрые, точные, а напряженности нет. В беседе

улавливает малейшие изменения интонаций, мельчайшие, неосознанные движения

и реагирует так, что собеседник замечает только одно: беседа идет гладко,

приятно... Это то, что старые психиатры называли "синтонностью" -

противоположность аутизма. Способность легко, быстро перестраиваться,

превосходная подвижность психики - свойство врожденное, но и поддающееся

тренировке. Сопутствующие качества: ловкость, тактичность, находчивость,

остроумие, артистизм (см. ниже).

Плюс-минус эгоизм. Почему "плюс-минус"?.. Потому что сплюс обратная

связь". Если эгоист, то умеет, как никто другой, прятать свой эгоизм и

тем, конечно, опасен. Умеет вести себя так, что и сам эгоизм его

привлекателен - есть такие натуры с обаянием эгоизма. Если альтруист, то

безнадрывный и тоже умеющий хорошо прятаться в прозе бытия...

Плюс артистизм. Богатство жестов и интонаций, превосходный рассказчик,

имитатор и мим. Вкус к подробности, к сочной детали. Неистощимый игровой

азарт - азарт не карточного игрока, а ребенка, жаждущего жить разными

жизнями. Поэтому так легко даются всевозможные перевоплощения в жизненных

ролях, поэтому такой разный с разными людьми (плюс - интерес, плюс

обратная связь...). Уровень культурно-эстетического развития может быть

разным, ияогда ужасающе низкий, но чувствительность к ожиданиям других

людей столь высока, пластика поведения столь великолепна, что диссонансы

не замечаются. Эти люди у,меют, не нравясь по частям, нравиться в целом.

Плюс-минус агрессивность. При общем фоне добродушия и благорасположения

(см. плюс симпатия) гений общения не лишен агрессивности, которая

проявляется редко, но метко. Мастер мирных решений и компромиссов, он

способен при крайней необходимости провести и болевой прием - решительно,

мощно, но без садистского избытка. Эта резервная способность образует

столь необходимый в людских отношениях подтекст силы и не менее

привлекательна, чем самое сладкое обаяние. Речь идет, конечно, не о

физической силе. Выглядит это поразному: то как внушительная уверенность

то, как беззлобная шутливость, то как шутливая злобность, то как бережная

повелительность.

Плюс оптимизм. Черта обязательная, но не обязательно лежащая на

поверхности. Оптимизм как убеждение, как жизненная установка, и оптимизм

как состояние, ощущение радости бытия - вещи разные, хотя и

взаимосвязанные. Разное дело и оптимизм внешний и внутренний. Если

помните, в одном из предыдущих писем я упомянул тип повышенно

коммуникабельного "зануды-в-душе". Так вот, этот трагический тип относится

к гению коммуникабельности примерно так, как Сальери к Моцарту. У моцартов

общения оптимизм внутренний, натуральный, оптимизм-состояние,

оптимизм-сияние, живое солнце в груди, которое всех греет и привлекает. Но

так как солнышко понимает, что разным существам оно необходимо в разных

дозах, а для некоторых и опасно солнечным ударом, то всегда знает, когда

спрятаться за тучку. А Сальери оптимизм проповедуют, демонстрируют...

"Так это же врожденное, - скажете Вы. - Одним везет, другим нет".

Правильно, врожденное. Врожденный оптимисткаждый ребенок. Утрачивается

наивность, постигается трагизм жизни - откуда быть оптимизму?... Вот

именно отсюда. С другого конца спирали... Потерянный рай возвращается,

когда ад пройден до глубины глубин. После того как мы покидаем полюс

наивности, оптимизм ждет нас на полюсе мудрости. Многих, увы, так и не

дожидается. До взрослого оптимизма нужно дозреть Ничто не помогает этому

лучше, чем открытость Другому.

Минус предвзятость. Все та же открытость восприятия, незаслоненность.

Отсутствие предрассудков. Совершеннейшая невосприимчивость к каким-либо

посторонним мнениям о человеке, равно как и титулам и званиям,

заграждающим сущность. Разумеется, все эти вывески тонко учитываются в том

значении, которое они имеют для самого человека и окружающих. Но взгляд

проходит сквозь них, к сердцевине. Отсутствуют и предвзятости, создаваемые

собою самим, эти поспешные образы-химеры, которые мы вее лепим из

отрывочных впечатлений о Другом и из своих желаний и опасений. Всегда

помнит, что собственное мнение столь же ненадежно, сколь и чужое, но все

же оно должно быть собственным. (Плюс интерес, плюс обратная связь...)

Плюс предвидение. И в большом, и в малом - результат всего остального.

Поскольку из всякого отдельного общения маэстро извлекает значительно

больше, чем обычный человек, его общин опыт и человекопредсказательная

способность достигают размеров несравненных, порой поражающих воображение.

Один такой гений, в лице обыкновенной учительницы, когда-то предсказал и

мою судьбу, я был тогда совсем маленьким мальчиком... Физиономист,

провидец, телепат-такие люди есть, факт общеизвестен, но тема особая.

Сейчас хочу обратить Ваше внимание лишь на одно: лучше всего и мы с Вами

предвидим то, чем интересуемся бескорыстно.

Плюс симпатия. "Last but not least" - последнее по упоминанию, но не по

значению. Я говорю "симпатия", чтобы не говорить "любовь". Отношение к

людям как к существам, несмотря ни на что заслуживающим симпатии,

характерно для всех гениев общения, даже для тех из них, кого нельзя

упрекнуть в излишнем альтруизме.

Пожалуй, это-их единственная предвзятость. Связь всего со всем

очевидна. Без симпатии не может быть интереса, без интереса неоткуда

взяться симпатии. Излучения доброжелательности возвращаются к ним

отраженным свитом. Добавьте к этому еще и их спокойную, не требующую

доказательств уверенность в том, что симпатии заслуживают они сами (плюс

обратная связь), и Вам станет понятно, почему эти люди почти всегда

оказываются в симпатичном окружении. Они просто заставляют людей быть

симпатичными!

