<<
>>

I. Почему мы не всегда понимаем, что пришла пора менять что-то в своей жизни?

И действительно — почему?

Вроде смотримся по несколько раз на дню в зеркало. Из года в год. Поправляем прическу, подкрашиваем реснички и губы. Вполне нравимся себе. Чаще всего.

Во всяком случае — в ужасе от зеркала не отскакиваем при виде себя.

И в этом, кстати, нет ничего плохого: не хватало только самой себе не нравиться — это уж слишком.

Но все же...

Очень часто именно мужчины вольно или невольно дают нам понять, что пришла пора что-то в себе изменить.

Вот что рассказала мне Маргарита, 36-летняя преподавательница английского языка известного московского вуза.

Ранним летним утром приехала она в аэропорт Шереметьево, чтобы лететь потом в долгожданный отпуск на волшебное Средиземное море.

Настроению ее позавидовал бы любой. Она находилась в эйфории. И это вполне понятно: ей предстояли волшебные две недели: море, солнце, горы, запахи хвои и розмарина, релакс, великолепный отель, знакомый по прошлому посещению. Что еще можно пожелать?

Конечно, она не выспалась — рейс был ранний, да еще в аэропорт за два часа положено приезжать.

Но вполне можно поспать в самолете. Так что все — лучше не бывает.

И вот стоит она в небольшой очереди на регистрацию и вяло фиксирует, как отец дает указания своему ребенку:

— Стой вот за этой толстенькой тетенькой и никуда не отходи. Я пойду сумку запакую.

«Надо бы и мне чемодан в пленку упаковать», — подумала Маргарита, а потом решила, что и так сойдет. А кстати, за какой это толстенькой тетенькой поставлен стоять ребенок заботливым папашей?

Она глянула направо, налево. Толстые были. Немало. Ребенка нигде не было.

Тогда она повернулась, чтобы из принципа найти эту толстуху и ребенка за ней. Она решила, что они стоят в хвосте ее очереди.

Вот оно, наше женское любопытство!

Стояла бы себе спокойно и думала о том, какое место попросить: у окошка или у прохода.

Но нет! Ей понадобилась «толстенькая тетенька».

Ну что ж! Захотела — получай!

Потому что никакого «хвоста» в ее очереди не было.

Была она сама.

И мальчик лет пяти, стоявший непосредственно за ней.

Неужели эти мерзкие слова — «толстенькая тетенька» — относились именно к ней?

Маргарита незаметно пощупала свою талию, вспомнив слова портного из анекдота: «Где талию будем делать?», полные бедра.

Она вроде как заново знакомилась с собой.

Пришлось признать: папаша не солгал ребенку.

Что с того, что сама она считала себя просто крупной? Это всего лишь смягчающий сложившееся положение вещей синоним.

А тут она услышала беспощадную правду.

Люди у нас не особо деликатничают. Манеры у нас хорошие разучились прививать.

Обидно слышать такие вещи.

Тем не менее — глаза Маргариты открылись. И только после этой фразы принялась она за себя всерьез, сбросила лишний вес, нашла хороший комплекс упражнений.

Теперь ни один хамоватый папаша не скажет о ней «толстенькая». Она вполне стройная и интересная дама.

Так что: спасибо за правду, незнакомый хам!

Вот еще небольшой пример того, как мужчина открыл глаза собственной жене на состояние ее фигуры.

Он, любящий и добрый, просто-напросто в порыве нежности, обняв жену, назвал ее «толстопопик».

Возможно, он хотел сказать приятное.

Не знаю, что и думать.

Жене, однако, это нежное прозвище не понравилось.

Она пошла консультироваться: действительно ли она этот самый... фу... толстопопик.

Или муж у нее совсем... того.

По всем показателям было видно, что правда на стороне мужа.

Заметьте: он не призывал ее меняться. Его все вполне устраивало.

Но жену это не устраивало абсолютно.

Обижаться на мужа было бы совсем глупо.

И на себя — тоже.

Не нравится прозвище? Не злись.

Делай выбор: оставить все как есть или — уменьшить объем этой самой попы с помощью упражнений, подвижного образа жизни и изменения пищевого поведения.

Она, конечно, выбрала второе.

Теперь муж так же ласково называет ее «худышка».

Его отношение к ней как было, так и осталось любовным.

Изменилось ее отношение к самой себе.

А это очень много значит!

Я уже рассказывала, как узнала горькую правду о себе одна очень милая дама. И тоже, заметим, из уст совершенно постороннего мужчины. Их глаза как-то особенно устроены. Они безжалостно определяют состояние наших фигур лучше любых весов.

Приведу снова этот рассказ как иллюстрацию мужской зоркости и нашей слепоты по отношению к самим себе.

Моя хорошая знакомая, образованная и благополучная молодая женщина тридцати четырех лет, начала неосознанно тосковать. Все у нее было замечательно: положительный муж, трое любимых детей, увлекательная работа в области политической психологии. Ей некогда было скучать, ее время принадлежало чадам, домочадцам, научным изысканиям, сослуживцам, кухне, квартире, даче и прочему.

Но чего-то недоставало. Раздражение какое-то копилось. Она себя чувствовала должником, не успевающим раздавать долги и вновь берущим в долг. К тому же муж как-то изменился, перестал обращать внимание. Раньше шутили, смеялись вместе. Было чувство общности, одним словом. А тут какое-то равнодушие. Нет, до измены не дошло. Она бы угадала, почувствовала. Но до п е р е м е н ы, которая пугала и настораживала, докатилось. При этом все было хорошо и грех желать лучшего. И — самое главное: дети замечательные подрастали.

