<<
>>

Зачем выбирать духовную жизнь

I

Учитель: Представим, что однажды кто-то из ваших знакомых говорит вам: «Вы еще так молоды, зачем вы тратите понапрасну свою жизнь в этом Братстве, отказывая себе в стольких удовольствиях вашего возраста? Молиться, медитировать, выполнять духовные практики, даже голодать, вместо того чтобы, как все, пользоваться жизнью, - это неразумно.

Однажды вы пожалеете об этом*. Тут все понятно, теперь пусть каждый возьмет слова этого человека и подготовит свой ответ. Постарайтесь найти наилучший ответ на тот слу-чай, если кто-нибудь обратится к вам с такими раз-мышлениями. Думали ли вы о том, чтобы заранее под-готовить лучшие аргументы? Сомнительно... Это еще не готово.

Ладно, пока вы думаете, я расскажу вам анекдот, но вы вправе меня не слушать; ищите и найдите наилучший ответ. Всегда надо находить хороший ответ, слушайте: турист поднимается с гидом на третий этаж Эйфелевой башни; поднявшись наверх, он спрашивает его: «Часто ли какой-нибудь отчаянный человек броса ется с этой площадки?* А гид отвечает: «Не часто, только один раз*.

Он сумел найти ответ.

Ну, теперь я вас слушаю! Нет желающих? Видите, никто не осмеливается рискнуть, всегда я должен ком-прометировать себя публично. Я подожду еще несколько минут... Вы, действительно, не знаете, что ответить? Вы знаете, но не решаетесь. Давайте, начинайте, иначе как вы мне докажете, что, действительно, знаете? Вы должны мне это доказать.

Сестра: Нужно пригласить этого человека лучше ознакомиться с нашим Учением, сравнить жизнь, которую мы ведем, с его жизнью и посмотреть, чей образ жизни дает наилучшие результаты.

Учитель: Это хорошо, но это не тот ответ, который мог бы его убедить.

Сестра: А я поймала бы этого человека на слове и сказала бы ему: «Хорошо, если у вас такой великолепный жизненный опыт, дайте мне совет*, и поскольку его советы, очевидно, не будут замечательными, я спрошу его: «Как же так получается, что вам, так хорошо наслаждающемуся жизнью, не удается научить меня тому, что я всегда искала и что обрела другим образом?*

Учитель: Это тоже неубедительно, потому что этот человек может вам очень разумно ответить и именно его аргументы убедят вас, а не ваши его.

Нужно найти что-то другое.

Та же сестра: Может быть даже, что я ему не отвечу.

Учитель: Нет, это самая простая позиция, но она не даст результата. Если вы будете молчать, вам не удастся всколыхнуть кого-либо или заставить его задуматься. Между тем, нужно постараться немного поколебать этого человека в его убеждениях, чтобы он не воображал себе, что его точка зрения непогрешима. Нужно подвести его к тому, чтобы он сказал себе: ¦ Может быть, есть что-то, чего я не знаю?» Нужно разговаривать таким образом.

Материалисты - это люди очень сильные, очень упрямые, они знают то, что знают, они богаты, преуспевают в жизни, а вы, не имеющие всего того, что есть у них, как сможете им доказать, что вы на лучшем пути, чем они? Это достойные люди, не думайте, что я выбрал вам в качестве соперника жалкого простака или никчемного человека, - это было бы слишком просто. Нет, это всем довольные люди, как вы им докажете, что они ошибаются? Они не верят ни в душу, ни в дух, ни в перевоплощение, ни в нравственные законы. Они даже не верят, что в природе существуют законы, которые однажды могут их настичь, наказать, потрепать. Пока они преуспевают!.. Но преуспевают в чем? Вот, что вы должны выяснить, чтобы перевести их на другую позицию и показать им, что там они абсолютно ничто. Как вы возьметесь за это7

Сестра: У них будут испытания.

Учитель: Какие испытания?

Та же сестра: Перед лицом испытаний они беззащитны, они больше ничто, несмотря на их деньги и положение в обществе.

Учитель: Что значит «беззащитны»?

Сестра: У них нет запасов.

Учитель: Но они хорошо себя чувствуют, у них хороший аппетит, хороший сон. Нет, это тоже слабый аргумент.

Брат: Им нужно сказать, что они забыли главное

Творца всех вещей.

Учитель: Творца всех вещей? Да они в это не верят! Вы никогда не сможете их убедить, разговаривая с ними о Творце.

Сестра: Когда люди ни во что не верят, их очень трудно убедить. Их можно заставить колебаться, иногда даже прельстить, показав им, что мы счастливы, что у нас есть что-то, чего, может быть, нет у них, но если они не верят ни в Бога, ни в будущую жизнь, их невозможно растрогать.

Учитель: Нет, вы это можете, но при условии, если вы знаете как, так как это все-таки умные люди; им еще не удалось все познать, но они способны многое понять. Итак, если вы сумеете дать им доказательства, они поймут, что существуют еще и другие области, которые они еще не изучили, что, даже если им очень хорошо там, где они сейчас находятся, существуют другие пределы, которые посещали некоторые очень развитые существа. В этом случае они не могут сказать нет, что уже является началом успеха. Но чтобы их убедить, нужно встать на позицию логики, здравого смысла, констатации конкретных фактов, а не на позицию мистицизма, религии или чувства. Разум, логика - они верят только в это, это единственная позиция, где они, может быть, с вами согласятся.

Это не означает, что они изменят свою жизнь, что они откажутся от своих удовольствий, что последуют за вами в Братство; нет, но они будут вынуждены признать, что остались на более низкой стадии. Сначала они вам скажут, что все ваши идеи их не интересуют, но закончится тем, что они признают, что истинная причине их обрезе жизни в том, что они не чувствуют себя способными ресстеться со своими удовольствиями, чтобы идти двлыие; тогде вы уже не будете для них зеблуждеющимися, и они семи себя почувствуют менее гордыми. Они скежут: «Да, это прекрасно, но я не могу*. И, таким образом, они признают свое поражение. Сколько раз я уже слышал это в разговорах с людьми!

Ученик: Учитель, на такой вопрос трудно ответить абстрактно. Во время разговора нужно немного изучить человека, чтобы, действительно, знать его слабые стороны. Можно по-разному ответить человеку в зависимости от того, какие у него затруднения и проблемы.

Учитель: Да, я согласен, что нужно знать своего собеседника. В общем, в жизни все едят, пьют, дышат, спят. То, что каждый ест и пьет то или иное, много или мало, что он спит дольше или меньше, - это частности. Мы же говорим об общем положении, и, в об щем, если мы знаем, с какой стороны их затронуть, люди вынуждены сдаться.

