<<
>>

3. Построение информации и ее восприятие

Правильный отбор информации отвечает потребности людей в целостном восприятии событий в мире и в стране. Однако для полного удовлетворения этой потребности важен не только отбор информации, но и организация ее изложения на страницах газет или в программах телевидения и радио.

Как отмечалось выше, упорядоченность восприятия, стремление к гармоничности в построении образов внешнего мира означает не только целостность воспринимаемых объектов, но и их построение в определенные знакомые комплексы, формы, сочетания.

Если рассмотреть эту психическую особенность человека применительно к восприятию информации, то можно утверждать: чтобы мысль автора дошла до аудитории и была воспринята ею должным образом, изложение этой мысли должно быть подчинено определенному порядку. При этом имеется в виду не просто соблюдение правил языка, грамматики и логики, а такая упорядоченность, которая учитывает психологические особенности восприятия и обработки информации человеком.

На теоретическом языке этот процесс можно описать следующим образом: вначале возникает вопрос-гипотеза, затем происходит дополнительный отбор информации и в итоге делается вывод - заключение. В принципе, это самая общая схема восприятия, которая носит универсальный характер, если не считать, конечно, самых простейших случаев, когда нет необходимости ни в вопросах, ни в гипотезах.

При восприятии информации, которая должна как-то повлиять на взгляды и позиции людей, в роли вопроса - гипотезы для них выступает основная мысль или идея информационного сообщения, статьи или очерка и все изложение материала должно быть посвящено одной задаче: обоснованию этой идеи таким образом, чтобы она была осознанно принята аудиторией. С точки зрения психологической науки оптимальный вариант схемы такого изложения в самых общих чертах должен выглядеть так: изложение основной мысли - ее обоснование и доказательство фактами и аргументами - краткое повторениеосновной мысливвиде заключения.

Эта схема была открыта на основе опыта задолго до ее психологических исследований. Психология лишь подтвердила ее теоретическую обоснованность. Достаточно вспомнить в этой связи образцы журналистского творчества В. И. Ленина. Как правило, его статьи начинаются сразу же с сути вопроса, ради которого статья написана, и при этом без всяких вводных пустых и тем более банальных фраз. Он как бы сразу ставил читателя в позицию собеседника, которому в последующем доказывал обоснованность свой мысли. Завершалась статья кратким и выразительным заключением, содержащим утверждение основной мысли и нередко практические выводы.

Основная мысль статьи или сообщения, пользуясь терминологией правила "фигуры и фона", с начала и до конца должна выступать в роли фигуры, а все остальное должно составлять тот необходимый и достаточный фон, на котором она будет выглядеть отчетливо и ярко. Некоторые западные издания, особо заботящиеся об уровне профессионализма, установили для своих корреспондентов весьма жесткие правила. Так, например, одна из наиболее авторитетных американских газет "Лос-Анджелес тайме" требует от своих корреспондентов и авторов обязательного соблюдения следующих правил: любая статья должна начинаться с изложения основной идеи автора, далее должны следовать факты, на которые она опирается, затем аргументы, развивающие и подтверждающие ее.

Завершаться статья должна кратким повторением сути идеи.

В нашей журналистской практике такая форма изложения обычно соблюдается в кратких материалах, особенно в сообщениях ТАСС. А в более пространных репортажах, обозрениях и статьях это делается далеко не всегда. Бывает так, что, не сообщив, ради чего или по какому поводу подготовлены статья или очерк, автор описывает второстепенные детали события, начинает навязывать читателю свои собственные оценочные суждения, готовые выводы и заключения и лишь где-нибудь в середине, а то и в самом конце публикации говорит о главном. Иными словами, создается фон без фигуры. Воспринимать такие материалы очень трудно, они либо вызывают раздражение у читателя, либо теряют для него всякий интерес.

