<<
>>

ГЛАВА 2. НАЧНЕМ С СЕБЯ (начало)

Ты хочешь навести порядок в мире?

Начни с уборки в собственной квартире.

И прежде чем о чем-то рассуждать,

Попробуй самого себя понять.

Когда речь заходит о проблеме осознания мира, мы прежде всего думаем о каких-то общемировых принципах и всеохватывающих закономерностях.

Ведь повседневный опыт подсказывает нам, что начинать изучение любого сложного явления, любой сложной системы лучше как бы сверху, с главных законов и основополагающих идей. И как только мы поймем суть целого, сразу же все частности станут легко доступны и ясны. Например, чтобы разобраться в работе какого-то предприятия не стоит начинать с обхода рабочих мест всех сотрудников. Логичнее сначала выяснить, для чего это предприятие создано, какую продукцию выпускает, каковы технология производства и структура подразделений. После этого роль каждого работника, его проблемы и заботы будут нам гораздо понятнее.

Однако с осознанием мира все обстоит не так просто. Мир неизмеримо сложнее любого создания человеческого разума, он настолько сложен, что понять его до конца мы не можем ни на одном из его уровней.

Тем более на уровне всеобъемлющих принципов, слишком далеких от нашего повседневного опыта. Поэтому, пытаясь применить обычный метод изучения сверху вниз, мы не сможем преодолеть даже первого этапа, не сможем продвинуться ни на шаг. Мы быстро убедимся в своем бессилии, и в результате наш путь закончится, даже не начавшись. Как же быть?

Прежде всего надо понять, для чего нам нужно само осознание мира. Возможно, кому-то кажется, что, познав мир, можно его полностью перестроить в соответствии со своими желаниями. Или хотя бы внести в него существенные изменения. И на меньшее просто не стоит соглашаться. Самоуверенности таких людей можно только поражаться. К счастью, их не слишком много, больших успехов им достигнуть не удается, иначе мы бы каждый день жили в каком-то новом мире и не успевали привыкать к постоянно меняющимся условиям жизни.

Большинству же людей осознание мира, наверное, нужно в первую очередь для того, чтобы понять, как себя вести, к чему стоит стремиться и для чего. То есть конечная цель каждого из нас довольно-таки конкретная и практическая. И достигнуть этой самой цели вполне возможно, даже имея об основополагающих мировых принципах только самое общее представление. Правда, оно не должно быть принципиально ложным, противоположным истине.

Не стоит забывать и о том, что в мире все взаимосвязано, и в каждой части мира имеется все то же самое, что и в мире в целом. Причем, чем более сложную часть мира мы возьмем, тем более ярко и полно в ней будут представлены все мировые законы, все особенности общемировых процессов. Значит, глубоко изучив любую часть мира, можно в результате этого понять и мир в целом. Вопрос состоит только в том, какую именно часть нам выбрать. А руководствоваться в данном случае правильнее всего одним простым принципом: выбирать надо ту часть, которую мы лучше знаем, которая нам более доступна, которая всегда под рукой. К тому же не мешало бы, чтобы частные выводы, к которым мы придем в процессе изучения, можно было бы немедленно напрямую применить на практике. Из этих требований следует вывод, что наиболее подходящая часть мира — это мы сами. Ведь, как известно, человек имеет наиболее сложную организацию, в нем наиболее заметно проявляется все, что есть в мире. К тому же этот объект изучения всегда рядом, всегда в нашем полном распоряжении. Поэтому попробуем разобраться в себе. Может быть, это позволит нам лучше понять и все остальное.

Важно еще учитывать и то, что в процессе своего обучения мы не должны нести в мир зло, то есть разрушение. Более того, нам надо свести к минимуму саму возможность нанести миру хоть какой-нибудь вред, иначе такое обучение слишком дорого обойдется как нам самим, так и миру в целом. А не навредим мы только в том случае, если максимально ограничим свое влияние на все окружающее, и если объект изучения будет нами хорошо контролироваться.

Ведь любая учеба всегда предполагает довольно высокую вероятность ошибок, неверных шагов, неправильных поступков. Понятно, что и в этом смысле удобнее всего начинать обучение с себя. И только изучив себя, познав на себе основные законы мира, мы получим право исследовать все остальное.

Наконец, изучение своего «Я» для каждого из нас ничуть не менее важно, чем изучение всего остального мира. Ведь наши представления о себе оказывают огромное, если не определяющее, влияние на наше восприятие всего окружающего. Неправильный образ себя может до неузнаваемости, до полной противоположности исказить образы самых разных частей мира, как и мира в целом. А изменив свои представления о себе, а затем и самого себя, можно добиться того же эффекта, что и от передела мира. И дело не столько в том, что каждый поступок каждого человека (мысли, слова и дела) оказывает влияние на мир. В данном случае важнее, что при изменении восприятия мира может оказаться ненужной столь желаемая его переделка, так как многие его стороны и проявления предстанут в совершенно новом свете.

Конечно, даже без всех высказанных здесь соображений каждый человек прежде всего изучает себя, составляет о себе собственное мнение и обычно уверен, что знает себя очень хорошо. Более того, именно на основании этого мнения о себе, своей личности все мы судим обо всем остальном, что существует в мире. Другой вопрос, насколько эти представления о себе истинны, глубоки и универсальны, насколько полно мы осознаем свои проявления, сущность и назначение. Поэтому в данном случае речь идет не о том, чтобы начинать процесс самопознания на пустом месте, а о том, чтобы избавиться от ошибок и осознать себя, свои возможности и свое место в мире как можно полнее.

Интересно, что представления о самом себе нередко довольно слабо соотносятся с общим уровнем культуры человека, накопленной им информацией, развитием его интеллекта. Например, признанный интеллектуал может осознавать себя, понимать свои поступки, чувства и желания гораздо хуже какого-нибудь необразованного, но наблюдательного и логично мыслящего человека.

Воспринимать информацию о себе способны все нормальные люди. Поэтому, как правило, даже без введения каких бы то ни было новых понятий, без использования неизвестных ранее сведений каждому человеку можно многое рассказать о нем самом. Или же каждый из нас может самостоятельно путем довольно простых размышлений существенно развить или пересмотреть свои представления о себе. Просто всегда надо помнить, что мы сами представляем собой неисчерпаемый объект для изучения, что нам всегда есть что узнать о себе, что углублению этих знаний нет и не может быть предела.

Как уже отмечалось, познать до конца любую часть мира невозможно. Точно так же человек не может познать до конца самого себя. Тем не менее все мы считаем, что знаем себя достаточно хорошо, то есть знаем особенности своего характера, свои способности и их границы, свои главные жизненные принципы, можем довольно точно предсказать свое поведение в тех или иных ситуациях, сделать правильные выводы из своего опыта. Для повседневной, привычной жизни наших знаний о себе, как правило, вполне хватает. Объясняется это противоречие очень просто: все мы строим не только свою модель мира в целом, но еще и модель самого себя, то есть сильно упрощенный образ своей личности, позволяющий с достаточной для практики точностью объяснять и предвидеть свои поступки (мысли, слова, дела). Конечно же, модель эта, как и любая другая, ограничена, неполна, несовершенна, не универсальна, но в большинстве случаев успешно заменяет нам одну из частей реального мира — нас самих.

Вопрос состоит в том, как оценить эту модель, как сравнить между собой разные модели. То есть для того, чтобы приступить к углублению и расширению представлений о себе, надо сначала понять, в какую сторону углублять и расширять, чего мы хотим добиться в конечном итоге. Конечно, оценка не должна сводиться только к тому, насколько подробна исходная модель, сколько информации она содержит. Это было бы слишком просто, но, как известно, количество и глубина информации никогда не может заменить ее качества.

Наверное, самое главное при оценке состоит в том, насколько данная модель нас самих годится для обработки ситуаций, пусть и сравнительно редко встречающихся в повседневной жизни, но имеющих, тем не менее, для нас важнейшее значение. То есть таких ситуаций, которые оказывают наибольшее влияние на нашу самооценку, на наше мировоззрение, на оценку нашей жизни, на приближение к истине или удаление от нее. Ведь любая модель может быть признана приемлемой только тогда, когда она не искажает реальных причинно-следственных связей, в том числе и тех, которые соединяют человека с миром, определяют наши взаимоотношения с мировыми законами. И если какой-то человек осознает цену каждого своего поступка, свой вклад в соотношение добра и зла в мире, свою основную жизненную цель, то вся остальная его информация о себе представляет собой что-то вроде бесплатного приложения, приятного, иногда практически полезного, но вовсе не обязательного.

Как и любая другая модель, наша модель самого себя состоит из двух неравных частей: маленькой части знаний и большой части веры.

Что касается знаний, то с ними более или менее ясно: они накапливаются по мере приобретения нами личного жизненного опыта. Чтобы понять истинное место знаний о себе, достаточно вспомнить о тех детях, которые с младенчества воспитывались животными (о реальных, а не сказочных маугли). Эти дети, лишенные контактов с другими людьми, довольно хорошо приспособлены к окружающей их жизни, но практически не осознают себя людьми. У них есть знания, но почти никакой информации, принятой на веру, их модель не содержит. Соответственно, ничем не поддерживаемая извне, не слишком проявляет себя и их внутренняя вера. На первый план выходят инстинкты, проявления животного начала в человеке. В результате такие дети во многом похожи на животных, а чтобы сделать из них настоящего человека, надо немало потрудиться.

