<<
>>

ГЛАВА 2. НАЧНЕМ С СЕБЯ (окончание)

Наверное, самое главное в отношении любого человека к самому себе — это стремление к самоуважению. Причем диапазон разновидностей этого самого стремления может быть огромен: от уверенности в собственном ничтожестве и желания стать хоть чуть-чуть лучше до безоговорочной самовлюбленности и полного нежелания хоть как-то меняться, от попыток приобщиться к единым высшим ценностям и слиться с другими людьми до усилий максимально выделиться и доказать всем и каждому свою исключительность, от постоянного духовного и физического самосовершенствования до неуклонной алкогольной или наркотической деградации.
То есть не слишком важен начальный уровень самооценки, не играет особой роли путь, который избирает человек для достижения большего самоуважения, главное состоит именно в желании стать лучше в своем собственном понимании. Конечно, для некоторых людей это желание не самое важное, но в большинстве случаев именно оно составляет смысл жизни, дает цель существования, дает силы жить.

Конечно, мнение окружающих или оценка самого себя с точки зрения общемировых принципов, моральных заповедей тоже важны, но они могут сильно измениться, пройдя через фильтр личной модели человека, причем иногда до полной своей противоположности.

Например, пьяному человеку вполне может казаться, что все окружающие любят его, любуются им, уважают его, хотя большинство не испытывает к нему ничего кроме брезгливости и отвращения. Или проклинаемые всеми воры, грабители, разбойники нередко вполне искренне убеждены, что вершат высшую справедливость, что именно так и должен поступать каждый честный человек в соответствии с законами мира. То есть внутренняя самооценка довольно часто оказывается значительно сильнее любых внешних оценок, особенно тогда, когда эти внешние оценки отрицательны, не льстят самолюбию.

Из стремления к самоуважению вполне можно вывести практически все особенности человеческой психологии. Основываясь на нем также легко можно объяснить любые частные цели, которые мы ставим перед собой, например: материальное благополучие, накопление знаний, профессиональный рост, приобщение к власти, создание семьи, реализация творческих способностей, желание красиво одеваться и т.д. Здесь все зависит от того, что именно даст нам максимальный рост самоуважения, а также от того, какие реальные возможности (внутренние и внешние) имеются у нас для этого роста.

Стремлением к самоуважению объясняются и многие наши заблуждения, представляющие собой именно результат самообмана. То есть желаемое мы стремимся выдать за действительное, хотим приписать себе качества, которыми на самом деле не обладаем или которые у нас недостаточно развиты. Ведь, обманув себя, мы достигаем результата гораздо проще, чем действительно что-то сделав. Например, нам очень трудно признать, что мы не сами определяем свою судьбу, далеко не всегда выступаем кузнецами своего счастья или несчастья. В действительности же, несмотря на все уверения, мы довольно редко способны полностью контролировать ситуацию. Практически все дифирамбы научно-техническому прогрессу также основаны на элементарном самообмане, желании людей возвыситься в собственных глазах. И точно так же на наше самоуважение работает пренебрежительное отношение к прошлому, истории, вечным вопросам. Унижая своих предков, считая их темными и дикими, мы тем самым всего лишь пытаемся возвысить себя. Объявляя вечные проблемы не стоящими внимания красивыми сказками, мы пытаемся скрыть полное свое бессилие в их разрешении.

Кстати, наши предки говорили, что источником стремления к самоуважению является порой не осознаваемое ощущение человеком своего высшего предназначения. Ведь созданы мы были по образу и подобию Божьему, поэтому в каждом из нас скрыты огромные творческие возможности. И хотя все мы не совершенны, не самодостаточны, не вполне свободны, максимальная самореализация все-таки является одной из главных наших задач.

Важно только понимать допустимые границы этой самореализации, не приносить вреда ни себе, ни миру в целом.

Стремление к самоуважению неотделимо от личных представлений о добре и зле, о том, как можно поступать, а как нельзя, что такое хорошо, а что такое плохо. Что бы ни говорил человек, как бы ни убеждал себя и окружающих в том, что это его не интересует, что разобраться в этих проблемах невозможно, что таких вопросов в принципе не существует, тем не менее каждый из нас имеет свое представление о добре и зле. И не только имеет, но и активно использует его практически во всех своих решениях и поступках.

Если мы проанализируем свои мысли, чувства, желания, слова, дела то заметим, что они довольно противоречивы. Причем основное и неразрешимое противоречие касается как раз того, что делать можно и нужно, а чего нельзя ни в коем случае. В любом человеке постоянно идет борьба. Например, ему хочется что-то сделать, но он твердо знает, что это плохо. Или наоборот, он знает, как обязан поступить, но опыт подсказывает, что это принесет одни неприятности. У каждого человека время от времени возникают разрушительные желания, идеи, которых затем он стыдится, о которых он никому не говорит. Каждый порой совершает такие поступки, которые вовсе не прибавляют ему самоуважения, или, хуже того, такие, которые он сам считает несмываемым позором. Практически каждый человек мучается от несоответствия того, как он должен себя исходя из своих внутренних убеждений, и того, как приходится себя вести исходя из необходимости чего-то добиться, устроить свою жизнь, а то и просто выжить. Естественно, эти противоречия оказываются серьезным препятствием на пути к самоуважению. Действительно, не разобравшись в них, никак нельзя понять, куда же на самом деле стоит идти, что именно считать по-настоящему достойным уважения в самом себе.

Попытаться разрешить данные противоречия можно двумя основными путями.

Первый путь, пожалуй, наиболее популярный в наше время путь предполагает считать все, исходящее от человека, величайшей ценностью, неповторимой и неприкосновенной.

То есть практически все наши желания и поступки (за редчайшим исключением) уже потому заслуживают всяческого уважения, что они возникли у нас. Они естественны, и потому не могут быть плохими. А любая внутренняя убежденность в том, что некоторые из них плохи, порочны, недостойны, — это всего лишь следствие наших неправильных представлений, собственных и общественных предрассудков, скрытых комплексов, недостатков воспитания. Считается, что нельзя безоговорочно осуждать любые свои мысли, слова, дела, нельзя препятствовать любым своим желаниям, нельзя считать безусловно вредными любые свои решения. Следовательно, не может быть мыслей, слов и дел однозначно хороших или плохих. Такой подход привлекает многих своей внешней простотой и отсутствием серьезных требований к человеку. Он мгновенно снимает все противоречия, объявляя их попросту несуществующими. Он прекрасно согласуется с принципами примитивно понимаемого «гуманизма», который объявляет человека высочайшей ценностью, и с идеологией прогресса человечества, которая главную свою цель видит в том, чтобы удовлетворять все желания человека. Он обещает нам легкую жизнь и полную свободу выбора любых средств для достижения любой понравившейся цели.

Однако цельность и непротиворечивость человека в данном случае устанавливается за счет отказа от внутреннего критерия истины, внутренней веры человека, совести. А это на деле оказывается не так уж и просто. Ведь не каждый может заставить замолчать свою совесть или же не обращать никакого внимания на голос совести. Не каждый может смириться с тем, что он должен быть всегда доволен собой и постоянно уверен в своей непогрешимости. Не каждый способен считать достоинствами даже явные свои ошибки, при любых условиях оправдывать свои очевидные промахи. Наконец, не каждый способен признать свое бесспорное право причинять вред себе и другим, нести в мир разрушение. Чтобы смириться со своим «совершенством», воспитать в себе «комплекс полноценности», нужна напряженная и длительная работа, далеко не всегда приводящая к успеху.

