<<
>>

2.3. Профессиональная этика и педагогический такт учителя

Педагогическая деятельность как сфера духовного производства характеризуется глубоким проникновением в нее этических и эстетических начал. Этическое (нравственное) и эстетическое (прекрасное) тесно взаимосвязаны и переплетены в личности учителя, в его общении с учениками и коллегами, в отношении его к своему труду, профессии.

Комплекс требований общества к уровню профессионально-этической культуры педагога, к нравственным качествам его личности, определяющим характер профессионального общения и деятельности, закреплен в педагогической этике. Этика (от греч. ethos – обычай, нрав, характер) – учение о нравственности, морали. Педагогическая этика – составная часть этики, отражающая специфику функционирования морали в условиях педагогического процесса и разрабатывающая нравственные нормы, лежащие в основе нравственного сознания и отношений педагога к ученикам, к своему труду, к самому себе. Личностно принятые им и проявляющиеся в его поведении и деятельности, данные нормы характеризуют педагогическую этику самого учителя.

Любовь к детям - одно из самых главных нравственных требований педагогической этики и, по мнению большинства педагогов, - самое необходимое качество учителя. Однако, зачастую, любовь к детям воспринимается педагогом очень абстрактно и не отражается в его реальных взаимоотношениях с учениками. Кто-то мудрый сказал: «Легко любить все человечество, значительно труднее – конкретного человека». Совершенно справедливое замечание, поскольку любовь – это прежде всего нравственное чувство. Некоторые педагоги скептически относятся к данному требованию педагогической этики, считая, что заставить себя любить другого человека невозможно. Вместе с тем, любовь, как высшее духовное напряжение человека, основана на открытии максимальной ценности другого, на бескорыстном и самозабвенном желании ему добра и счастья. Любовь к детям – не только чувство, но и характеристика такого уровня педагогического сознания учителя, которому свойственно безусловное принятие ребенка со всеми его достоинствами и недостатками, признание его права быть таким, какой он есть, а не каким бы он хотел его в данный момент видеть, понимание, сопереживание, сострадание и сочувствие, желание помочь ребенку в его развитии.

Наиболее полное и точное определение любви дано в Библии:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не привозносится, не гордится.

Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла.

Не радуется неправде, а радуется истине.

Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает».

Любовь к детям проявляется в уровне нравственных отношений учителя к ним, которые строятся на доверии, уважении, великодушии, доброте, на действенной заботе о развитии ребенка, раскрытии его возможностей. Называя качества, которые они более всего ценят в учителе, ученики прежде всего включают в данный список следующие: отзывчивость, доброжелательность, человечность, уважение к их личности, и только потом – знание предмета и умение объяснять учебный материал. Не менее значимы для них и такие качества педагога, как терпение, уравновешенность, выдержка, которые являются важной составляющей и условием проявления истинной любви к детям.

Без любви учителя к своим ученикам не рождается ответная любовь и доверие. Недаром лучшие педагогические книги всех времен – это книги о любви воспитателя к своим воспитанникам: «Как любить ребенка» Я.Корчака, «Сердце отдаю детям» В.А.Сухомлинского, «Здравствуйте, дети!» Ш.Амонашвили, «Любимые мои ученики» В.А.Караковского, «Педагогика как любовь» О.А.Казанского и многие другие.

Из любви к детям вырастает педагогический оптимизм учителя – вера в возможности ребенка, умение видеть в нем лучшее и опираться на это лучшее в воспитании, а также вера в свои собственные возможности и успех своего дела.

Из этого же сосуда любви изливаются и другие лучшие качества учителя: профессиональный долг и ответственность, педагогическая совесть и педагогическая справедливость, профессиональная самоотверженность.

