4.4.2. Последовательная спецификация

Когда интервьюируемый сообщил о своей реакции на определенную часть стимульной ситуации, начинается процесс спецификации. Сначала респондента просят определить стимульные аспекты ситуации, а затем сообщить о своем восприятии каждого из них.

Этот процесс можно уподобить движению луча большого прожектора, освещающего ландшафт. Обнаружив интересные объекты, луч света сужается и фокусируется на каждом из них по очереди, пока все существенные детали не будут высвечены.

Когда интервьюируемый дает понять, что какой-то отрывок из текста, сцена в фильме или эпизод радиопередачи были значимы для него в каком-то смысле, его взгляд на эту часть сначала сродни этому гипотетическому прожектору: он охватывает ее в целом. При помощи вопросов интервьюера он сужает фокус и освещает тот или иной аспект. Но на этом не следует останавливаться. Каковы были оттенки и нюансы именно этого восприятия? Какие еще детали были отмечены? Мы продолжаем рассматривать выделенную часть и фокусируем внимание на других ее существенных моментах до тех пор, пока проясняются элементы, которые потерялись бы при взгляде на ситуацию "в целом".

Вопрос интервьюера, рассмотренный в предыдущем разделе "Что в данной ситуации создало у вас такое впечатление?", - служит прежде всего концентрации внимания интервьюируемого:

А. Они очень жестоки...

Инт. Откуда, например, это видно?

А. Там, где они вошли в туннель и начали его минировать. Если интервьюер не продолжит задавать вопросы, он не узнает, что минирование туннеля свидетельствует о жестокости нацистов. Почему это не было воспринято просто как приемлемая военная тактика? Без последующих вопросов интервьюер не узнает также, было ли еще что-нибудь в фильме, что привело интервьюируемого к заключению, что " они были очень жестоки " (4).

Информация, существенная для понимания природы этой реакции, возникает при упоминании высказывания "где они вошли в туннель и начали его минировать".

Тот же тип вопросов, который используется для достижения начальной специфичности, может быть использован для получения дальнейшей специфичности. Они неструктурированы и обращаются к стимульной ситуации. В этом случае, однако, обращение к ситуации может быть более конкретным, так как интервьюируемый уже обозначил часть ситуации, произведшую на него впечатление ( и интервьюер таким образом не рискует навязать свое структурирование).

Инт. Было или что-нибудь еще в этой части фильма привлекшее ваше внимание?

А. Я наблюдал за выражением лиц (американцев, сдавшихся в Батаане).

Инт. И каким было это выражение?

А. Они потерпели поражение, им было не сладко, но это было интересно. Так как интервьюируемый уже выделил "выражение лиц" как существенный элемент, интервьюер правильно ссылается на произведенное высказывание и стремится к получению описания выражения лиц, заинтересовавшего интервьюируемого.

Он мог бы сказать "Почему" или "И что же", но он точно использует слово, произнесенное интервьюируемым, и таким образом поощряет его к продумыванию прошлого восприятия.

Хотя первоначальный выбор интервьюируемым значимых элементов стимульной ситуации позволяет интервьюеру быть более конкретным в постановке вопросов, направленных на "дальнейшую спецификацию", нецелесообразно предвосхищать собственную спецификацию интервьюируемого.

А. Они хорошо обучены.

Инт. Что говорит об этом?

А. То, как они маршируют.

Инт. Вы имеете в виду гусиный шаг?

А. Маршировку сомкнутым строем.

Интервьюер задал слишком конкретный вопрос. Он перешел к выводу и неправильно интерпретировал то, как интервьюируемый хотел охарактеризовать выучку немцев, что увело интервью в неправильном направлении, но некоторые интервьюируемые могли бы подумать: "Если он считает, что важен гусиный шаг, пусть будет так" - и ответить утвердительно, независимо от их собственного восприятия.

Этот отрывок иллюстрирует использование стремления к дальнейшей спецификации. Ясно, что что-то в том, "как они маршируют", было воспринято, как указание на то, "что они хорошо обучены". Следующий вопрос был видимо задан для того, чтобы понять, что именно произвело это впечатление. Однако интервьюер опередил интерпретацию интервьюируемого и начал навязывать свое представление о значимом символе. Случилось так, что интервьюируемый не поддался внушению, он отклонил неправильное предположение интервьюера о "гусином шаге" и, как это иногда принято у пехотинцев, воспринял "прохождение сомкнутым строем" как признак отличной выучки.

Когда интервью фокусируется на откликах на документ (фильм, печатные материалы, радиопрограмма и т.д.), дальнейшей спецификации можно помочь графическим представлением части документа, на которую было указано:

Инт. Вы помните эпизоды с женскими вспомогательными батальонами?

А. Мне понравилась та часть, где они выполняют работы на кухне. Я думаю , это именно то, что они должны делать.

Инт. Вот это / показывает кадр из фильма / ?