Причем работа эта никак не может быть названа очистительной, развивающей, совершенствующей.

В этой связи стоит упомянуть о распространенном сегодня заблуждении, что внутренняя агрессивность органично присуща каждому человеку. Поэтому, мол, надо время от времени давать ей выход, чтобы ее не накапливалось слишком много, чтобы не встать на путь разрушения. Для этого годится спорт, особенно связанный с единоборством, для этого подходят фильмы ужасов, боевики. Действительно, в результате стрессов, переживаний, подавляемых эмоций каждый человек накапливает в себе энергию, не находящую выхода. Но правильно ли называть ее агрессивностью, правильно ли выплескивать ее именно в виде агрессии, пусть и воображаемой? Те, кто согласен с такой точкой зрения, исходят из того, что грех агрессивности, злобы, гнева обязательно присущ любому человеку, но это совсем не так. На самом же деле накопившуюся энергию вполне можно использовать в мирных целях, и выбор здесь зависит от самого человека. Например, можно просто пройтись, пробежаться, заняться мирными домашними делами, требующими физического напряжения. И никакой агрессии, никакого выброса зла. А вот искусственное создание условий для выхода агрессивности на самом деле порождает эту самую агрессивность в реальной жизни.

Кстати, существует еще одна разновидность рассматриваемого подхода к разрешению внутренних противоречий человека, восстановлению его внутренней целостности. В этом случае объявляется, что человек по своей сути довольно аморален, мотивы его поступков, его мысли и чувства, как правило, низменны, эгоистичны и грязны. И все, что исходит от истинной сущности человека, может считаться злом. Но это зло не может окончательно восторжествовать, так как существуют разработанные обществом в течение долгих веков правила морали, законы поведения людей, которые сдерживают стихию зла, заключенную внутри каждого человека, помогают выжить человечеству в целом. То есть все добро выносится за пределы человека, переносится на общество.

А человек объявляется безусловным лжецом, так как он всегда скрывает под благовидными масками свое истинное лицо, чтобы не оскорбить общественной нравственности. На этих рассуждениях основывается целый ряд психологических и философских теорий, имеющих многочисленных сторонников и последователей.

На первый взгляд может показаться, что такой подход полностью противоположен предыдущему, который объявлял все, исходящее от человека, добром. Однако они имеют очень много общего. Во-первых, они отрицают существование добра и зла в отношениях человека с самим собой, отвергают саму возможность оценки внутренних побуждений человека. Во-вторых, они призывают нас не работать над собой, а принять себя такими, какие мы есть, не копаться в себе, не пытаться стать лучше, чище. Следовать этим призывам соглашаются далеко не все. Считать себя полностью порочным, безнадежно испорченным еще труднее, чем полностью безгрешным. А согласиться с тем, что общество всегда облагораживает человека, тоже готовы немногие. В действительности нетрудно заметить, что человек сам по себе довольно часто оказывается чище, выше, мудрее, добрее не только реального общества, но и общественного идеала, то есть сформулированных общественных законов и обычаев.

Второй путь разрешения внутренних противоречий человека отличается от обеих разновидностей первого пути тем, что он не предполагает простых решений и требует от каждого из нас большой и постоянной работы над собой. Именно его предлагают все религии светлого направления. Прежде всего они говорят о необходимости признать, что в каждом человеке существует как добро, так и зло. Причем истинная сущность человека, его истинное «Я», сотворенное Богом, представляет собой именно добро. А внутреннее зло — это чуждые, враждебные человеку силы, с которыми необходимо бороться и от которых следует по возможности избавляться. Именно внутренние силы зла толкают нас на разрушение, подлость, ложь, насилие. Именно они подсказывают нам идею о нашей исключительности, самодостаточности и непротиворечивости. И именно их мы можем распознать с помощью своей внутренней веры, совести, если, конечно, ее голос еще слышен нам.

То есть цельность человека в данном случае восстанавливается путем отказа от внутреннего зла (цель зла состоит в нанесении максимального вреда как самому человеку, так и с его помощью всему миру). Понятно, что выбор данного пути предполагает в качестве главной цели ликвидацию самого источника противоречий, достижение полной внутренней гармонии при сохранении и усилении внутренней веры. Другое дело, что достигнуть этой цели удается далеко не каждому, но знать о ней и стремиться к ней должны все.

Почему же этот второй путь не слишком популярен, особенно в наше время? Дело в том, что достигаемые результаты не очень эффектны, внешне мало заметны. Более того, путь этот обещает человеку множество трудностей, причем как внутренних, так и внешних, сложную и продолжительную борьбу. Как и в случае первого пути, здесь предполагается большая работа. Но работа эта, связанная с отделением себя, своего истинного «Я» от своих греховных дел, слов и даже мыслей, с постоянной оценкой любых своих поступков, прямо ведет к совершенствованию, развитию, наполнению жизни истинным смыслом. В современном мире, в значительной степени утерявшем представление о добре и зле, выбор этого пути часто приводит к серьезным столкновениям с общественным мнением, сложившимися обычаями, представлениями об успехе, счастье, удаче. Людей, выбравших его, порой считают «идеалистами», «не от мира сего», «блаженными», «не знающими жизни», «неудачниками» и т.д. Зато даже первые шаги по этому пути дают ни с чем не сравнимое ощущение внутренней гармонии, чистой совести, верности самому себе, своему истинному «Я». Выбор своего пути — это дело каждого из нас, никто другой этот выбор сделать за нас не может.

Но как разобраться в себе, как не ошибиться, отделяя внутреннее добро от внутреннего зла? Точного и подробного ответа на этот вопрос не может дать никто, так как каждый человек индивидуален, и набор возможных ситуаций поэтому бесконечно велик. Ждать, что кто-то, мудрый и авторитетный, безошибочно разберется конкретно в вашем случае, можно всю жизнь. Гораздо разумнее попробовать самому понять себя. Но непременным условием должна быть максимальная честность с самим собой, любой самообман в идеале должен быть исключен. Важно также понять, что без привлечения веры (как внутренней, так и внешней), только на основе знаний и опыта задача эта практически неразрешима. Это слишком высокий уровень сложности для наших знаний, так как здесь речь идет о ключевых законах мира.

Попробуем сформулировать хотя бы некоторые принципы, которыми можно руководствоваться для отделения нашего собственного добра от нашего внутреннего зла.

Прежде всего надо четко понять, что создавать что бы то ни было может только добро, следовательно, все изначально созданное в мире гармонично, целостно, непротиворечиво и совершенно. Зло — это всегда только разрушение гармонии, по сути оно паразит, болезнь. То есть любое творение в мире представляет собой добро, а его искажение, извращение, осквернение, разрушение, неправильное использование и есть зло. Из этого, конечно, не следует, что зла как активной силы не существует, оно стремится перестроить на свой вкус, а на самом деле разрушить, как можно большую часть мира. Без постоянного увеличения области своей деятельности оно жить не может. Не является исключением и каждый отдельный человек, самая совершенная и именно поэтому наиболее привлекательная для сил зла часть мира.

Отсюда следует очень простой вывод. Все, что в нас истинно человеческое, ни при каких условиях не может считаться злом.