Конечно, у нормальных людей знания о себе формируются не только на основе опыта решения повседневных задач, но и под прямым воздействием веры.

То есть мы можем изучать себя, свои особенности и возможности, целенаправленно ставя над собой эксперименты, создавая себе ситуации, с которыми мы вряд ли столкнулись бы случайно. Так что у обычного человека знаний о себе значительно больше, чем у воспитанника животных. Но в любом случае их самостоятельное значение не стоит переоценивать.

Вера, составляющая львиную долю нашей модели себя, формируется в процессе воспитания, обучения, самостоятельных размышлений, выбора авторитетов. Нарабатываемая таким образом внешняя вера пробуждает, очищает и усиливает внутреннюю веру. И в конце концов мы приобретаем более или менее цельное представление о самих себе. Естественно, это наше представление может быть как истинным, так и ложным, но чаще всего ложь и истина в нем перемешаны. Здесь все зависит от того, какие источники информации участвовали в выработке веры, какие авторитеты ее формировали.

Диапазон различных мнений о том, что такое человек, чрезвычайно широк. Их содержание простирается от случайно образовавшегося сгустка материи до самого совершенного творения Бога, от мыслящего животного до сына Божьего, созданного по образу и подобию Творца. Естественно, любое мнение, даже самое ошибочное, имеет право на существование, ведь всем нам предоставлена полная свобода выбора. Переубедить человека в данном случае ничуть не проще, чем в любом другом, так как речь идет о чистой вере, а знания и опыт никакой помощи оказать не могут. Поэтому если кому-то хочется считать себя потомком обезьяны, когда-то решившей зачем-то слезть с дерева, то никаких доводов против этого он просто не услышит, проявляя упрямство, достойное только его хвостатого предка. И если кто-то уверен, что материя может самоорганизовываться произвольным образом, легко порождая любые формы жизни вплоть до самых фантастических, то доказать ему ошибочность его взглядов вряд ли удастся.

Научный «прогресс» за последние века неуклонно шел по пути развенчания человека, разоблачения древних представлений о его божественной природе. Ученым казалось, что если мы откажемся от накопившихся за тысячелетия мифов и предрассудков, то наконец поймем свою истинную сущность. Однако десятилетия и века проходили, а ясности что-то не прибавлялось. Вера религиозная сменялась верой научной, но объяснить все проявления человека, все глубины его сущности не удавалось. Более того, все более упрощающиеся представления о человеке в целом привели к утере очень многого из накопленного нашими предками. А резко усложнившиеся представления о внутреннем строении различных органов и систем нашего организма совсем запутали общую картину. В результате мы не только не приблизились к пониманию себя, но и сильно удалились от столь желанной цели.

Наука утверждает, что человек сводится к телу, что все проявления человека можно объяснить именно телом, его функциями. Ученые стремятся вывести все многообразие человеческих проявлений из особенностей строения различных органов нашего тела, найти материальные носители любых наших действий, переживаний, творческих поисков, любви, страха и т.д. Что ж, в этом есть своя логика. Ведь всеми известными научными методами ничего кроме тела в человеке обнаружить и нельзя. Только вот не совсем понятно, что же такое представляет собой жизнь.

Наука уверяет, что жизнь является закономерным следствием усложнения организации материи. То есть жизнь возникает автоматически при достаточном уровне сложности системы. Но вот представим себе, что в организме человека произошло самое маленькое разрушение (например, в сердце или мозге), и жизни уже нет, человек умер. А сложность-то никуда не делась, все тело цело и невредимо за мельчайшим исключением, все органы так же сложны, гораздо сложнее какого-нибудь червя. Но простой червь живет, а сложный человек умер. Более того, смерть может наступить вообще от нематериальной причины, например, от большой радости, внезапного горя, всеохватывающей тоски, просто от нежелания жить, потери воли к жизни. Здесь уже вообще нет никакого видимого ущерба для сложности, тело остается практически не тронутым, но жизнь кончается, то есть что-то самое главное уходит.

Не совсем понятно также, почему человек, сводящийся единственно к телу, довольно часто поступает так, что наносит этому самому телу непоправимый ущерб. Или же просто не соблюдает интересы своего тела. В своих поступках мы нередко руководствуемся совсем нематериальными соображениями, например, мнением других людей, своими убеждениями, представлениями о высшей справедливости. И ради этих соображений мы легко отказываемся от требований тела, например, работаем на износ, рискуем своим здоровьем, даже жертвуем своей жизнью. Бывает и так, что человек, тело которого из-за болезни практически полностью отказывается работать, остается полноценной личностью. То есть то, что мы называем личностью (чувства, интеллект, характер, наклонности, индивидуальность, талант и т.д.), сохраняется, а иногда и бурно развивается. И если человек сводится исключительно к телу, то откуда тогда большая внутренняя противоречивость большинства людей? Что чему противоречит в цельном и едином теле? Например, форма (внешность человека) очень часто не соответствует содержанию (внутреннему миру человека). Некоторые люди от самого рождения имеют совершенное тело, но внутренне пусты, бесплодны творчески, слабы интеллектуально. А другие при слабом и болезненном от рождения теле поражают всех силой своего духа, талантом, интеллектом. Видимо, дело не только в теле.

Довольно широко распространено и другое представление, казалось бы, прямо противоположное. Некоторые религии и философские учения утверждают, что истинная сущность человека — это его бессмертная душа. Именно она определяет все мысли и чувства человека, именно к ней относится ощущение человеком своего «Я», своей личности. Именно она дает нам жизнь. А тело — это всего лишь темница для души, временная безжизненная оболочка, не имеющая самостоятельной ценности. В этом случае также возникает масса вопросов. Не совсем понятно, кто и зачем заключает душу в темницу тела. Неясно также, может ли душа полноценно существовать без тела. И не стоит ли самому взять и разрушить эту самую темницу, свое тело, чтобы освободить свою истинную сущность, дать ей полностью проявить себя. Но ведь как раз это разрушение мы называем болезнью и смертью, всячески стремимся этого избежать. Или мы ошибаемся? Непонятно и то, зачем темница души, живущая только за счет души, имеет такое сложное строение. Может быть, душа может заставить жить и что-нибудь гораздо более простое? Неясно и то, может ли душа сама по себе действовать в нашем земном мире. Или она, лишившись тела, сразу же улетает в другой мир? И если верно второе, то зачем тогда вообще нужен наш земной мир? Для чего он был создан и кем? Видимо, тот, кто создал наш мир, враждебен душам людей, но тем не менее может создавать совершенные творения. И получается, что все наши дела, которые мы можем совершить только с помощью тела, вообще не имеют никакого смысла или даже вредны для души. Но ведь делами этими управляет сама душа, так как только она дает жизнь телу, руководит всеми движениями тела. То есть она вредит сама себе. Словом, особой логики в такой организации мира, в таком понимании сущности человека тоже не просматривается.

Иногда говорят, что душа посылается в тело затем, чтобы, преодолевая сопротивление плотной косной материи, она в этой борьбе развивалась. Но вопрос о назначении плотного мира опять же остается неясным. Неужели единственная его цель состоит в том, чтобы создавать трудности душе, чтобы ей было с чем бороться? Неужели весь видимый мир — это всего лишь полигон, полоса препятствий для душ людей? Зачем же тогда он так сложен, гармоничен, целостен? Почему бы ему не создавать душе гораздо больше препятствий и испытаний, чем те, которые встречаются в жизни? Зачем созданы те его части, которые не имеют прямого отношения к человеку? Или земной мир существует сам по себе, а души просто временно приходят сюда для тренировки, закалки, обучения? Но тогда имеет ли он вообще какое-нибудь отношение к высшему миру, которому принадлежит душа? Или эти два мира только противостоят друг другу, борются друг с другом, имеют противоположные источники происхождения и потому враждебны друг другу? Может ли высший, тонкий мир как-то воздействовать на земной, плотный мир, или они живут каждый сам по себе, замкнутой жизнью, и только души людей осуществляют какое-то их взаимодействие? Наконец, кто или что управляет высшим миром и миром земным, одинаковы ли в них законы или противоположны, одинаково ли в них понимаются добро и зло? Может ли мир земной существовать без высшего мира и наоборот — высший мир без земного? Все эти вопросы, как правило, замалчиваются сторонниками данного подхода.

Истинной сущностью человека порой называют также разум, чувства, индивидуальность (то, что отличает человека от других людей), характер, дух и т.д. Словом, попыток свести все многообразие человека к чему-то одному известно довольно много. Это понятно — хочется построить простую модель, способную четко, доступно и элементарно объяснить все сразу. Но все эти попытки оказываются не слишком успешными. Каждая теория позволяет объяснить какую-то одну сторону человеческой личности, но человек в целом по-прежнему остается непонятым, непредсказуемым, необъяснимым.