Приведем некоторые примеры. В газете "Известия" (28 янв. 1986 г.) под названием "Демонстранты перед Пантеоном" помещено краткое сообщение о забастовке преподавателей и учащихся итальянских школ. Не воспроизводя это сообщение полностью, выделим лишь последовательность его элементов. Вначале говорится, что в Риме перед зданием Пантеона состоялся массовый митинг, в Милане "совместно выступил персонал учебных заведений десяти кварталов города", в Турине прошла "многотысячная демонстрация". Затем говорится, что, по оценкам итальянской печати, это самые массовые выступления преподавателей школ и учащихся за последние годы. И наконец лишь после всего этого сообщается о причинах описываемых выступлений (протест против статьи проекта финансового закона на 1986 г., предусматривавшего повышение расходов населения на| образование). Очевидно, что было бы более естественно, с точки зрения закономерностей человеческого восприятия, и более логично начать сообщение с информации о факте забастовки и о ее причинах, а затем уже описывать ее размах и особенности. В данном случае даже запоздалые объяснения причин забастовки сделаны в такой общей, неопределенной форме, что остается неясным, о каком "финансовом законе" идет речь и каким образом его статья предусматривает "повышение расходов населения на образование" (повышение платы за обучение? Повышение какого-то специального налога? Подорожание учебников или школьной формы? и т. д.).

Другим примером аморфного, неконкретного материала может служить публикация в "Правде" (19 июля 1987 г.) под названием "Восемь революционных лет". Речь в ней идет о восьмой годовщине народно-демократической революции в Никарагуа. Что же мог узнать читатель из этого небольшого очерка? Если по использованной уже нами схема перевести его содержание в "единицы информации", то узнать из них можно лишь, что в 1979 г. никарагуанский народ "добился исторической победы", "революция открыла новый этап в политической истории страны", "в авангарде стоит СФНО", в стране существует 12 политических партий и организаций, "началось активное наступление на неграмотность", "впечатляющие результаты достигнуты в области медицинского обслуживания населения", "борьба против преступной агрессии

американского империализма" остается главной задачей. Эти и подобные им общие фразы, не содержащие ничего конкретного, заняли 85 строк газетного текста. Ни в голове читателя, ни в его сердце какого-либо следа такой материал оставить не может.

Из любопытства мы поинтересовались, как на это событие откликнулась английская "Морнинг стар". 18 июля 1987 г. в ней помещен очерк под названием "В Никарагуа никто не сдается". И хотя очерк тоже не отличается богатством конкретных данных, он все же подчинен вполне определенной идее, которая, кстати говоря, оправдывает недостаток сообщений о достижениях республики. К тому же он написан очень эмоционально. Основная идея очерка заключается в том, что агрессия против Никарагуа требует от нее огромных жертв как в человеческих жизнях, так и в материальных ресурсах. Сообщается, что 20 тыс. ника-рагуанцев погибли в результате военных действий, 7500 детей стали сиротами, половина национального бюджета вынужденно тратится на оборону страны, население повседневно терпит большие лишения. Далее говорится о достижениях социальной политики, и хотя они описываются, как и в нашей газете, общими фразами, на фоне той обстановки, в которой находится Никарагуа, они воспринимаются более весомо. Вторая половина очерка посвящена оценке положения в лагере контрас, агрессивной политике США и готовности Никарагуа искать мирные пути решения национальных и региональных проблем. В итоге очерк создает целостный, достаточно конкретный по содержанию, эмоционально окрашенный образ ситуации в стране, который служит выражением вполне определенной авторской идеи.

Наконец, хотя и очень редко, но бывают такие странные ситуации, когда подробно обрисовав "фон" какого-то события, автор забывает "фигуру", т. е. вообще не сообщает того главного, ради чего написан очерк. Такой материал опубликован в "Советской России" (9 февр. 1988 г.) под названием "Ревизором стал морской котик". Рассказывается об очень интересном эксперименте использования специально дрессированных котиков для осмотра подводных газопроводов. В очерке есть все: трудности и дороговизна осмотра газопроводов с помощью водолазов, устойчивость котиков к стрессам и различиям в климатических условиях, как долго, кем и когда готовился эксперимент, как котики быстро плывут вдоль газопровода, касаются носом "нужного предмета" и в этом месте всплывает буек и т. д. и т. п. Не сказано только самого главного: с какой целью проводится такая ревизия подводных газопроводов, что и как помогают выявить котики (каких "нужных предметов" и почему они касаются носом, какую информацию в результате получают люди?). Читателю остается гадать, то ли речь идет об обнаружении утечки газа, то ли о каких-то повреждениях газопровода, то ли о его смещениях и так далее, насколько хватит фантазии.