...Что же еще?.. Вы можете спросить, где же я отыскивал этих людей,. Да

я их вовсе и не отыскивал, я только смотрел, а они объявлялись сами. Не

далее как сегодня моя коллекция пополнилась еще одним гением - продавщицей

магазина, куда я обычно захожу после работы купить пачку чая или бутылку

кефира. Потрясающий психотерапевт - очередь плясала и пела, никто не хотел

уходить, куда, делась спешка! Неделю тому назад попался гениальный

таксист, в позапрошлом месяце - гениальный милиционер...

Дорогой К., то, что я здесь набросал - не более чем карандашный эскиз

многоцветного полотна, которое еще предстоит написать исследователям

человеческой природы, если они желают познать не только темные ее стороны.

Лично мне концентрация внимания на благодатных свойствах человеческой

натуры приносит пользу неоценимую: как пчела, собирающая нектар со всех

цветов, я стараюсь у каждого чему-нибудь научиться. У Вас в том числе.

Догадаетесь ли, чему?..

Ваш Д. Кет.

Письмо 9.

Самооценка, или Другой внутри нас

Дорогой К.!

Не догадываетесь, не можете себе представить?.. Ну хорошо, скажу. У Вас

я учусь умению задавать вопросы.

И прежде всего, себе - о самом себе. У Вас это получается лучше, чем у

меня. И причина тому, по диалектике достоинств и недостатков, лежит на

черной полосе Вашей Зебры. Неустойчивая, колеблющаяся самооценка.

Болезненно неустойчивая... Вы не хотите быть, пользуясь Вашими же словами,

ни "самодовольным кретином", ни "пришибленным чудаком". И однако, как сами

же пишете, то и дело впадаете то в одно, то в другое, а меры не

улавливаете. Я тоже не могу поручиться, что уже нашел золотую середку, не

уверен даже, что она всегда необходима. Нужны и крайности, нужна мера

меры...

Позвольте же поделиться с Вами некоторыми сведениями и соображениями о

психологии самооценки. Не буду отделять "чужое" от "своего", Вам это

неинтересно. Первый и главный постулат: уравновешивания самооценки не

добиться без понимания или хотя бы рабочего представления - что же это,

собственно, такое. Научиться общаться без этого тоже нельзя.

Прежде всего, самооценка есть у всех, и у всех болезненна, в том числе

и у тех, весьма многих, кто и не слыхивал этого слова. В каком-то виде она

есть, по-видимому, и у высших животных, у обезьян, у собак... Нет ее разве

что у клинических идиотов да у близких к ним по состоянию людей,

находящихся в глубокой алкогольной интоксикации. Еще нет ее, в развитой

форме, у маленьких детей, лет до 5. Но уже и в два-три года, если не

раньше, малыш начинает ощущать зависимость своего настроения и

самочувствия от оценок окружающих, прежде всего взрослых, родителей, потом

сверстников - от оценок, которые, скоро ли, долго ли, становятся его

собственными. "Ты хороший", "ты нехороший", "ты бяка", "ты умница" - все

мы проходим через это, как пассажиры через турникеты метро. "Я хороший".

"Я плохой". "Я самый хороший" - вот и первые самооценки. Они уже

погружены в море общения. Самооценка есть основная человеческая форма

переживания связи с миром. Это мост между "я" и Другим - мост с движением

в обе стороны. Все, что происходит с душой дальше, все наши триумфы и

драмы вырастают на этих первых простых "я хороший" и "я плохой". На Рае и

Аде.

На Прянике и Кнуте.

Основа, как видим, проста и до глупости целесообразна. "Рай" и "Ад"

(центры положительных и отрицательных эмоций) находятся внутри нас, а

Пряник и Кнут (поощрение и наказание, одобрение и неодобрение)

воздействуют извне. Все понятно. Усилия воспитания направлены на то, чтобы

загнать Пряник и Кнут внутрь воспитываемого и тем освободиться от

необходимости воспитания. Покуда человечек мал и незрел, трудно надеяться,

что Пряники и Кнуты сразу войдут внутрь и будут действовать безотказно -

всем известная детская безответственность... Нужны, ничего не поделаешь,

нужны внешние стимулы, и поощрения, и наказания. Многое не воспринимается,

забывается. Похвалили - и ладно, отругали - подумаешь.. До поры до времени

то, как тебя воспринимают, еще не самое главное в жизни. Но уже и помогает

и мешает жить... И все как-то действует, как-то откладывается...

И вот мало-помалу наш Рай и наш Ад оказываются во власти Другого,

живущего внутри нас.

Его зовут Стыд. Его зовут Гордость. Его называют также Застенчивостью и

Заносчивостью, Тщеславием и Кокетством, Самолюбием и Честолюбием. Это

Зависть и это Совесть. Это Мораль, и это Любовь. Я перечислил не все,

далеко не все. Он может, по своему усмотрению, принять имя любого из наших

знакомых. И самое любимое, и самое ненавистное.

Но почему же один Другой? Их так много!..

Да, много. И все же - один.

Где-то на рубеже отрочества и юности, пораньше или попозже... Нет,

нельзя уловить, когда он приходит, этот миг, когда то, как тебя

воспринимают, становится главным. Это уже не просто Пряники и Кнуты. Ты

уже живешь ради того, чтобы для Кого-то быть Кем-то. Ты хочешь нравиться.

Ты не хочешь не нравиться. Ты хочешь радовать и не хочешь, чтобы над тобою

смеялись.

Ты хочешь покорять, внушать трепет и удивление. Ты хочешь быть

уважаемым, быть любимым. Ты хочешь, чтобы о тебе знали, чтобы о тебе

помнили. Ты. хочешь жить не только в себе, но в Другом.

И это главное. Главное. Потому что ты умрешь, а Другой останется..

Это зов пола. Зов любви. Зов родительства. Но не только. Утвердить себя

среди людей. Найти свое место, свое лицо. Отдать себя своему обществу,

своему народу... Но не только своим, нет, не только. В этом зове голос

всего человечества. Голос предков и еще не рожденных потомков, голоса всех

и вся - не все Его слышат, но Он во всех...

Внутренний Другой. Обобщенный, Бесконечный Другой. Он приходит к нам

через самую простую, для всех общую потребность что-то значить для тех,

кто для тебя что-то значит. И даже для тех, кто не значит, казалось бы,

ничего. Это Он заставляет нас искать свое отражение в чьей-то душе. Это Он

сказал Пушкину: "Ты сам свой высший суд".