Посмотрим, что говорят о сущности человека древнейшие учения. Может быть, наши предки были ближе к истине, чем мы, их запутавшиеся потомки? Может быть, их представления о человеке более логичны, универсальны, полны?

Например, зороастризм, наиболее близкий к древнеарийскому учению, считает сущность человека триединой, выделяя в нем три основные составные части:

дух,

душа,

тело.

То есть человек, созданный по образу и подобию Бога, отражает в себе все основные проявления единого мира: мир идеальный (задуманный Творцом), мир реальный (воплощенный Творцом) и мир связующий и уравновешивающий предыдущие два. В человеке идеальному миру соответствует его дух, воплощенному миру — его тело, а связующему миру — его душа.

Проявлениями духа выступают творческое начало, совесть человека, самосознание, стремление к самосовершенствованию и самореализации. Телом является не только тело в принятом понимании (руки, ноги, голова, туловище), но и все то, что позволяет нам реально действовать в воплощенном мире, влиять на реальные вещи и события. Наконец, душа отвечает за связь духа с телом, выступая как голос совести, определяет чувства, эмоции, неосознаваемое ощущение гармонии, стремление к истине.

Дух дает нам жизнь и представляет собой частицу божественного огня. Душа проводит влияние духа в реальную жизнь, дает нам представление об идеале, осуществляет связь между идеалом и реальностью. Душа и дух человека присылаются на землю с нашим рождением и не умирают с нашей смертью в отличие от тела, которое в текущую эру, называемую в зороастризме Эрой Смешения добра и зла, дается нам только на период земной жизни. Недаром же существуют такие синонимы слова «умереть», как «отдать Богу душу» и «испустить дух». Именно душа и дух определяют все внутренние качества человека, как врожденные, так и приобретенные, его характер, склонности, способности, самоощущение, его поведение и судьбу.

Но только тело делает человека законченным творением, так как дает ему возможность активно действовать во всех трех мирах, развиваться, самореализовываться и делать полноценный выбор. Тело выступает совершенным инструментом воздействия на реальный мир, а также само подвергается влиянию реального мира. Без тела человек не является целостным творением, не может полностью проявить все заложенные в нем возможности, не может быть полноценным участником всех мировых процессов. Только в воплощенном виде человек может делать настоящий выбор между добром и злом, полностью использовать данную ему для саморазвития свободу, приближаться к идеалу — Творцу. То есть настоящая, полнокровная жизнь человека возможна как раз при его воплощении в плотном теле, а не до этого воплощения и не после него. Именно поэтому в конце времен каждый человек получит свое бессмертное и совершенное последнее тело, которое, правда, будет принципиально отличаться от привычного для нас земного тела.

Зло стремится поразить и осквернить и тело, и душу, и дух человека, чтобы сформировать из него своего служителя или хотя бы получить подпитку на его разрушении. А защитой от зла для нас может служить знаменитый принцип Заратуштры (в греческой транскрипции — Зороастра): «Благая мысль, благое слово, благое дело», призывающий охранять и очищать все три мира как внутри, так и вне себя. В идеале дух, душа и тело не должны серьезно противоречить друг другу, бороться друг с другом, вредить друг другу, так как они имеют единый источник происхождения и общую цель. Они должны находиться в гармонии, гармонично и пропорционально развиваться, действовать в полном согласии. Если между ними и существуют некоторые противоречия, связанные с их природой и местом в мире, то эти противоречия не могут вести к взаиморазрушению, усилению одного за счет другого. Однако осквернение злом нарушает изначальное равновесие между телом, душой и духом, порождает конфликты и даже непримиримую вражду между ними.

Даже при таком предельно кратком изложении, наверное, каждому ясно, что предлагаемое представление о человеке довольно логично, не противоречит никаким очевидным фактам. Ему можно верить или не верить, но знать о его существовании не мешает никому. Человек в данном случае выступает не оторванным от всего телом, неизвестно как образовавшимся и непонятно почему живущим. И не душой, неизвестно кем и неизвестно для чего заключенной в темницу тела, назначение которого покрыто мраком. Человек — это полноправный участник всех мировых процессов, помощник Бога в деле устроения мира, борьбы со злом и восстановления утраченной гармонии. Правда, человек может воспользоваться предоставленной ему свободой не по назначению, не для саморазвития и уподобления Творцу, а для служения злу, для осквернения и разрушения мира. И тогда он ослабляет свою связь с Богом, становится более уязвимым перед многочисленными силами зла. Наш выбор между добром и злом принципиально важен не только для нас самих, но и для мира в целом. Короче говоря, мы можем влиять на мир, более того, мы вольно или невольно обязательно влияем на него каждым своим поступком, и мы же ответственны за весь мир, в том числе, конечно, и за самих себя.

Такой подход позволяет избежать двух распространенных крайностей в оценке роли человека в мире. С одной стороны, человек не может быть назван самым высшим, самым совершенным существом во вселенной, которому никто не указ, который сам может устанавливать себе и миру правила жизни, не неся ответственности ни перед кем. С другой стороны, человек не может считаться и ничтожной песчинкой, которая как-то образовалась на Земле в результате случайной игры стихий, и поведение которой никак не отражается на ходе мировых процессов. Все мы представляем собой творения единого Творца, никакой случайности в нашем появлении нет, и каждый наш поступок не проходит бесследно, не безразличен миру, может помогать или мешать Творцу, гармонизируя или разрушая мир.

В процессе осознания себя каждому из нас необходимо также понять, в чем, собственно, состоит особенность человека, чем он отличается от других частей природы: природных стихий, растений, животных.

Казалось бы, человек представляет собой далеко не самое совершенное существо. Например, слон гораздо сильнее его, не говоря уже о разгулах природных стихий, которые легко сметают многие тысячи людей. По показателю живучести мы тоже далеко не рекордсмены, ведь, например, крысы или тараканы выживают в трудных условиях намного лучше нас, а микроорганизмы, вирусы, грибки способны прекрасно существовать даже там, где человек не проживет и часа. Мы далеко не самые долгоживущие организмы, ведь, к примеру, черепахи живут до трехсот лет, а некоторые деревья — даже до пяти тысяч лет. Наши органы чувств тоже не слишком совершенны: некоторые животные видят, слышат, различают запахи намного лучше нас. Мы не отличаемся высокой скоростью передвижения (здесь нам далеко до птиц или, к примеру, лошадей), мы не приспособлены к существованию в разных стихиях (например, белый медведь великолепно чувствует себя как на суше, так и в воде). Словом, внешне практически ничто не говорит о том, что человек должен занимать главенствующее или даже особо выделенное место в мире.

Самым главным отличием человека чаще всего называют его разум. Но можно ли назвать совершенным разум, значительная часть плодов которого направлена не на пользу, а во вред самому человеку, окружающим людям, природе, миру? Именно благодаря разуму, точнее, вследствие чрезмерной надежды на разум, мы все стоим сегодня на краю бездны, именно из-за него нам грозит полное уничтожение по нескольким возможным сценариям. Можно ли безоговорочно гордиться таким разумом, считать его основной и безусловной ценностью, единственным достоинством человека?

Более того, человека нельзя безоговорочно выделить среди других творений даже по такому показателю, как человечность, по качеству, само название которого, казалось бы, говорит о том, что именно оно и отличает человека. Люди далеко не всегда демонстрируют высокие образцы морали, порядочности, доброты, любви, взаимопомощи, что обычно включают в понятие человечности. Наоборот, именно люди на протяжении всей своей истории показывали множество примеров самого откровенного зла, насилия, ненависти, садизма, унижения и самоунижения, корысти, грязи, самой гнусной лжи. Кроме человека на такие гадости, низости, подлости никто другой просто не способен. Кстати, для некоторых философов этот факт является даже неоспоримым доказательством истинного ничтожества человека, обычно скрываемого под благовидными масками, под шелухой цивилизованности, воспитанности и хороших манер.

Тем не менее древние священные книги в один голос говорят о человеке как о венце творения, созданном по образу и подобию Создателя. Не является ли это признаком ничем не обоснованной самовлюбленности людей, когда-то писавших эти книги? Не является ли это доказательством ложности этих книг и во всех остальных вопросах? Посмотрим, какие доказательства избранности человека приводят священные книги, в частности, древнейшая священная книга зороастризма — Авеста.

Прежде всего человек называется последним творением Бога, вместившим в себя все остальные творения, все ранее созданные природные стихии (огонь, воздух, воду, землю), а также растительное и животное начала. Это уже кое-что. Получается, что в нас есть все, что в других частях мира, то есть мы наиболее полно вмещаем в себя весь мир в отличие от других творений. То есть человек представляет собой самое лучшее приближение к целому миру, к Творцу, этот мир создавшему. Человека с наибольшим правом можно назвать микрокосмосом, во всем подобным макрокосмосу и несущим в себе огромные потенциальные творческие возможности.