Таким образом, я вам предлагаю найти эту сторону, поупражняться. Разумеется, каждая личность - это осо-бый случай и, чтобы убедить кого-то, предпочтительно знать некоторые детали его личной жизни. Я прекрасно понимаю, что это не первый встречный обратится к вам на улице, чтобы сказать: «Эй, вы, там, из Всемирного Белого Братства, вы ошибаетесь*. Это всегда будет знакомый, приятель, но я предлагаю вам поупражняться в общем, чтобы найти аргументы, подходящие для большинства случаев. Итак, я повторяю: вот человек, с которым вы беседуете, он утверждает, что вы лишаете себя лучших вещей в жизни, что ваша философия несерьезна, и он советует вам жить как все. Что вы ему ответите?

Брат: Можно ему ответить, что мы жили этой жизнью, что мы знаем, что это такое, - и это, действительно, так: мы ею жили! - но что именно поэтому мы остались неудовлетворенными, и вот почему мы выбрали жизнь духовную.

Учитель: Да, это хорошо. Вы можете сказать: «То, что вы нам советуете, мы уже знаем, мы уже этим жили и испытали это, но затем однажды мы обнаружили, что существуют другие области, мы узнали иные состояния сознания, которые принесли нам другое счастье, другие ощущения полноты, гораздо более разносторонние, стабильные, неоспоримые. Таким образом, вы немногому нас научите: всем известны удовольствия, о которых вы говорите, но мы знаем другие ощущения, о которых вы даже не подозреваете, и мы приглашаем вас прийти испытать их. Поскольку это радости, которые вы еще не испытывали, вы не имеете права высказывать свое мнение об их ценности. А мы можем высказываться о ваших, потому что мы прошли через это, мы жили ими, мы их изведали, а теперь мы отошли от них, чтобы жить другими радостями, гораздо более необыкновенными. Значит, мы можем сравнивать, тогда как вы — нет, поскольку вы наслаждаетесь только одним видом удовольствий и не можете высказываться со знанием дела». Поскольку это логично, если ваш собеседник умен, он ничего не сможет возразить против этого аргумента.

Сестра: А я думаю, что наша жизнь - это доказательство того, что у нас хорошая философия, потому что, несмотря на трудности и страдания, мы умеем со-хранять свет и становиться сильнее.

Учитель: Разумеется, пример - это самый сильный аргумент: самим быть живым доказательством того, что вы говорите. Да, но нужно так же суметь показать других людей, находящихся в вашем положении, иначе ваш собеседник всегда может вам сказать: «Это случайно, что вы такой» и назовет вам того-то и того-то, кто никогда ни в чем себе не отказывает и чувствует себя еще лучше, чем вы, тогда как вы заболеваете, как только съедите какой-нибудь продукт. Нет, нет, нужно найти другой аргумент, настолько логичный, настолько благоразумный, чтобы ваш оппонент уже не смог вывернуться, чтобы он был прижат.

Вы прекрасно знаете, мои дорогие братья и сестры, что когда я прихожу побеседовать с вами, моя забота, моя единственная забота всегда одна и та же: облегчить вам жизнь. Всегда разобраться, внести больше ясности, чтобы вы становились все более уверенными, сильными, убежденными и чтобы вы, наконец, знали, куда вы идете, никогда не позволяя поколебать себя никакой другой философией, - вот о чем я забочусь. Я всегда старался дать вам средства для скорейшего продвижения, и сегодня тоже я дам вам другие способы, и вы выберете то, что вам лучше всего подходит. И если сегодня я использую этот способ, то это не для того, чтобы тратить ваше или свое время. Даже если наша беседа необычна, вы выйдете отсюда с большей уверенностью, с большим подъемом, а именно это важно.

Сестра: Учитель, я уверяю вас, что это, действи тельно, очень трудно - убедить кого-то вот так, сразу, в двух словах. Учитель: Это так, я уже согласен, не пытайтесь меня убедиты в двух словах это невозможно, их нужно не-много больше!

Почему я задал вам этот вопрос? Потому что я, действительно, знаю, что на него очень трудно ответить. Сколько раз, разговаривая с братьями и сестрами, я замечал, что им трудно говорить, выражать свою мысль, находить аргументы. Если мне захотелось затронуть эти темы, то это для того, чтобы вы были во всеоружии. Так как может случится, что все чаще и чаще вам будут задавать вопросы люди, которых будет интересовать ваша философия, и хорошо, если вы будете знать, что им ответить.

Я считаю, что это очень важно.

До сих пор я давал вам всевозможные представле-ния о невидимом мире, о перевоплощении, сотворении мира, о душе, духе, о тонких телах, но я еще никогда не говорил вам о том, каким образом вы можете ответить материалистам. У вас целый запас знаний, но в нужный момент вы не знаете, какую из этих истин выбрать и предъявить, чтобы показать им, что вы на лучшем пути, чем они. А между тем это необходимо. Почему не показать им, что они не смогут запросто одержать над вами верх?

Может быть, вам не удастся их убедить и заставить их изменить жизнь, но, по меньшей мере, они будут вынуждены признать значимость ваших аргументов. Потому что, понимаете, какими бы каменными и грубыми они не казались, они не настолько такие, какими кажутся. В них все-таки есть инстинкт, какая-то интуиция, скрытая в их подсознании, которая их учит, и если вы знаете, как представить вещи, они преклонятся перед истиной. Я вас уверяю: я был уже тому свидетелем, но нужно постараться хорошо представить им вещи. Что сделать, чтоб этого добиться?

Брат: Нужно им сказать, что их философия не учитывает времени, не замечает настоящего момента.

Учитель: Нет, не нужно говорить о времени с тем, кто вам говорит, что вы заблуждаетесь, отказываясь от «прелестей# жизни. Итак, я дал вам основу, канву, вы должны найти ответ, время - это другое дело.

Тот же брат: Да, но время работает на нас или против нас.

Учитель: Это другой вопрос. Конечно, время работает на нас, но это не имеет прямого отношения к критике этих людей. Понимаете, это не очевидно. Разумеется, это верно, что они ошибаются, не учитывая вопрос времени, но не с этой позиции нужно отвечать им: вы не сможете их убедить результатами, которые появятся через десять, двадцать или более лет.

Брат: Когда общаешься с каким-нибудь человеком, нужно поставить себя на тот же уровень сознания, что у него, чтобы смочь понять слабые стороны его характера и его способ понимания вещей, только тогда можно действовать.

