<<
>>

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

Нынешний этап развития теории и практики психологической помощи в республиках бывшего Советского Союза представляет собой настолько стремительно и разнопланово развивающееся психологическое простран­ство, что поневоле приходится констатировать: легче дать краткое описа­ние новейшей истории развития психологической помощи, чем обобщить и отрефлексировать все возникающие направления и течения, школы и школки психологической практики.

Тем не менее, мы считаем возможным отметить, как нам представляется, характерные черты современных отечественных подходов к психологичес­кой помощи, основываясь на отрефлексированном и систематизированном концептуальном аппарате и опыте психологии и психотерапии ХХ века. Та­ких черт-тенденций несколько. Причем они развиваются как в содержа­тельных (предметных), так и в методологических и психотехнических ас­пектах.

Во-первых, следует отметить несомненный факт возобновления, восста­новления и становления на отечественной почве как прерванных, так и не существовавших традиций, соответствующих основным психотерапевти­ческим парадигмам (психодинамический подход, гуманистическое направ­ление, трансперсональная психология и т.п.), хотя и несущих на себе вы­раженные черты эпигонства, но осуществляющихся в корректном научном и культурном обрамлении.

Во-вторых, развитие — по большей части на американизированной основе или же на классической, павловской[59], — наиболее близких и привычных нам традиций поведенческой психотерапии и ее когнитивно-ориентиро­ванных ответвлений ("нейролингвистическое программирование", эриксо­новский гипноз, "кодирование" по методу А. Довженко и т.п.).

В-третьих, восстановление отечественных подходов к психологической по­мощи человеку, сформировавшихся на основе духовных традиций русского Православия и классической русской философии.

В-четвертых, отчетливо проявляющаяся тенденция к собственно научной рефлексии как теории, так и практики оказания психологической помощи.

Тенденция, идущая от традиционно мощной гносеологической традиции в советской философии и основанная на концептуальном аппарате и методо­логии современной науки.

Кроме того, устойчивую, не прерывавшуюся в течение всех десятилетий государственного социализма, традицию оказания психологической помо­щи в русле медицинского психотерапевтического вспомоществования про­должают известные врачи-психиатры и психотерапевты.

К этому следует добавить хорошо известный факт интенсификации про­фессиональной подготовки школьных психологов, а также так называемых практических психологов, ориентированных на оказание психологических услуг учреждениям народного образования, семье, предназначенных для работы в социально-психологических бюро и службах занятости, на пред­приятиях и т.п. Не будет преувеличением отметить, что за последнее деся­тилетие в республиках Содружества, по существу, появился весьма много­численный, пусть и не вполне квалифицированный, но явно профессио­нально мотивированный слой специалистов, заинтересованных в оказании психологических услуг: от психодиагностики школьников до управленчес­кого консультирования директоров фирм и предприятий.

Каковы же преобладающие подходы и установки в профессиональной дея­тельности отечественных практикующих психологов, как они отражены в новейших публикациях?

На основе анализа публикаций последних лет представляется возможность сформировать основные принципы работы психолога-практика:

1. Принцип активности личности.

2. Принцип ответственности личности.

3. Принцип трактовки психологической проблематики как психо­технической по предмету и методу.

4. Принцип диалогического характера психотерапевтического вза­имодействия.

5. Принцип системности в деятельности психолога-консультанта.

6. Принцип выделения в проблематике клиента специфики психо­логической проблематики.

7. Принцип обратной связи.

8. Принцип деятельного опосредования психологических и соци­ально-психологических образований.

9. Принцип символической материализации социально-психологи­ческих феноменов.

10. Принцип органического единства интеллектуальных и эмоцио­нальных аспектов психики.

11. Активизация гуманистических ценностей.

12. Принцип принятия или особого соответствующего эмоциональ­ного отношения консультанта к клиенту.

Очевидна их взаимосвязь и соотнесенность как с зарубежными, так и с оте­чественными, русскими и советскими, традициями. Помимо прочего, сама психологическая практика как самостоятельная сфера человеческой дея­тельности направлена не на "обслуживание", как всегда бывало и часто бывает, других практик и дисциплин (педагогики, медицины, спорта и т.п.), а на собственную психотехнику, на собственную философию, методо­логию и конкретно-практическое содержание деятельности психолога, за­нятого в сфере именно психологической помощи. Этими особенностями психологической практики объясняются напряженные и плодотворные усилия ведущих отечественных теоретиков психологической практики вы­работать методологическое теоретическое и психологическое самосозна­ние практикующих психологов как представителей сущностно психотех­нической дисциплины (Василюк Ф. Е., 1992). Попытки целостного осмыс­ления места и специфики деятельности психолога-консультанта, психоло- га-психотерапевта в контексте современной постклассической науки (Бон­даренко А. Ф., 1991, с. 116), которая отделяет ее от служения священника, духовника, но не разделяет роковым образом, наоборот, обязывая психоло­га чутко и вдумчиво отзываться не только на душевные, но и на духовные проблемы клиента, чувствуя и понимая, когда существо прикосновения к трепетной и страждущей, единственной и конечной другой жизни превы­шает возможности его личностного и профессионального потенциала и требует иного, в частности, сакрального, религиозного вспомоществования (Филипповская О. В, 1992).

Все это порождает напряженные поиски, стремление не только к форми­рованию и оформлению профессиональных сообществ, но и к внесению и развитию, культивированию в социуме новых структур общественного со­знания, в которых бы отражалась, фиксировалась и откристаллизовыва- лась бы фигура психолога-психотерапевта как во многом незаменимая фигура профессионала в динамично, если не катастрофично развиваю­щемся обществе[60].

Суть же проблем, связанных с современным состоянием теории и практики психологической помощи самым непосредственным образом связана, как нам представляется, со всеми привходящими и вытекающими из специфи­ки нынешнего состояния постсоветского общества особенностями: его криминализацией, отсутствием ясных ценностных ориентиров, нарастаю­щим обнищанием населения, реальными и искусственными социально-по­литическими конфликтами и границами, распадом прежних основ суще­ствования общества и семьи, разрушением устоявшейся системы воспита­ния школьников, подрывом системы образования и самих основ существо­вания науки в целом и т.д. и т.п.

Существует явная опасность, проявляющаяся все более и более зримо. Опасность, что психологическая помощь в условиях развивающихся стран, к статусу которых неудержимо скатываются некоторые бывшие советские республики, в реальности сможет существовать в двух своих апсихологи- ческих видах: в форме социальной помощи (пособие по безработице, выде­ление продуктового пайка по праздникам или однократного денежного по­собия в связи с исключительными обстоятельствами, помощи правоохрани­тельных органов и т.п.) и в форме традиционной медицинской помощи (психиатрической, наркологической и психотерапевтической в стациона­рах и амбулаторно), не говоря, естественно, о таких ее суррогатах, как "эк­страсенсорное целительство", "колдовство" и т.п. Причина опасности в том, что резко сокращается прослойка лиц, достаточно образованных и, главное, обеспеченных и культурно, и материально, что формировало бы пространство, личностное пространство собственно психологической про­блематики. Совершенно очевидно, что голодный человек, человек, лишив­шийся работы или вынужденный получать заработную плату значительно ниже прожиточного минимума, страдает далеко не в первую очередь от проблем психологических, но от социальной ситуации как таковой.

Именно поэтому мы предпочитаем делать акцент на социальных аспектах психологической помощи личности, говорить о социальной психотерапии личности, подразумевая включение в предмет деятельности не только лич­ности клиента или травматизирующей микроситуации, но социальной ситу­ации в целом. Это предполагает тесное взаимодействие психолога с мест­ными органами самоуправления, администрацией предприятия, лечебными учреждениями, т.е. официально регламентированный и тщательно проду­манный социальный статус самого психолога или социального работника.

Следующая проблема, или опасность, состоит в том, что теория и практика психологической помощи в нынешних условиях может превратиться в сво­еобразную интеллектуальную игру для тех психологов и их клиентов, ко­торые, сумев создать в разлагающемся социуме свой собственный микро­мир наподобие героев "Декамерона" Боккаччо, будут устраивать интерес­ные и занимательные посиделки: workshop'ы, семинары, тренинги с при­глашением известных заморских специалистов, с непременными взносами для участников в твердой валюте, с культивированием атмосферы избран­ности и служения "чистой психотерапии" и т.п.

Наконец, назовем третью проблему, или опасность, которую со свойствен­ной ему образностью и яркостью сформулировал один из ведущих наших психологов-психотерапевтов Ф. Е. Василюк: "Тот, кого всерьез волнует судьба нашей психологии, должен осознавать вполне реальную опасность вырождения ее в третьеразрядную дряхлую и беспомощную науку, по инерции тлеющую за академическими стенами и бессильно наблюдающую за бурным и бесцеремонным ростом примитивной, а то и откровенно бе­совской, массовой поп-психологии, профанирующей какие-то достойные направления зарубежной психологии, которые ею слепо копируются, так и психологии вообще, игнорирующей национальные и духовные особеннос­ти среды распространения" (Василюк Ф. Е., 1992, с. 31).

Естественно, все эти сложности, большие и малые опасности, и гибельные, и в виде разнообразных соблазнов — от понятного, хотя и неприемлемого же­лания заработать на клиенте, на что мы не можем закрывать глаза, до столь же понятного, сколь и недостойного желания обрести некий псевдоэлитар- ный статус — все это, повторим еще раз, проблемы и, как мы надеемся, про­блемы роста, личностного и профессионального развития и самой дисцип­лины, и ее представителей, проработка и разрешение которых составляют насущную задачу теории и практики психологической помощи личности.

<< | >>
Источник: Бондаренко А.Ф.. Психологическая помощь: теория и практика. 2001

Еще по теме СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ:

  1. ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ОКАЗАНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И СПЕЦИФИКА ПОДГОТОВКИ ПСИХОЛОГА-ПРАКТИКА ИСТОКИ И ОБЩЕЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ
  2. § 1. Проблема личности в теории и практике права
  3. §З.Современный период развития теории и практики воспи- тания военнослужащих Вооруж?нных Сил Российской Федерации
  4. ПРОБЛЕМАТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В ОБЩЕМ КОНТЕКСТЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ КОНЦА Х1Х — НАЧАЛА ХХ ВЕКА
  5. Глава 2 ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТНОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ПСИХОЛОГА-ПРАКТИКА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ 1.
  6. Бондаренко А.Ф.. Психологическая помощь: теория и практика, 2001
  7. ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  8. Глава 4 ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ, НЕКЛАССИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПРАКТИКЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ХРИСТИАНСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  9. 6.4. Тенденции развития института современной семьи
  10. 6. Тенденции развития современного российского законодательства
  11. 5. Современные тенденции развития американского права
  12. Тенденции конституционно-правового развития современных государств
  13. Основные тенденции конституционного развития в современный период
  14. ЛИЧНОСТНОЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПСИХОЛОГА-ПРАКТИКА