Спустившись с небес на землю, можно увидеть, как это происходит.

Одна артистка, талантливая и опытная в своем деле, пожаловалась мне на

ужасающую скованность, страх, паническое состояние при исполнении самого

дорогого для нее-песен с о б с т в е нно г о сочинения. Состояние это

мешало, приводило к провалам. Я посоветовал:

"Сочините себе Слушателя. Любящего, Верящего, Обожающего. Любимого,

Обожаемого, Единственного... Дайте ему имя, возраст, характер, представьте

все-все...

Когда будете выступать, берите его с собой. Сажайте где-нибудь в

середине зала. Пойте только для него одного..." Совет был понят и принят к

исполнению. Парализующий страх ушел, осталось волнение, но другое.

Последовал успех у публики - успех, конечно, поднявший самооценку. И сами

песни, и исполнение тоже несколько изменились...

А вот какую психотерапию приходится проводить со множеством молодых

людей обоего пола, с комплексом неполноценности по поводу недостатков

внешности.

У всех одна песня: нельзя жить с такими (ногами, носом, талией,

волосами, прыщами, комплекцией:..).

И всем говорю (разными словами) одно: "Да ведь вы не своими глазами

смотрите!" - "А чьими же?" - "Глазами того, кому вы не нравитесь". - "А

чьими же мне смотреть?" - "Глазами того, кому нравитесь". - "А разве такой

(такая) есть?" - "Конечно". - "Но где же?" - "Внутри вас". - "Но зачем же

мне внутри? Мне нужно снаружи." - "А вы его (ее) выпустите". - "То есть

как?" - "Поверьте, что он (она) сущест"

вует. И она (он) придет". - "Но как же поверить?..." - "Да вот так,

поверьте. Как верите в Новый год. Как верите в свой день рождения. Как

верите в то, что Земля вертится вокруг Солнца, а не наоборот, хотя видите

вы только движение Солнца..."

Добро, однако, если разговор складывается именно так. Довольно часто

слышишь: "Да что за чушь, нет во мне никакого другого! Я сам свой высший

суд!.."

Да и в самом деле: разве можно поверить, что комуто могут понравиться

прыщи, лысина, морщины или кривые ноги?.. Трудновато, прямо скажем. Но

ведь и не о том речь. Не нужно чрезмерного воображения, чтобы представить

себе, что Кому-то ты можешь понравиться, несмотря ни на что, при всех

своих кривизнах и.

прыщиках, только потому, что ты - это ты. Не такая уж фантазия: твоя

мать, твой дедушка, твой ребенок, твоя собака - какое им дело до твоей

-талии и до всего прочего и подобного?.. Ясно, ясно: тот (та), кто тебе

нужен, увы, не твой дедушка и не твоя собака, и не ребенок. (А вот это уж

как сказать.) Он-то (она) оценивает тебя по товарным ста.тям, по качеству

и количеству, по прическе да по одежде, на вкус да на цвет... Допустим -

но почему то же самое делаешь ты? Почему этот рыночный покупатель

поселился в тебе и превратил тебя в обанкротившегося торговца? Что общего

он имеет с человеческим достоинством? И почему бы тебе не поселить внутрь

себя другого Другого, умеющего любить?..

Когда это удается, шансы на встречу с Другим наружным, Другим во плоти,

с тем самым (той самой) значительно возрастают.

Осознать внутреннего Другого. И управлять им, чтобы он управлял тобой.

Это трудно именно потому, что Другой живет в~ собственном "я", органически

слился с ним, как то, что было некогда пищей, становится кожей, мышцами,

нервами. Его не видно, его не слышно, физически он себя проявляет разве

что в слуховых галлюцинациях (тогда, наоборот, приходится доказывать, что

это голос собственного "я", но и этого не докажешь). Внутренний Другой

существует, не физиологически, но духовно. И когда человек разговаривает с

собой, он говорит с Ним.

Самооценка и роль. Научный сотрудник Н. написал работу по

специальности. Опубликовал. Началось обсуждение, критика, похвалы. Чье

мнение о работе наиболее важно для сотрудника Н.? Вполне очевидно: мнение

коллег-специалистов. В той же области, по той же проблеме. Мнение лучших

из специалистов, мнение знатоков.

Пускай и не самых выдающихся, не звезды первой величины академика Б. -

слишком далеко, - но уж никак не мнение профанов. Другое дело, что мнение

профанов иногда кое-что значит в практическом Смысле, но для самооценки Н.

как специалиста мнение это, как говорится, значения не играет, - Научный

сотрудник Н. пришел на дружескую вечеринку, где, к его радости, не

оказалось ни одного коллеги. Весь вечер сотрудник Н. острил и рассказывал

анекдоты. Чье мнение о его интеллекте и обаянии было наиболее, важно для

сотрудника Н.? Мнение всех присутствующих. Но особенно и персонально -

мнение некоей М. Профановой, о которой Н. весь вечер был наилучшего мнения.

Наша самооценка зависит, прежде всего, от оценок тех, в чьих глазах мы

хотим играть некую роль, - от партнеров и зрителей нашего жизненного

спектакля.

С первого взгляда кажется, что перечень этих людей ограничивается

кругом "своих" - тех, с кем мы общаемся повседневно, с кем так или иначе

отождествляемся, с кем поддерживаем отношения: родные, друзья, сослуживцы,

знакомые... Какое мне дело, что подумает обо мне случайный прохожий или

бывший друг Не.таковский, до которого мне нет дела, потому что ему нет до

меня никакого дела?

Все так и, однако, не совсем так. Восхищенный взгляд чужого,

безразличного мужчины иной раз важнее для женщины, чем ласки любимого

мужа. Если вас обругал незнакомец, сумасшедший, которого вы больше никогда

не увидите, вы почему-то расстраиваетесь, в вас что-то неприятно

смещается. Даже если вас просто облаяла чья-то собака...

Волею судьбы и профессии мне приходилось иметь дело и с публикой

уголовного сорта, с теми, в чью психику прочно и необратимо впечатался

закон звериного клана: "люди" - только они, "свои", все же прочие суть

либо средства, либо препятствия к жизнедеятельности.

