<<
>>

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ЛИЧНОСТИ ПСИХОЛОГА-ПРАКТИКА

На наш взгляд, проблематика профессиональной (в том числе и личност­ной) подготовки психологов-практиков включает в себя четыре взаимосвя­занных аспекта проектирования и становления функциональной личности психолога-консультанта: 1) построение теоретической модели специали­ста, включающей разработку стандартов (норм и нормативов) требований к личности и деятельности психолога-консультанта; 2) первичный отбор профессионально пригодных кандидатов; 3) разработку содержания обуче­ния и развития психологов-практиков; 4) решение проблемы собственного профессионального самоопределения специалистов (проблемы профессио­нальной идентификации)[61].

Профессиональная подготовка специалистов, о которых идет речь, в сущ­ности, представляет собой построение целого социального института пси­хологической помощи со всеми, добавим, как сильными, так и уязвимыми сторонами любого институционального образования, любой институцио­нальной структуры. Иными словами, речь здесь не может не идти о соци-

альных истоках и социальной, если можно так выразиться, органике дан­ной профессии, без анализа которой (уровней и звеньев включения носи­теля данной профессии в социум, как таковой) некорректно, да и невоз­можно построение теоретической модели специалиста.

Мы исходим из того, что целостная совокупность всех общественных и функциональных связей, звеном реализации которых является специалист, включает в себя, как минимум, три уровня репрезентации, проявления его как агента или субъекта деятельности в системе общественных отноше­ний. Эти уровни выделяются по критериям социального нормирования, вы­текающего из: а) характера общественных отношений; б) производствен­ных функций; в) субъективного (психологического) проявления персони­фицированных социальных отношений.

Первый уровень представлен институционально-ролевым функционирова­нием специалиста, включающим звенья: государство — институт — роль.

Это уровень идеологической и социально-ролевой нормированности труда специалиста самой системой общественных отношений, их матери­ально и духовно оформленной структурой. Понятием, отражающим объем и содержание положения и деятельности специалиста на данном уровне его репрезентации в общегосударственной системе, скажем, социально­психологической службы, является понятие "социальная роль". Насыщен­ное социологическим содержанием, данное понятие фиксирует явление персонификации человеком социальных отношений, когда социальному индивиду его персональность дана только как представителю, носителю логики социальных отношений, порядка вещей, порожденных данным об­щественным устройством.

Понятие, обозначенное данным термином, характеризует социального ин­дивида в определенном смысле как объект в системе общественных отно­шений, как агента, а не субъекта деятельности[62]. Отсюда исходит вполне ясная и непростая по своему содержанию проблематика подготовки специ­алиста, соответствующая первому из выделенных нами уровней. Это про­блематика мировоззренческого обеспечения подготовки специалистов, формирования у них стойкой системы ценностей, которая соответствует профессиональному этикету деятельности.

Следующий уровень анализа имеет своим отправным моментом собственно производственный, "технологический" аспект отрасли общественного про­изводства.

Он представлен звеньями: производство — предприятие — функция. Здесь агент деятельности предстает перед исследователем уже не в каче­стве абстракции нормативной, а как абстракция функциональная, воплоща­ющая набор и способность осуществления вполне определенных трудовых функций, обусловленных логикой бытия, технологией данной отрасли про­изводства (набором трудовых функций психотерапевта, психолога-кон- сультанта, социального работника и т.д.). Данный уровень выделяет в ка­честве своей предметной области собственно трудовую деятельность как она задается, разрабатывается, усваивается и осуществляется специалис­том на своем участке производства.

Основное содержание профессиональ­ной подготовки с позиций указанного уровня охватывается профессио­нальной квалификацией специалиста и удостоверяется выдачей диплома о соответствующем образовании. Место психологической науки по отноше­нию к данному уровню — подчиненное. Она лишь "обслуживает", по мере надобности, процесс овладения знаниями, умениями и навыками, требуе­мыми специальностью.

