<<
>>

СОСТАВЛЯЮЩИЕ ПРОЦЕССА, ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ И ФОРМЫ РАБОТЫ

Ситуация общения клиента с психологом-консультантом включает состав­ляющие: 1) личность клиента и его переживания; 2) личность психолога- консультанта (наставника) в единстве его самостных и функциональных образований; 3) взаимоотношения между клиентом и психологом.

Разумеется, саму эту ситуацию создают вполне определенные внешние жизненные и даже житейские обстоятельства. Поэтому то, чем создается ситуация обращения за психологической помощью, и то, как эта ситуация структурируется профессионалом, психологом-консультантом, — суть вещи различные.

Сопоставим, например, ситуацию обращения клиента к представителю лю­бой другой профессии системы "человек-человек": юристу, учителю, вра­чу, священнику, руководителю, даже официанту. Обращаясь ко всем без ис­ключения представителям иных коммуникативных профессий, потреби­тель: а) знает, чего хочет; б) осведомлен в той или иной мере о нормах взаимоотношений с представителем данной профессии; в) достаточно хо­рошо понимает меру ответственности и ограничений — свою и професси­онала, к которому обращается.

Скажем, пациент понимает и заранее при­нимает возможность, что результат лечения не зависит исключительно от квалификации врача и его рекомендаций даже при наличии самых необхо­димых медикаментов.

В области психологической помощи существуют вполне определенные трудности, связанные как со спецификой профессии, так и с неопределен­ностью статуса и прерогатив психолога-консультанта в постсоветском об­ществе.

Первая из трудностей состоит в том, что психолог-консультант работает не с ситуацией и не с ее трансформацией, а с переживаниями, с системой цен­ностей, отношений и состояний человека. Во-вторых, прояснение подлин­ных мотивов или жизненных смыслов человека в процессе получения со­ответствующей психологической помощи может вообще сделать излишней саму жизненную ситуацию, коль скоро она является производной от психо­логических проблем клиента.

В-третьих, если в остальных профессиях межличностные отношения играют важную, порой даже определяющую роль, а иногда не играют никакой роли, не говоря уже о личностных досто-

инствах специалиста (например, официанта), то в рассматриваемой нами ситуации именно характер, динамика, своеобразие межличностных отно­шений, личностные качества психолога-консультанта, предъявляемые и не предъявляемые клиенту, но улавливаемые последним, играют определяю­щую роль в динамике процесса и, в конечном итоге, в действенности пси­хологической помощи. Уже первая встреча, первая беседа психолога с об­ратившимся к нему за помощью человеком подчас оказывается решающей и в том, и в другом смысле. Не случайно одним из важнейших ориентиро­вочных критериев для выбора психолога или психотерапевта является следующий: "Почувствовали ли вы облегчение после первой беседы?"

(см.: Quinett P., p. 191). И не случайно поэтому в одном из известнейших американских учебников по психологическому консультированию гово­рится: "Если бы психологическая помощь сводилась только к приемам, не­обходимость в самих консультантах была бы ничтожной" (Belkin G., p.

133), а такой всемирно известный авторитет, как Карл Роджерс, в своей книге "О том, как становятся личностью" поместил целый ряд вопросов, освещающих именно человеческое, личностное "измерение" в практике психологической помощи.

Назовем некоторые из них: "Могу ли я быть личностью, которая восприни­мается как заслуживающая доверие?"; "Могу ли я быть достаточно вырази­тельным?"; "Могу ли я позволить себе испытывать положительные чувства к другому?"; "Способен ли я быть достаточно сильной личностью, чтобы отделить себя от другого?"; "Достаточно ли я внутренне защищен, чтобы позволить себе это разъединение?"; "Могу ли я позволить себе полностью войти в мир чувств и смыслов другого и увидеть их так, как видит он;?", "Способен ли я принять его таким, какой он есть?" (Rogers C., p.

50—54).

Насколько непростыми оказываются эти вопросы, может свидетельствовать ответ на них, развернутый в процессе нашей собственной исследователь­ской работы и отражающий структуру процесса принятия человека чело­веком (см.: Бондаренко А. Ф. с. 105).

Очевидно, что нарушение процесса на любом из уровней, в любом из зве­ньев, делает невозможным полноценное принятие.

Каковы же в самом общем виде задачи психологической помощи?

В ответах на подобные вопросы принято обращаться к толковому словарю и выписывать все определения искомого слова. И действительно, толковый словарь Даля или Ожегова, не говоря уже о словаре древнегреческого язы­ка, в котором среди значений слова терапэйа определение "лечение" на­ходится только на шестом месте после таких понятий, как "служение", "за­бота", "попечение", — прекрасное средство для уточнения этимологии и значения слова. Но, как известно, понятийное значение отличается от сло­весного. Поэтому в нашем ориентировочном ответе на поставленный воп­рос мы будем исходить не из словарных, а из практических значений, со­ставляющих объем и содержание понятия "психологическая помощь".

Начнем с того, что эти задачи в принципе не сводимы к какому-либо одно­му понятийному ряду по многим причинам.

Прежде всего, по причине различной трактовки психологической помощи в той или иной психотехнической концепции (парадигме). Далее, по при­чине различных, в зависимости от концепций, трактовок самих понятий "человек" и "личность" в их философских, общенаучных и собственно пси­хологических аспектах. Наконец, потому, что разнообразие проблематики, с которой приходится иметь дело психологу-консультанту, просто не по­зволяет обобщить, скажем, задачи психологической помощи подростку (в его конкретной житейской ситуации), супружеской паре в предразводном состоянии или руководителю предприятия при решении социально-психо­логического конфликта.