И что же?.. Даже среди этих потерянных душ, отпетых, я не встретил ни

одного, вполне безразличного к мнению об их персоне представителей

"нелюдей", к коим и сам был относим. Удивительно при этом: насколько все

они нечувствительны к отрицательным оценкам со стороны "фраеров"

(наоборот, гордятся,, вменяют себе в достоинство) - настолько же

чувствительны к положительным, к похвале самой незначительной. Этот факт

отметил еще Макаренко и на него опирался, знал об этом и великий

человеколюбец доктор Гааз, российский тюремный врач, чей призыв СПЕШИТЕ

ДЕЛАТЬ ДОБРО начертан на его забытой могиле.

...Да, - для самооценки важны оценки себе подобных - тех, с кем ты себя

в данный момент отождествляешь, "своей компании". Но еще важнее оценки

тех, с кем ты ищешь подобия, с кем хочешь отождествляться.

Самое сложное и самое важное: этот поиск тождества происходит в

человеке, как правило, бессознательно и может являть вид самых разных

чувств: необъяснимой антипатии, зависти, ревности, отрицания существования

самого предмета своих устремлений... Человек "не верит в гипноз", большой

скептик, через некоторое время выясняется, что он сам считает себя в

некотором смысле гипнотизером. Не верит в медицину, но почему-то раздает

направо и налево врачебные советы. Не признает никаких авторитетов, но так

любит сидеть в президиуме профсоюзного собрания.*.. Самооценка есть оценка

себя глазами значимого Другого, но все-то дело в том, что Другого

незначимого не бывает...

На этом сегодня прервусь, час поздний, и самооценка моя, в связи с

падением тонуса, быстро идет ко дну. Между прочим, тоже немаловажный

фактор... Продолжу, как только выдастся время.

Д. Кет.

Р. S. Пока не забылось. "Скажи мне, кто твой друг, и я тебе скажу, кто

ты" - смысл этого старинного утверждения, казалось бы, вполне ясен и

неоспорим. Но столь же справедливо: "Скажи мне, каков твой враг, и я тебе

скажу, каков ты". Все отрицаемое, все непризнаваемое в себе - и "сверху",

и "снизу" - приписывается Другому.

Если Вы хотите узнать Точную Нижнюю Границу человека, послушайте, что

он говорит о своем злейшем враге.

"От такого слышу", будьте уверены. Но! - не по всему общему! - только

по нижней плоскости. Точная Верхняя Граница совпадает с описанием друга.

Письмо 10.

Организм в организме.

Отметочная психология, или игры, проигранные заранее

Дорогой К.!

Когда я впервые заметил, что человек, которого только что похвалили,

делается на некоторое время нечувствительным к неодобрению - будто слегка

пьянеет и хоть на минуту становится всепрощающим веселым ребенком, готовым

дарить свои игрушки направо и налево, когда я убедился, что есть люди Рая,

всегда такие и безо всяких похвал, будто некий пьяненький гномик в мозгу

беспрерывно повторяет: "Ты самый хороший и все самые хорошие", когда я

ближе узнал их антиподов - людей Ада, живущих в состоянии недовольства

собой и окружающими почти беспрерывно, почти всегда чувствующих себя

униженными и оттого иногда, ради душевного равновесия, унижающих всех

подряд, - тогда я понял, что у всякого человека есть свой внутренний,

личный, ему одному присущий

режим самооценки - ее ритм, ее образ жизни во времени и пространстве.

Это какой-то организм в организме. Как бы ни шли мои дела, какая бы ни

была погода, почта и прочее, я всегда кажусь себе глубоким ничтожеством по

утрам, в некие обязательные минуты, то ближе к просыпанию, то подальше, к

полудню, Обязательные, неизбежные - минут пятнадцать, минут сорок пять...

Покуда я не осознал, в чем тут дело, эти грустные минуты играли в моей

жизни довольно гнусную роль: ставили подножку всем последующим и

предыдущим, портили целые дни, месяцы... Когда же я, наконец, с изрядным

запозданием разобрался, что это всего-навсего законное время ежесуточного

сна моих райских центров, которым тоже полагается отпуск (а во время

ночного сна они продолжают работать, обеспечивая его приятными

сновидениями), всего лишь отмашка эмоционального маятника (по вечерам я

иногда чувствую себя богом, тоже слегка заблуждаясь), - все встало, более

или менее, на свои места. В эти минуты я просто себе не верю. Стараюсь

ничего от себя не требовать, ничего не требовать от других. Включаю радио,

читаю газету. Пускай себе поспят. Или какая-нибудь физическая работа,

прогулка или гимнастика (очень хороша йоговская поза льва), или

контрастный душ, или расслабление. Если это невозможно (работа, общение),

спускаю все на тормозах, действую безучастно, отстраненно, автоматически.

Хорошо также, если позволяет обстановка, физически побить самого себя -

усиленный самомассаж. Вот и все. (У Вас в течение суток, сдается мне, тоже

возникают такие опасные минуты - предлагаю воспользоваться опытом, с

поправкой на индивидуальность).

В чем же тут дело? Засыпание Рая дает адское состояние, враг не

дремлет, понятно. Нам с Вами еще повезло: есть страдальцы, у которых Рай

засыпает на долгие месяцы, а то и на годы - это уже болезни, депрессии,

которые, в самых тяжких случаях, приходится лечить в клинике. Но почему же

эта биоспячка так искажает самооценку, так влияет на отношение и к себе, и

к другим? Почему у глубоко депрессивных больных падение самооценки иногда

доходит до бреда, будто они виноваты во всех грехах мира? -

Наверное, потому, что самооценка, при всех ее внешних зависимостях,

есть такая же внутренняя функция организма, как пищеварение,

кроветворение, выделение, - функция, столь же "верхняя", сколь и "нижняя".

Наверное, потому, что это и есть человеческий Ад и Рай.

Разная самооценка у сытого и голодного, у пьющего и непьющего, у

выспавшегося и невыспавшегося. Но "режим самооценки" биологическими

колебаниями не исчерпывается.

Отметочная психология. Сумма очков. Человек делает дело. Человек

ремонтирует машины, добывает уголь и нефть, сеет и жнет, повышает

производительность труда. Но одновременно со всем этим человек строит свою

самооценку, добывает свою самооценку, ремонтирует самооценку, повышает,

сеет и пожинает...