Например, ни один орган нашего тела не может быть признан лишним или изначально грешным, толкающим нас на путь зла. Тело человека, не испорченное болезнями, гармонично и совершенно, как и любое другое творение Создателя. Каждый орган тела выполняет свою особенную функцию, и, если бы его не было, нельзя было бы говорить о действительной гармонии. В наше время преклонения перед наукой нередко можно услышать мнения о том, что какая-то система нашего тела несовершенна, что ее можно было бы организовать гораздо лучше, если действовать в соответствии с последними научными достижениями. Все это выглядит очень привлекательно, дает пищу воображению фантастов, но на самом деле неверно. Во-первых, до сих пор не создано приборов, которые хотя бы приближались по своим характеристикам к возможностям человека — не по какому-то одному показателю (например, чувствительности), а по совокупности всех показателей. Во-вторых, наука еще не может создать полноценных заменителей поврежденных или утраченных органов, не говоря уже о целых системах органов. Все дело, видимо, в том, что в человеческом теле согласованно работают все клетки, ни одна из них не пассивна, и смоделировать их работу возможно, только создав что-то не менее совершенное, чем клетки.

Вмешательство в здоровый организм даже на основе самых современных научных представлений неминуемо нарушает его жизнедеятельность. Например, в не столь давние времена считалось, что если человеку удалить селезенку, то он сможет быстрее ходить и бегать, не испытывая неприятных ощущений. Но потом выяснилось, что селезенка выполняет важнейшие функции в системе кроветворения, а также в иммунной системе. Не так уж давно ученые предлагали всем детям еще в самом раннем возрасте удалять миндалины, чтобы в дальнейшем не было проблем с их воспалением. Однако казавшийся бесполезным и лишним орган оказался на деле необходимым звеном иммунной системы, обеспечивающим защиту человека от болезней. Были также предложения об удалении всем детям аппендикса, чтобы в будущем предотвратить развитие аппендицита. Но даже этот «бесполезный» отросток обязательно для чего-нибудь нужен, без него совершенство организма будет нарушено, просто мы этого пока не понимаем.

Точно так же ни одно из проявлений человека (инстинкты, воля, разум, чувства, эмоции, творческое начало и т.д.) также не может быть признано чем-то вредным, порочным, достойным безоговорочного подавления. Злом следует считать только дефекты, болезни, чрезмерные отклонения от нормы, неестественную направленность на разрушение себя и мира. Злом является и нарушение гармонии между органами и системами человека, между различными проявлениями человеческой личности. Например, таким нарушением будет узкая направленность человека на то, чтобы попробовать как можно больше разнообразной и экзотической еды. Или на поиск все новых и новых сексуальных партнеров. Или же только на умственную работу. Или же только на мечты об идеале. Все должно быть в меру, плох любой избыток и любой недостаток.

Каждый человек создан по одному образу и подобию, но каждый в то же время индивидуален, отличается от всех остальных. То есть в основе своей люди все одинаковые, а мелкие отклонения от середины создают индивидуальность. Эти мелкие отклонения не являются злом, так как они не нарушают ни внутреннюю гармонию человека, ни гармонию человека с миром. А если мы возьмем усредненный образ человека, то в нем не будет уже никакой индивидуальности, но зато будет присутствовать именно то общее, что отличает человека от любой другой части мира. Именно этот усредненный образ может служить для нас удобным эталоном, ориентиром при отделении добра от зла. То есть именно с ним надо сравнивать себя, чтобы разобраться, где норма, а где патология, где гармония, а где разрушение, где добро, а где зло. Этот метод, конечно, не универсален, но довольно удобен и редко дает серьезные, непоправимые ошибки.

Можно возразить, что к усредненному образу человека неизбежно примешивается и то зло, которое есть в каждом из нас. Да, конечно, все мы поражены злом. Но особенности действия сил зла таковы, что на усредненный образ оно практически не влияет. Дело в том, что зло всегда стремится экономить свои силы. Поэтому оно старается максимально использовать индивидуальные особенности человека, те самые мелкие отклонения от середины, которые определяют личность человека. Зло стремится увеличить эти отклонения настолько, чтобы они нарушили гармонию, стали патологией, начали работать на разрушение самого человека и окружающего мира. Естественно, это значительно проще, чем действовать в противоположном направлении, возвращая отклонения к середине и перегибая палку в другую сторону. В результате получается, что при усреднении результаты действия сил зла на разных людей взаимно уничтожаются. И даже то зло, что имеется в каждом отдельном человеке, не может испортить усредненный образ, который остается все тем же безукоризненным эталоном и точным ориентиром. Но как в реальности получить этот эталон? Ведь не будем же мы действительно скрупулезно изучать тысячи и миллионы людей, выявляя в них действительно общее, наиболее типичное. Хорошим приближением к усредненному человеку может служить образ большинства людей.

То есть, например, наш организм в идеале должен быть устроен точно так же, как у большинства людей. А значительные отклонения в органах и системах от усредненного образа — это результат действия сил зла. Точно так же наши психологические качества не должны сильно отличаться от качеств большинства людей. Чрезмерные отклонения опять же будут результатом действия зла. Именно об этом говорит древнейшее универсальное правило оценки себя и мира — принцип «золотой середины». Бесконечное разнообразие творений при единстве мировых законов и ключевых идей позволяет в большинстве случаев, ориентируясь на середину, видеть и разоблачать зло, бороться с ним и уничтожать его.

Несколько примеров.

У большинства людей правая и левая ноги имеют примерно равную длину. Значит, если у кого-то одна нога существенно короче или длиннее другой, это явный след действия сил зла. Большинство людей рождается без хвоста, следовательно, хвост у ребенка — следствие действия зла. И это относится к любым сильным физическим дефектам, уродствам. Большинство людей имеет волосы на голове, следовательно, облысение представляет собой продукт работы сил зла. Точно так же сильное отклонение в любую сторону от обычной, средней ситуации в функционировании какого-нибудь органа или какой-то системы (позвоночника, сердца, желудка, кишечника, иммунной системы и т.д.) является болезнью, то есть результатом разрушения организма силами зла.

Теперь не столь явные примеры.

Человек со слишком сильной волей (по сравнению с большинством людей) обычно не видит необходимости обуздывать свои желания, считаться с мнением окружающих, с интересами мира. Такой человек явно поражен злом, которое резко увеличило его изначально сильную волю и направило ее на разрушение. Но и чересчур слабая воля, делающая человека пассивным и беспрекословным исполнителем любых чужих приказов, явно осквернена злом. Плохо и то, и другое.

Большинство людей прекрасно понимает, что убивать или грабить человека плохо, недопустимо. Следовательно, тот, кого тянет убивать или грабить людей, поражен злом. Подавляющее большинство людей имеет нормальную сексуальную ориентацию, значит, гомосексуализм представляет собой результат извращения силами зла изначально здорового и гармоничного инстинкта размножения. Точно так же любые чрезмерные отклонения психики какого-то человека от психики большинства людей должны рассматриваться как болезнь, то есть результат действия сил зла.

Как известно, первым приближением к усреднению является отсечение крайностей. Точно так же и в нашем случае. Конечно, усреднять все качества всех людей крайне сложно. Иногда непросто и проследить предпочтение большинства людей в каком-то вопросе. Но крайности всегда заметны, всегда бросаются в глаза. Даже если эти крайности не встречаются нам в обыденной жизни, мы всегда можем их себе представить, мысленно доведя любое человеческое качество до логического конца, до абсурда. Именно поэтому отсечение крайностей, то есть отказ от них самих и даже от приближения к ним, доступно любому человеку. Несколько простейших примеров. Крайняя степень ожирения и крайняя степень истощения человека одинаково вредны, одинаково служат злу, поэтому даже движение к ним должно быть исключено. Предельная болтливость и полное отсутствие общения также представляют собой нежелательные крайности. Слепой религиозный фанатизм и полное безверие — еще один пример крайностей, даже приближения к которым надо стараться избегать. Правильным направлением своего развития можно считать отход от крайностей, но такой отход, который нельзя еще считать приближением к противоположной крайности.

Еще один метод, позволяющий распознать печать зла в человеке, состоит в том, чтобы попытаться мысленно распространить интересующее нас качество на всех людей. Дело в том, что зло всегда является паразитом, а паразит может жить только тогда, когда вокруг есть здоровый организм, а не другие паразиты. Например, хамство может существовать и процветать только тогда, когда основная масса людей не хамы. Взяткодатель может получить преимущество только тогда, когда остальные люди взяток не дают. Убийца может спокойно себя чувствовать только тогда, когда остальные люди на убийство не способны. Воровство может приносить ворам гарантированный доход только тогда, когда все остальные не воруют. Гомосексуализм может существовать только тогда, когда большинство людей имеют нормальную сексуальную ориентацию. Примеры можно множить и множить. То есть любая паразитическая черта человека однозначно должна быть признана печатью зла, сильным отклонением от желанной середины.

А как же тогда выдающиеся таланты, гении, сильно отличающиеся от общей массы людей? Их тоже надо считать пораженными злом? Ни в коем случае. Настоящий талант, как говорят религии светлого направления, представляет собой дар Бога, отмеченность человека силами добра. Но ведь талант дается только для того, чтобы более успешно бороться со злом и нести в мир гармонию. Если какой-то человек отличается от большинства именно такими способностями, это не порок, а печать Бога. Но этот же самый талант, этот подарок можно направить на служение злу, на разрушение божественного порядка. Например, учительский или писательский талант может быть использован для пропаганды лжеучений, композиторский талант — на создание озлобляющей или отупляющей музыки, талант художника — на воспевание насилия и уродств. Тогда талант уже ставится на службу злу, поэтому его можно и нужно рассматривать как часть зла. К тому же надо еще учесть, что обычно талант дается человеку только в какой-то одной области, реже в нескольких. А во всем остальном талантливого человека надо оценивать точно так же, как и всех остальных, — сравнивая его с большинством, усредненным идеалом. Ведь никакой талант, никакая гениальность не дает право на грехи и пороки, наоборот, божественный дар предъявляет к человеку высочайшие требования. Кому больше дано, с того больше и спрашивается.

Отдельно стоит остановиться на уровне развития интеллекта человека. То, что слабый ум можно рассматривать как печать зла, готовы согласиться многие. А как быть с сильным умом? Умных людей всегда уважали, перед ними преклонялись, их возвышали, наконец, их боялись. В действительности сильный интеллект сам по себе не может рассматриваться как благо, как дар Творца. В человеке все должно быть гармонично, а любое нарушение равновесия всегда грозит осложнениями, всегда снижает устойчивость к внешним ударам. Сильный ум, не подкрепленный никакими другими выдающимися качествами, опасен. Ведь даже самый умный человек не может осознать мир до конца, всех его тонкостей, мелочей, нюансов. Но когда человек с сильным умом понимает свое отличие от других людей, он начинает считать себя непогрешимым, никогда не ошибающимся, знающим все на свете. Он ориентируется исключительно на знания, игнорируя как внешнюю, так и внутреннюю веру, опыт прошлых поколений, мнения других людей. Именно поэтому как раз особо умные люди нередко становятся основными теоретиками и руководителями разрушения мира. Именно они часто считают, что им все позволено, в том числе и разрушение самих себя. Так что переразвитый ум — это тоже плохо, он тоже работает на зло, поэтому зло вполне может подтолкнуть развитие ума, чтобы затем направить его в желаемом направлении. Ум можно сравнить с инструментом, причем таким, который легко использовать для разрушения. Ясно, что когда, к примеру, острый нож или тяжелый молоток оказывается в руках неумелого, обозленного или психически неуравновешенного человека, вероятность несчастья слишком велика.

Кстати, мы часто склонны преувеличивать значение ума, разума, приписывая ему то, что к нему прямо не относится. Например, распространено мнение, что любой талантливый человек отличается выдающимся умом. Но это вовсе не так. Сочинять прекрасную музыку, быть известным музыкантом, писать замечательные картины можно и не обладая особо сильным умом. Ведь ум не принимает почти никакого участия в процессе подобного творчества, иногда он даже мешает. Не случайно многие талантливые люди склонны к алкоголю, так как опьянение ослабляет или даже вовсе отключает ум, но до поры до времени оставляет дар (правда, обычно оскверняет его). Чистая работа ума имеет место в довольно редких случаях, например, при решении различных головоломок и логических задач. То есть тогда, когда все условия задачи четко изложены и не требуют специальных знаний. В науке же очень важную роль играет не только ум, но и память, которая прямо с уровнем ума не связана. Ведь вполне можно иметь необъятную память, хранить в ней огромную информацию, выдавать ее по первому требованию, но никак не осмысливать, не упорядочивать ее, не делать из нее самостоятельных выводов. То же самое можно сказать об изучении иностранных языков. Совсем не обязательно полиглот, владеющий десятком языков, имеет действительно необыкновенно могучий ум. И у сильного шахматиста тоже не обязательно выдающийся ум, большую роль играет память на типичные комбинации, на уже сыгранные ранее партии. Даже способности молниеносного счета — не свидетельство огромного ума, ведь известны случаи, когда ими владели откровенно слабоумные люди, которые, по их собственным словам, просто «видели правильный ответ».

Нельзя назвать очень умным и человека, который постоянно ссылается на авторитеты, цитирует известных людей. Это свидетельствует всего лишь о его неплохой памяти (если ссылки и цитаты действительно верны). Но для оценки его ума, да и всей его личности в целом, этого крайне мало. Представьте себе, что вас просят охарактеризовать какого-то человека, а вы, вместо того чтобы рассказать о нем самом, начинаете перечислять его многочисленных знакомых. Ценность подобной информации невелика, ведь людей, имеющих одних и тех же знакомых, довольно много, но все они разные. Точно так же постоянно приводить цитаты из высказываний известных людей это все равно что рассказывать о своих знакомых, вместо того чтобы излагать свои мысли. Это похоже на то, как ссорящиеся мальчишки, не уверенные в своей силе, угрожают противнику своим старшим братом или более взрослым другом. Многочисленное и разнообразное цитирование — это тоже признак неуверенности, слабости, а вовсе не выдающейся эрудиции. Цитаты допустимо приводить только тогда, когда они очень удачно, компактно, емко выражают собственные мысли цитирующего. И за каждую приводимую цитату надо быть готовым отвечать, как за свою собственную мысль. (Конечно, речь в данном случае не идет о трудах, посвященных исключительно личности цитируемого человека, там цитаты необходимы и даже обязательны.)

Но вернемся к вопросу о выборе эталона.