Учитель: Разумеется, мы предполагаем, что вы уже немного знаете вашего собеседника, мы об этом уже только что говорили.

Сестра: Можно спросить у него, достиг ли он полноты счастья со всеми своими богатствами и владениями.

Учитель: Полноты?..

Сестра: Можно у него спросить, почему он страдает физически и нравственно, тогда как...

Учитель: Но он вам скажет: «Ну, а вы, почему вы тоже страдаете7»

Та же сестра: Нет, у меня нет страданий!

Учитель: А тогда он может подумать, что вы не очень- то интересны. Человек, который не страдает, — это камень. Значит, это не хороший аргумент.

Брат: Можно попросить этих материалистов, действительно, доказать нам, что они счастливы, и сказать нам, какие в их существовании бывают моменты счастья и радости. Это кончится тем, что они обнаружат, что в действительности их крайне мало и то, что они называют радостями, на самом деле таковыми не являются, что это скорее иллюзии, которые они сами себе создают, что они живут в условностях, вместо того чтобы доходить до сути вещей. Если они посмотрят на себя искренне, они будут вынуждены признать, что то, что они принимают за радости, - это приятные, конечно, ощущения, но мимолетные и часто сопровождаемые проблемами и разочарованиями.

Учитель: Это хорошо, это логично. Но вы ошибае-тесь тогда, когда говорите, что эти люди живут в ус-ловностях. Вовсе нет. Даже если большинство людей готово сказать, что счастье - это возможность делать то или это, в действительности их мнение является не результатом условностей, а выражением их инстинк-тивных потребностей. У них есть потребности, и они считают, что счастье состоит в том, чтобы их удовлет-ворять. Дело не в условностях. Как же им ответить, если за всем этим стоит сама природа, которая подталкивает их и говорит им: «Хочу есть, хочу обладать, хочу наслаждаться»? Они скажут вам, что они совершенно правы, действуя согласно природе. Условности - им нет до них дела. Иногда они немного опасаются критики со стороны общественного мнения, но на самом деле они всегда устраиваются, чтобы следовать своим наклонностям. Вот почему не нужно говорить об условностях.

Сестра: Поскольку они никогда не бывают абсолютно счастливыми» можно сказать им, что с нашей философией можно быть очень счастливым, несмотря на недуги, возраст, бедность. Это весомый аргумент.

Учитель: Я не думаю, не думаю. Давайте поищите еще, вы найдете другие аргументы.

Брат: Можно сказать им, что физические радости и удовольствия притупляют чувствительность и что по-этому нужно все больше наслаждений и удовольствий, чтобы получить немного счастья; значит, становится все труднее быть счастливым, потому что становишься все менее чувствительным. Тогда как, отказываясь от некоторых из этих удовольствий, становишься тоньше и малейшая вещь приносит радость: удается обрести счастье благодаря малейшему ощущению.

Учитель: А вот это хороший аргумент, объективный, научный. Ваш собеседник наверняка проверил этот закон: чем больше он ест, тем меньше может оценить вкус блюда. И в области любви то же: чем больше излишеств, тем быстрее приедается - это абсолютный закон; чем больше увеличивается одна сторона, тем больше уменьшается другая. А что это за две «стороны»? Одна - это физическая, ощутимая область, а другая - область психическая, духовная, которую забывают принимать во внимание.

Здесь вы привели один из лучших аргументов. Если вы скажете человеку: «Вы страдаете, значит, вы не на правильном пути», это так, но он ответит вам: «А вы, вы тоже страдаете!» Значит, ваш аргумент не был беэупреч ным, он вернул его вам. Или: «У вас нет полноты жизни», он ответит вам: «А у вас есть полнота жизни? » Лучше скажите ему: «Посмотрите: существует закон, понаблюдайте за ним. Когда злоупотребляют в пище, в напитках и т. д., бывает, что от этого становятся бесчувственными, тупыми, грубыми и даже лицо говорит об этом (он не может это отрицать, он уже видел пьяниц; это, действительно, так)! Увеличьте сексуальные удовольствия - восхищение и радость уменьшатся. И это справедливо для всех областей. Существуют законы в природе, и мы изучали эти законы. Вы не хотите изучить их? Вы свободны, но вы упадете под ударами этих законов *.

Ваш собеседник вынужден будет признать, что это правда без какой-либо возможной дискуссии. Тогда, с этого момента, вы увлекаете его на вашу собственную позицию, говоря: «Понимаете, существует наука, которую мы изучаем и которая дает нам меру, правила, методы: сколько, когда, как - чтобы сохранять равновесие, радость, здоровье, счастье. Почему люди несчастны? Потому что они не соблюдают меры, они хотят все поглотить, всем обладать и таким образом готовят себе печальное будущее».

Значит, у вас уже есть прочная основа, на которой вы можете строить продолжение вашей дискуссии. Но я повторяю вам: отправным пунктом всегда берите без-личную идею, надежную истину, которую никто не может отрицать. Если кто-то ее отрицает, вы можете сказать ему, что с ним невозможно спорить, потому что он даже не способен видеть того, что бросается в глаза. Тогда он побоится скомпрометировать себя и будет вынужден согласиться. Но не атакуйте его на личном плане, говоря: «Вы несчастны, вы больны...», - он должен сам сделать такие выводы. Итак, я даю вам способ ведения дискуссии, который позволит вам одержать верх. Когда на вас нападают, приведите примеры, факты, которые все могут прове-рить и которые ваш собеседник, не мешкая, мог бы проверить в своей жизни. Таким образом, вы заставите его задуматься над этим, и как только это сделано, вы легко можете вести его туда, куда вам захочется. Но если вы останетесь на личной, эмоциональной пози- ции, это опасно, вы уязвимы, он может обернуть аргумент против вас и спросить вас, какое вам до этого дело. Нет, не занимайтесь его личным случаем, не показывайте ему ни его пороков, ни его слабостей, ни его болезней, оставайтесь на позиции общих положений, - он сам увидит, где он находится, а это лучше.

Сейчас я приведу вам другой аргумент. Вы можете сказать: «Когда изучают различные царства природы, наблюдают градацию. У камней нет жизненности, как у растений; у растений нет эмоций, чувств, как у животных, а у животных нет разума, как у человека. Итак, от царства к царству обнаруживается градация, постепенное развитие. Вы можете это отрицать? - Нет, - скажет он. - Хорошо, у людей тоже есть определенная иерархия. От грубых людей до гениев, святых. Посвященных - какая градация, какое развитие! Лафатер показывает в своих трудах различные формы лиц, соответствующие каждой стадии этой эволюции, и это очень интересно.