Пытаясь разгадать, что лежит в основе любви педагога к своим ученикам, и как они превращаются из «чужих» в «родных», «любимых», М.Кнебель обращается к словам мудрого Лиса из сказки А.Экзюпери «Маленький принц»: «Мы в ответе за тех, кого приручили». «Педагогика и есть приручение. И ответственность за это приручение. Приручая, ты привязываешь к себе и привязываешься сам» (13, с.13). Таким образом, источниками профессионального долга и ответственности является не только социальная ответственность учителя, но прежде всего – ответственность перед каждым конкретным ребенком.

Профессиональная совесть учителя – это субъективное осознание им своего долга и ответственности перед своими учениками, пробуждающее внутреннюю потребность поступать в соответствии с ценностями и нормами педагогической этики. Из любви, чувства долга и ответственности рождается профессиональная самоотверженность учителя – готовность в служении детям и своему призванию пренебречь эгоистическими интересами и потребностями, не считаясь со временем, а иногда и здоровьем, отдавать свои силы тому делу, которое он считает самым важным и главным в своей жизни. Известный современный педагог – учитель литературы Е.Н.Ильин в одном из своих выступлений по телевидению рассказывал о том, как в стремлении быть учителем он преодолевал свой недуг – оставшееся после тяжелого ранения в блокаду Ленинграда заикание: «Однажды после удачного открытого урока меня обступили коллеги: откройте Ваш секрет, как этого достичь? Я снял пиджак – спина была мокрой. Они посмотрели и задумались… Вот так надо одолевать себя – великим трудом. Не надо экономить себя там, где надо победить. А вообще-то, все побеждается любовью. Если любишь человека, нет таких недугов, которые не преодолеешь. Я шел к человеку, и совесть моя не позволяла испортить эту миссию – общение человека с человеком».

Педагогическая справедливость – это качество учителя, проявляющееся в объективном отношении к каждому ученику, в признании права каждого на уважение его личности, в отказе от избирательного отношения к ученикам, деления их на «любимчиков» и «нелюбимых». Во всяком случае, его личное отношение не должно влиять на оценку их успехов и принятие педагогических решений.

Среди категорий педагогической этики особое место занимает профессиональная честь педагога, которая предписывает нормативные требования к его поведению и побуждает в различных ситуациях вести себя в соответствии с социальным статусом его профессии. То, что может позволить себе обычный человек, не всегда может позволить себе учитель. Выполняемая им социальная и профессиональная роль предписывает особые требования к уровню общей культуры, нравственному облику, и снижение им этой планки ведет не только к унижению его личного достоинства, но и влияет на отношение общества к учителю в целом.

Педагогическая этика – это гармония нравственных чувств, сознания и поведения учителя, которые целостно проявляются в культуре общения его с учениками, с другими людьми, в педагогическом такте учителя.

Педагогический такт (от лат. tactus – прикосновение) – чувство меры в выборе средств педагогического взаимодействия, умение в каждом конкретном случае применять наиболее оптимальные способы воспитательного воздействия, не переходя определенную грань. В педагогическом такте ценностное отношение к ученикам и нравственные качества учителя (доброжелательность, внимание и понимание, уважение достоинства ученика и своего собственного достоинства) соединяются с терпением и выдержкой, умением управлять своим эмоциональным состоянием и принимать обдуманные решения. Быть тактичным - не означает быть всегда добреньким или бесстрастным, не реагируя на негативное поведение и поступки учеников. В педагогическом такте сочетается уважение к личности ребенка с разумной требовательностью к нему. Учитель имеет право на возмущение, даже гнев, но выраженный способами, адекватными требованиям педагогической культуры и этики, не унижающими достоинство личности. По выражению А.С.Макаренко, педагогический такт – это умение «нигде не переборщить». Чаще всего педагогический такт необходим учителю в сложных и неоднозначных ситуациях педагогического взаимодействия, в которых, помимо нравственной стороны отношений, от него требуется проявления находчивости, интуиции, уравновешенности, чувства юмора. Добрый юмор (но не злая ирония и насмешка) дает возможность подчас найти наиболее эффективный и тактичный способ педагогического взаимодействия. Недаром Гете говорил, что юмор – это мудрость души. А Ш.Амонашвили добавляет «Улыбка – есть особая мудрость». Иногда достаточно улябки учителя, чтобы изменить ситуацию, снять возникшее в классе напряжение. «Улыбка есть знак, через который выражаются разные спектры отношений и передается человеку мощь того спектра, в котором он в данный момент нуждается больше всего» (14, с.11). Но это должна быть улыбка, пронизанная любовью: улыбка одобрения, понимания, успокоения, сожаления, сочувствия, а не улыбка-суррогат: злорадная, ехидная, насмешливая.