Ориентируясь на усредненного человека, важно помнить, что порой большинству людей свойственны некоторые пороки. Естественно, они не могут быть признаны нормой. Но как отличить, что является таким пороком, чтобы не поддаться всеобщему безумию? Это непросто, но иногда возможно. Прежде всего заметим, что многие пороки, свойственные большинству, проявляются только в процессе общения людей, но не у каждого человека, взятого в отдельности. Кроме того, даже при всеобщей приверженности какому-нибудь пороку, общественное мнение часто все-таки считает его злом. Простейший пример — пьянство. Пьют люди обычно только в компании, а не в одиночку, к тому же практически все признают, что пьянство — это зло. Именно поэтому пьянствующая компания столь нетерпима к трезвому человеку в своих рядах. Все понимают, что делают плохо, но считают, что в компании без этого нельзя, что это необходимо. Трезвый же человек самим своим видом напоминает им об их грехе, слабости, неспособности противостоять вредным обычаям, он представляет собой живой укор их совести. Мириться с этим чрезвычайно трудно. Другой пример — лживость, хамство и беспринципность политиков и чиновников. В личном общении они вполне могут оказаться нормальными, довольно хорошими людьми с правильными представлениями о добре и зле, но должность, как говорится, обязывает. И стремление соблюдать любой ценой интересы своей партии, своего учреждения, своего начальства часто толкает таких людей на путь зла. Но как только человек выходит из-под влияния коллектива (уходит в отставку, на пенсию, из политики), он сразу же меняется на глазах, становится честнее, терпимее, сердечнее. К сожалению, это происходит не всегда, часто зло подчиняет их себе окончательно.

Мысленное усреднение людей для выявления золотой середины можно проводить не только, так сказать, в пространстве, среди своих современников, но и во времени. Причем усреднение во времени дает весомую дополнительную гарантию. Например, очень хорошим приближением к золотой середине, к очищенному от зла идеалу будут те взгляды, представления, обычаи, которых люди придерживались долгие века и тысячелетия. И наоборот, те воззрения, которые быстро меняются, которые отметают все бывшее ранее, с большой долей вероятности можно отнести к ложным, продиктованным силами зла, несущим в себе разрушение мира.

Прежде всего заслуживают внимания религиозные заповеди, которые очень близки в разных религиях и у разных народов. Заповеди эти пережили тысячелетия, их признавали миллионы людей, уже поэтому они, скорее всего, близки к истине. Например, призывы не убивать, не воровать, помогать ближнему, вообще относиться к другим так, как хотелось бы, чтобы относились к тебе, можно встретить во многих религиях и учениях, которые расходятся друг с другом в других вопросах.

А вот к существующим в них расхождениям стоит отнестись настороженно, так как вполне возможно, что они были продиктованы корыстными соображениями, представлениями о целесообразности, господствовавшими в какой-то период заблуждениями и т.д. Не могут также считаться безоговорочно истинными и те взгляды, которые продержались длительное время, но которые всегда разделялись лишь ограниченными и замкнутыми группами людей. Например, всевозможные темные учения, сатанинские обычаи во все времена были популярны только у членов засекреченных сект. Даже если они иногда захватывали целые страны, это обычно длилось недолго, не более сотни лет. И в наше время те представления, которые резко противоречат существовавшим тысячелетия до нас, которые отрицают ценность духовного наследия, с большой уверенностью можно отнести к ложным представлениям, временным заблуждениям, от которых вскоре откажутся даже самые ретивые их сторонники.

Все религии светлого направления строят свои моральные учения на понятии греха. Но далеко не все люди понимают, что представляют собой грехи, и как они соотносятся со свободой человека. Древнеарийское учение и зороастризм определяют грех очень просто: это поступок, который служит злу, разрушает мир, искажает изначальную гармонию, препятствует правильному развитию мира. Причем под поступком понимаются не только дела человека, но и его слова и мысли. То есть каждая наша мысль, каждое слово и каждое дело не проходят даром, они так или иначе могут повлиять на соотношение добра и зла. Хотя, конечно, дела обычно вносят наиболее весомый вклад в укрепление или разрушение мира, но и слово — это не простое сотрясение воздуха, а мысль — не сугубо личное дело человека. Отвечать рано или поздно нам придется за все свои желания, фантазии, размышления, за все, что мы сказали, написали, сделали. Осознать это современному человеку непросто, но необходимо. Кстати, точно так же добродетель, противостоящая греху, — это любой поступок, служащий укреплению гармонии мира, очищению его от зла, правильному его развитию.

То есть грехи представляют собой не какие-то четко определенные дела, перечисленные в том или ином тексте, грех — это уступка злу в любой форме. Форм таких уступок можно придумать великое множество, соответственно и разновидностей грехов может быть бесконечно много. Естественно, даже перечислить основные грехи невозможно. Поэтому довольно нелепо искать оценку любого своего поступка в каком бы то ни было тексте. И совершенно неверно считать, что если данный наш поступок не перечислен в каком-нибудь списке грехов, то он к грехам точно не относится. Но тогда возникает вопрос, как же все-таки отличить грех от добродетели в любой жизненной ситуации.

Прежде всего важнейшую роль должна играть наша совесть — наш внутренний критерий истины. Если какой-то предстоящий поступок кажется нам недостойным, бесчестным, некрасивым, неправильным, запретным, греховным, то лучше от него воздержаться даже в том случае, когда обнаружить происхождение этого предубеждения мы не можем. Совесть есть у каждого человека, даже у последнего негодяя, поэтому этот метод доступен всем. Другой вопрос, что голос совести может молчать или звучать не слишком отчетливо. В этом случае все гораздо сложнее. Придется полагаться на знания, разум и внешнюю веру.

Зороастризм выделяет три базовых, первичных греха человека, которые лежат в основе всех остальных грехов, дают первоначальный толчок всем остальным грехам. Они связаны с осквернением трех миров (идеального, воплощенного и связующего) и с осквернением их отражения в человеке — духа, души и тела:

гордыня — осквернение духа;

ложь — осквернение души;

страх — осквернение тела.

Именно эти понятия первичных грехов можно использовать для определения допустимых и недопустимых поступков. То есть если в основе поступка лежит гордыня, страх или ложь, то можно смело сказать, что он представляет собой одну из разновидностей греха. Например, в стремлении унизить другого человека прослеживается четкое влияние гордыни, в желании оклеветать кого-то — влияние лжи, в склонности к насилию — влияние страха. Если же четкой связи с первичными грехами не прослеживается, остается полагаться на религиозные заповеди, прямо перечисляющие самые страшные грехи типа убийства, воровства или сексуальных извращений.

Важно и то, что надо не только бороться с этими грехами в себе, но и воздерживаться от их распространения вовне. То есть недопустимо не только взращивать и лелеять свою гордыню, но и способствовать росту гордыни другого человека, создавать себе кумира. Недопустимо не только лгать самому, но и поддаваться чужой лжи, позволять благоденствовать лжецам. Недопустимо не только поддаваться собственному страху, но и распространять страх и насилие вовне, поддерживать запугивание других людей и насилие над ними. Иначе жизнь может оказаться бессмысленной, может даже стать шагом назад на пути развития.