Итак, среди людей некоторые более примитивны, грубы, потому что они идут на поводу у своих инстин* ктов и своих вожделений, тогда как другие более разумны, благородны, потому что начали обуздывать себя и обращать свои взоры к высшему миру. Когда вы изучаете исторических деятелей, оставшихся в истории благодаря своей гениальности, душевному благородству, силе характера, вы вынуждены признать, что есть высший способ жить, мыслить, развиваться и способ, который никогда не сделает из вас венец творения». Вот еще один аргумент, который импонирует всем. Вы заняли неопровержимую позицию, и ваш собеседник вынужден признать, что вы выбрали тот же путь, что и все самые великие, самые благородные личности человеческой истории.

Вы продолжаете: »Кто те люди, которых все человечество вспоминает с признательностью, кого оно больше всего прославляет: тех, кому удалось превозмочь себя, или тех, кто позволил себе предаться удовлетворению своих потребностей в удовольствиях и развлечениях? Нельзя отрицать, что существует иерархия среди людей: некоторые остались на очень низкой сту-пени, очень близкой к животным, другие поднялись очень высоко. Эти исключительные люди отличаются от первых своей разумной, прекрасной и, прежде всего, полезной другим жизнью; никто бы им не дал этого места, если бы они не сделали ничего хорошего для человеческого сообщества. Итак, за этими замечатель-ными людьми, благодетелями человечества с их благо-родством, их порядочностью, их бескорыстием, за ними мы и хотим следовать и взять их за образец! Если мы последуем вашим советам, вы думаете, что нам удастся стать похожими на них? Никогда в жизни! Советуя нам дать выход всему эгоистичному, страстному, чув-ственному, вы хотите вернуть нас к животному состоя-нию. Это не идеал». Тогда вашему собеседнику станет немного стыдно, он почувствует, что скомпрометировал себя, и он пожалеет о том, что давал вам подобные советы. Существуют еще другие безличные, неопро- вержимые аргументы, давайте поищите их!

Брат: В разговоре с любым собеседником можно затронуть тему здоровья, поскольку сейчас все болеют, можно показать, как наш образ жизни восстанавливает здоровье.

Учитель: Хорошо, это так, но это не совсем убеди-тельно, потому что некоторые люди обладают очень хорошим здоровьем... «железным здоровьем», как вы говорите во Франции. Значит, это не та арена, на кото-рой вы можете сражаться. Даже если здоровье - это вопрос, который касается всех, его тоже нужно пред-ставить безличным способом, сказав: «Послушайте, вы знаете из опыта, что если вы слишком много съедите или выпьете или если еда или налитки очень плохого качества, вы чувствуете себя не совсем здоровым. Не нужно заканчивать три университета, чтобы знать, что если съешь слишком много слив или несвежую рыбу, то заболеешь.

Значит, в физическом плане мы вынуждены следить за качеством и количеством пищи. И в психическом плане то же самое: одни «продукты» вредны, а другими не нужно злоупотреблять; да, чувства - это пища на этом плане, и если вы переживаете слишком много грубых эмоций, возбуждения, страстей, поскольку это грязная пища, вы подрываете свое душевное равнове* сие». Здесь, возможно, ваш собеседник согласится с вами и признает, что, не думая о последствиях удо- вольствий, которые он хотел отведать, он пришел к тому, что его психическая жизнь вышла из равновесия. Вам опять удалось бы его убедить только потому, что вы использовали бы безличные аргументы.

Вы видите, я делаю отбор: у меня есть сотни аргу-ментов, которые я рассмотрел, и среди этой сотни я оставляю четыре или пять универсальных, неоспори-мых... как те ключи, которые подходят ко всем замкам, вы понимаете?.. Да, у меня есть четыре или пять отмычек, способных открыть все двери!

Давайте попробуйте, поищите еще...

Брат: Сначала надо согласиться с нашим собеседником, что это нормально, что все люди находятся в поиске счастья. Но он должен согласиться с нами, что нужно искать продолжительного счастья и покоя и что он их никогда не найдет теми способами, которые он применяет. Это материальные, внешние методы. Затем мы можем привести ему примеры, показав ему состояние человека, которому удалось обрести это счастье и этот покой в противоположность состоянию того человека, который постоянно ищет удовольствия, которое, естественно, не может быть долгим. Мы убедим его, что мы, как и он, ищем счастья, но мы также знаем, что методы, которыми он пользуется, не дают результатов (мы уже пользовались ими), поэтому мы нашли другое, и тогда можно ему объяснить, что это такое.

Учитель: Это тоже хороший аргумент, но для того чтобы он был неоспоримым, неопровержимым, нужно представить человеку ту абсолютную истину, что мы живем в двух мирах: в мире объективном и мире субъективном. Один - это мир материальных, осязаемых вещей, другой - это мир наших впечатлений, эмоций, мыслей, мучений. Никто не может сказать, что этого мира не существует, единственное - его не знают, не умеют с ним работать, не знают, как господствовать над ним, как изменить его, чтобы позволить ему лучше про-явиться, вот почему мы создаем в себе аномалии, неурав-новешенность. Между тем существует наука, которая учит, как уравновесить эти два мира.

Конечно, объективный мир настолько реален, что нельзя его отрицать: как можно отрицать тела, деревья, горы, вещи и т. д.? Но субъективный мир, который является нашим внутренним миром, тоже достоверен, потому что именно в нем находятся все наши ощущения покоя или беспокойства, радости или страдания... Но как обрести покой и счастье, если не владеешь знанием этого внутреннего мира?

Ваш собеседник вынужден будет признать, что невозможно построить дом без материала или если не знаешь, как этот материал использовать. • Хорошо, - скажете вы ему, - точно так же невозможно обрести равновесие, счастье и покой, если вы не знаете, где найти эти психические материалы и как с ними обращаться. Этот внутренний мир так же реален и неоспорим, как мир физический: это мир ваших эмоций, ваших чувств, ваших мучений и т. д. Разве вы не погружены в него постоянно? И я даже пойду еще дальше: разве не от него зависят ваши дела, связи, ваши браки, ваши обещания, обязательства, ваши споры, ваши рас ставания?.. Все ваши действия основаны на этом внут реннем мире, вы не можете этого отрицать. Он даже более важен, чем все остальное. Представим, что вы архимиллиардер; ночью кто-нибудь возьмет вас за горло и скажет вам: «Кошелек или жизнь!« Жизнь: вы никогда ее не видели, не прикасались к ней, не взвешивали ее, это что-то субъективное, вы только чувствуете, что жи-вете. И так вы отдадите все ваше состояние, которое яв-ляется объективным, за субъективную вещь, которую никогда не видели«.