Третий уровень специальности включает в себя непосредственно обще­ственные, задающиеся, в отличие от предыдущих, не только социально, но психологически звенья: социум — группа — Я. Это те звенья, которые в своей данности социальному индивиду выступают для него как непосред­ственная, чувственная реальность его социального бытия, как обнаженная, зримая, переживаемая человеком феноменология общественных и межлич­ностных отношений. Этот уровень анализа фиксирует в конкретном соци­альном индивиде как моменты, относящиеся к его собственно психологи­ческому, чувственно данному содержанию бытия, так и моменты прелом­ления общественных отношений и характера деятельности, отражаемых ранее указанными уровнями в самой личности, судьбе конкретного чело­века. Если на первых двух уровнях специалист представлен как воплоще­ние социальной роли, идеологически и экспектационно нормированной, как носитель логики и технологии профессионально квалифицируемой де­ятельности, то последний из выделенных нами уровней вычленяет самое субъективность специалиста из общей внеличностной системы детермина­ций его деятельности. Это именно тот уровень проявлений социального индивида, личности, который требует персонализации, который не зафик­сирован ни в каких должностных инструкциях и который самым непосред­ственным образом представляет "человеческий фактор" как он есть. Имен­но в сфере живого общения с людьми специалист, который по самой сути своей работы связан с людьми, выступает для другого человека всегда как субъект деятельности, как субъект деятельности коммуникативной.

Стержневую проблематику каждого уровня целесообразно выделять на ос­нове главной функции, которую этот уровень реализует. Так, основное со­держание первого из них — ценностно-ролевая детерминация сознания специалиста, способов его общественного поведения. Присвоение свой­ственных данному роду деятельности норм, стереотипов, своеобразного "кодекса чести" профессии есть задача по своему содержанию этико-миро­воззренческая. И начинает решаться она еще на этапе принятия данной профессии как таковой на основе стандартов, этических норм, совмести­мых и соотносящихся с данной профессией. Однако, хотя и с психологи­ческим компонентом по своей обращенности к конкретному индивиду, за­дача принятия профессии, ее облика не является задачей только психоло­гической, поскольку может быть обусловлена и социально. Своеобразие первого уровня в том, что способ поведения специалиста не может не быть ролевым. Алгоритмы поведения в стандартных ситуациях, этикет и даже социально-психологический лик профессии — все это составляет соци­альный стереотип определенного рода деятельности. Но дело в том, что специалист, работающий с людьми, должен сам быть больше, шире, сильнее той роли, которую он принимает на себя в качестве должностного лица. Как указывает Г. С. Батищев: "Если же культура индивида ниже или едва равна ролевому минимуму исполнительства, то ролевая логика не поддает­ся его субъективному управлению, надролевые поступки и ориентация на надролевые ценности поглощается инерцией функционального поведения" (Батищев Г. С., 1983, с. 271). И тогда вопрос, кто чем управляет (человек ролью или роль человеком), становится не просто курьезным, а глубоко со­циально значимым, ведь он затрагивает сам смысл работы с людьми, каса­ется социальных ценностей общества. Формирование у специалистов, ра­ботающих с людьми, во-первых, адекватного ролевого поведения и, во-вто­рых, способности к неролевому поступку — способности, требующей при необходимости сил подняться над ритуалом, — огромная по своей значи­мости задача. Психологическое звено ее мы видим в разработке проблемы профессионального самосознания.

Уровень "технологической" репрезентации деятельности и положения спе­циалиста, как уже отмечалось, — прерогатива чисто профессиональной компетенции. И здесь существуют, попутно отметим, богатые резервы ак­тивизации и совершенствования подготовки и переподготовки специалис­тов (применение имитационных игр, СПТ, баллинтовские группы и т.п.).

А вот третий из выделяемых нами уровней — это такой "срез" жизнедея­тельности, где специалист выступает уже вне ролевых и функциональных рамок, обращаясь своей живой индивидуальностью, феноменологией своих жизненных проявлений к другим людям. Здесь он в принципе не может предстать ни в каком ином качестве, кроме как в качестве субъекта самого себя, как автор и исполнитель своего личностного бытия. Он уже живет другой логикой, не зависимой от его объективной логики деятельности — логикой своего личностного бытия.

Основной функцией этого уровня анализа является функция сугубо психо­логическая, а именно: представление человеческого "Я" и его личностных способов решения психологических задач, возникающих в мире человечес­ких отношений, связанных с проблематикой, с содержанием профессио­нальной деятельности. Это и есть то, что именуется "функциональной лич­ностью" специалиста (в нашем контексте — психолога-консультанта, а если еще конкретнее — социального психотерапевта).