А как грехи соотносятся со свободой человека? Многие считают, что любой грех — это прямое нарушение строгого запрета Бога, прощения за которое не будет. Отсюда совершенно логично следует, что человеку, хоть раз согрешившему, уже нет смысла воздерживаться от грехов, совершать добрые дела, он уже окончательно пропащий грешник, которого ничто не может спасти. Такая позиция на руку только силам зла. Творец дал нам свободу вовсе не для того, чтобы мы были лишены права на малейшую ошибку и на ее дальнейшее исправление и искупление. Каждый наш грех можно сравнить с шагом, удаляющим нас от Бога, каждое доброе дело — с шагом, приближающим нас к Богу. Правда, размер этих шагов различен в каждом отдельном случае, зависит от конкретного поступка. Нам предоставлена свобода ошибок, но одновременно нам разъяснены правила игры, мы предупреждены об ответственности за каждый свой шаг, за каждый свой выбор между добром и злом, за то, как мы своей свободой воспользовались. Поэтому путь к совершенствованию, развитию и очищению не закрыт никогда и ни для кого. Ни один из прошлых грехов не может полностью перечеркнуть последующий добрый поступок. И точно так же ни один прошлый добрый поступок не может полностью оправдать последующие грехи. Пока человек жив, свобода выбора между добром и злом у него остается практически всегда.

Первичные грехи (гордыня, ложь и страх) проявляются по-своему на всех уровнях мироздания, в том числе и в отношениях человека с собой, другими людьми, миром, Богом. Какой-то первичный грех может выступать на передний план, другие не слишком очевидны, но опасны они все и бороться надо с ними со всеми. Посмотрим, как проявляются первичные грехи в отношении человека с самим собой.

Гордыня проявляется на этом уровне как раз нагляднее всего. Результаты ее действия — это и уверенность в своей непогрешимости, полной самодостаточности, возможности всегда и при любых условиях контролировать ситуацию, понимать ее и просчитывать все варианты. Это и нежелание признать свою ограниченность, присутствие зла внутри себя, существование каких-то внешних правил поведения и необходимость перед кем-то держать ответ за любой свой поступок. Это и отрицание существования совести — безошибочного внутреннего критерия правильности совершаемых поступков. Словом, гордыня старается изолировать человека от всего остального мира, его законов и его Создателя. Ее результатом может быть не только предельная самовлюбленность, но также и сильное чувство одиночества, полной изолированности, всепоглощающая тоска. И как следствие — враждебность, ненависть ко всему остальному миру, который якобы виноват во всех несчастьях.

Ложь проявляется на данном уровне не слишком ярко. Суть ее действия сводится к искажению любой информации, как поступающей извне, так и перерабатываемой внутри. Результаты лжи — это все виды самообмана, нежелание видеть и признавать очевидные факты, неудобные по тем или иным причинам. Внутренняя ложь всячески искажает как внутреннюю, так и внешнюю веру, подсовывает человеку такие толкования веры, которые не требуют от него никаких усилий по самосовершенствованию. Ложь чаще всего способствует самоуспокоенности и самоудовлетворенности, ведет к пассивности. Однако иногда она, наоборот, толкает человека на путь зла, например, на распространение лжи, хотя это больше относится уже к другому уровню — уровню взаимоотношений людей.

Страх на уровне отношений человека с самим собой проявляется именно как всепоглощающий ужас, боязнь собственной смерти как полного уничтожения. Этот ужас может сковывать человека, отнимать все силы, занимать все внимание. Однако, как ни странно, страх может, наоборот, толкать на саморазрушение, игру со смертью. Известно, что самоубийцы чаще всего выбирают именно тот метод сведения счетов с жизнью, которого они больше всего боялись всю жизнь. Например, тот, кто боится высоты, скорее всего, бросится из окна, а тот, кто боится утонуть, выберет прыжок с моста в реку. Постоянные мысли о смерти заставляют человека подойти к ней поближе, увидеть ее вблизи, поиграть с ней и почувствовать на себе ее дыхание. Иногда сил остановиться на границе, повернуть назад просто не хватает, и тогда происходит трагедия. К тому же постоянное ожидание неприятности очень быстро надоедает человеку, выматывает его, сводит с ума, и ему хочется, чтобы она скорее наступила, чтобы мучения кончились.

Возможен и другой путь, при котором человек, пораженный страхом, любыми путями хочет забыться, чтобы хоть на время не думать о смерти. При этом он выбирает самые сильные раздражители по принципу «клин клином вышибают», например, большие дозы алкоголя, наркотики, опасности «ночной жизни», гонки на автомобиле или мотоцикле. Естественно, такие удовольствия нередко приводят к той самой смерти, страх которой заставил их искать.

Еще одно, менее опасное проявление страха на данном уровне — боязнь самого себя, боязнь глубокого изучения всех своих проявлений, опасение разбудить в себе темное, разрушительное начало, несущее страдания. Отсюда стремление уйти от размышления над важнейшими вопросами, желание жить легко и бездумно, упрощать все проблемы, закрывать глаза на неприятности.

Остановимся теперь на некоторых практических следствиях действия первичных грехов.

Существование у человека совести последовательно и настойчиво отрицается современной материалистической наукой и всеми ее ответвлениями. Ничего удивительного в этом нет, так как основное содержание науки — это как раз гордыня, стремление поставить человеческий разум на предельную высоту, объявить его самодостаточным и всесильным. Именно в совести многие ученые видят угрозу для своего авторитета, для сформированного последними веками светлого образа науки, которая знает и может объяснить все, которая перестраивает жизнь людей на разумных основаниях, приближая счастливое будущее. Еще на заре оформления этой науки (в XVIII веке) один из видных французских просветителей Ж. Ламетри писал: «Самое важное, по-моему, — это освободить человека от угрызений совести». Нечто подобное потом повторяли все те, кто хотел в двадцатом веке организовать человеческое общество на научных или квазинаучных основах.

Такое большое внимание к совести, точнее к ее отрицанию, может показаться чрезмерным, непонятным, неестественным. Дескать, кому она может помешать, если это сугубо личное дело человека. Однако на самом деле в этом есть глубокий смысл. Ведь совесть человека всегда противостоит любым попыткам внешнего давления, любому навязыванию теоретических схем, которые пусть даже и трижды подкреплены авторитетом науки, но не соответствуют внутренним представлениям о добре и зле. Совесть — это страж изначальной свободы выбора человека, то есть она охраняет его независимость, самостоятельность, не дает ему стать бессловесным «винтиком», тупым исполнителем любой воли вождя, любого предписания самоуверенных ученых. Многим кажется, что совесть ограничивает их свободу, запрещая совершать желаемые поступки. Однако на самом деле именно совесть защищает нас от утраты этой свободы, позволяет отличить желания нашего истинного «Я» от желаний, продиктованных силами зла. Ведь цель сил зла состоит в том, чтобы поработить нас, сделать из нас послушных и нерассуждающих разрушителей мира.

Один из основополагающих законов, признаваемых современной наукой, — это так называемое второе начало термодинамики. В отличие от многих других законов его довольно легко понять на уровне простого здравого смысла, что, наверное, может служить лишним доказательством как его истинности, так и его универсальности. Согласно второму началу термодинамики, энтропия (мера беспорядка, хаоса) любой замкнутой системы может или оставаться постоянной или возрастать. Другими словами, если любую систему изолировать, она в лучшем случае будет сохраняться неизменной, а в худшем — разрушаться, приближаться к хаосу. Простейший пример: если в каком-то доме никто не живет, то он в лучшем случае будет стоять как прежде, а в худшем — будет разваливаться, стремясь превратиться в груду песка и пыли. И уж точно он не станет ни более чистым, ни более комфортным, не будет расти ни вверх, ни в стороны, даже если мы защитим его от внешних разрушительных влияний каким-нибудь непроницаемым колпаком.