Человек получает отметки в школе и в институте. Но разве только в школе

и в институте? На работе и дома.

На улице и на спортивной площадке. В доме отдыха и на пляже... Один из

немногих общедоступных способов отдохнуть от отметок - окунуться в

зрелище, пойти в кино, в театр, на стадион, посидеть у телевизора - тут ты

сам выставляешь отметки, тут ты, кажется, защищен, никто твою самооценку

не трогает. (А если ее и попытается укусить какой-нибудь автор или

режиссер, ты всегда можешь счесть, что это к тебе не относится). Но вот

зрелище окончено. Начинается обмен впечатлениями, обсуждение, споры... И

вот зрители уже вовсю лепят отметки друг другу, опять баталия самооценок.

Спорт, спорт, спорт, сорт, сорт, сорт!.. Отметка-матушка раньше нас

родилась и умрет попозже: она и костюм твой, и талия, и трудовая книжка,

марки и секс, зарплата и мнения - поди отвяжись! Кто изобрел такое

мироустройство, чтобы целые поколения мыслили и чувствовали по

пятибалльной системе?

Друг моего детства, добродушнейший толстяк Мишка, мужественно признавал

свою двойку по части стройности, он соглашался, даже не без гордости, что

он толще всех в мире, кроме... О! Вот это кроме и было его пунктиком.

Упаси бог сказать ему, что он толще Суходрольского, - тут можно было в два

счета схлопотать по уху: да, он, Мишка, самый толстый человек в мире, но

Суходрольский толще его, двойка у Суходрольского!

Главная Двойка обязательно должна быть у кого-то другого, а не у тебя,

ибо, чувствуя себя круглым двоечником, не ощущаешь права на жизнь. Как

минимум не хуже такого-то, как максимум лучше всех! И если официальные,

признанные предметы, такие, как география или высота бюста, не сулят нам

надежд, мы придумыва

ем свои, доморощенные, мы играем 6 пинг-понг, в хобби и в сплетни, мы

не успокаиваемся, пока не находим способа набрать общий проходной балл,

именуемый положительной самооценкой. Неисчислимы способы добора очков,

недостающих для пропуска в Рай. Каждый ищет, но не каждый находит свою

отметочную игру - то благое пространство, где можно получать пятерки, не

ощущая, что их ставят тебе понарошку, и где можно, в крайнем случае,

выставлять их себе самому.

А ведь и в самом деле-кто позаботится о твоей самооценке, кроме тебя

самого? Кто знает, кто догадывается, как ей там, бедной, живется-можется?

Кому до нее дело? То один, то другой норовит вкатить тебе двойку, чтобы

поставить себе пятерку, вот и ты делаешь то же самое... Самоутверждение

отрицанием, самопризнание через непризнание - в эту скучнейшую из азартных

игр играет немалое число жителей нашей планеты.

Самые азартные игроки (и самые скучные люди) те, чья самооценка не

находит себе поддержки в любовнотворческом отношении к миру. Внешне они

всегда имеют вид "знающих себе цену". Люди с ущербной, всегда голодной

самооценкой, узники Ада, вечно жаждущие и не могущие удовлетворить жажду,

подобно больным бешенством, у которых один лишь вид воды вызывает спазм

пересохшей глотки... Дело не только в том, что когда-то в детстве их

переругали или перехвалили, переунизили или перевозвысили, не только в

том, что Ад у них от природы силен, а Рай слабоват. Их трагедия во

внутреннем одиночестве. В закрытости от Другого. В закрытости от Себя.

Присмотритесь к людям. - и Вы увидите, что характер каждого может быть

прочтен как образ жизни самооценки. Вы увидите великое множество тайных

игр, стратегий и тактик, увидите тех, кто набирает очки, вширь, где

попало, и "узких специалистов", ограничивающихся одной, но верной игрой,

проигрыш в которой, однако, смерти подобен. Увидите, как голодные

самооценки протягивают свои щупальца к стихам и автомобилям, к теориям и

бутылкам...

Вот малыш, еще не помышляющий ни о своей "цене", ни о чьей бы то ни

было: шквалы и вихри отметочной психологии уже носятся над ним, но еще не

захватили, не обкатали душу. Вот юноша, чья самооценка сам трепет, сама

неустойчивость. Так боится всех и всяческих унижений, так жадно ищет

самоутверждения, так легко задеть, подцепить... Душа уже прошита

отметками, но нитки еще слабы, лоскуты расползаются... А вот и взрослый,

знающий что почем: его на "слабо" уже не возьмешь, он уже понял, что по

части самооценки наиболее прогрессивен принцип самообслуживания. Есть еще

уязвимые места, есть прорехи-так закроем же их поскорее бронированными

заплатами. Вот пожилой дока, весь в глухом панцире: к нему уже не

пробьешься...

Вот, наконец, и старик-ему, казалось бы, уже не до отметок, что есть то

и есть, скоро и того не будет...

Почему, однако, он так расцветает от малейшего признания его заслуг,

почему так жаден к похвале, так чувствителен к лести? И почему так

страшна, так убийственно страшна запоздалая критика?

Да именно потому, что она запоздалая. Опоздавший врач помогает смерти.

Прерываюсь, дорогой К. В следующем письме надеюсь как-то закруглить

разговор, но не тему. Сегодняшнее резюме: неустойчивая самооценка - вещь

субъективно неприятная, но объективно полезная. Не будь ее, мы бы

недосчитались в своих рядах лучших представителей мыслящего человечества.

Если бы жена Сократа, как о том свидетельствуют биографы, не ругала его

регулярно (по некоторым источникам, даже била, производя тем самым массаж

самооценки), - кто знает, быть может, и не родился бы на свет

непревзойденный до сих пор метод спора, в котором противника побивают

согласием. Как поживает Зебра? Передайте ей от меня привет и наилучшие

пожелания.

Ваш Д. Кет.

Письмо 11.

Самооценка - итог

Дорогой К.!

Из старинных многонарушаемых общечеловеческих заповедей типа "не

укради", "не убий", "не пожелай жены ближнего" есть одна, как мне кажется,

самая невыполнимая:

НЕ СУДИТЕ, ДА НЕ СУДИМЫ БУДЕТЕ.