Но есть и еще один признак, который отличает нас от других частей мира. Это самое главное отличие — максимальная по сравнению с другими творениями свобода. То есть именно нам дано право самим выбирать свой путь, свою судьбу. Свобода всех других творений сильно ограничена, например, у животных очень велико влияние инстинктов, то есть жестких программ поведения, заложенных изначально и практически не поддающихся изменению. Свобода растений еще меньше, ведь они почти не способны даже передвигаться в пространстве. У человека же значительно больше возможностей выбора, возможностей влияния на окружающий мир. Мощные мыслительные способности позволяют нам строить идеальный образ будущего и затем претворять его в жизнь, то есть действовать именно так, как действовал Бог при сотворении нашего мира. Кроме того, мы способны осознавать себя и мир. Совершенная система общения дает возможность совместной работы людей, позволяет формулировать алгоритмы своих действий, накапливать и использовать свой и чужой опыт. Тело человека приспособлено для самых разных действий: от простейшего перетаскивания тяжестей до тончайшей работы ювелира, от примитивной ходьбы или бега до создания великолепных произведений музыки, живописи, литературы.

Таким образом, в нас заложены чрезвычайно разнообразные способности, значительно большие, чем у других творений, а также нам предоставлена максимальная свобода по использованию этих способностей, свобода саморазвития. Другой вопрос, правильно ли мы используем то, что заложено в нас, правильно ли мы распоряжаемся этой своей свободой, на что мы ее направляем — на добро или зло, на гармонию или разрушение, на развитие или деградацию. В обоих этих случаях, в служении добру и злу, мы способны добиться выдающихся результатов, в принципе не доступных ни для какого другого творения. И этот огромный диапазон возможных проявлений, возможных путей тоже является отличительным признаком человека. Хотя лучше бы использовать свободу правильно.

Признавать или не признавать такое понимание места человека среди других творений — личное дело каждого из нас. Но приходится согласиться, что такой подход, довольно логичен и не противоречит никаким известным фактам. К тому же он выдержал проверку многими тысячелетиями истории человечества, что также говорит о многом.

Следующий важнейший для каждого человека вопрос состоит в том, какова суть и цель нашей жизни, каков ее смысл, каково ее содержание. То есть нам надо понять, ради чего жить, и что можно считать достойным, правильным, хорошим результатом жизни.

Наиболее распространены, наверное, два более или менее четких ответа на этот вопрос.

Первый ответ гласит, что жить надо ради детей, ради продолжения себя в детях, ради продолжения жизни на Земле. С этим трудно спорить, ведь без рождения новых детей человечество просто вымрет. Но является ли это действительно главным, единственно важным, безусловно ценным? Если да, то чем тогда, собственно, человек отличается от какой-нибудь мухи, для которой размножение представляет собой как раз одно из самых главных дел жизни? Любой ли человек, оставивший потомство, достоин уважения, причем заведомо большего уважения, чем тот, кто умер бездетным? Можно ли считать любого бесплодного человека лишним, бесполезным, недостойным жизни? Надо ли испытывать безоговорочную благодарность к тем людям, которые родили и воспитали страшных преступников, великих грешников, распространителей пороков? Не следует ли некоторым людям вообще запретить иметь детей, чтобы не росло число подкидышей, беспризорников, уродов, сумасшедших, алкоголиков, наркоманов? Хорошо ли ради рождения ребенка вступать в интимные отношения или заключать брак с первым встречным (или с первой встречной)? Существуют или нет достойные, добрые, великие дела для того, у кого по тем или иным причинам нет детей? Наверное, при такой прямой постановке вопросов становится ясно, что рождение и воспитание детей, конечно, очень важно, но вовсе не самое главное. Ведь слишком много имеется оговорок, для того чтобы считать это основным смыслом жизни и единственным критерием ее оценки.

Второе мнение о смысле жизни прямо порождено идеологией прогресса человечества. Согласно ему, смысл жизни, ее главное содержание и цель — разумное, научное преобразование природы и общества. Преобразование это включает в себя научные исследования, строительство новых заводов и городов, увеличение благосостояния человека. Сюда же относится построение новых общественных отношений, которые, как считается, не идут ни в какое сравнение со старыми, обеспечивают человеку значительно большую свободу, полную справедливость, отсутствие конфликтов между членами общества. Короче говоря, нам предлагается видеть смысл жизни в том, чтобы построить рай на земле, максимально приспособить мир к нашим нуждам, что в конечном итоге обеспечит счастье людей. Несомненно, очень заманчивая цель, которая увлекала и увлекает многих, ради которой миллионы людей шли на лишения и даже на смерть, не останавливались ни перед какими препятствиями. Самое главное, в отличие от цели рождения и воспитания детей здесь есть вселенский размах, претензия на соучастие в сотворении мира, более того, на исправление ошибок, допущенных при его сотворении. Но попробуем без лишнего пафоса разобраться, действительно ли эта цель достойна, может ли она быть признана главной, определяющей смысл жизни.

Прежде всего, где гарантия того, что все наши преобразования действительно принесут нам пользу? Наука, претендующая в этом деле на направляющую роль, ошибается слишком часто и слишком крупно. Ее ошибки порой даже невозможно исправить. Да и правильно ли мы понимаем в данный момент свои собственные нужды? Не изменится ли представление о них уже через несколько лет? Такое ведь бывало неоднократно. И что же, тогда нам придется менять направление преобразований? Вообще можно ли говорить о том, что наука знает, какие преобразования действительно сделают счастливыми всех людей без исключения? Ведь пока что, несмотря на громогласные обещания ученых, доля счастливых людей почему-то не становится больше. Очень многим жить становится все тяжелее, так как преобразованная природа оказывается гораздо менее приспособленной для наших первостепенных нужд, чем нетронутая, первозданная. Грязь, порожденная цивилизацией, буквально душит и травит всех без исключения. А постоянный страх грозящего уничтожения от ядерного оружия также не способствует спокойной и счастливой жизни.

И стоят ли преобразования общественных отношений, которые обещают в будущем всеобщее счастье, многомиллионных жертв как их сторонников, так и их противников? Все шаги в направлении этого не слишком ясного общественного идеала пока не дали бесспорных положительных результатов, зато горя принесли столько, сколько и не снилось «несправедливым» общественным устройствам далекого прошлого. Можно ли вообще построить такое общество, которое самим своим устройством так переделало бы людей, чтобы они не были подвержены порокам, не совершали преступлений, не вредили друг другу? Да и есть ли прямая и жесткая связь между злом, исходящим от человека, и законами, установленными в обществе? Не слишком ли простой путь избрали наука и идеология, предложив путем преобразования правил взаимоотношений между людьми улучшить разом всех людей без исключения? Наверное, на поведение человека влияет и множество других, не менее значимых факторов. А раз так, то можно ли вообще посвящать свою жизнь переделке принципов общественного устройства, да еще и объявлять это единственным смыслом жизни?

Смыслом жизни также нередко объявляют карьеру, профессиональный рост, накопление имущества, зарабатывание денег. При этом обычно подразумевают, что все это представляет собой шаги к настоящей, обеспеченной, комфортной и спокойной жизни. Считается, что на этом пути можно от многого отказаться, многим пожертвовать, зато потом... Но когда это «потом» наступает, нередко оказывается, что жизнь, по сути, уже прожита, а ничего существенного, достойного так и не было сделано. И казавшийся целью комфорт достигнут такой высокой ценой, что вспомнить стыдно, и никогда не замолить тех грехов, которые были совершены на пути к этому комфорту. И здоровье подорвано так, что ни за какие деньги его не восстановишь. И вполне можно было бы вполне обойтись гораздо меньшим количеством благ. На эту тему есть неплохой анекдот.

Американский бизнесмен, отдыхающий на экзотическом курорте, каждый день наблюдает туземца, лежащего на берегу под пальмой и жующего бананы. Наконец он не выдерживает и обращается к туземцу:

— Слушай, чего ты все время лежишь? Почему бы тебе не пойти работать?

— А зачем? — лениво спрашивает туземец.

— Ты заработал бы денег, создал бы свое дело, сколотил бы большое состояние!

— А зачем?

— Купил бы дом, машину, кучу всяких вещей!

— А зачем?

— Ты смог бы отдыхать на лучших курортах, лежать на пляже под пальмой и есть бананы!

— А я что сейчас делаю?

Довольно часто можно также услышать, что основной целью жизни человека должно быть получение удовольствий. Мол, только ради этого стоит жить, и к тому же получение удовольствия — это сильнейший стимул, с которым не могут справиться никакие другие соображения, никакие запреты и предписания. Все это кажется глубоко верным, но в действительности здесь довольно много путаницы, так как сказывается нечеткость определения удовольствий. Попробуем рассмотреть этот вопрос подробнее.

В соответствии с представлениями о тройственной природе человека все удовольствия делятся на три группы:

удовольствия духа,

удовольствия души,

удовольствия тела.