И вот однажды пошла она со старшей, одиннадцатилетней дочкой на рынок, чтобы купить свежей зелени к весеннему салату. Настроение было замечательное: долгожданное солнышко светило и обещало длинные дни, новые листочки на деревьях и много всего хорошего. Чтобы пройти к продуктовым рядам, им надо было миновать палатки с одеждой, обувью, бытовой химией и бельем. Вот из глубин последней и раздался трубный глас, впоследствии заставивший нашу героиню пойти по пути кардинальных перемен.

— Женщина! Женщина!!! Подходите!!! Трусы для вас!!!!! — настойчиво зазывал кого-то скучающий продавец, размахивая при этом чем-то белым, по размеру напоминающим средних размеров флаг.

Она с улыбкой оглянулась по сторонам, чтобы понять, кого это он кличет, кому предназначаются эти белые одежды. И никого не увидела. А призывы между тем не умолкали. И тогда она поняла, что приглашают совершить покупку именно ее. Она с изумлением посмотрела на дочку, с которой они уже общались как подружки, ожидая, что вот сейчас они вместе и посмеются над нелепым предложением. Так называемые трусы были явно впору взрослой слонихе. Но дочка не смеялась, а вполне равнодушно остановилась у прилавка, чтобы мама купила то, что ей нужно.

И тогда она решила купить ЭТО. Она даже внутри посмеивалась и представляла, как придет домой и покажет всем свою покупку. Как они все вместе будут смеяться над этими трусищами и над идиотом-продавцом.

Дома она первым делом примерила этот белый старушачий трикотажный ужас. Трусы сидели как влитые!!! Даже жали чуть-чуть. Это был и вправду ее размер! Она и была той самой слонихой, над которой собиралась посмеяться.

И тут она впервые за десять лет взглянула на себя со стороны.

Глазами того рыночного продавца.

Но ему-то было все равно, он всего лишь хотел продать копеечные трусы безликой толстенной тетке.

А вот ей все равно не было. Она по непонятным для других причинам все еще продолжала чувствовать себя молодой девушкой. Ей даже иногда казалось, что она еще и не поняла, что такое любовь, хотелось быть любимой. Любимой женщиной. Так она впервые за долгие годы сформулировала. Любимая мама — да, любимая жена — наверное. А вот словосочетание «любимая женщина» она к себе применить не могла. Потому что, стоя у зеркала в этом чудовищном исподнем, она понимала, что если женщина и существует в ней, то где-то глубоко, надежно упакованная слоями жира на бедрах, животе, спине, груди. Этот жир был результатом ее бездумного отношения к себе, беспорядочной еды наспех, доедания за детьми, страхов за семью, боязни опоздать на работу, полного самозабвения и отказа от собственных интересов. Она ходила в безразмерных вещах, казавшихся ей стильными, и находила это удобным. Она собирала волосы в хвост, закалывала вполне красивой заколкой и находила это элегантным. Весь ее уход за собой состоял в умывании, чистке зубов и расчесывании волос по утрам. Ну, конечно, душ, ванна.

А дальше — сплошная самоотдача. И в результате что? Валики жира. За двенадцать лет брака — сорок килограммов лишнего веса. То есть она ежедневно (та, прежняя ОНА, красивая девушка, за которой на улице бегали) таскает теперь на закорках еще одного человека! 40 кило — вполне нормальный человеческий вес! И вот она его таскает, плюс еще сумки, одежда. И после этого она жалуется, что сил что-то нет, устает, мол.

Прозрение было мгновенным, шокирующим.

Решение — единственно возможным. Она должна была расстаться с этим сорокакилограммовым существом как можно скорее и обрести себя.

Ей это удалось. Она действовала серьезно, неуклонно. На возвращение себя прежней понадобился целый год. На поддержание себя в форме — вся оставшаяся жизнь. Она не собирается отступать. Она стала примером для многих.

Удивительно, не правда ли? Как так получилось, что на протяжении многих лет она как бы не замечала ни своей полноты, ни целого ряда изменений собственного облика?

Таково свойство нашего видения себя.

<< | >>
Источник: Галина Артемьева. Наблюдай как мужчина, выгляди как женщина. 2011

Еще по теме I. Почему мы не всегда понимаем, что пришла пора менять что-то в своей жизни?:

  1. Г л а в а 7 ИДЕАЛИЗАЦИИ, или Почему всегда пропадает то, что мы больше всего любим?
  2. Сефера: Крайон, почему, когда Оксане было плохо, я видела саркофаги, мумии и какой-то древнеегипетский ритуал? Что с ней? Что происходит со всеми нами? Расскажи мне, пожалуйста об этом ритуале. Что все это значит?
  3. Наша душа и есть то, на что надо ориентироваться, и что придаёт жизни счастливый смысл
  4. Чтобы продвинуться в своем развитии, мужчине надо получить то, что ему нужно, не создавая при этом хаоса в своей жизни и не причиняя вреда тем, кого он любит.
  5. Почему вы пренебрегаете своим телом и лишаете его того, что ему необходимо, чтобы оставаться полным жизни, здоровым и молодым?
  6. Что мы должны сделать, чтобы вы пришли?
  7. ПОНИМАТЬ, ЧТО ЕЙ НУЖНО
  8. 3. Те, кто не понимает, что говорит
  9. 3. Те, кто не понимает, что говорит
  10. Пришло время преодолеть свою зависимость от одного пути и осознать, что есть много путей, ведущих к истине.