Нам представляется поэтому разумным в предварительном, ориентировоч­ном определении задач психологического вспомоществования выделить несколько предметных перспектив, доминант, которые создают эффект па­норамного видения такого сложного психосоциального пространства, ка­ким является консультативная практика.

Первой из таких предметных перспектив, на наш взгляд, несомненно ста­новится личность. В конкретной социальной, событийной, межличностной или онтогенетической ситуации человек, обратившийся за помощью, зара­нее не только предполагает, но как бы и предписывает психологу-консуль- танту или другому специалисту в данной профессиональной позиции учесть весь спектр личностной проблематики, один или несколько вопро­сов которой ему придется помогать решать. Это могут быть задачи: само­определения (идентичности), выбора (принятия решения), самосознавания (личностной рефлексии); совладания с критической (кризисной) ситуаци­ей и т.п.; задачи, относящиеся к развитию субъектности, к развитию функ­циональных и экзистенциальных (инструментальных и "самостных") начал личностного "Я". Едва ли не самым существенным моментом здесь являет­ся то, что цели и задачи зачастую определяются самим клиентом.

Следующей несомненной доминантой выступает непосредственно сам про­цесс оказания психологической помощи, где самостоятельными задачами, задачами, обеспечивающими вспомоществовательный потенциал процесса, являются: установление отношений доверия и принятия; обеспечение над­лежащей динамики рабочих отношений, ведущей к осознанию и возможно­му разрешению психологических проблем клиента; проработка или, на­оборот, снятие психологических защит; определение и использование сте­пени воздействия на клиента (от минимальной, ограничивающейся про­стой эмпатией, до максимальной, как в конфронтации или в технике НЛП). Самостоятельными задачами становятся определение форм и техник веде­ния начального интервью, сроков совместной работы и способов заверше­ния психологической помощи.

Третья группа задач относится к психологической помощи сообществу — коллективу предприятия, школы, общины и т.п. Основные и возможные задачи: адекватная ориентировка в ситуации, идентификация и локализа­ция (при необходимости) конфликта; снятие социально-психологической напряженности, помощь в ценностно-смысловой переориентации группы; повышение (при необходимости) сплоченности и помощь в определении лидера.

Совершенно особые задачи, стоящие перед профессионалом, — это задачи, которые касаются уже не непосредственно процесса психологической по­мощи, но, собственно говоря, определяющие его целесообразность и дей­ственность: задачи, относящиеся к его (профессионала) собственному лич­ностному развитию и благополучию, к его профессиональному мастерству. Нет, наверное, необходимости подчеркивать, что недостаточная прорабо­танность личностных проблем (фрустрированных или нереалистичных по­требностей, фантазий, страхов, конфликтов, защит, ценностных смыслов, самооценок, мотивов и т.п.) и недостаточная профессиональная (техничес­кая и теоретическая) подготовка легко могут вместо психологической по­мощи травмировать как клиента, так и консультанта и добавить к неразре­шенным проблемам психогенные расстройства.

В зависимости от специфики конкретной ситуации психологической помо­щи применяются две основные формы работы — индивидуальная и груп­повая. Индивидуальная работа проводится в тех случаях, когда по личнос­тным, социальным или общественным причинам (специфика проблемы, на­пример, измена, горе; статус клиента; чрезмерная застенчивость и др.) групповая форма психологической помощи не представляется возможной. Можно сказать, что индивидуальная форма работы предпочтительна во

всех случаях, когда характер проблематики требует не столько развиваю­щей и обучающей направленности, сколько утешения и изживания, сбли­жая психологическую помощь с психотерапевтическим воздействием. В отечественной традиции подобную практику все чаще именуют "внемеди- цинской психотерапией".

Когда же акцент делается на развитие, обучение или же момент групповой, социальной поддержки, как, например, в течении "анонимные алкоголики" или "движении за актуализацию человеческого потенциала" (Human Potential Movement) в 1970-е годы в США, несомненное преимущество на­ходится на стороне групповой работы. Возможность разноплановой обрат­ной связи, групповая динамика, сам факт совместного проживания эмоцио­нально насыщенных событий в группе — важнейший источник и фактор психологической поддержки и личностного развития.

<< | >>
Источник: Бондаренко А.Ф.. Психологическая помощь: теория и практика. 2001

Еще по теме СОСТАВЛЯЮЩИЕ ПРОЦЕССА, ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ И ФОРМЫ РАБОТЫ:

  1. 5.2. Основные формы социальных процессов
  2. §2. Основные задачи и содержание социально-педагогической работы с членами семей военнослужащих
  3. 7. Каждый школьник – это сложнейший мир проблем и задач. Забота о своевременном решении этих проблем и задач составляет основу строительства новой школы
  4. §2. Предварительное расследование, его понятие, задачи и формы
  5. §1. Конституционный контроль, его задачи и формы осуществления
  6. 2.7. Формы организации педагогического процесса
  7. Основные задачи.
  8. Основные задачи
  9. §2. Основные формы воспитания военнослужащих
  10. Основные задачи МПП.
  11. Основная задача суда
  12. 3. Основные задачи курса гражданского права
  13. Основная задача тележурналиста
  14. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ОБРАЗОВАНИЯ
  15. § 2. ИНТЕРВЬЮИРОВАНИЕ И АНКЕТИРОВАНИЕ КАК ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ОПРОСА
  16. Основные задачи морально-психологического обеспечения: