<<
>>

1. Объективность, партийность и предвзятость: психологический аспект

Неоднократно подчеркивалось, что для формирования осознанной социально активной позиции граждан необходима такая пропаганда, которая опирается на объективность, убедительную аргументацию и, самое главное, на научно обоснованную, а не конъюнктурную интерпретацию как самих фактов, так и аргументов, В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о таких понятиях, как "объективность" и "предвзятость" информационной деятельности.

Не будем касаться примеров явной предвзятости, лжи, искажений, объективизма и т. д.в деятельности западных СМИ. Об этом уже много написано. Важнее разобраться, как обстоит дело у нас, поскольку речь идет о том, что важно для авторитета и репутации наших информационных средств. Какхорошоизвестно,принциппартийностиозначает определенную идеологическую иполитическую позицию, с которой освещаются и интерпретируются те илииные события вобщественной жизни.Этот принцип обязательно включает в себя объективность информации и не допускает предвзятости, т. е. отбора "выгодных"фактовиискаженияреальныхпричин и следствий. Нарушение объективности даже в одном сообщении может стать поводом для сомнений относительнообъективности всей информации,получаемой из данного источника.

Был долгий период в нашей истории, когда предвзятый подбор фактов сознательно практиковался как в пропаганде внутриполитической жизни, так и в информации о международных событиях. Использовалась также односторонняя аргументация только одной точки зрения, без упоминаний о позиции других сторон, и на этом основании навязывались выводы и заключения.

Во внутренней жизни это выражалось в необъективном освещении наших успехов и неудач, рекламировании искусственно созданных "маяков" производства вместо анализа действительного положения дел; во внешнеполитической информации это отражалось в "однобоком" взгляде на события за рубежом и в их, как правило, искаженной интерпретации.

В этом, между прочим, проявляется еще одна особенность человеческой психики: если заставить людей делать что-то противоречащее их убеждениям, то чаще всего они будут делать это плохо. В таком положении долгое время находились наши журналисты, и многие из них, вероятно, привыкли к нему. Отсюда внутренняя перестройка составляет для них весьма непростую психологическую задачу. Этим можно объяснить, что рецидивы предвзятости все еще часто встречаются в практике наших СМИ.

Приведем для иллюстрации один пример путем сравнения двух публикаций об одном событии в "Правде" и "Морнинг стар" за 18 ноября 1985 г. Под заголовком "Растет число жертв" в "Правде" сообщается о событиях в ЮАР. Суть сообщения сводится, в частности, к следующему:

1. В Соуэто забастовали свыше 1000 медсестер и санитаров "в знак протеста против сегрегации в области медицинского обслуживания".

2. "На территорию одной из больниц для поддержания порядка введены армейские подразделения".

Информация об этом же событии выглядит совсем иначе в "Морнииг стар". В ней сообщается, что:

1. В госпитальном комплексе в Соуэто забастовали медсестры и "вспомогательные рабочие" по поводу "зарплаты и условий работы" (а не по поводу сегрегации).

2. Свыше 1000 из них уволены администрацией и 718 арестованы полицией" (в "Правде"-"бастуют" свыше 1000 и ни слова об увольнениях и арестах).

3. Армейские части используются для выполнения функций бытового и санитарного обслуживания пациентов в госпитале (а не "для поддержания порядка") вместо уволенных и бастующих (выделено нами. - Р. С.).

Таким образом получается, что, с одной стороны, факт, имеющий "выгодное" с пропагандистской точки зрения звучание (увольнения и аресты), подается у нас со смягчающим искажением лишь как "забастовка", а с другой - мотивы забастовки и использование войск для замены уволенных, арестованных и бастующих медицинских работников излагаются с усилением искажения как полицейская операция (хотя, несомненно, полицейская функция имела здесь также место, но выполнялась она в данном случае пе армейскими частями, а полицией).

Спрашивается, почему появляется такая, с одной стороны, неполная, а с другой - искаженная информация? Думается, что ответ в одном: небрежность в отборе самой информации и приверженность узкому стереотипу по схеме - если речь идет о ЮАР, значит,; все надо укладывать в проблему сегрегации.

Есть и другая сторона этого вопроса. В Москве работает много иностранных журналистов, имеющих доступ ко всем нашим источникам информации и одновременно к западным. Несомненно, что они профессионально сопоставляют поток сообщений в нашей и западной прессе и неизбежно видят суть, смысл и характер имеющихся в них расхождений, а затем соответственно их истолковывают и используют.

В конечном итоге они получают достаточно материала, чтобы сформировать соответствующее отношение западного читателя к советским источникам информации.

