<<
>>

1. Причины диссонанса

Есть в западной психологии понятие "когнитивный диссонанс". Не будем останавливаться подробно на его теории и критике, отметим лишь, что для определенных ситуаций теория когнитивного диссонанса вполне применима.

Смысл ее заключается в следующем. Состояние диссонанса, или ощущение противоречивости, возникает у человека в том случае, когда он одновременно располагает двумя психологически противоречивыми "знаниями" (мнениями, оценками и т. п.) об одном и том же предмете. Состояние такого диссонанса переживается человеком как дискомфорт, нарушение определенного внутреннего равновесия, и поэтому возникает стремление от него избавиться. Этого можно достичь несколькими способами: либо отказавшись от одного "знания", перестав верить в него, либо приобретая новые, которые помогли бы снять диссонанс, либо, наконец, пересмотром каких-то своих прежних позиций.

В жизни каждому приходится довольно часто сталкиваться с состоянием когнитивного диссонанса, которое не позволяет достичь ясности восприятия и определенности в оценке событий. Например, мы считали кого-то из наших знакомых очень порядочным и честным человеком. И вдруг узнаем, что он совершил дурной поступок. Наши представления об этом человеке и сведения о его поступке оказываются в таком противоречии, что совместить их нельзя. Как мы поступаем? Мы либо просто не верим в то, что наш знакомый сделал что-то нехорошее, либо стараемся узнать подробности в надежде объяснить и оправдать его поступок, либо коренным образом изменяем отношение к этому человеку.

Думается, что нечто похожее на когнитивный диссонанс создавала наша пресса у читателей и слушателей в связи с событиями в Чернобыле. Вначале это было связано с тем, что, с одной стороны, у людей пытались создать впечатление о незначительности последствий аварии на АЭС, а с другой - стали настоятельно требовать строгого и тщательного соблюдения мер предосторожности против радиоактивного заражения.

Нужно признать, что найти "золотую середину" в той ситуации было не очень просто, тем не менее при более глубоком, продуманном анализе сложившегося положения вещей можно было разработать более сбалансированную линию информирования населения.

Позже диссонанс возникал в связи с другими обстоятельствами. Естественно, что в то время к Чернобылю было приковано внимание всей страны и информация о том, что там происходило, принималась очень близко к сердцу. Люди с сопереживанием читали сообщения о героизме строителей и энергетиков, работавших на ликвидации последствий аварии, о заботе, которой окружили пострадавших. И вдруг на этом фоне начали появляться сообщения о том, что по вине каких-то чиновников для героев не создаются элементарные условия быта, питания, отдыха. При этом звучала эта критика нередко обыденно, слишком спокойно, как мы привыкли писать о наших повседневных недостатках.

Думается, что и содержание, и тон этой критики создавали у читателей диссонанс, поскольку их возмущение вызывало не столько то, что находились такие чиновники, сколько сама возможность для этих чиновников проявлять бездушие и безответственность в той чрезвычайной ситуации. Иными словами, было бы более правильно, на наш взгляд, если бы в центре сообщений (в роли "фигуры") были не сами факты этих безобразий, а быстрые и жесткие меры соответствующих органов власти, направленные на немедленное исправление положения вещей и суровое наказание виновных. Тогда эти сообщения были бы в одном психологическом русле с информацией и о героизме людей, и о большом внимании к ним, заботе о них.

События в Чернобыле в силу своей чрезвычайности и остроты показали некоторые наши недостатки, в том числе и в деятельности средств массовой информации, в сфокусированном виде. Но эти же недостатки продолжают иметь место и в нашей повседневной практике.

Если говорить о когнитивном диссонансе, то особенно большие психологические последствия негативного плана он приносит в тех случаях, когда создается за счет явных противоречий между тем, что сообщается в газетах, по радио, телевидению, и тем, что люди реально видят в жизни.

В психологии пропаганды иногда говорят о "первичной" и "вторичной" реальности. Под первой имеют в виду те знания и представления людей о действительности, которые они черпают непосредственно из своего жизненного опыта. А "вторичная реальность" формируется из тех сведений, которые они получают из средств массовой информации. Очень часто бывает, что "вторичная реальность" оказывается для людей единственной, поскольку они не имеют возможности сопоставить ее со своим опытом. Это бывает, когда речь идет о многих событиях у нас в стране и особенно за рубежом, о которых нет другой информации, кроме сообщенной журналистами. В таких случаях аудитории остается только принять или не принять ее на веру. Но в вопросах повседневной жизни люди могут сравнить "первичную" и "вторичную" реальности и, как правило, это делают, поэтому любые расхождения между ними выступают очень выпукло.