Удовольствия тела по праву считаются самыми сильными. Точнее, именно они оказывают наиболее мощное воздействие на большинство людей. К таким удовольствиям можно отнести, например, секс, массаж, баню, бассейн, отдых, вкусную еду, приятный запах и т.д. Все это приносит огромное наслаждение, однако очень быстро становится привычным и теряет первичную остроту. Парадокс: чтобы получать больше наслаждения, надо уменьшать количество телесных удовольствий, как можно реже прибегать к ним. То есть если человека постоянно хорошо и обильно кормить, то его радость от еды скоро улетучится, еда станет нормой, а сильным раздражителем сможет быть только отсутствие еды, голод. Слишком частые сексуальные контакты тоже быстро приедаются, не приносят уже большого удовольствия. Это же относится и к другим телесным удовольствиям. Все они несут на себе печать временности, стремления успеть получить за краткую жизнь побольше радости. Ведь и тело наше не вечно, оно быстро старится и в конце концов умирает. Еще одна важная особенность телесных удовольствий состоит в том, что при передозировке они наиболее часто наносят человеку прямой вред, а иногда даже приводят к смерти. Например, чрезмерное пристрастие к бане плохо сказывается на сердце, а разнузданный секс быстро ведет к импотенции. В любом случае непомерное увлечение телесными удовольствиями приводит к ускоренному старению тела. Единственно, в чем передозировка принципиально невозможна, так это в излечении (не в самом процессе лечения, а именно в излечении) болезней тела, которое тоже можно рассматривать как одно из телесных удовольствий. Ведь восстановления изначальной гармонии никогда не может быть слишком много.

Удовольствия души не настолько очевидны, не так осязаемы, как удовольствия тела. К ним можно отнести то, что воздействует на наши чувства, эмоции, прямо не затрагивая при этом нашего тела. Например, удовольствия от прослушивания музыки, созерцания картин или природы, чтения интересной книги, просмотра фильма, общения с друзьями по душам и т.д. То есть тело от таких удовольствий ничего не получает (кроме, может быть, снижения слуха от громкой музыки или ухудшения зрения от постоянного чтения книг и просмотра телепередач). Те люди, которые отождествляют себя со своим телом, зачастую вообще не понимают подобных наслаждений из-за их эфемерности, нематериальности. Для других же сила удовольствий души может быть неизмеримо выше, чем удовольствий тела. Правда, если о теле при этом забывают, оно обязательно напоминает о себе, так что исключительно о душе может думать только тот, чье тело получает удовлетворение хотя бы минимума потребностей (прежде всего, еду, кров, одежду). Пресыщение удовольствиями души наступает не так быстро, как в случае удовольствий тела. Да и вред от передозировки встречается значительно реже и не столь велик, например, эмоциональное истощение, притупление чувств, повышенная раздражительность, меланхолия.

Наконец, существуют еще и удовольствия духа, к которым можно отнести радость творчества, радость приближения к пониманию сущности мира, радость от осознания самого себя и согласия своих поступков с совестью, счастье от контакта с Богом. Эти удовольствия тоже понятны и доступны не всем людям, они требуют определенного уровня духовного развития. Ведь они, как и удовольствия души, не дают прямых и зримых материальных выгод. К тому же в отличие от удовольствий души они требуют не пассивного восприятия, а активного участия, не следования имеющимся образцам, а самостоятельного построения нового. От уровня духовного развития зависит и сила получаемого духовного удовольствия. Для некоторых людей эти удовольствия неизмеримо желаннее любых других наслаждений. Но, как и в предыдущем случае, при пренебрежении телом и душой те непременно напоминают о себе, так как человек живет все-таки земной, воплощенной жизнью, и кроме интересов духа у него есть другие интересы. Духовные наслаждения наиболее безопасны для самого человека с точки зрения пресыщения или передозировки. Однако они могут нести в себе большую опасность для окружающего мира в том случае, если дух человека поражен злом.

Таким образом, считать максимальное количество удовольствий целью жизни нельзя уже по той простой причине, что острота ощущений постепенно снижается, а при чрезмерном увлечении радостями жизни мы можем получить и вполне реальный вред. Мера совершенно необходима. Но надо еще выяснить, можно ли чувство удовольствия считать безошибочным показателем правильности поведения. Здесь тоже далеко не все однозначно. Если человек полностью свободен от зла (случай редчайший, даже не слишком реальный), то он получает удовольствие исключительно от того, что служит добру, укреплению гармонии мира и его самого. В действительности же все мы, пусть и в разной степени, но поражены злом, причем зло оскверняет и тело, и душу, и дух. И в результате мы порой принимаем за удовольствие то, что на самом деле вредит как нам самим, так и окружающему миру.

Так, тело может воспринимать как удовольствие боль и собственное разрушение или, к примеру, неестественный, извращенный секс. Душа может испытывать наслаждение от созерцания уродств и разложения, от разрушительных звуков, от лжи, клеветы, интриг или просто от горя других людей. Дух может быть настолько окутан злом, что будет считать истинным творчеством разрушение мира, а контакты с силами зла принимать за божественные откровения. Удовольствием человек, пораженный злом, может считать и собственный страх, искусственно созданные смертельно опасные для себя ситуации. Поэтому субъективное ощущение удовольствия не мешает всегда проверять какими-нибудь другими критериями. Иногда, например, большую помощь может оказать простой здравый смысл. Короче говоря, удовольствия также не могут быть безоговорочно признаны смыслом жизни.

Но тем более не могут считаться смыслом жизни мучения, страдания, безусловный отказ от удовольствий, что проповедуют некоторые религиозные учения. Такая позиция прямо ведет к саморазрушению человека и к разрушению мира. Ведь она предполагает, что интересы мира и человека изначально противоположны, что наши ощущения всегда противоречат нуждам мира. То, что хорошо для нас, плохо для мира, а что хорошо для мира, плохо для нас. Страдания сами по себе ничего не могут создать, развить, улучшить, не могут гарантировать увеличения количества добра в мире. Если их считать самоцелью, это прямо отрицает необходимость существования, многообразия и гармонии мира. Такая точка зрения противоречит самой жизни, лишает ее всякого смысла, объявляет истинной ценностью не земную жизнь, а загробную, в которой за земные страдания ждет вознаграждение. То есть это идеология не жизни, а смерти. Она, по сути, отвергает мудрость Творца, призывает нас исправлять якобы совершенные им ошибки.

Наконец, смыслом жизни многие объявляют счастье. Но при этом счастье все понимают по-разному. Для одних оно состоит в получении максимального числа удовольствий любого типа. Для других счастье — это покой и умиротворенность. Для третьих — удовлетворение самых заветных желаний. Для четвертых — редчайшие мгновения высшей радости. И таких мнений существует множество. Но общее во всех этих случаях одно: любое счастье, как правило, долгим, пожизненным, безоблачным и полным не бывает. Да и не все люди испытывают счастье в течение жизни, у многих жизнь наполнена лишь мучениями, разочарованиями, тяжелым трудом, беспросветной борьбой за выживание (правда, кое-кто именно в этом видит счастье, но сейчас речь не о них). Так что же, любую жизнь без счастья надо считать лишенной всякого смысла? Допустимо ли утверждать, что с такой жизнью не жалко и расстаться, более того, призывать решительно покончить с ней раз и навсегда? Допустимо ли мерить ценность жизни количеством счастья, считать, что тот, у кого счастья было больше, заслуживает большего уважения и восхищения? Неужели право жить имеют только счастливые люди, которые сумели несмотря ни на что стать счастливыми (или просто внушить себе, что они счастливы)? И надо ли считать периоды без ощущения счастья всего лишь жалким и бесполезным прозябанием, лишь подготовкой к настоящей жизни, наполненной настоящего смысла? А где гарантия, что счастье в конце концов придет? Наконец, допустимо ли строить свое счастье на несчастьях других людей, на злых делах, допустимо ли придавать смысл своей жизни такой ценой? Вопросы серьезные, непростые, жизненно важные.

На основании собственных знаний, личного опыта, распространенных представлений можно предложить еще множество целей, к которым должен стремиться человек и которые могут считаться смыслом жизни. Но уверенно и безошибочно выбрать из них истинную цель мы в этом случае все равно не сможем. Истинная цель и высший смысл нашей жизни не могут быть проверены на опыте, не могут стать полноценными знаниями. Это вовсе не значит, что они принципиально недоступны нашему пониманию, просто их нельзя обосновать, опираясь исключительно на знания.

Посмотрим, что говорит о содержании, смысле и цели жизни зороастризм.

Согласно Авесте, человек посылается на землю для того, чтобы работать. А работа эта состоит в избавлении мира от зла, в том числе и от зла, порожденного самим человеком, а также в творческом саморазвитии, раскрытии тех божественных возможностей, которые заложены в каждом из нас. И первое, что надо сделать, — это определиться, сознательно встать на путь добра, отказаться от всякого сотрудничества со злом. А главным и начальным направлением дальнейшей работы должен быть сам человек. То есть надо бороться со своим внутренним злом в теле, душе и духе, познавать самого себя, упорядочивать и развивать свои внутренние способности. Без такой предварительной генеральной уборки внутри себя любые действия, направленные вовне, вполне могут не помочь, а только навредить всему остальному миру, так как внешнее зло можно легко принять за добро, а добро за зло. Эта внутренняя работа, скрытая, незаметная, не приносящая, казалось бы, никакого видимого и осязаемого результата, на самом деле представляет собой важнейшую цель для каждого из нас. Только добившись в ней заметных успехов, можно начинать переделывать мир, но переделывать не по своему усмотрению, а в направлении изначальной гармонии, первичного замысла, в соответствии с планом гармоничного развития мира. Но не стоит понимать это как призыв до поры до времени вообще ничего не делать. Влиять на окружающий мир вполне можно и без полного самоочищения. Во-первых, надо отказаться от явного служения злу, очевидных и неприкрытых грехов и пороков, например, от убийства, воровства, унижения людей и ненависти к ним. Во-вторых, можно совершать явные благие дела, например, любить других людей, относиться к ним так, как хочется, чтобы относились к вам. Для этого как раз и нужны религиозные заповеди, устанавливающие простейшие ключевые правила, выполняя которые, любой человек не ошибется.