Это доказывает, что существует субъективный мир, мир психический, более важный, чем все остальное, а между тем в своих делах, расчетах, комбинациях люди всегда ставят материальный мир на первый план - это нелогично, неразумно, они выбрали неправильный путь для решения своих проблем. И вы можете еще добавить: «Вы небрежно относитесь к вашей внутренней жизни, вы не заботитесь о том, чтобы в вас были порядок и ясность, вы не медитируете, не молитесь, вот почему у вас никогда не бывает длительного покоя и радости, потому что вы как раз пренебрегли главным. Тогда как мы, поняв, что эта внутренняя жизнь есть главное, мы беспрестанно заняты тем, чтобы улучшить ее, приукрасить, поэтому, даже если у нас нет ни одного из ваших материальных достижений, наши радости, наши удовольствия гораздо более прочны, несомненны, стабильны, чем ваши. Вот откуда наш покой и наше равновесие«. Можно еще продолжить: «Вся ваша жизнь проходит в обогащении, в улучшении вашего общественного положения, но все эти достижения по- настоящему вам не принадлежат. В жизни происходят такие события, которые могут лишить состояния или изменить положение! Перемены в судьбе, политические или экономические потрясения, смена полити ческого режима ничего не могут сделать против того, кто использовал свое время и энергию на то, чтобы строить свою внутреннюю жизнь».

Вы видите, брат, это ваш аргумент, но чтобы он был убедительным, вы должны развить его. Конечно, еще нужно, чтобы ваш собеседник имел терпение выслушать вас до конца, поскольку он может очень быстро уйти, не дав вам закончить.

Давайте поищите еще... Но не говорите ни о чем субъективном, потому что если вы говорите кому-то: «Я чувствую, что это так, я так чувствую...», он вам ответит: «Оставьте меня в покое со своими чувствами, говорите объективно».

Сестра: Можно напомнить о существовании иерархии между пятью чувствами, показать, что существует столько способов ощущать жизнь, сколько есть органов чувств, и установить между ними эту последовательность, которую вы только что установили, чтобы показать им, какое место они занимают в масштабах человека.

Учитель: Это так, это тоже аргумент, но нужно раз-вить его, чтобы сделать его убедительным. Вот как нуж-но представить его. У нас есть пять чувств: осязание, вкус, обоняние, слух и зрение. Посмотрите, как разумно потрудилась природа, чтобы сформировать их. Чтобы дотронутся до предмета, нужно, чтобы он находился очень близко, чтобы был контакт между нашей кожей и им. Значит, осязание - это чувство самое близкое к физическому плану. Вкус - он требует контакта со ртом, нельзя попробовать пищу, не поднеся ее ко рту, но чтобы суметь почувствовать вкус, нужно также, чтобы она была жидкой: язык не может распробовать про дукты, пока они не превратятся в жидкие, а это функ-ция жевания и слюны. ~ Но, _ скажете вы, - кусок сахаря - это твердое. — Конечно» но по мере того как во рту он превращается в жидкое состояние» вкусовые сосочки могут почувствовать его вкус. Таким образом, осязание связано с твердым состоянием, вкус - с жидким.

Что касается обоняния, оно связано с газообразным состоянием. - Как? Что вы тут рассказываете? Цветок твердый, духи жидкие, а между тем я их ощущаю! - Нет, то, что вы чувствуете, - это маленькие газообразные частицы, которые выделяются из цветка или флакона духов и распространяются в воздухе, щекоча вам ноздри. Запах имеет воздушную природу, его нельзя ощутить, если тела не переходят в ничтожно малых дозах в газообразное состояние, и именно эти частицы касаются вашей слизистой и ваших обонятельных нервов, иначе вы не смогли бы ощутить никакого запаха.

Перейдем теперь к слуху. Ухо слышит звук, когда он переносится по воздуху, но звук не имеет отношения к воздуху: звук - это волна, движение, вибрация, которая ударяет по барабанной перепонке. Вы скажете: «Да, но запахи тоже переносятся по воздуху«. Согласен, но это пока еще материальные частицы, тогда как в акустическом явлении нет материи: звук - это сама вибрация, сама волна. Значит, начиная со слуха, наши чувства начинают отделяться от материи и становятся духовными.

Что касается зрения, оно — на первом месте в иерархии чувств. Это уже не материя, не жидкость, не воздух, не звуковая волна входят в контакт с глазом, а это гораздо более короткая и интенсивная вибрация, кото рую называют «светом*. Значит, зрение - это природ-ный процесс, гораздо более тонкий, чем слух, вместе с ним мы входим в эфирный мир.

Таким образом, вы видите, какую потрясающую градацию установил Космический Разум между пятью чувствами! Между тем хронологически, в процессе эволюции видов, он давал им появляться один за другим, начиная с самого элементарного, осязания, и заканчивая самым совершенным - зрением. И он их постепенно давал созданиям как средства познания, чтобы позволить им продвигаться на пути эволюции.

Какими средствами вы располагаете, чтобы познавать окружающий вас мир? Вы можете потрогать вещи, пощупать их, вы узнаете, что они холодные или теплые, шершавые или гладкие, сухие или влажные и т. д... но для этого нужно, чтобы они оказались у вас в руках, а это не всегда просто. Вы можете их попробовать, но тогда вы должны поднести их ко рту! Распо знать их при помощи обоняния проще, потому что вы можете оставаться на определенной дистанции, но не слишком далеко, иначе запах не дойдет до вас.

Звук дойдет до вас из еще более далекого места. Итак, ваш радиус действия расширяется. Еще больше, чем обоняние, слух предупреждает животных об опасностях, помогает им охотиться, убегать, обороняться, защищать своих малышей, но он также ограничен радиусом в несколько километров. Только глаза различают предметы издалека. Поэтому, не благодаря ли им, человечество сделало самые большие достижения и самые большие открытия, потому что они дают сведения не только о форме и цвете (это уже огромное богатство), но и о дни жении, скорости, расстоянии и, более того, о световых излучениях. Глаза имеют неслыханные возможности, чтобы помочь человеку развиваться. И доказательство - это то, что они видят свет звезд, которые находятся в сотнях тысяч световых лет в космосе.

Глаз улавливает свет, который движется со скоростью 300 ООО километров в секунду, тогда как ухо улавливает звук, который перемещается со скоростью 333 метра в секунду. Когда стреляют из пушки, сначала видна вспышка света, а затем слышен звук. Или же во время грозы вы сначала видите молнию и спустя одну или несколько секунд вы слышите гром. Так природа установила градацию между пятью чувствами.