Как врач и как человек, я часто и подолгу размышлял над ее смыслом. Что

это такое? Призыв к смирению, всепрощению? - Никого не осуждай, всех люби

и да простит тебя господь? Или практический советпомалкивай, не высказывай

своего суждения, чтобы оно не обернулось против тебя? Напоминание

смертному, что он грешен и должен каяться сам, а не разоблачать других?

Или просто запрет иметь свое суждение, запрет думать?..

Как бы, то ни было, Э1у рекомендацию человечество с давних пор и поныне

самым явным образом пропускает мимо ушей. Все судят и все судимы. От этого

никуда не денешься, на этом зиждется масса человеческих отношении. И вот

сейчас, завершая разговор о самооцепке, я хотел бы очертить сферу, где,

как мне кажется, упомянутая рекомендация заслуживает некоторого внимания.

Вольные поля. Я шатен. У меня серые глаза, родинка на левой щеке, шрам

на правом мизинце. Хороц.о это или плохо? Я русский с примесью французской

и татарской кровей, у меня три вставных зуба, 42-й размер ботинок - а это

как Вам понравится? Люблю кошек и собак, не люблю холодного ветра, не умею

играть в преферанс-а это хорошо или плохо?

Да никак. Все это, конечно, может кому-то понравиться или не

понравиться, но такому человеку я ничем помочь не могу. Просто это есть,

как есть осина, бабочка, звезда альфа Центавра. По счастью, не все в мире

хорошо и не все плохо, не все черное и не все белое.

И далеко не все в нас, слава богу, имеет отношение к оценкам и

самооценкам - есть и свободные поля, где мы просто живем, не получая

отметок и не заботясь о них, где просто есть то, что есть.

Признаться Вам, я люблю эти места-чудом уцелевшие заповедники Страны

Детства, и приглашаю Вас наведываться в них почаще. Я не хотел бы, чтобы

Вы поняли мое приглашение как призыв отказаться от всех оценок и

самооценок. Для нормального человека это и невозможно, при всем желании.

Но человеку гармоническому необходимо уметь смотреть на одно и то же с

разных сторон, уметь мыслить и чувствовать многомерно. Оценочный подход

приложим ко всему, и цена всему назначается человеком, но человек пока еще

не продавец Вселенной. Ко всему приложим и подход внеоценочный -

созерцательный и исследовательский, вмещающий в себя все краски и связи,

все миры мира. Такой подход делает человека свободным и позволяет вести

диалог на равных...

Проще говоря: суди, но не засуживай. Что-то просто принимай. Иногда

просто смотри. Просто думай...К сожалению, есть люди, которые этого не

понимают. Экстремисты суждения, они видят мир исключительно черно-белым.

Ни о чем не могут думать иначе, как в категориях "хорошо-плохо",

"полечно-нредно", выставляют отметки звездам, слонам, деревьям, младенцам.

Их взыскующий взгляд оценивает ваши сны и мечты, равно как джинсы и

волосы, они душат своими отметками ваше дыхание. Это тяжкая преграда к

общению и прискорбный признак духовной бедности...

Человек равен Бесконечности. Самая страшная ошибка отметочной

психологии - приравнивание человека к его принадлежностям, к разного рода

статьям, к функциям и ролям. В циничном пределе - отоваривание,

превращение в вещь. Психология мещанина - вещизм грубый и откровенный. Но

еще более страшная ошибка - сам о-отождествление человека со всем этим

барахлом. Проникновение вещизма в самооценку.

Рыночное отношение к своему достоинству. Я уже писал Вам, что

происходит, когда человек имеет глупость отождествлять себя со своей

талией, носом или дипломом - этот список можно продолжить неограниченно.

Вещизм может прикинуться самой что ни на есть высокой духовностью.

Ко мне приходит множество людей, страдающих от тех или иных форм

"унижения". И каждому, в доступной для него форме, приходится объяснять

одно: унизить тебя может только один человек на свете. И этот человек - ты

сам. Ты унижаешься, потому что забыл о своей Высшей Ценности. Ты сам себя

отоварил. Ты забыл, что ты Человек. Унижающий Другого признает тем самым и

свою низость. Тот, кто чувствует себя униженным - отождествляется с

унижающим.

Это простая и, казалось бы, самоочевидная аксиома.

Признавать Высшую Ценность, Абсолют в каждом живом, в каждой жизни. В

своей - в том числе. При таком подходе все отметочные игры, все без

исключения, становятся тем, чем они и должны быть, - играми, в которые

можно входить и выходить - легко и свободно, не теряя достоинства.

Разумеется, все мы разные и разного стоим по разным шкалам и измерениям: у

тебя баскетбольный рост, которого нет у меня, у меня музыкальные

способности, которых нет у тебя. Я не смыслю в литературе, ты не смыслишь

в футболе. Но к нашей Высшей Ценности, к человечности это никакого

отношения не- имеет. И комплекс неполноценности, и комплекс

сверхполноценности-это, прежде всего, бесчеловечное отношение к самому

себе.

Но все простое и ясное, как мы уже не раз с Вами замечали, необычайно

трудно для усвоения именно по причине ясности и простоты.

Взрослые, как дети, заигрываются в свои игры. В отличие от детей ни

окриками, ни уговорами остановить их невозможно. Желающему изменить ход

событий приходится вступать в игру самому...

Замечание напоследок: неустойчивость самооценки, падение ее в Ад -

необходимо и благотворно, когда Вы остаетесь наедине с собой и занимаетесь

самоанализом, но во время общения - любого, если Вы хотите успеха,

внутренняя самооценка должна быть устойчиво-положительной. Подчеркнул:

"внутренняя", потому что внешние проявления самооценки - вопрос отдельный,

вопрос тактики. Будучи учителем и ведя урок, вы должны и чувствовать себя

уверенно, и держаться уверенно, в общении с друзьями, с родителями или с

людьми, намного старшими Вас по возрасту, самоуверенная манера вряд ли

принесет пользу. Тем не менее внутренняя уверенность должна быть пои Вас.