Не надо думать, что единственный акт выбора пути добра автоматически преображает нашу жизнь, обеспечивает постоянную и мощную поддержку сил добра, гарантированно защищает от любых происков зла. Все люди, рождающиеся на Земле, поражены злом и именно вследствие этого уязвимы для сил зла. Кроме того, самим Богом всем нам изначально предоставлена свобода для саморазвития, поэтому непрестанно опекать, постоянно защищать, жестко направлять нас или запрещать нам грешить никто не собирается. Развиваться можно только при наличии свободы. Но каждый шаг на пути очищения от зла обязательно увеличивает поддержку сил добра и одновременно уменьшает нашу зависимость от темных сил.

В соответствии с мировыми законами все наши поступки постоянно учитываются, информация о них накапливается в нашей карме. Понятие кармы существует не только в индуизме и буддизме, но и в зороастризме. Карма оказывает сильнейшее влияние на судьбу человека, притягивая к нему те или иные ситуации или даже заставляя его поступать так или иначе. Если она отягощена грехами, то с человеком происходят несчастья. На ее же основе ставится итоговая оценка всей жизни человека на посмертном суде и принимается решение о его дальнейшей судьбе. От личной кармы существенно зависит характер действия на человека как сил добра, так и сил зла. Однако карму нельзя считать единственным и полновластным хозяином всей нашей судьбы, она просто создает фон жизни. С помощью светлых сил от нее можно и освободиться, ее можно отработать.

То есть самое главное состоит в том, какой выбор мы делаем в течение всей нашей жизни — в сторону добра или в сторону зла. А все остальное второстепенно, это всего лишь нюансы. Кому-то выпадают в жизни одни ситуации, кому-то другие, люди сходятся и расходятся, выполняют свою работу, открывают у себя какие-то способности и развивают их, наслаждаются и страдают, переживают разные события, но важнее всего выбор каждого между добром и злом.

Даже малозаметные, кажущиеся не слишком важными поступки, направленные на очищение себя и мира от зла, значительно важнее куда более эффектных, бросающихся в глаза дел, которые не имеют прямого отношения к проблеме выбора между добром и злом. Об этом, кстати, говорится во многих сказках разных народов, представляющих собой копилку народной мудрости. Вспомним: герой, продвигаясь к заветной цели, помогает по пути птицам, рыбам, зверям, деревьям, даже неодушевленным предметам, казалось бы, отвлекаясь на пустяки. Но в дальнейшем оказывается, что именно эти «пустяки» помогают ему в критический момент борьбы с чудовищем или приносят желанную награду. Зато антигерой, пренебрегающий на том же самом пути всем, кроме основной цели, экономящий свои силы и время, оказывается в конце концов побежденным или получает такую награду, которая ускользает из рук, оказывается бесполезной.

Зороастризм говорит, что каждый человек должен одновременно решать две основные задачи. С одной стороны, он должен жить в общемировом потоке, очищая мир и восстанавливая его гармонию, согласуя свое поведение с мировыми ритмами. С другой стороны, он должен развивать свою индивидуальность, то есть вычленять себя из мирового потока, реализуя данную ему свободу. На первый взгляд кажется, что здесь существует неразрешимое противоречие. Но только на первый взгляд. Мир в своей изначальной гармонии ничуть не противоречит свободе развития, он дает каждому бесконечный простор для самореализации. Он предполагает эту свободу как важнейшее условие своего существования. Но это верно только в том случае, если человек сознательно отказывается от одного-единственного пути — пути разрушения мира. Разрушая мир, человек тем самым отказывается от мира, то есть от свободы самореализации, становясь всего лишь пассивным исполнителем воли сил зла.

Проиллюстрируем сказанное простым примером. Человек живет в доме. За домом можно ухаживать, его можно украшать, ремонтировать, надстраивать. Все это нисколько не противоречит развитию человека, например, его профессиональному росту, чтению книг, посещению концертов, театров, музеев, его творчеству и т.д. Уют и гармония в доме будут только помогать всему этому, освобождая человека от ненужных забот. Но тот же самый дом можно разрушать различными способами, считая это самое разрушение своим развитием. В этом случае появится много дополнительных забот, например, протекающий потолок, падающие на голову балки, дыры в полу, грозящие переломом ног. На истинное развитие человеку уже не хватит никаких сил, личная свобода будет утеряна.

Существуют еще два важнейших для каждого человека вопроса, тесно связанных между собой: «Откуда я взялся?» и «Что будет со мной потом?». Эти, можно сказать, пограничные или конечные вопросы определяют основу для объяснения сути человека.

Остановимся сначала на первом вопросе. Он не так прост, как кажется на первый взгляд. Конечно, всех нас рождают наши родители, процесс этот известен, довольно хорошо изучен и доступен практически любому. Но как объяснить, что такой простой процесс образует такую сложную систему, как человек? Причем человек каждый раз формируется уникальный, не повторяющий полностью своих родителей ни особенностями тела, ни тем более особенностями характера, наклонностями, способностями, судьбой. И дети одних родителей также нередко очень сильно отличаются друг от друга. Видимо, помимо наследственности большую роль играют и какие-то другие факторы. Конечно, каждый сам может выбрать свой путь в жизни. Но почему один выбирает одно, другой — другое, а третий вообще отказывается от выбора? Почему вообще каждый человек имеет собственную, ни с чем жестко не связанную свободу выбора? Почему глубины нашей личности непостижимы? Почему поведение человека никогда невозможно точно предсказать? Почему каждый из нас несет в себе целую вселенную, способен осознавать себя, других людей и мир в целом? Вопросы, вопросы, вопросы...

Если подумать, то получается, что рождение человека, самого совершенного творения в мире — каждый раз чудо. И чудо это происходит не только благодаря мужчине и женщине, непосредственно участвующим в зачатии, но и в гораздо большей степени благодаря тем мировым законам, которые действуют независимо от нас. Не правильнее ли предположить, что мать и отец только создают условия для того, чтобы процесс формирования человека начался и пошел так, как приписывают ему мировые законы? Конечно, без матери и отца ничего бы не вышло, но они одни тоже ни за что не смогли бы образовать полноценную личность, не уступающую по сложности им самим. Никакое воспитание, никакое образование при всем желании не способны в течение такой короткой жизни вложить в каждого человека все, что в нем есть (ведь никакими приемами воспитания нельзя вырастить человека из животного), сформировать настолько сложную личность. К тому же таких уникальных личностей формируется бесконечное множество, несмотря на очень малое разнообразие методов воспитания и обучения. Никто до сих пор не смог не только подробно объяснить все качества личности, но и просто дать им исчерпывающее определение. Более того, многие признают, что в понимании человека во всех его проявлениях мы уступаем древним культурам, то есть в историческом масштабе имеет место самая настоящая деградация. Но человечество все-таки живет, все время рождаются новые люди, которые развиваются без всякой посторонней помощи и вопреки всему мешающему. Законы мира, установленные Творцом, действуют безотказно.

Свести объяснение процесса формирования человека к генам, к наследственности совершенно невозможно. В генах одной клетки в принципе не может храниться информация о полном строении всего тела, всех его многочисленных и разнообразных клеточек, органов, систем, обо всех возможных принципах их взаимодействия, обо всех особенностях личности. Простая система ни при каких условиях не способна моделировать внутри себя значительно более сложную. То есть гены содержат сведения только об основных отличиях человека от других людей. Информацию в генах можно сравнить с кратким описанием технических характеристик какого-то устройства, например, автомобиля. В таких описаниях приводятся главные отличительные признаки автомобиля (максимальная скорость, расход бензина, тип кузова, тип обивки салона, возможности оснащения аппаратурой и т.д.), но нет никаких указаний на то, как самому из ничего построить автомобиль. Поэтому при построении человека обращение к информации в генах происходит только в тех случаях, когда надо решить частные вопросы, например, какого цвета волосы сделать, какую форму носа выбрать, какие болезни будут наиболее опасны, а какие не опасны и т.д. А неизмеримо больший объем информации о строении, о развитии человека вообще, в целом, сложнейшего и совершеннейшего творения на земле, поступает совсем из другого канала, совсем из другого источника. Именно поэтому практически при любых наборах генов из человеческой клетки все-таки формируется человек, пусть иногда уродливый, нежизнеспособный, но человек, а не зверь, не рыба, не птица, не растение и не бесформенная однородная биомасса.