В одном из очерков в "Правде" приводится пример создания газетами резкого когнитивного диссонанса у читателей 1. В очерке сообщается о публикации в ряде районных газет такой информации, которая находится в полном противоречии с фактами. Так, например, газета "Червона з!рка" оповестила своих читателей, что колхоз "Прогресс" накопил определенный опыт строительства хозяйственным способом, создал свою строительную бригаду, силами которой построены: Дом культуры на 550 мест, баня, четыре жилых дома, 10 километров дорог с твердым покрытием, детский сад на 90 мест. Но поскольку все эти "достижения" были на глазах у читателей районной газеты, то они сообщили в "Правду", приложив к своему письму соответствующие фотографии, что информация никак не увязывается с действительностью. Жилые дома и детский сад представлены одними стенами, поросшими бурьяном, а клуб и баня, хотя и построены, но не своими силами, как утверждает газета, а за счет наемных бригад с огромным перерасходованием средств. Диссонанс в таких случаях у читателей разрешается очень просто: они перестают верить газете.

Нет сомнения в том, что процесс перестройки глубоко затронул и наши СМИ. Однако происходящие изменения в их деятельности отражают скорее развитие гласности в обществе, а не перестройку самих методов информационно-пропагандистской работы. Значительно расширилась "зона критики" по сравнению с недавним прошлым, хотя еще и остаются за пределами этой зоны некоторые ведомства, проблемы и органы власти; острее и предметнее стали критические выступления журналистов, подняты многие вопросы, о которых раньше не писали. Однако груз старых стереотипов в мышлении и деятельности журналистов продолжает чувствоваться еще весьма ощутимо. Это выражается в недостаточной аналитичности при раскрытии обсуждаемых проблем, в нередких проявлениях формализма и внутреннего равнодушия, которые не остаются незамеченными читателями.

1 Одинец М. В плену общих фраз // Правда. 1985. 30 мар.

Вернемся в этой связи к вопросу о когнитивном диссонансе и о правиле "фигуры и фона" в восприятии. В деятельности СМИ продолжают сохраняться те недостатки, которые ведут к нарушению правила "фигуры и фона", создают у всесоюзной аудитории когнитивный диссонанс и в конечном итоге лишают определенности восприятия картины действительности в ее важнейших аспектах. На наш взгляд, еще в конце 1987 - начале 1988 г. в состоянии информационно-пропагандистской деятельности сложилась и продолжает сохраняться весьма тревожная ситуация в раскрытии главного вопроса перестройки - перехода на новые формы и методы хозяйствования. Что получилось? С одной стороны, велась широкая пропаганда перехода большей части нашей экономики на хозяйственный расчет, а с другой - один за другим шли очерки и интервью с крупными хозяйственными руководителями - генеральными директорами объединений, руководителями отдельных предприятий и даже министерств,- из которых следовало, что многие предприятия остаются связанными по рукам и ногам уже принятыми и утвержденными планами на 1988 г., не оставляющими им никакой или почти никакой возможности для проявления инициативы. О том, какую остроту носили поднимаемые в этих публикациях вопросы, можно судить даже по некоторым заголовкам

в "Правде", таким, например, как "Вопреки хозрасчету", "Под ударами "разверстки" гибнет хозяйственная инициатива предприятия" и др. Иначе говоря, на словах - одно, на деле - совсем другое.

Конечно, заслуга журналистов уже в том, что они активно обсуждали вопрос. Однако сам вопрос оставался без ответа, и тот диссонанс, который журналисты создали в сознании граждан, на этот раз не по своей вине, сохранялся. В конце 1988 г. возникло много новых проблем в процессах экономической реформы, и снова пресса отражала не всегда то, что было в жизни.

Могут спросить, в чем же вина журналистов? Что еще они могли бы сделать? Они ведь действительно не могут сами дать ответы на многие вопросы, по которым в самой хозяйственной системе нет ясности. Думается, что им необходимо проявлять еще большую последовательность и настойчивость в выяснении истины. Ведь если складываются явно противоречивые ситуации, значит нужно искать их разъяснения в тех инстанциях, которые такие разъяснения могут и должны дать.

Нельзя сказать, что журналисты не предпринимали никаких попыток в этом направлении. Их было много, но чаще всего они оставляли у аудитории чувство фрустрации, поскольку журналистам не удавалось добиться ясности в сложных вопросах и в том, как они должны разрешаться.

<< | >>
Источник: С.К. Рощин. Психология и журналистика. 1989

Еще по теме 1. Причины диссонанса:

  1. 10.1. КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС
  2. Глава 5 КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС В ЖУРНАЛИСТИКЕ
  3. ТЕОРИЯ ДИССОНАНСА КОГНИТИВНОГО
  4. ДИССОНАНС
  5. ДИССОНАНС КОГНИТИВНЫЙ
  6. 2. Преодоление когнитивного диссонанса
  7. § 11 Ведомство бракоразводных дел в России. – Признание брака недействительным и законные причины к сему. – Порядок производства сих дел и последствия приговора об отмене бра- ка. – Расторжение брака и законные его причины. – Порядок производства сих дел. – Примирительная деятельность суда и особенные затруднения в церковном судопроизводстве. – Иноверческие дела о разводах.
  8. 2. Причины (causes)
  9. Сдерживающие причины
  10. Формальные причины
  11. Основные типы причин