Заметьте: по-настоящему уверенные в себе люди, прошедшие огонь и воду,

чрезвычайно редко держатся самоуверенно. Это не скромность, им это просто

не нужно. И Вы можете достичь того же, и не прибегая к огню и воде. Помня

о Высшей Ценности, живущей и в Вас, и в другом. Зная, что забота о

самооценке Другого - лучший способ заботы о своей собственной.

Ваш Д. Кет.

Письмо 12.

О многих формах диабета души и об одном способе выхода из одиночества

Дорогой К.!

Теперь я уже не призываю Вас к спокойствию. Признаюсь Вам, я ждал этого

кризиса. Знал, что никакие схемы и психологическая технология не помогут

Вам, покуда не изменится самое главное-Ваша жизненная позиция. Слишком

многое тут пока еще сбивает Вас с толку. Я не думаю, что наши усилия

безрезультатны, но сейчас Вам, как никогда, важно перестроить само понятие

о "результате", от этого зависит все Ваше будущее. Начнем же по второму

кругу...

Есть одно русское слово с весьма международным значением - слово, к

сожалению, слегка подзабытое в своем первоначальном звучании и оттого

охотнее употребляемое в иронически-пренебрежительном смысле.

Частная благотворительность, общественная благотворительность... Два

корня: "творить" и "благо". Можно и так: филантропия, - человеколюбие, род

деятельности. Что это за деятельность, вряд ли требуется объяснять. Я хочу

лишь напомнить, что этот род деятельности доступен абсолютно каждому,

начиная с малого ребенка и не кончая никем.

У дела есть две стороны: материальная и идеальная, сиречь душевная.

Можно безвозмездно дать человеку недостающий пятак на дорогу и совершить

тем самым акт материальной благотворительности, но можно сделать это

по-разному: унизив, плюнув в душу или возвысив (или по крайней мере не дав

унизиться), расстроив или подняв настроение, огорчив или рассмешив. У вас

нет пятака, который требуется человеку, но вы можете сказать ему об этом

по-разному (см. выше). Спросите десяток людей, какую благотворительность

они оценивают выше в отношении к себе: ручаюсь, девять из десяти, если не

каждый, скажет: вторую. И это не будет ложью,

Другой вопрос: какую благотворительность человек более расположен

проявлять по отношению к другим.

Здесь обнаруживается, что большинство людей более щедры на слова,

нежели на пятаки, но просто словаодно, а слова от души - другое. Имея

достаточно развитый слух на искренность, я никогда еще не замечал, чтобы

человек, способный на душевную благотворительность, не оказал при

возможности и материальную. Душевная благотворительность может иметь вид

материальной, а может и не иметь. Материальная же, сама по себе, без

душевной - просто теряет свое значение, просто ничто, если не хуже.

Теперь могу объяснить Вам, почему я живу на свете.

Есть, живут в мире люди, которые, даже и сами того не зная, занимаются

вот этой душевной благотворительностью: люди самых разнообразных

возрастов, профессий, положений, наций, уровней интеллекта и прочая.

Таксисты и продавцы, милиционеры и официанты, рабочие и академики,

врачи и уборщицы. Нет, не гении коммуникабельности. Просто хорошие люди.

Количественно их много, качественно-недостаточно, но огромная надежда

заключена в самом факте их существования в этом мире.

Есть и другие, занимающиеся чем-то противоположным, чему и слова не

подберешь. (Подобрать можно, но ясно и так). Таких количественно немного,

но качественно предостаточно. Крайне важно понять, что люди эти, прежде

всего, несчастны. Главное - что это как раз те, кто нуждается в душевной

благотворительности больше других - нуждается бессознательной нуждой

умирающих, уже не ведающих о своем голоде. С немалым числом таких я имею

дело как с пациентами и могу со всей ответственностью врача сказать, что у

всех у них имеется диабет. При диабете, как известно, нарушается усвоение

сахара тканями, сахара в крови много, а организм голодает. Так вот, у них

самый настоящий диабет, но не физический, а душевный-диабетные души,

отличающиеся такой низкой усвояемостью любви, что все время необходимы

спасительные инъекции. Среди них попадаются холодные, черствые чудовища,

вообще не понимающие, что такое любовь, и, по всей видимости, абсолютно в

ней не нуждающиеся. Глубочайшая спячка, "отключка", как выражаются в

соответствующих кругах.

Определим теперь, что же это за нужда такая - п душевной

благотворительности. Очень простая, такая же, как нужда растения в

солнечном свете. Обыкновенная потребность в добром слове. В ласковом

взгляде или хотя бы в ласковой мысли. Обыкновенная потребность в любви.

Ненасытимая потребность, вполне сравнимая с потребностью в пище ("желудок

старого добра ке помнит") или наркоманией.

Из такого определения следует, что в душевной благотворительности

нуждается абсолютно каждый. Безисключения. Ведь эту потребность и нельзя

удовлетворить иначе, как в виде благотворительности. У человека нет и не

может быть обязанности любить кого бы то ни было: "обязанность любить",

"долг любить" - такой же абсурд, как холодное тепло или мокрая сухость. К

сожалению, это не совсем понимали даже такие крупные люди, как Лев Толстой

*[И здесь я не уверен, что коллега правильно понимает Толстого. - В. Л.].

Нельзя ни самому любить по долгу, ни обязать коголибо любить нас.

Нельзя и освободиться от потребности в любви. Каждый нуждается в душевной

благотворительности, но не каждый способен ее оказать. Не каждый понимает

нужду Другого, не каждый, как я уже сказал, понимает и свою-то нужду. По

всей видимости, спрос на это благо неизмеримо превышает предложение, и

решения сей проблемы нет и не может быть.

Но решение есть. По счастью, человеку присуща еще и потребность любить.

Потребность оказывать душевную благотворительность. Сила ее ничуть не

меньше, чем у потребности получать любовь, предложение даже перекрывает

спрос (зачем люди заводят кошек, собак, птичек?..). Проблема лишь в том,

как встретиться одному с другим, как соединить эти две бродячие половинки

человеческого существа.

...А Вы? Не убедились ли еще сами, что требование любви, да и не любви

даже, а ее скромной подмены, именуемой "человеческим отношением", - дело,

подобное битью головой об стенку? Не пришло ли Вам в многострадальную

голову, что в этой упорной осаде заключена роковая ошибка - и ошибка

именно Ваша?