Вопрос о дальнейшей, посмертной судьбе человека ничуть не менее труден, чем вопрос о происхождении человека. Ведь если признать, что со смертью теряется все, что было в человеке заложено изначально, и все, что он в себе развил, чего он достиг в деле самосовершенствования, то жизнь теряет всякий смысл. Можно сколько угодно рассуждать о материальных плодах деятельности человека, о благодарности друзей, потомков и учеников, о детях, продолжающих родителей, но все это слишком ненадежно, непостоянно, непредсказуемо и не универсально. Рушатся и исчезают без следа целые цивилизации, самые выдающиеся люди забываются через десятилетия, века или тысячелетия, ученики и дети идут своим путем, да и не у всех они есть. Все это никак не может оправдать то чудо рождения и дальнейшего формирования уникальной личности, которое называется жизнью.

Неужели человек, эта сложнейшая и неисчерпаемая система, рождается только для того, чтобы через краткий период уйти в полное небытие, не оставив в мире никакого следа именно своей, ни на кого не похожей личности? Но для многих довольно очевидно, что мир устроен разумно, логично, что его поведение подчиняется строго связанной единой системе законов. И такая расточительность, такое безразличие к судьбе самых совершенных частей мира никак не согласуется с логикой мироустройства. А если все накопленное каждой личностью никуда не исчезает, а хранится, то для чего? И сохраняется ли после смерти индивидуальность, самостоятельность каждого человека в отдельности, или все поступает в общую копилку? Опять же множество важнейших вопросов, ответить на которые мы в принципе не способны, исходя только из своего опыта, из своих знаний.

Наука предпочитает обходить все эти вопросы, делать вид, что их не существует, что они не имеют никакого смысла. Что касается возникновения и формирования человека, то дело ограничивается описанием механизмов этих процессов и искусственным моделированием зачатия, а также вмешательством в отдельные гены и опытами по клонированию. Относительно посмертной судьбы человека у науки нет даже никаких предположений, она подразумевает, что после смерти все кончается, и главной своей задачей считает максимальное оттягивание момента кончины любой ценой.

Да и вообще научные методы исследования человека довольно примитивны. Они сводятся в основном к изучению тела, его органов и систем, оставляя в стороне все, что прямо к телу не относится, в том числе и психику. Это можно сравнить с такой ситуацией. Пусть мы пытаемся понять работу радиоприемника. И при этом заранее считаем, что смысл и содержание всех радиопередач заложен в устройстве приемника. Допустим, мы обнаружили, что удаление какого-нибудь конденсатора приводит к прекращению приема музыкальной радиостанции. Отсюда мы делаем поспешный вывод, что именно этот конденсатор полностью отвечает за всю слышимую музыку, ее мелодии, ритмы, гармонию, аранжировку. Другая ситуация. Совершенно неправильно сводить весь спектр возможностей компьютера к устройству его аппаратуры, игнорируя программное обеспечение, без которого компьютер — мертвая железка. Неверно приписывать все многообразие воспроизводимых всеми программами на экране монитора изображений, их сюжет, композицию, цветовое решение всего лишь какой-то одной микросхеме только потому, что ее удаление полностью гасит экран. Точно так же наука пытается свести все многообразие человека к частям его тела, строению органов, действию химических веществ, электрическим импульсам, передаваемым от органа к органу. И если выясняется, например, что поражение какого-то отдела мозга ведет к нарушению некоторых функций, то тут же делается вывод, что именно этот отдел мозга полностью реализует эти функции.

На самом деле взаимосвязь всех частей человеческого организма гораздо сложнее, чем нам кажется, чем мы можем себе представить. К тому же человек вовсе не сводится только к телу и, самое главное, не замкнут сам на себя. Человек представляет собой открытую систему, он постоянно и интенсивно взаимодействует со всем миром, всеми другими частями мира на всех мыслимых и немыслимых уровнях. Об этом говорят все древние учения.

Посмотрим, какие решения вопросов о рождении и смерти человека предлагаются религиями. Здесь существует два основных подхода.

Первый из них говорит о том, что Бог посылает каждого человека в мир, а после его смерти оценивает прожитую им жизнь, что и определяет посмертную судьбу человека.

Второй подход утверждает, что воплощение каждого человека на Земле может быть многократным, а условия каждого следующего воплощения определяются предыдущей жизнью.

Только на первый взгляд два эти подхода в корне противоречат друг другу или даже полностью исключают друг друга, в действительности же каждый из них дополняет другой. Не случайно в древнеарийском учении, древнейшей религии человечества, они составляли единое целое. Самое главное в обоих случаях состоит в том, что человек рождается не из ничего, не создается полностью своими родителями, а является сыном Бога, творением Бога, что и объясняет его совершенство и непостигаемую сложность. Другое дело, что именно этим родителям именно в данный момент посылается именно этот ребенок. Но главные черты, основа личности определены еще до рождения, весь вопрос в том, насколько полно и насколько правильно они реализуются. Точно так же после смерти человек не исчезает без следа, он возвращается назад к тому, кто его послал, и его жизнь оценивается по самому высокому счету.

А будет ли следующее воплощение, это уже не столь принципиально, мало что меняет по сути. Хотя очень многие факты нельзя объяснить не чем иным, как именно множественностью воплощений, имеющимся у человека опытом предыдущих жизней, расплатой за грехи прошлых воплощений. То есть человек занимает свое собственное место в единой системе мироздания, его истинная жизнь бесконечна, как и существование мира. А каждое земное воплощение — это шанс на обучение, развитие, попытка сравнительно самостоятельного существования, собственного выбора своего пути.

Отметим, что внешняя часть религии зороастризма, наиболее близкой к древнеарийскому учению, не говорит о множественности воплощений, акцентируя внимание на влиянии предков. Но зерванизм, эзотерическая часть зороастризма, восходящая к Заратуштре, содержит в себе подробнейшее описание круговорота воплощений и методов выхода из него. На этом построена и вся авестийская астрология. Другой наследник древнеарийского учения, индуизм, именно множественность воплощений положил в основу своей традиции. Да и изначальное христианство до VI века нашей эры также не считало ересью существование круговорота воплощений.

Если принять данное объяснение рождения и смерти человека, то многие, если не все, вопросы снимаются. Или же получают твердую основу для своего решения.

Многие почему-то полагают, что учение о множественности воплощений плохо согласуется с теорией наследственности, с наследованием родительских признаков. То есть, считается, что одно обязательно исключает другое: или уж все наследуется, или же все определяется прошлой жизнью. Однако никакого противоречия, никакого противостояния и взаимоисключения тут нет. Во-первых, каждый человек рождается именно у тех родителей и именно в тот момент, которые определяются его прошлой жизнью. Точно так же каждой супружеской паре посылается именно тот ребенок, которого они заслужили всей своей прошлой жизнью. Поэтому то, что человеку предстоит унаследовать от своих родителей определено еще до зачатия, до его прихода в мир. Во-вторых, в большинстве случаев новое воплощение человека происходит в пределах своего же рода, то есть, по сути, в своих же собственных потомках. Так что проблемы рода органично переходят из поколения в поколение. Наконец, в третьих, как уже отмечалось, гены определяют прежде всего некоторые физические признаки человека, а то, что относится не к телу, а к душе или духу, наследуется очень слабо или не наследуется вовсе. Правда, особенности души и духа находят отражение в теле, но обычно это малозаметные признаки.

Таким образом, рождение человека не является возникновением его из ничего, не может рассматриваться как начало его существования от нуля. Человек приходит в мир по законам, установленным Творцом, со своей миссией, своими проблемами. Каждое новое воплощение — это еще один шанс на развитие, на активное участие во всех делах мира. Поэтому формирование личности человека вовсе не определяется только родителями и воспитателями. Правда, память о прошлом существовании человека стирается в момент его рождения, чтобы не мешать текущей жизни, иначе жить было бы слишком сложно, слишком большой груз давил бы на нас. Но накопленные ранее проблемы от этого не исчезают, они активно влияют на все происходящее с человеком, на то, что исходит от него и на то, что происходит с ним.

Точно так же оценка жизни человека не сводится только к мнению о нем других людей, материальным следам его жизни. Оценивает нашу жизнь Творец, и исходит он из того, как мы выполняли свою миссию, как решали свои проблемы, какой выбор делали в предложенных обстоятельствах. И все индивидуальные особенности каждого человека никуда не исчезают, потому что никто и никогда не умирает полностью, бесследно. Умирает только временное тело, но не бессмертные дух и душа. Все накопленное человеком как в текущем воплощении, так и во всех прошлых, сохраняется, остается с ним, за все это он несет ответственность. А в будущем, когда зло будет полностью побеждено и уже не сможет проявляться, жизнь человека, приобретшего бессмертное последнее тело, будет вечной.

Наконец, последний из важнейших для каждого из нас вопросов, на котором мы остановимся: «Может ли человек изменить себя и свою судьбу».

Идеология науки и прогресса нисколько не сомневается в ответе на этот вопрос: не только может, но и должен, ведь только сам человек и создает сам себя и свой жизненный путь, ничто другое не важно. И если что-то нас не устраивает в себе, мы должны просто захотеть от этого избавиться и переделать себя. А если нам что-то не нравится в нашей жизни, то надо поднапрячься, поработать, и все придет в норму. И жаловаться на судьбу не имеет ни малейшего смысла, так как все зависит только от нас самих.