Однако, по глубокому замечанию Б. С. Братуся, "сущность личности и сущ­ность человека отделены друг от друга тем, что первое есть способ, инст­румент, средство организации второго и, значит, первое получает смысл и оправдание во втором, тогда как второе в самом себе несет высшее оправ­дание" (Братусь Б. С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988, с. 58). Этим еще раз подчеркивается, что функциональное "Я" не равно экзистенциаль­ному "Я".

Формирование личности в целом, следовательно, не может служить зада­чей психологии, равно как и задачей любой другой отдельно взятой науки или их совокупностей. Личность, сознание человека формируются жизнью, всей совокупностью общественных отношений и житейских обстоятельств, всей тканью социальных, психологических и биологических основ жизни, и экзистенциальное "Я" всегда открыто миру и развитию. Возможно лишь то или иное влияние на экзистенциальное "Я", влияние, которое вначале созидает, а затем приоткрывает (психоанализу) интимные механизмы лич­ностной саморегуляции. Но в этом моменте или пункте, когда личность психолога раздваивается на "Я" экзистенциальное и "Я" функциональное, формируя новые структуры профессионального и личностного опыта, круг как бы замыкается, поскольку на пути теоретических соображений и втор­жений в жизненный мир психолога как человека, а не как профессионала, становится его собственное экзистенциальное "Я", существование которо­го возможно лишь в пространстве свободного выбора, поиска и определе­ния своей собственной идентичности, в том числе и профессиональной.

Таким образом, существеннейшей профессиональной особенностью, про­фессиональным нормативным требованием к личности психолога-практика выступает его способность вбирать новый личностный опыт, способность к совмещению ролевых этических стандартов с большой экзистенциальной "емкостью" собственного"Я" и, главное, способность к свободному выбору, свободному действию в пределах собственного жизненного мира. Поэтому вопросы профессиональной подготовки таких специалистов традиционны на уровнях, свойственных всем остальным профессиям (нормативно-роле­вом и "технологическом"), но специфичны и нетрадиционны, диктуя иную логику профессиональной подготовки и профессиональной идентифика­ции, на уровне личностном, где на место внешних предписаний, умений и "техник" становится личностное "Я", его когнитивный, поведенческий и экзистенциально-смысловой потенциал.

1.

<< | >>
Источник: Бондаренко А.Ф.. Психологическая помощь: теория и практика. 2001

Еще по теме ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ЛИЧНОСТИ ПСИХОЛОГА-ПРАКТИКА:

  1. Подходы к изучению психологии личности преступника.
  2. Организационно-деятельностный подход к психологии личности в управлении.
  3. 40. Основные теоретические подходы в определении классов. Немарксистские подходы
  4. § 2.5. Структурно-функциональный подход
  5. V. 2. 1. Теоретические предпосылки модели.
  6. Основные положения структурно-функционального подхода.
  7. §1. Методологические и теоретические предпосылки комплексного подхода
  8. 2.1.2.Построение эмпирической модели социальной сферы
  9. ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ОКАЗАНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И СПЕЦИФИКА ПОДГОТОВКИ ПСИХОЛОГА-ПРАКТИКА ИСТОКИ И ОБЩЕЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ
  10. Построение мета-модели и проблема на троих
  11. ПРИМЕР ПОСТРОЕНИЯ КВОТНОЙ МОДЕЛИ ВЫБОРОЧНОЙ СОВОКУПНОСТИ, %
  12. ПСИХОЛОГИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ
  13. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ ПСИХОЛОГИИ
  14. Модель личности журналиста: профессиональные, социально-гражданские, нравственные, психологические и социально-демографические характеристики. Модификация общей модели для разных специализаций (репортер, аналитик, расследователь, публицист, ведущий-модератор и т.п.).
  15. А. Г. Пирогов. Стратегические подходы в практике гипноза, 2009
  16. Теоретические основания разработки психологического портрета преступника (аналитико-психологический подход).
  17. I. 1. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД КАК ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМНЫХ ОПИСАНИЙ
  18. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  19. ПСИХОЛОГИЯ: ПОДХОД
  20. Логика построения и психология восприятия анкеты