Таким образом, вы представите вашему собеседнику эту иерархию, сказав ему: ¦Посмотрите, есть люди, которые чувствуют себя счастливыми только тогда, когда они прикасаются к существам или предметам, когда они держат их в своих руках или когда они пробуют их, едят их. Другие испытывают большое удовольствие, вдыхая ароматы. Наконец, кто-то находит радость и счастье, слушая и видя: это музыканты, художники, артисты, даже ученые, философы. Итак, первые - всего лишь бедняги, довольствующиеся весьма ограниченными удовольствиями: они думают только о том, чтобы пить, есть, спать с мужчинами или женщинами, потому что они не развили двух других чувств».

Но пойдем дальше. Если природа предусмотрела в человеке полную градацию между пятью чувствами, почему этой градации не существовать и в других способностях? Среди ощущений тоже имеются грубые, низменные, но и другие - легкие, тонкие, настолько тонкие, что они позволяют вам проникнуть в божественный мир. Большинство людей предпочитает оставаться в своих болотцах со своими маленькими удовольствиями, какими- то маленькими радостями, но другие хотят идти дальше и радоваться, и питаться, входя в единение со всей вселенной, и таковы Посвященные! Кто теперь прав? Эти бедные буржуа с их маленькими удовольствиями или эти люди, отправляющиеся в беспредельность?

Эту же градацию мы обнаруживаем в области мыслей. Некоторые питают животные, грубые, эгоистичные или преступные мысли, другие, наоборот, занимаются только тем, что думают о благе других, о братстве, о всеобщности. И здесь то же, кто прав?

И вы можете еще сказать: «Ну, если вы остаетесь на уровне осязания, вкуса, обоняния, давайте трогайте, пробуйте, нюхайте, а мы, мы предпочитаем высшую деятельность. Прикасайтесь также к женщинам, мужчинам, ласкайте их, пробуйте их, нюхайте их, смакуйте их... мы, мы будем продолжать радоваться тому, что видим их на расстоянии и слышим их голос. Вы полагаете, что мы живем в лишениях?.. Вовсе нет, мы не столь глупы, поскольку нужно не лишать себя, а всего лишь идти к высшей степени удовольствий; вот и все, это вопрос выбора. Но лишать себя - никогда! Когда мы медитируем, молимся, когда мы созерцаем божественную красоту, вы думаете, мы не испытываем ни эмоций, ни радостей? Да, мы их испытываем больше, чище, вернее, чем все остальные».

Вот еще один хороший аргумент: иерархия, существующая в пяти чувствах, но нужно уметь представить его ясно и объективно. Продолжайте искать другие аргументы...

Во всяком случае мне кажется, что вы становитесь более уверенными, что путь, которым вы идете - пра вильный. Да, я сделал это нарочно, я взял вымышлен-ный персонаж, несчастного обывателя, которого вы дол-жны были бы попытаться убедить, но это только для того, чтобы отныне вы сами были убеждены. До него мне нет дела, меня не волнует этот тип, это вас я хочу убедить. Вы скажете: «Почему вы думаете, что мы не убеждены?* Э, нет, не совсем. Если вы хорошенько раз-беретесь в себе, вы увидите, что вы сами не вполне убеждены. Сегодня благодаря этим аргументам для вас стало еще более ясно, что вы на верном пути, и вы скажете себе: «О! Да, это хороший путь, а я и не знал!»

Есть столько вещей, о которых вы не догадываетесь! Но если я вам о них говорю, ваши глаза внезапно раскрываются: «Слушай, это правда, я об этом не думал». Я приведу вам пример. Мы находимся здесь в этой комнате с четырьмя стенами, но если вы скажете: «Мы в Севре», это тоже правда... Теперь: Севр находится в Сент-э-Уаз... А Сент-э-Уаз - во Франции. А Франция - в Европе. Расширяя свое видение, расширяя сферу своего сознания, вы все время правы. Но в общем люди настолько ограничены, что об этом не думают, говоря себе: «Я в этой комнате» - и это все. Но эта комната, где она находится?., далее Европа - это континент, который является частью Земли... А Земля входит в число планет Солнечной системы. О! Так мы в Солнечной системе, и все это - правда. Солнечная система, в свою очередь, является частью галактики, а эта галактика - составляющей космоса.

Ведь это чудесно: мы, находящиеся в этой комнате, в то же время находимся в космосе! Поэтому, когда я вам говорю, что мы - граждане космоса, вы не можете этого отрицать, и никто не может, только мы не привыкли смотреть на вещи так широко. А поскольку мы космические существа, зачем вечно себя ограничивать, почему не открыть глаза и не сказать себе, что мы должны выполнять космическую работу? Вот почему вы, братья и сестры Всемирного Белого Братства, должны взяться за работу в гораздо более широком и обширном смысле, вы должны работать для всего мира. Достаточно расширить свое сознание, немного изменить свой образ мыслей, стать менее ограниченными, менее посредственными, осознать, что вы живете в космосе, что вы связаны со всей вселенной... Да, истинные спиритуалисты привыкли смотреть на вещи в других масштабах, они как можно лучше стараются выполнять свою задачу как граждане космоса. Они трудятся для человечества, для всей планеты. Что касается тех, кто занят удовлетворением своей несчастной ничтожной персоны, - ладно, пусть продолжают, это их дело! Нет, нет такого человека, каким бы ученым он ни был, каким бы умным, богатым, каким бы довольным собой, который смог бы долго сопротивляться нашим аргументам: или он возьмет свою шляпу, чтобы уйти, или он согласится с нами.

Но продолжайте искать, существуют и другие неоспоримые аргументы. Я жду... Я очень рад, что вы представили так много хороших идей. Только сначала нужно было поставить себя на объективную позицию, а субъективные аргументы оставить напоследок.

Брат: Ученый не станет приглашать своих друзей на пирушку в свою лабораторию, потому что это то место, где он долго проводил опыты с помощью хруп ких инструментов, с опасными препаратами, может быть, даже со взрывчатыми веществами. Лаборатория - это его рабочее место, он там не устраивает пирушки, он приглашает туда только своих учеников или сотрудников. Для нас наша лаборатория - это наше внутреннее существо и наше тело, и если мы начнем устраивать там попойки, это повредит нашим опытам, нам не удастся открыть законы, которые мы ищем.

Учитель: Да, это тоже хороший аргумент, но этот вопрос о внутренних и внешних лабораториях может быть представлен шире.