Никаких возражений сторонники такого подхода не хотят даже слышать, тем более, обсуждать. Ведь они твердо уверены, что все люди, которые чего-то в жизни добились, были просто более трудолюбивыми, целеустремленными, самоотверженными, чем другие. А те, у кого жизнь тяжела и монотонна, у кого ничего не получается, просто-напросто более ленивы, разболтанны, безынициативны. А судьба — это всего лишь синоним выбранного самим человеком жизненного пути, не более того. Воспитание тоже, конечно, оказывает свое влияние, но каждый взрослый, зрелый человек должен полностью контролировать свои мысли, чувства, желания, способности, склонности. И при достаточном усердии можно вылепить из себя все что угодно, можно сформировать себе именно ту судьбу, которую захочешь.

Как и в случае любой другой гипотезы, для подтверждения этой тоже можно найти целый ряд убедительных исторических примеров выдающихся людей, которые добились успеха, несмотря на ничем не выдающееся детство, «сделали себя сами». Правда, никогда нельзя проверить, не было ли это внешне неожиданное восхождение к славе, признанию каким-то образом запрограммировано заранее. Ведь существует неизмеримо большее число примеров, когда люди всю жизнь бились, как рыба об лед, самоотверженно и настойчиво трудились, но ровным счетом ничего не смогли изменить ни в себе, ни в своей судьбе. Просто о них никто не хочет говорить, так как они не укладываются в красивую и стройную теорию, что «человек сам кузнец своего счастья». Кстати, если в эту самую «кузницу» не завезли заранее железа и топлива, то можно всю жизнь старательно стучать молотом по наковальне, но так ничего и не выковать.

Непредвзятому исследователю легко заметить, что все обстоит не совсем так, как считают сторонники рассматриваемого подхода, или даже совсем не так. В каждом человеке есть свои особенности, причем не только наиболее заметные физические, но и психологические. Например, к чему-то нас неудержимо влечет, а что-то нас непреодолимо отталкивает. Какое-то занятие доставляет нам удовольствие, а какое-то воспринимается нами как мучение. Что-то нам дается легко, а что-то не дается совсем. На что-то мы реагируем крайне обостренно, а на что-то не обращаем никакого внимания. И изменить эти пристрастия крайне сложно, если не невозможно. К тому же есть еще и взаимодействие с внешним миром, которое также складывается у всех по-разному. Например, одному человеку жизнь постоянно преподносит подарки без особых усилий с его стороны, а другому катастрофически не везет, все, что он предпринимает, срывается в последний момент. Кто-то всю жизнь страдает от отсутствия любых изменений в своей жизни, а кого-то преследует непрерывная череда событий, требующих постоянного напряжения сил. У кого-то наиболее насыщена событиями первая половина жизни, а у кого-то вторая. А может быть и так, что все важнейшие события жизни происходят за какой-нибудь год. Все это и составляет нашу индивидуальность, именно этим мы и отличаемся от других людей. Но чем эта индивидуальность определяется? От чего она зависит? Можем ли мы на нее повлиять?

Посмотрим, что говорят об этом древние учения.

Согласно им, человек рождается уже в значительной мере сформированным, в него уже заложены как основные психологические способности и способы их проявления, так и характер тех ситуаций, которые он к себе будет притягивать на том или ином этапе жизни. Мы можем, конечно, как-то корректировать свою жизнь, выбирать в определенных пределах путь своей жизни. Но, самое главное, мы не в силах делать из себя все что хотим, не можем строить себя от нуля, полностью перестраивать все свое естество, лепить из себя какого-то другого человека, имеющего полностью противоположные изначальным склонности, способности, вкусы. Что касается жизненного пути, то каждый из нас рождается именно в тот момент и именно в той среде, семье, стране, которые наилучшим образом соответствуют его индивидуальности и тем задачам, которые ему предстоит решить в течение жизни. И нам надо не пытаться сделать из себя кого-то другого, бесплодно тратя на это силы, а изучать самого себя и правильно развивать то, что в нас уже есть. Полностью перестраивать свою личность — это все равно что пытаться перестраивать свое тело, например, удлинять себе ноги, менять форму головы или отращивать третью руку.

Кому-то может показаться, что отказ от переделки себя неизбежно приведет к утрате смысла жизни, серому и неинтересному существованию. Но это не так. Просто надо правильно понимать, что значит переделывать себя. Религии светлого направления говорят, что настоящая переделка себя составляет суть нашей жизни, ее основную задачу. Но в данном случае речь идет исключительно о выборе между добром и злом, который, согласно древнеарийскому учению, представляет собой основное содержание мировой эволюции в наше время. Именно служение добру, восстановление утраченной гармонии мира, борьба со злом, разрушением мира — самое интересное, сложное и благодарное занятие для всех нас. Именно освобождение от внутреннего зла во всех его видах может считаться единственно допустимой переделкой самого себя. Подавление своих греховных желаний, очищение своей совести, развитие своей души, оздоровление и укрепление своего тела — вот что должно быть основными направлениями нашей работы над собой.

Такая переделка себя обязательно повлияет и на жизненные ситуации, которые мы к себе притягиваем, и на те результаты, которых мы хотим добиться в жизни. Ведь против чистого человека силы зла бессильны, поэтому любой шаг к очищению уменьшает нашу уязвимость, снижает количество грозящих нам несчастий. Не случайно ведь древние говорили, что абсолютно здоровому человеку не страшна никакая, даже самая заразная, болезнь. А все болезни — это частный случай действия сил зла на физическом, телесном уровне. К тому же, очищая себя, человек получает больше свободы в выборе своего пути, а также лучше начинает понимать, какие цели действительно достойны его усилий, а какие не стоят ни малейшего внимания или даже просто греховны, преступны. Именно в этом смысле действительно можно сказать, что все в наших руках, и что мы сами куем свое счастье. А все наши индивидуальные особенности, наши склонности, предпочтения, таланты, наше личное предназначение — это уже не настолько важно. Или лучше сказать, что развитие своей индивидуальности, реализация своего личного потенциала не имеют особого смысла, бесспорной ценности, если мы не определимся в главном вопросе о добре и зле, не будем постоянно освобождать себя от зла, не будем доискиваться до истинной своей сути. Иначе мы можем неправильно понять себя, развивать то, что и так уже развито, бороться с тем, что требует поддержки, не замечать главного и тратить силы на пустяки. Или будем самореализовываться на пути разрушения мира и себя, что никак не может быть признано достойным с точки зрения мировых законов.

Другое дело, что груз прошлых ошибок может оказаться чересчур тяжелым, поэтому даже все наши усилия по самоочищению не приведут к заметным, эффектным результатам. Среди тех, кто воплощается в наше критическое время, когда зло особенно сильно, такая ситуация встречается довольно часто. Но даже в этом случае нельзя считать, что наши старания пропадут даром, ведь, встав на путь очищения, мы уже накапливаем гораздо меньше грехов, мы значительно лучше начинаем понимать, в чем наши ошибки, мы духовно растем, развиваемся, приближаясь тем самым к Создателю.

И еще об одном стоит помнить постоянно. Нередко человек в оправдание своих грехов, неблаговидных поступков сетует на зло, находящееся внутри него, на слабости, недостатки своего характера. Однако любой выбор между добром и злом мы всегда делаем сами, это дело относится к исключительной компетенции нашего истинного «Я», изначально свободного и лишенного любого зла. И никаких оправданий и ссылок на свое несовершенство быть не может, надо честно признавать собственные ошибки. Каждый человек должен стремиться делать правильный выбор даже в условиях очень сильных помех со стороны сил зла. А оправдываться своим несовершенством это все равно что смириться со своей зависимостью от внутреннего зла, все равно что согласиться на мирное сосуществование с ним. Свои недостатки мы должны изучать, постоянно контролировать и по возможности искоренять, а не привыкать к ним, не любоваться ими, не сращиваться с ними.

<< | >>
Источник: Ю.В. НОВИКОВ. СТУПЕНИ ОСОЗНАНИЯ Практическая психология. 2006

Еще по теме ГЛАВА 2. НАЧНЕМ С СЕБЯ (начало):

  1. ГЛАВА 2. НАЧНЕМ С СЕБЯ (окончание)
  2. ГЛАВА 3. ВСЕ МЫ — ЛЮДИ (начало)
  3. ГЛАВА 1. ВЕРА И ЗНАНИЕ (начало)
  4. Глава 12 ВЫРАЖАЯ ТВОРЧЕСКОЕ НАЧАЛО
  5. ГЛАВА 4. ПОНИМАНИЕ И ПОЗНАНИЕ МИРА (начало)
  6. ГЛАВА 5. ПОНИМАНИЕ И ПОЗНАНИЕ МИРА (начало)
  7. 2.11. ДАВАЙТЕ ЖЕ НАЧНЕМ
  8. НАЧНЕМ СНАЧАЛА
  9. 3.5.2. Начнем со знакомых образов
  10. Фиолетовые для меня, или Начнем с критики