<<
>>

Глава тридцать третья Отношение к общественной обструкции

Настоящий, разумный эгоист всегда будет дер­жать нос по ветру тенденций, имеющихся в социу­ме, от которого он в той или иной мере зависит.

Жизнь наша полна парадоксов и ситуаций, когда невозможно принять однозначное и удовлетворяю­щее всех решение, когда все стороны правы. И без компромиссов не обойтись — без них общество просто-напросто развалится!

Единственный критерий, на основе которого настоящий, разумный эгоист корректирует свое поведение — «мои поступки не должны никому мешать!» Конечно, желательно, чтобы при этом его действия не мешали еще и ему самому, его здоро­вью.

Но это уже личное дело каждого из нас!

Если это так, то он может себе позволить на­плевать на мнение людей, которые по той или иной причине критикуют его.

Но, настоящий, разумный эгоист на то и эго­ист, что если критика все-таки есть, он обяза­тельно задумается — ведь критика является от­ветом на то или иное его вмешательство в жизнь критикующих.

И ты, дорогой мой читатель, если с тобой слу­чится что-либо подобное, сделаешь очень разум­ный поступок, если скорректируешь свои действия соответственно критике.

Поступать как животное легко, но это ведет к застою. Поступать как человек трудно, но только так мы можем сделать себя довольными, счастли­выми, вообще настоящими людьми. Если для чело­века значимы требования общества, он чаще всего будет выбирать ориентиром своей деятельности его требования. И наоборот.

Самое интересное, что можно найти очень много степеней свободы для выражения своего «Я», по­лучения материальных благ, даже не нарушая тре­бований общества. Многим людям это удавалось даже в удушающей атмосфере последних десяти­летий Советского Союза. Просто для этого надо быть очень гибким и творчески анализировать свои взаимоотношения с окружающим миром.

При попытках объяснения сущности своей на­туры люди почти всегда грешат склонностью к идеализации своей психики. Мы льстим сами себе, когда объясняем свое поведение исходя из того, какими мы хотим видеть его основы. Нам совер­шенно не хочется исходить из реального положе­ния дел. Нам совершенно не хочется видеть в себе то животное, что иногда заставляет нас делать гадости с человеческой точки зрения.

Мы предполагаем списывать свое отклоняющее­ся поведение на случайности, но никоим образом не на реальные мотивы, существующие в нашей психи­ке. Поэтому нам очень приятно считать себя создан­ными по образу и подобию ангелов, только вот кры­льев нам по какой-то оплошности в раю не выдали.

Если же жизнь нам многократно докажет, что это не так, мы бросаемся в другую крайность и

начинаем утверждать, что человек изначально плох, что он наполнен иррациональным Злом. Ни та, ни другая позиция с точки зрения практической пси­хологии не верна.

Здесь важное значение имеет психический ме­ханизм, обеспечивающий нам безопасное сущест­вование и выживание. Известно, что если племени чем-то не нравился кто-либо из соплеменников, то это представляло для него реальную угрозу—его могли изгнать или убить. И в том и в другом случае человек с отклоняющимся поведением рис­кует своей драгоценной шкурой, если будет упор­ствовать в своей нестандартности.

Из двух ссорящихся виновен тот, кто умнее.

Гете

Люди вынуждены всю жизнь балансировать между Сциллой стадности и Харибдой индивиду­альности. Связано это с тем, что человеку одному не выжить. По сравнению с медведем или тигром способности человека к индивидуальной жизни равны почти нулю.

Поэтому жестокая необходимость заставляет нас поступать так, как принято в данном «племе­ни». Даже более того — все, кто это вовремя не понял, были с удовольствием съедены «благодар­ными» соплеменниками! Остались только те люди и их потомки, кто прекрасно понимал важность соглашательства.

Критерием того, что я хорош, и, значит, зало­гом безопасности является одобрение группой моего поведения. Поэтому нам так не хочется вы­деляться и быть плохими в глазах соплеменников. Всю историю развития человека это было опасно для жизни! Поэтому большинство из нас так подвержено влиянию моды. Ведь на самом деле чело­век одевается по моде для того, чтобы сообщить окружающим: «Я свой! Я такой же, как все! »

Подтверждением этому является повальное ув­лечение людьми кожаными куртками и плащами. Когда я вижу группу «модных» подростков, кото­рые все как один одеты в кожаные куртки и по­стрижены наголо, мне сразу вспоминается армия. Там насильно заставляли выглядеть одинаково. А мы изо всех сил, хоть в мелких деталях, но стара­лись подчеркнуть свою индивидуальность. И в толпе этих подростков царит не декларируемое «Это модно!», а жесточайшее давление группы. По всем параметрам здесь работают те же законы, что и в волчьей стае!