Говоря о необходимости соблюдения своего рода "психологической логики" при изложении материала, нужно подчеркнуть, что игнорирование особенностей человеческого восприятия информации одинаково плохо как для хорошо подготовленной аудитории, так и для тех, кто еще недостаточно глубоко разбирается в различных вопросах политики. Если эта логика нарушается, если с самого начала нет ясности, о чем пойдет речь, то первым читать такой материал неинтересно, так как им нужно сразу же "схватить" основную идею публикации, и после этого они решают, следует ли им читать о дополнительных фактах и аргументах или же для них все ясно и бесспорно и можно перейти к другим материалам газеты, а вторым трудно уловить основную мысль автора, поскольку он включает ее в процесс своих рассуждений где-то в середине, а то и в конце. Специальные психологические эксперименты подтвердили, что плохо организованное сообщение отрицательно сказывается как на понимании людьми его содержания, так и на отношении к коммуникатору. А от последнего зависит такой важный момент, как степень доверия к источнику информации.

Высказанные соображения не следует воспринимать как предложение какого-то жесткого шаблона, ограничивающего творческое начало в журналистской работе. Речь идет о логике изложения материала, которая обеспечивает наиболее эффективные условия восприятия и осмысления информации. Безграничный диапазон выразительных средств языка, художественные и стилистические возможности публицистики при творческом подходе к делу открывают путь к бесконечному разнообразию и гибкости в построении материала.

<< | >>
Источник: С.К. Рощин. Психология и журналистика. 1989

Еще по теме 3. Построение информации и ее восприятие:

  1. Логика построения и психология восприятия анкеты
  2. Глава 6 ЦЕЛОСТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ И ТРЕБОВАНИЯ К ИНФОРМАЦИИ
  3. Глава 2 АКТИВНОСТЬ СОЗНАНИЯ И ЕЕ РОЛЬ В ВОСПРИЯТИИ ИНФОРМАЦИИ
  4. Структура массово-информационной деятельности: сбор, обработка, компоновка, передача, восприятие, трансформация, хранение и использование массовой информации. Потенциальная, принятая и реальная информация. Семантический, синтаксический и прагматический аспекты массово-информационных текстов.
  5. Как восполнить дефицит навыков и способностей к восприятию и передаче информации (коммуникативности) у потерпевшего и свидетеля
  6. 2. ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ. СПЕЦИФИКА И АЛГОРИТМЫ РАБОТЫ С ИСТОЧНИКАМИ ИНФОРМАЦИИ. ДОСТУП К ИСТОЧНИКАМ ИНФОРМАЦИИ. ПРАВОВЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ РАБОТЫ С ИСТОЧНИКАМИ ИНФОРМАЦИИ.
  7. Журналистика как массово-информационная деятельность. Понятия «информация» и «массовая информация». Массовая информация как продукт массово-информационной деятельности. Массовая информация и социальная информация.
  8. 10.2. Правовая защита интересов личности, общества, государства от угроз воздействия недоброкачественной информации, от нарушения порядка распространения информации
  9. ДВИЖЕНИЕ: ПОСТРОЕНИЕ
  10. КОНЦЕПЦИЯ УРОВНЕЙ ПОСТРОЕНИЯ ДВИЖЕНИЙ
  11. Построение гороскопа
  12. Статья 362. Несанкционированные действия с информацией, обрабатывается в электронно-вычислительных машинах (компьютерах), автоматизированных системах, компьютерных сетях или сохраняется на носителях такой информации, совершенные лицом, имеет право доступа к ней
  13. Хаос вопросов со строгой логикой построения
  14. II. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМНЫХ ОПИСАНИЙ
  15. Построение здоровья