Нормы, которые задает педагогическая этика учителю, не должна мешать ему оставаться человеком, понимающим свое несовершенство и не пытающимся воспринимать и подавать себя как учителя-эталона. Отношение педагога к себе, как к эталону, формирует, по мнению психолога А.Орлова, его суперпозицию в отношениях с детьми. Жизнь этого учителя постоянно определяется внешними требованиями, чаще всего ложно понятыми, и он боится в борьбе за свой авторитет быть человечным, извинить и принять слабости другого и самого себя, проявить сомнение и неуверенность. Когда нормативные требования полностью подчиняют себе учителя, они превращаются в своего рода культ. И только когда в деятельности учителя доминирует установка «человек-человек», он в состоянии полноценно осуществлять свою деятельность и быть свободным в построении наиболее этически ценных и гуманных действий и отношений с учениками (15).

Своеобразным катехизисом педагога, напоминающим ему о том, кто он такой и на каких этических основах зиждется его педагогическая позиция, могут служить следующие слова Ш.Амонашвили:

Я – УЧИТЕЛЬ

Я – Любовь и Преданность, Вера и Терпение.

Я – Радость и Сорадость, Страдание и Сострадание.

Я – Истина и Сердце, Совесть и Благородство.

Я – Ищущий и Дарящий, Нищий и Богатый.

Я – Учитель и Ученик, Воспитатель и Воспитанник.

Я – Прокладывающий Путь и Художник Жизни.

Я – Убежище Детства и Колыбель Человечества.

Я – Улыбка Будущего и Факел Сущего.

Я – Учитель от Бога и Соработник Бога.

<< | >>
Источник: Н.Н.НИКИТИНА, Н.В.КИСЛИНСКАЯ. ВВЕДЕНИЕ В ПЕДАГОГИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. 2004

Еще по теме 2.3. Профессиональная этика и педагогический такт учителя:

  1. 2.2. Профессионально-педагогическая направленность и педагогическое призвание учителя
  2. Глава 5 Педагогическая интуиция и педагогический такт
  3. 3.4. Педагогический такт
  4. 3. Педагогический такт зависит от того, в какой мере ваши интуитивные предчувствия проверяются глубоким анализом
  5. 4.3. Этика и эстетика педагогического труда
  6. ПСИХОДИАГНОСТИКА: ЭТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ
  7. 4.2.1. Этика профессиональная и служебная
  8. 1.9. Этика профессионального общения
  9. ПСИХОЛОГ: ЭТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ
  10. Глава 2. УЧИТЕЛЬ КАК СУБЪЕКТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  11. Глава 3. ОСНОВЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ И САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УЧИТЕЛЯ
  12. ПРАКТИКУМ: ТРЕНИНГ ПРОФЕССИОНАЛЬНО- ЛИЧНОСТНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ И САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УЧИТЕЛЯ
  13. 2.1. История становления образовательных учреждений — «школ» для профессиональной подготовки учителей-педагогов
  14. Глава 5. АКТУАЛЬНЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
  15. 3.1. Система профессиональной подготовки педагогических кадров
  16. 1.6. Педагогические основы различных видов профессиональной деятельности
  17. 1.5. Кто может заниматься профессиональной педагогической деятельностью