Но законы взросления равным образом отно­сятся не только к отдельным людям, но и ко всему обществу. Оно постепенно становится все более «взрослым» и все более терпимым к своим чле­нам. Поэтому теперь уже не надо так судорожно доказывать всем, что ты такой же, как окружаю­щие, что ты «хороший», как это приходилось де­лать нашим предкам.

Чем более человек свободен от давления обще­ства, тем независимее он одевается. Например, в США почти нет такого понятия, как мода. Каж­дый носит то, что ему нравится.

Правда, такая ситуация тоже имеет свою обо­ротную сторону, которая уже достаточно сильно проявляется в тех же западных странах. Там про­исходит так называемая конвергенция полов, то есть граница между полами как бы стирается: муж­чины становятся похожими на женщин, а женщи­ны — на мужчин. Пышным цветом расцвел гомо­сексуализм, который там становится весьма серьез­ным фактором, ощутимо влияющим даже на поли-

тику. Понятно, что это связано с тем, что общест­ву уже не нужны ярко выраженные мужчины и женщины. Если эта дифференциация раньше была нужна для выживания Человечества (мужчина — добытчик и защитник, женщина — хранительница очага), то теперь люди могут позволить себе отой­ти от этих ролей. Конечно, если развитие общест­ва будет идти спокойно, то это сойдет нам с рук. А если внезапно потребуется большое количество защитников?

Культ физической силы и «понта», который был так важен в «подростковом» мире, в современном «взрослеющем» мире уступает место культу зна­ния и умения. В настоящее время мы постоянно убеждаемся, что почти всегда выигрывает не более сильный, а более умный и более предприимчивый.

Ссоры не продолжались бы так долго, если бы Виновата была только одна сторона.

Ф. Ларошфуко

Поэтому настоящий, разумный эгоист сделает все для того, чтобы получить как можно больше знаний о законах, что управляют отношениями между людьми.

В древнем Китае, в одном из монастырей в те­чение многих лет монахи обучали детей искусству выживания. Для этого они тренировали их с це­лью максимально возможно развить их чувстви­тельность, ловкость и силу. И выпускным экзаме­ном являлся проход в кромешной тьме незнакомо­го лабиринта, начиненного самострелами, ямами-ловушками и змеями. Сегодня нам тоже часто при­ходится мгновенно оценивать ситуацию на основе мизерной информации. И делать те или иные по­ступки, которые могут привести к серьезным последствиям. Это, конечно же, очень не проста Кон­цепция настоящего, разумного эгоиста поможет тебе защитить себя от большого количества оши­бок в этом деле.

Поэтому настоящий, разумный эгоист всегда поступает так, чтобы его действия идеально соот­ветствовали требованиям общества. Он будет ог­раничивать свои потребности для того, чтобы об­щество не стало ограничивать их своими способа­ми, которые будут нарушать его эгоистические потребности.

<< | >>
Источник: Васютин Александр Михайлович. КАРНЕГИ ПО-РУССКИ, или Азбука разумного эгоиста. 2003

Еще по теме Глава тридцать третья Отношение к общественной обструкции:

  1. Глава тридцать седьмая Отношение к общественной морали
  2. Глава тридцать первая Отношение к общественным обязанностям
  3. Глава тридцать третья АРХАНГЕЛЫ И ЧАКРЫ
  4. Глава тридцать пятая Отношение к запретам
  5. Глава тридцать четвертая Отношение к насилию
  6. Глава тридцать вторая Отношение к Родине
  7. Глава тридцать шестая Отношение к инструкциям и законам
  8. Глава двадцать третья Отношение к обману
  9. § 1 Общие свойства семейственных отношений. – Общественный их характер. – В чем они подчиняются юридическому определению. – Свойство семейной власти и отличие ее от обладания. – Вопросы и иски о состоянии, соединенные с семейными правами. – Восстановление семейной власти. – Вмешательство правительственной власти в семейные отношения. – Отношения родственные.
  10. ТРЕТЬЯ СТАДИЯ: Выравнивание отношений
  11. Глава тридцать вторая ПОДЛИННОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ
  12. 3.3. Общественные отношения, регулируемые информационным правом
  13. Глава тридцать первая АРХАНГЕЛЫ ОСВОБОЖДАЮТ ОТ ОБЕТА
  14. Глава третья
  15. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  16. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  17. ТРЕТЬЯ ГЛАВА
  18. Глава третья
  19. Глава третья. ВЕЩИ