Можно привести и другие примеры предвзятого подхода к освещению событий за рубежом. 13 мая 1987 г. в газете "Известия" была опубликована заметка "Четвертая обезьянка". Первая ее часть посвящена вопросу об экспериментах ЦРУ с наркотиками и об участии этой службы в наркобизнесе. А затем резко критикуется статья "Наркотики": новый союзник террора", опубликованная в американском журнале "Ю. с. ньюс энд уордл рипорт" 4 мая 1987 г. Из критики нашего корреспондента читатель может понять, что в этой статье речь идет о "советском терроризме" (и только о нем) и о наркотиках, как его новом "союзнике". Далее журнал обвиняется в том, что, несмотря на огромное количество сообщений о фактах связи ЦРУ с наркобизнесом, этих фактов "нет в публикации ,,Ю. с. ньюс энд уордл рипорт"". Иными словами, у советского читателя создается впечатление, что статья в американском журнале написана лишь как прямой и грубый выпад против Советского Союза.

Ни в коем случае по оправдывая американский журнал, надо все же сказать, что наш журналист подошел к изложению статьи односторонне. В ней действительно содержатся клеветнические измышления относительно СССР, а также Кубы, Никарагуа и Болгарии, хотя и делаются они не в форме прямых утверждений, а в виде ссылок па предателей, бежавших из некоторых социалистических страп. Однако в этой же статье говорится об использовании наркотиков душманами, контрас, сикхскими и тамильскими террористами, бандами в Колумбии и Бирме и т. д. (примерно половина материала статьи). Упоминается в ней также и о причастности к наркобизнесу ЦРУ. Кроме того, содержится сообщение о том, что в мае 1986 г. в Роттердаме на советском торговом судне "Капитан Томсон" было обнаружено среди грузов, следовавших из Афганистана, 200 кг героина и что дело против советских моряков не возбуждалось, так как не было никаких свидетельств их виновности.

Еще раз подчеркнем, что критика американского журнала (почти через месяц, 11 июня, короткая заметка аналогичного содержания появилась в "Правде") была вполне обоснованна и необходима. Но зачем выступать так упрощенно, однобоко и помимо справедливой критики выдвигать против журнала обвинения, которые он легко может опровергнуть?

Мы справедливо обвиняем американскую прессу и весь идеологический аппарат США в целеустремленном культивировании в сознании американского народа "образа врага" в лице Советского Союза. Автору на опыте общения со многими американцами пришлось убедиться, что в этом опасном и крайне неблагодарном деле в США добились больших "успехов". Даже реалистично мыслящие люди в Америке, искренне желающие сохранения мира, несут в своем сознании отпечаток этого пресловутого "образа". Лишь в последнее время в результате настойчивых мирных инициатив Советского правительства и сдвигов в сторону улучшения советско-американских отношений в общественном мнении Америки начинают меняться представления об СССР.

К сожалению, нельзя не признать, что, доказывая "враждебность" Советского Союза по отношению к Америке, недобросовестные, а также заблуждающиеся американские советологи и публицисты нередко использовали и используют материалы пашей прессы и высказывания советских политических и военных деятелей. Чаще всего ото делается путем передержек, искаженного толкования или прямого извращения смысла наших публикаций. По ошибки, небрежные формулировки, а также односторонность позиций наших газет тоже оказываются "полезными" для этих целей.

Приведем один из недавних примеров. В дни празднования 70-летия Октябрьской революции было опубликовано "Приветствие делегации Вооруженных Сил СССР". В нем содержатся такие слова: "Позвольте... заверить, что советские воины... новыми ратными успехами встретят XIX Всесоюзную партийную конференцию" (разрядка наша.- Р. С.). О каких "ратных успехах", если под ними понимать успехи на ноле боя, могла идти речь в 1987-1988 гг.? Даже применительно к действиям наших частей в Афганистане эти слова были неуместны, поскольку решался вопрос об их выводе. Фраза, вставленная ради украшения текста, дает основание для различных толкований нашей политики.

Наши СМИ не создают "образа врага" из Соединенных Штатов, но односторонность, а иногда и предвзятость информации об этой стране приходится признать. В 1987 г. в Институте психологии был проведен специальный контент-анализ материалов о США, взятых из 72 номеров одной из наших центральных газет. Были использованы выборочно по 6 номеров газеты за 1943, 1947, 1948, 1953, 1954, 1959, 1960, 1962, 1963, 1968, 1975 и 1987 годы. Имелось в виду проанализировать, менялся как-либо на протяжении последних 45 лет образ США в нашей центральной газете, какие аспекты жизни этой страны преимущественно освещались, в какой оценочной окраске они подавались. Годы, за которые были взяты газеты, подбирались с учетом изменений советско-американских отношений в течение исследуемого периода.