Вот, что можно сказать всем этим людям, ослеплен-ным превосходством своих научных и технических от-крытий: «Вы все работаете в ваших лабораториях, и там вы делаете открытия, важность и полезность которых нельзя отрицать. Вы только забыли о том, что всем нам при нашем рождении природа дала личную лабораторию: нас самих, наше собственное тело, нашу собственную психику; значит, вместо того чтобы делать опыты исключительно вне нас, мы можем также проводить аналогичные эксперименты в глубине нашей души.

Вы так заняты экспериментами, которые вы прово-дите в физическом плане, что вам не остается времени проводить их внутренне, с вашими ощущениями, ва-шими чувствами, мыслями. Тем не менее внутри вас находится необыкновенная лаборатория, где всего хва-тает, где имеются все вещества, все составляющие и даже еще лучше, чем в ваших внешних лабораториях, потому что вы еще не открыли все элементы, находящиеся в природе».

Вы можете пойти еще дальше, сказав: «Вы любуетесь вашими телескопами, микроскопами, электрон ными машинами и забываете о работе в своей внутрен-ней лаборатории. Значит, эта лаборатория, то есть ваша психика, повреждена, разбита, заброшена, моторы зар-жавели, больше не работают. Что делать? Как раз начать этим заниматься, чтобы сохранить равновесие между внутренним и внешним миром, трудиться во внешних лабораториях, но не пренебрегать лабораториями внутренними, потому что там тоже нужно уметь хорошо управлять приборами, следить за аппаратами, дозировать все вещества... Вот чему надо учиться в Посвященческой Школе*.

И даже можно добавить: «Вы восхищаетесь вашими аппаратами, микроскопами, телескопами, но вы забыли восхищаться... своими глазами! Если бы у вас не было глаз, что бы вы увидели через ваши приборы? Ваш организм представляет собой огромный завод, бла- годаря которому вы можете ходить, передвигаться, располагаться в вашем рабочем кабинете, делать опыты, находить новые формулы... Это благодаря вашим внутренним аппаратам вы можете манипулировать вашими внешними приборами, значит, они являются наиболее важными. Однажды, когда откажут ваши глаза, желудок, ноги, руки, вы больше не сможете пойти в вашу лабораторию, с вашей наукой будет покончено«

Запомните хорошенько следующее: есть что-то гораздо более важное, чем все эти микроскопы, телескопы, радары, экраны и т. д. - это глаза. Потому что, не имея глаз, вы можете иметь какие угодно приборы, чтобы смотреть очень далеко или очень близко, но вы ничего не увидите. Это просто, ясно, логично. Человек уже сам по себе - фантастическая лаборатория, и если бы ученые не имели в своем распоряжении всех этих совершенных приборов, которыми являются мозг, сер-дце, легкие, ноги, рот, они не смогли бы проводить никаких исследований.

Кто может отрицать эту очевидную истину? Покажите мне человека, который возразил вы мне, и я отвечу ему: «Э, старина, даже для того, чтобы обратиться ко мне, ты должен был прибегнуть ко всем этим приборам и аппаратам!* Едва открыв рот, чтобы спорить со мной, он уже подтверждает справедливость того, что я излагаю. Таким образом, когда отрицают существование Бога, не умея ничего сказать, кроме: «Бога нет*, именно это и доказывает, что Он существует. Эти невежды этого не понимают, но люди разумные, люди доброй воли поймут меня.

Итак, мои дорогие братья и сестры, вы начинаете догадываться, что вы на верном пути. Я убежден, абсолютно убежден, и я хочу, чтобы вы тоже были убеждены. Вы еще не вполне убеждены, я это понимаю, и я вам скажу почему. Прежде всего, вы еще не отдали предпочтение внутренней области, духовной жизни: вы забываете о ее значении, как дети, которые всегда так увлечены зрелищем, вещами, людьми, что так и остаются поглощенные, завороженные, покоренные, забывая обо всем остальном. Далее, вы провели еще недостаточно опытов, чтобы понять, что содержится в этом таком необыкновенном мире внутренней жизни.

Когда вам удастся испытать ощущения высшей при-роды, никакая видимость, никакая иллюзия не смогут вас больше ослепить. Нет, вы провели еще недостаточно чудесных экспериментов в этих внутренних лабора-ториях, чтобы отведать небесных радостей и смочь затем сказать: «Что вы мне рассказываете? У меня дру гие радости, я живу в мирах, отличных от тех, в кото-рых вы хотите меня удержать*. Поскольку вы еще не проводили этих экспериментов, вы не отдаете первого места жизни духа, вы ослеплены, околдованы внешней стороной существования.

Вы скажете себе: «Другие живут лучше меня. Ах! Если бы я мог быть таким, как они! Что мне делать с моей несчастной духовностью? В то время как у них, по меньшей мере, есть результаты!* Вы можете получить такие же результаты, такие же материальные удовольствия, но тогда вы будете вынуждены отказаться от своих духовных исканий. Посвятите этому несколько лет, вы получите столько же денег, сколько и они, - да, но тогда скажите «до свидания* своей внутренней жизни. Стоит ли ради этого жертвовать? Все эти люди, которые так преуспели, часто жертвовали своей совестью, честностью, покоем, радостью, чтобы иметь материальные богатства, и когда размышляешь об этом, понимаешь: это не стоило того, - я говорю вам это, я это подчеркиваю. По каким соображениям? Хорошо, в другой раз я вам расскажу о законах перевоплощения, о том, каким образом можно, начиная с этой жизни, работать над подготовкой своих будущих жизней, и тогда вы поймете, что если действительно необходимо чем-то жертвовать, последнее, чем жертвуют, - это духовная жизнь. К тому же если бы это не было главным, меня бы здесь не было, чтобы рассказывать вам небылицы; я был бы одной из тех важных персон, которые вызывают вас в свой кабинет и которые, для того чтобы дать вам хорошо почувствовать свое превосходство, заставляют вас часами ждать приема. Вот их величие: оно состоит в том, чтобы мучить людей.

Итак, не жалейте о том, что оставили область удовольствий и успехов всех остальных, погрузитесь навсегда в прекрасный мир духа и света. Но, естественно, не оставляя вашей работы и ваших занятий; эго было бы неразумно с моей стороны советовать вам подобное. Делайте то, что вам нужно, всегда отдавая предпочтение миру мысли, идеалу, духу, свету, Божеству. Вы увидите: вы не пожалеете, вы не скажете: «Ах! Я мог бы жить лучше. Что заставило меня ввязаться в это?» Если вы это скажете, это значит, что вы ничего не поняли, ничему не научились и что вы никогда никуда не придете. Так как, если в течение тех лет, что вы находитесь в Учении, вы до сих пор не испытали могущества духовной жизни, значит, я полагаю, что и в материальной сфере вы будете посредственными. Все те, которые добились успехов в обществе, может быть, не верят в Бога, но они, конечно, более решительны, динамичны, более смелы и активны, чем вы.