Задавали ли Вы себе вопрос - чего больше в Вашем душевном одиночестве:

неудовлетворенной потребности быть любимым или потребности любить?

Одиночество всегда состоит из этих двух тоскующих половинок...

Каким бы ни был Ваш ответ, решительно советую: если хотите выйти из

тюрьмы одиночества, начинайте со второго. Оказывайте душевную

благотворительность, делайте это смело и безоглядно. ЗАБЫВ, сколь

возможно, о собственной потребности быть любимым, ПРИНЯВ ее за

несуществующую, за нулевую.

Да, это очевидный самообман, но плодотворнейший из самообманов. Путь,

проверенный величайшими и счастливейшими.

Начать лучше всего с посильного расширения круга своих симпатий. Это

просто, помимо привязывающих привязанностей и облюбованных любовей у нас

всегда вспыхивают и непредсказуемые огоньки дополнительных, необъяснимых

симпатий - сполохи, искорки по задворкам души... Из искры, как хорошо

известно, возгорается пламя.

Будьте внимательны к своим симпатиям, они этого заслуживают.

А если Вы не игнорируете ролевой AT, предлагаю Вам провести небольшой

жизненный эксперимент. Попробуйте на один день или хотя бы на час

добровольно войти в роль Альтруиста. Поживите чуть-чуть в роли Доброго

Ангела. Но поживите всерьез, и подчеркиваю - добровольно. Исключительно

ради себя: этот день или час посвятите.не себе, а кому-то другому, или

какому-то делу, не имеющему отношения к Вашим личным интересам. Не ждите

ни благодарности, ни похвал, ни какихлибо знаков внимания - более того,

действуйте инкогнито, чтобы никто о Вашем эксперименте не догадался.

Сравните пережитое состояние с Вашим обычным...

Не хочу ничего заранее предугадывать. Но знаю и по себе, и по опыту

множества других людей: субъективно - результаты чудесные. Удивительная

свобода. Удивительная уверенность.

Вот далеко не полный перечень неприятностей, которые могут быть

вылечены или значительно облегчены одним лишь принятием этой роли:

застенчивость, неуверенность в себе и всевозможные комплексы

неполноценности, страхи, тревоги и навязчивые мысли, ипохондрические

состояния с неприятными ощущениями и болями, бессонница, импотенция и

половая холодность, раздражительность, гневливость, конфликтность,

депрессивные состояния, связанные с одиночеством, утратой любви и смысла

жизни...

Имейте в виду, что возможность принять эту роль есть всегда, покуда Вы

в сознании, и результат не замедлит - результат именно для Вас. Не

утверждаю, что это легкая роль: действовать для себя, но без "личной

заинтересованности" кажется поначалу неестественным, а непременные условия

- отказ от ожидания благодарности и необходимость инкогнито - делает роль

особенно трудной, хотя в то же время и захватывающе интересной. В

дополнение к роли требуется ум, который сам по себе ролью не

обеспечивается. Ведь помимо субъективных результатов нужно иметь в виду и

объективные, т. е. результаты для другой стороны, а это требует

дальновидных расчетов и гибкой тактики. На роль Доброго Ангела рьяно

приглашает Вас немалое число эгоистов.

Принимая это приглашение ЯВНЫМ (для них) образом, ничего, кроме

дальнейшего развития их эгоизма, Вы не добьетесь - именно о таких случаях

сказано, что "ни одно доброе дело не остается безнаказанным".

"Но как же тогда действовать? - спрашиваете Вы. - Ведь вы утверждаете,

что роль Альтруиста нужна мне самому?.."

Совершенно верно. Но я говорю именно о внутренней роли. А внешние ее

проявления - дело особое. Роль Альтруиста иногда требует и принятия

внешней роли Злостного Эгоиста - ведь именно таковым Вы и кажетесь

вымогателю, когда не поддаетесь его напору, и своему ребенку, когда

отказываетесь выполнять его прихоть. Для кого-то проявление Вашего

альтруизма - унижение, ножом по сердцу: "Не обливайте меня помоями вашей

гуманности", - никогда не забуду эту фразу одного своего пациента. В

отношениях дружеских и любовных на какие-то мгновения нужно уметь

принимать внешнюю роль Эгоиста Наивного, Эгоиста Обаятельного, когда,

например, Вам вручают подарки. Ведь ясно, что если кто-то Вас любит, то он

хочет сам принять роль Альтруиста, хочет чувствовать себя нужным Вам,

подарить Вам себя... Да, иной раз тяжкий труд позволить себя

облагодетельствовать, порой и невыносимый... А подарить Вам роль

Настоящего Альтруиста не может никто и может каждый, если только Вы сами

ее возьмете. Более всех других эта роль творческая, требующая истинной

жизненной виртуозности. А если очень крепко подумать, то это роль и самая

страшная, ибо принимающий ее берет на себя тем самым и ответственность

решать, что такое Добро. Мыслить - решать - и действовать...

Ваш Д. Кет.

<< | >>
Источник: Владимир Леви. Искусство быть другим. 2007

Еще по теме ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ГИПНОТИЗЕР:

  1. Рассказ о человеке-мусорщике, человеке-бижутерии и человеке-бриллианте
  2. УРОВЕНЬ БОЛЕЗНЕЙ ЧЕЛОВЕКА - ЭТО УРОВЕНЬ ЕГО ОТКЛОНЕНИЯ ОТ СВОЕГО РУСЛА. ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА - ЭТО ПОКАЗАТЕЛЬ НАХОЖДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА В СВОЕМ РУСЛЕ
  3. Глава 1 СЕМЬ ТЕЛ (СЕМЬ ДИАПАЗОНОВ ВИБРАЦИЙ ) ЧЕЛОВЕКА. СИСТЕМА САМОДИАГНОСТИКИ И САМОИСЦЕЛЕНИЯ, ЗАЛОЖЕННАЯ В ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА
  4. Вторая зрелость наступает тогда, когда человек выполнил задачи зрелого человека, осознал задачи второй зрелости и готов их выполнять
  5. "Дело — для человека, а не человек для дела"
  6. ЧЕЛОВЕК
  7. ЧЕЛОВЕК: ОРИЕНТИРОВАНИЕ
  8. Человек
  9. Человек
  10. Человек сгорает