Этот простой и понятный закон можно попробовать распространить не только на неживую природу, но и на живую, в том числе и на человека.

Если считать, что человек живет сам по себе, он полностью самодостаточен и не нуждается ни в каких внешних влияниях, то непонятно, почему он растет, развивается, совершенствуется (как физически, так и морально). Конечно, можно сослаться на влияние других людей, употребляемой пищи, необходимого человеку тепла. Но возьмем тогда в качестве замкнутой системы всю нашу Солнечную систему. Каким образом на Земле появилась и развилась жизнь, заметно отдалив всю систему от хаоса? Видимо, на систему действовала и действует мощная внешняя сила. Впрочем, не будем сейчас о глобальных вопросах, мы говорим о человеке.

Если какой-то орган человека искусственно ограничить, изолировать, он неминуемо начнет слабеть, болеть, отмирать. Так, например, слабеет и становится малоподвижной рука, на несколько месяцев заключенная в гипс. Подобное же происходит и с человеком, если он сознательно игнорирует действие на него, его душу, его дух внешней гармонизирующей и животворящей силы, отказывается от восприятия любых влияний этой силы, отрицает ее существование. В этом случае он неминуемо становится на путь духовной и душевной деградации. В лучшем случае он останавливается в своем развитии, остается на одном и том же уровне. Если же он открыт действию этой высшей силы, идет ей навстречу, активно улавливает все ее влияния, то он может дать примеры высочайшего развития как душевных, так и духовных сил.

То есть любая изоляция от внешнего мира, даже на уровне убеждений, пагубно действует на нас. А именно к изоляции, замкнутости, одиночеству толкает человека гордыня. Это может привести как к саморазрушению, так и к порабощению его разрушительными силами, силами зла.

Огромное значение для каждого человека имеет стремление к истине. Все хотят понять, как на самом деле устроен мир, какое место в нем занимает человек, как надо себя вести, чтобы добиться своего. Как правило, никто не хочет чувствовать себя обманутым, не желает довольствоваться лживыми или даже полулживыми картинами мира. Однако стремление к истине вовсе не то же самое, что накопление частных знаний. Есть люди, которые совсем не хотят знать слишком много, даже избегают учебы, но при этом мечтают узнать самое главное, что заменило бы все остальные частные знания. Считается, что истину можно самостоятельно вывести из собственного жизненного опыта, получить от умудренного жизнью человека, выделить из коллективного опыта нескольких людей, вычитать в какой-то одной умной книге.

Желанная истина обычно представляется нам в виде какого-то тщательно скрываемого, тайного, не каждому доступного знания. Ведь иначе, рассуждаем мы, ее бы давно знали все, и тогда жизнь, конечно же, была бы намного лучше. И если мы пока еще не совершенны, если не создали пока что рай на Земле, значит, истина зачем-то скрывается от людей, а те, кто ее узнал, почему-то не спешат делиться ею с остальными. Возможно, обладание истиной дает человеку огромные преимущества перед остальными, поэтому никто не хочет терять эти преимущества ради сомнительного удовольствия просветить все человечество. Именно подобные соображения приводят к тому, что большинство людей обожают все таинственное, закрытое, эзотерическое. Именно поэтому расцветают всевозможные экзотические культы, пользуются огромной популярностью паломничества в недоступные места далеких стран, быстро раскупаются книги, обещающие посвящение в какие бы то ни было тайны. Все хотят приобщиться к скрытой истине. Следуя этой же самой логике, то, что известно всем, что никак не скрыто, широко доступно, лежит на поверхности, считается весьма далеким от истины или же в лучшем случае объявляется лишь незначительной ее частью.

Но, может быть, все обстоит совсем не так? Может быть, все гораздо проще? И торжеству истины мешает вовсе не ее закрытость и таинственность, а то, что мы упорно не желаем ее признавать. Не ведем ли мы себя подобно голодному человеку, сидящему перед столом с хлебом, но мечтающему об экзотических ананасах, которые в действительности не слишком способствуют утолению голода? Может быть, именно то, что кажется банальностью, что всем надоело и никем не воспринимается всерьез, как раз и есть та самая искомая истина? А то, что скрывается, что недоступно, наоборот, представляет собой лишь добавление к истине, лишь ее необязательное углубление, а то и умело замаскированную ложь или практически бесполезную болтовню?

Хотя человек обычно не хочет никакой лжи, не хочет, чтобы его обманывали, сам он себя обманывает довольно охотно. То есть все мы часто выдаем желаемое за действительное, для чего сознательно или бессознательно отбрасываем все, что противоречит желаемому или отрицает его. Может показаться, что особого вреда такой самообман не приносит, что это внутреннее дело каждого человека, но это далеко не всегда так. Ведь все то, что не соответствует действительности, есть не что иное, как ложь. А ложь, будучи одним из главных проявлений зла, никогда не останавливается на полпути. Ведь неразвивающееся зло обречено на гибель: когда уже нечего разрушать, то разрушителя ждет неминуемая смерть. Точно так же и в этом случае с самообманом. Например, человек, тешащий себя приятной иллюзией, порой способен на любые преступления, чтобы эту иллюзию, этот самообман сохранить как можно дольше. Кроме того, человека, стремящегося к самообману, очень легко могут обмануть и использовать в своих целях служители зла. Наконец, тот, кто обманывает сам себя, стремится распространить свой самообман на максимальное количество других людей, так как вместе обманываться гораздо проще, некому разоблачать самообман. Может самообман приводить и к гордыне, ведь он всегда тешит самолюбие человека, возвышает его в собственных глазах. В результате кажущийся таким безобидным самообман может разрастаться до бесконечности, порождая все новые грехи и разрушая мир.

Во все времена огромное значение придавалось настроению человека. Особенно это заметно в церквях, храмах, соборах. Здесь на настроение работало все: и архитектура, и живопись, и музыка, и огонь свечей, и одежда священников, и слова молитв. Однако и в быту создание настроения играло большую роль. Фасады жилых домов украшались резьбой и росписью, в комнатах также старались поддерживать красоту, чистоту и порядок, свое особое значение имел каждый предмет, каждая деталь, бытовые заботы были построены как свято хранимые обряды. Все это также способствовало формированию нужного настроения в нужный момент. А в наш рациональный век настроение человека чаще всего рассматривается как его личное дело, как бесполезная блажь, как то, что по возможности не должно мешать ни работе, ни личной жизни. Все, что создает настроение, например, искусство, общение людей, общение с природой, считается относящимся к развлечениям, отдыху, необязательной роскоши.

Между тем, если подумать, то само слово «настроение» говорит о многом. Оно близко к настройке музыкальных инструментов, подстройке электронных приборов, устройству жизни. Создать нужное настроение человека — это значит настроить его на требуемое действие, правильное взаимодействие с миром или его частью, гармонизировать все его внутренние системы. Когда человек хорошо настроен, он легко и естественно воспринимает мировые ритмы, эффективно взаимодействует с ними, ощущает гармонию мира, легко распознает и решительно отторгает любую ложь, любой диссонанс. И поэтому он может лучше укреплять добро и бороться со злом.