В заключение, на сегодняшний вечер, остановимся на этом. Есть еще другие аргументы, о которых вы не подумали, но с сегодняшнего вечера, если какой-нибудь материалист атакует вас (ай, ай, ай!), ему плохо придется в течение четверти часа. Вы довольны? Вы вместе со мной приняли участие в замечательном «избиении»!

Разумеется, это не означает, что человек, которому вы представите свои аргументы, решится изменить свою жизнь, так как, чтобы принять такое решение, нужно соединить много условий. Некоторые характеры на-столько сильны в том, что касается чувств, инстинктов, ощущений, страстей, что ничто не сможет их изменить, никакой философии не удастся это сделать.

Они скажут вам: «Я понимаю, я согласен с вами, это за-мечательно, я хотел бы измениться, но я не могу,' у меня это слишком сильно». Некоторые признавались мне в этом: «Я не могу. Если я не буду курить, есть мясо, пить спиртное, спать с женщинами, если я не буду немного воровать, я буду несчастным». После этого, конечно, он еще более несчастен, но это другое дело.

Таким образом, речь не идет о желании совершенно изменить этих людей, но лишь показать им, что духовные люди не так глупы, что их жизнь и их труд имеют смысл. Будут ли они согласны измениться, это другое дело. Бели бы явился сам Христос, тысячи человек упали бы на колени, чтобы восславить его, но они остались бы тем, чем являются, неспособными измениться. Кошка напрасно бы говорила: «Я вас признаю, я восхищаюсь вами, я следую за вами», она останется кошкой: она всегда будет охотиться за мышами.

К счастью, существуют другие люди, более свободные, более отдаленные от материального, и когда они понимают преимущество духовной жизни, они решают измениться, благоприятствовать расцвету своей высшей природы. Это не произойдет в один день, они будут бороться годами, но им удастся измениться. И наконец, существует третья категория людей, которые приходят на землю полностью свободными от пороков и страстей: им суждена большая работа. Конечно, они очень редки из-за наследственности, потому что на земле почти нет семей, которые были бы совершенно чистыми и способными дать совершенное тело светлым духам, которые хотят воплотиться. Даже самые великие Посвященные должны трудиться много лет над своим телом, чтобы исправить некоторые недостатки, некоторые изъяны. Их дух напрасно помогал матери во время беременности, напрасно трудился вместе с нею, чтобы соединить лучшие элементы: они не могут помешать некоторым наследственным недостаткам пробраться и немного кое-что подпортить. Этим объясняется, что даже работа великого Учителя на земле никогда не бывает абсолютно совершенной: человечество не могло помочь ему, дав ему тело без недостатков.

Семья Иисуса была исключением: на протяжении многих поколений все жили в чистоте, порядочности, строгом следовании религии, и Мария была готова благодаря работе всей ее семьи. Но сегодня, особенно в наше время, трудно найти семью без пятна, без изъяна, но зато какая работа для Посвященных! Вот почему вы должны исправить положение, подготовить почву. Те, которые хотят создать семейный очаг, не должны никогда забывать, что они могут помочь светлым сущностям прийти воплотиться в лучших условиях. А какую признательность они получат тогда от своих детей! Пока им не очень-то помогают, и бедняги, хотя и приходят из небесных пределов, вынуждены нести тяжелое бремя.

Чем больше человек любит свет и чистый воздух, тем более он несчастен, когда спускается в подвалы или подземелья. Однажды я захотел посетить места обитания пещерных людей в Испании. Я был с одним братом, и едва мы вошли в эти подземные жилища, как я сказал ему: «Быстро, пойдем отсюда!« Царила ужасная атмосфера, я чувствовал, что там происходили любовные драмы, ужасные убийства, и мы немедленно уехали. Если Богу будет угодно, в следующий раз мы продолжим искать аргументы. Очень важно иметь хорошие аргументы под рукой; прежде всего, они будут полезны вам самим; если однажды вы будете немного колебаться, искушаться, бу поддаваться отчаянию, они вновь начинают действовать.

В таких случаях нужно всегда взывать к здравому смыслу и, прежде всего, не позволять себе потонуть в чувствах.

Ну как, вам не кажется, что сегодня вечером вы что-то узнали?.. Многое?.. Я очень этому рад. Вы выйдете из этой Школы как исключительные созда-ния, как образец, как пример для подражания. И это необходимо: мир нуждается в этом... Позже вам даже не понадобится ни говорить, ни объяснять, будет достаточно «молчать». Но сначала нужно «осмелиться», осмелиться возразить материалистам. Позже не будет необходимости спорить. Вы будете настолько светлыми, что даже слепые почувствуют ваш свет. Не надо будет ничего говорить: вы появитесь, и все будет сказано.

Да, но прежде чем прийти к этому, нужно сначала ¦знать» - знать, что хорошо, а что плохо; знать, что является лучшим, и тогда выбрать это; »хотеть* - желать только то, что является хорошим; затем »осмелиться» - начать, вступить, погрузиться в это мероприятие, в эту работу. »Да, я хочу, но я не решаюсь!» или же «Я знаю, что хорошо, я этого хочу, но я ничего не делаю, чтобы иметь это!» Э, нет, нужно решиться, нужно идти дальше. А затем ничего не говорите: это будет бить ключом, сверкать, и больше не будет необходимости открывать рот. Когда вы будете источать истину, сверкающую, блистающую, вам нечего будет добавить: это будет слишком очевидным, слишком разительным, слишком явным!

Вы согласны?.. Хорошо, тогда, поскольку вы согласны, вперед! Да пребудет с вами Бог, пусть мир царит в ваших сердцах, и пусть Учение Всемирного Белого Братства распространяется во всем мире.

Севр, 23 декабря 1962 года п

<< | >>
Источник: Омраам Микаэль Айванхов. ПОСВЯЩЕНЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА книга вторая. 2008

Еще по теме Зачем выбирать духовную жизнь:

  1. Умный слабый выбирает жизнь - как Процесс Умный сильный выбирает жизнь - как Путь
  2. Жизнь не может выбирать смерть.
  3. Глава пятнадцатая. Выбираю жизнь
  4. Жизнь врасплох или зачем нужно детство?
  5. 5. Духовная жизнь
  6. 4. Семейная и духовная жизнь
  7. 6. Духовная жизнь
  8. 7. Духовная жизнь
  9. 6. Духовная жизнь
  10. 5. Духовная жизнь