Результаты оказались следующими. Всего в проанализированных газетах содержалось 1049 сообщений, касающихся США. Чаще всего в публикациях освещались вопросы внешней политики Соединенных Штатов (298 сообщений), экономики и торговли (131), военно-промышленного комплекса (118), демократических прав в стране (114). Вопросы пауки и культуры затрагивались лишь в 77 случаях. Тематика в целом оказалась довольно ограниченной. Однако важнее, пожалуй, другое. Подсчет оценочных суждений, высказанных относительно США по всем темам, показал, что лишь 145 из них носили положительный характер, 123 можно назвать нейтральными, а 821 было негативным, т. е. критическим, неодобрительным, осуждающим. При этом число положительных оценок резко повышалось лишь в годы, когда в советско-американских отношениях происходили изменения в сторону их улучшения. Например, в проанализированных газетах за 1947 г. было отмечено всего 3 положительных суждения, в 1962 г.- 2, а в 1959 г.- 50.

Если говорить об отдельных аспектах политики и жизни Соединенных Штатов, то характер оценочных суждений в изученных публикациях выглядит следующим образом. Из 64 сообщений, касающихся позиций США по вопросам, обсуждавшимся в ООН и на различных переговорах, все до одного носят отрицательную оценочную окраску; из 131 сообщения по вопросам экономики и торговли 9 положительных, 18 - нейтральных и 104 - негативных; из 104 сообщений об отношениях США с другими капиталистическими странами 5 содержат положительную оценку, 26 - нейтральную и 73 - негативную; в 91 сообщении об отношениях с развивающимися странами и в 164 - об отношениях с социалистическими государствами (помимо СССР) нет ни одного положительного оценочного суждения (5 нейтральных и 86 негативных в первом случае; 1 нейтральное и 163 негативных - во втором). Единственные две темы, сообщения по которым носят чаще положительную окраску, включают лишь вопросы культурного и научного обмена (из 77 сообщений 30 положительных, 10 - нейтральных и 28 - негативных) и массовых движений (из 33 сообщений 23 положительных - выступления за мир и забастовки, 7 - нейтральных и 3 негативных).

Общая тенденция преимущественно негативного освещения вопросов, связанных с США, сохранялась в течение всех 45 лет, включая 1987 г. Нужно ли это? Вне всякого сомнения - нет.

Нужно сказать, что случалось и раньше, а особенно часто теперь, когда предвзятость работает "наоборот", т. е. когда читателю подают Америку в приукрашенном виде. 1 января 1988 г. в "Литературной газете" под рубрикой "Всякая всячина. Ненаписанные рассказы" было опубликовано несколько рассказов В. Солоухина, и в частности рассказ (или очерк) "Старинная виолончель". Написан он в форме воспоминаний, и поэтому авторские суждения нельзя отнести к области художественного вымысла. Писатель рассказывает о своей встрече в США с бывшими ленинградцами, "эмигрировавшими через Израиль в Америку". Конечно, это личное дело писателя, когда он несколько восторженно описывает материальные условия жизни советских эмигрантов в США; плохо другое - собственные впечатления подкрепляются конкретными данными, не соответствующими действительности. "Живут, разумеется, в отдельном домике,- читаем в очерке,- в коттедже, как и восемьдесят процентов населения США" (разрядка моя.- Р. С.). Бывший президент США Р. Рейган в интервью газете "Известия" (4 декабря 1987 г.), т. е. за три недели до опубликования рассказа В. Солоухина, сообщил, что "почти две трети всех американских семей владеют своими собственными домами". "Почти две трети" и 80 % - это разница в несколько десятков миллионов человек для США.

В этой связи можно упомянуть весьма убедительное интервью с американкой П. Гарб. Это хороший пример действительно объективного подхода к анализу сложного вопроса о том, у кого что "лучше" или "хуже".

<< | >>
Источник: С.К. Рощин. Психология и журналистика. 1989

Еще по теме 1. Объективность, партийность и предвзятость: психологический аспект:

  1. 5. Избавиться от предвзятости
  2. 11.4. Психологические аспекты задержания правонарушителей
  3. Глава 11 ПУБЛИЦИСТИКА И НАУКА: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
  4. 10.4. Психологические аспекты борьбы с экономической преступностью
  5. 3.7. Психологические аспекты виктимности жертв преступлений
  6. Глава 2 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ: ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
  7. 4.11.3. Предвзятое мышление
  8. Глава VI Социально-психологические аспекты юридической деятельности
  9. 5: Медитация, способствующая успеху и устраняющая предвзятость
  10. 11.4. Психологические аспекты задержанияправонарушителей
  11. 2.5. Психологические аспекты правовойсоциализации