Все, что действует на чувства человека, обязательно преображает его душу. И если это действие благотворное, очищающее, гармонизирующее, то оно приближает душу к изначальному, идеальному состоянию, то есть позволяет ей лучше выполнять свою главную функцию — быть посредником между телом и духом. В результате такого очищения души мы начинаем лучше соизмерять свои поступки, в том числе и мысли, со своей совестью, то есть частицей божественного духа в нас. Поэтому воздействие на душу, чувства, эмоции никак не может считаться чем-то второстепенным, несерьезным или даже мешающим жизни. Ведь когда душа сильно осквернена, засорена злом, человек временами теряет главные ориентиры, не всегда может отличить добро от зла. И, конечно же, воздействие на душу не должно еще больше пачкать и осквернять ее. Об этом всегда надо помнить художникам, музыкантам, писателям, как раз и воздействующим своими произведениями на наши чувства и несущим за это ответственность.

Все разновидности зла во всех проявлениях всегда остаются частями единого мирового зла, действующими по единым жестким законам. Они в принципе не могут противоречить друг другу и бороться друг с другом, они всегда помогают друг другу, правда, иногда изображая борьбу. Отсюда следует, что внутреннее зло человека едино с внешним злом, поэтому любые грехи делают человека более зависимым от всех видов сил зла, более уязвимым к их проискам.

К разновидностям зла относятся и болезни тела. Поэтому любой грех делает человека более восприимчивым к болезням. Но не следует считать, что грех сразу и автоматически ведет к усилению имеющейся болезни или к появлению новой болезни. Это было бы слишком просто, а зло, будучи примитивно по сути, чрезвычайно изобретательно и сложно в своих действиях. Например, болезни могут некоторое время не трогать грешащего человека, чтобы потом разом обрушиться на него со всей накопленной силой. Болезни могут не поражать человека и в том случае, когда он усердно и эффективно служит злу, разрушает мир тем или иным способом, активно распространяет гордыню, ложь, страх и насилие. Правда, когда он станет ненужным или не слишком услужливым, его сразу же уничтожат. Поэтому не стоит объявлять здорового человека однозначно хорошим, свободным от зла, а больного — однозначно плохим, зависимым от зла. Довольно часто все обстоит наоборот: хорошие люди болеют больше, чем плохие. Да, полностью чистый человек абсолютно неуязвим для любых болезней, любых происков зла, но все люди, воплощающиеся на Земле, несут в себе зло, связанное с ошибками прошлых жизней. И болезни могут быть расплатой именно за прошлое зло независимо от поведения человека в этом воплощении.

Если попытаться ответить одним словом на вопрос о том, как же надо относиться к самому себе, то ответ будет очень прост: себя надо любить. Ведь не случайно же Иисус Христос призывает нас любить ближнего своего как самого себя. То есть подразумевается, что самого себя каждый из нас, естественно, должен любить. Однако что значит любить себя? Не приведет ли такой призыв к самолюбованию, махровому эгоизму, безоговорочному одобрению всего, что исходит от меня любимого?

Ответ очень прост: надо любить в себе часть мира, сотворенного Богом, но при этом отвергать то, что это изначально совершенное творение оскверняет, портит, разрушает. То есть не стоит, например, любить свои недостатки, грехи, пороки, ошибки, свои физические и психические уродства, болезни. То, что они принадлежат нам, еще не значит, что они достойны уважения, одобрения, гордости, заботливого выращивания. Хоть это и очень трудно, надо научиться отделять свое истинное «Я» от того, что на нем паразитирует. Тем более не стоит выставлять все паразитирующее на нас напоказ, активно демонстрировать другим людям, тем самым вольно или невольно способствуя разрастанию и усилению зла. Со своим внутренним злом надо бороться самому или же с помощью специалистов (врачей, психологов, священников и т.д.), а не выпускать его наружу, не позволять ему распространяться.

Например, даже на пляже, а тем более в городе, не стоит чрезмерно демонстрировать свое обнаженное тело, ведь истинно совершенные, гармоничные тела, не испорченные злом, встречаются, к сожалению, крайне редко. У каждого есть свои недостатки, дефекты, несоразмерности. К тому же надо еще учитывать и то, что многим людям по тем или иным причинам вовсе не хочется видеть пусть даже и самое совершенное обнаженное тело, а уж вид уродливых тел может у них вызывать только презрение, ненависть, злобу, отвращение. То есть не стоит провоцировать разрастание зла. Так что оставим обнаженную натуру художникам и скульпторам (но опять же натуру идеальную, а не уродливую, пусть и самую реалистичную).

Другой пример. Человек не должен открыто демонстрировать свои грехи, пороки, дурные привычки. Если кто-то курит, совсем не обязательно, чтобы это видели все остальные люди. Во-первых, курение приносит прямой вред здоровью окружающих людей, то есть увеличивает разрушение мира, усиливает зло. Во-вторых, в результате такой открытости порок курения распространяется, ведь некоторым тоже может захотеться попробовать закурить, чтобы испытать непривычные ощущения. И не стоит курильщику воспринимать подобное ограничение своей свободы как ущемление каких-то прав. Выбрав порок, он сам добровольно лишил себя части своей свободы, а отказавшись от этого порока, он может эту свободу вернуть. И чем более тяжел порок, тем больше утрата свободы, тем решительнее должно общество ограничивать носителей этих пороков, тем сильнее они должны ограничивать себя сами.

И в заключение этой главы надо отметить следующее. Конечно же, не стоит абсолютизировать свои отношения с самим собой, нельзя допускать, чтобы они заслоняли все остальные уровни и проявления мира. Хотя в любом человеке и присутствует все, что есть в мире, но очень многие качества мира в нем недостаточно проявлены, скрыты, представляют собой только едва намеченные возможности для развития. В результате, концентрируясь исключительно на своей личности, можно получить искаженные представления о мировых пропорциях, соотношениях между теми или иными сторонами мира. К тому же кое-что в каждом человеке осквернено злом, испорчено до полной неузнаваемости. И нелепо свои собственные недостатки распространять на весь мир. То есть осознание самого себя должно представлять не единственный, а только первый шаг на пути развития.

<< | >>
Источник: Ю.В. НОВИКОВ. СТУПЕНИ ОСОЗНАНИЯ Практическая психология. 2006

Еще по теме ГЛАВА 2. НАЧНЕМ С СЕБЯ (окончание):

  1. ГЛАВА 2. НАЧНЕМ С СЕБЯ (начало)
  2. 2.11. ДАВАЙТЕ ЖЕ НАЧНЕМ
  3. НАЧНЕМ СНАЧАЛА
  4. 3.5.2. Начнем со знакомых образов
  5. Фиолетовые для меня, или Начнем с критики
  6. Глава 8 НАУЧИТЕСЬ ЛЮБИТЬ СЕБЯ
  7. Глава 16. ИСЦЕЛИ СЕБЯ
  8. Глава 11 Считаете себя незаменимым?
  9. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ "НАЙДИ СЕБЯ"
  10. Глава 13 ОЩУТИТЕ СЕБЯ БОГАТЫМ
  11. Глава 3 В чем вы себя убеждаете?
  12. Глава 3. В чем вы себя убеждаете?
  13. Глава 6 Запрограммируйте себя на лучшее
  14. Глава 9 ЛЮБИТЕ РЕБЕНКА ВНУТРИ СЕБЯ
  15. Статья 254. Окончание срока
  16. Статья 254. Окончание срока
  17. Глава 1. Найдите себя Секрет карьерного успеха
  18. ОКОНЧАНИЕ СРОКА ТРУДОВОГО ДОГОВОРА (п.2 ч.1 ст.36 КЗоТ)