А. Да. По крайней мере тарелки будут как следует вымыты. Слишком много я видел грязных тарелок. Это то, что им следует делать. Нет каких-либо указаний на то, что постановщик этого документального фильма намеревался активизировать отношение к вопросу распределения ролей по полу в армии. Проведенный предварительно контент-анализ также не включал гипотезы, что эта сцена будет нести такой смысл для военнослужащих. Но усилия интервьюера по обнаружению значимых элементов этой сцены привели к появлению новых гипотез, которые могут быть проверены в других интервью. Критерий специфичности несет в себе и функцию введения гипотез, которые не были сформулированы до того, как начала поступать предварительная информация. Специфичность часто имеет эвристическое значение.

Для достижения последовательной специфичности сообщений представление отобранных фрагментов оказалось более эффективным, чем вербальное обращение к ситуации. Повторное переживание значимой части документа освежает воспоминание интервьюируемого о его первоначальном восприятии, кроме того, сам факт представления часто ведет к расширению сообщений.

Мы испытываем необходимость в установлении символических значений ситуации, если наблюдаемые "эффекты" должны быть адекватно интерпретированы. Так, исследование, проведенное в 1943 году, показало, что просмотры документальных фильмов о нацистах увеличили в экспериментальных группах долю людей, считавших, что у Германии более сильная армия, чем у США. Так как в фильмах не было прямого указания на эту тему, такой "эффект" мог бы быть объяснен только предположительно, если бы не фокусированное интервью. Тем интервьюируемым, которые высказали подобное суждение, задавались вопросы такого типа:

Что именно в фильме создало у вас такое впечатление? Скоро стало ясно, что, видимо, те сцены, где подчеркивалась "дисциплина" нацистов, - например, их военная подготовка с раннего возраста - были неожиданно восприняты как доказательство их превосходной военной подготовки, как показывают следующие отрывки из интервью:

Там показано, что их люди лучше обучены. Они начинают, военную подготовку, когда идут в школу. Когда они достигают нашего возраста, они умеют сражаться, они знают столько, сколько наши, прослужившие восемь или девять лет.

Они берут мальчиков восьми лет и начинают их обучать. Они маршируют с барабанами и так далее, в общем, их готовят для военной службы с юных лет. Когда они вырастают, они уже хорошо обученные люди.

Таким образом, стремление к специфичности дало ключ к пониманию сцен, приведших к такому выводу. Интерпретация экспериментальных воздействий основывается на совокупности свидетельств, полученных посредством интервью, а не просто на предположении.

Этот случай служит свидетельством необходимости последовательной спецификации. Если сообщение испытуемого содержит только общую ссылку на ту или иную часть фильма, необходимо вычленить определенные аспекты сцен, на которые он прореагировал. Иначе мы теряем доступ к часто непредвиденной символике и личному смыслу, придаваемому ситуации. Испытуемого, который говорил о "дисциплине нацистов", примером чего явились "массовые сцены", просят указать, что конкретно привело к такому впечатлению:

Что именно в этих сценах произвело такое впечатление? Оказывается, что "парады гусиным шагом" и приветствие "Зиг Хайль!" воспринимаются как символы дисциплины: Когда показано, как они двигаются гусиным шагом - это поражает. Это такое напряжение и моральное, и физическое. Как стадо рабов - делай, что сказано.

Итак, вообще говоря, "дальнейшая спецификация" должна осуществляться всегда, когда интервьюируемый сообщил о реакции на обозначенный фрагмент стимульной ситуации. По сути, это включает использование нескольких версий основного вопроса: "Что в этой ситуации создало у вас такое впечатление?" Иногда этому можно помочь, ссылаясь на ранее сообщенную реакцию интервьюируемого. Часто, для поощрения дальнейшей специфичности, может быть с успехом использовано графическое представление.

<< | >>
Источник: by ROBERT K.MERTON MARJORIE FISKE PATRICIA L.KENDALL THE FREE PRESS, GLENCOE, ILLINOIS. A Manual of Problems and Procedures. 1991

Еще по теме 4.4.2. Последовательная спецификация:

  1. 4.4.2. Последовательная спецификация
  2. 4.2. ПРОЦЕССЫ СПЕЦИФИКАЦИИ
  3. 4.3.1. Спецификация ситуации после сообщения реакции на нее
  4. 4.3.1. Спецификация ситуации после сообщения реакции на нее.
  5. 4.2. Процессы спецификации
  6. Последовательность и непоследовательность
  7. Последовательность и непоследовательность
  8. ОБРАЗ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ
  9. ДЕТАЛЬНАЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ЦЕЛИТЕЛЬСТВА
  10. Логическая последовательность вопросов
  11. § 8. Создание новой недвижимой вещи и спецификация (переработка движимости) (п. 1363-1366)
  12. ИНФОРМАЦИЯ: ОБРАБОТКА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНАЯ (
  13. Бобер (четкость и последовательность)
  14. Правило последовательного рассмотрения сути разногласий
  15. Правило последовательного рассмотрения сути разногласий
  16. Схема 21-1 Последовательность целительства
  17. 8.8.2. Выучите всю последовательность шагов
  18. Существуют три стратегических принципа последовательности задаваемых вопросов — хронологический, логический, импровизационный. В первом случае в центре внимания — события; во втором — предметы общественного обсуждения; в третьем — человеческий характер.
  19. § 34 Законные принадлежности владения. – Приращение по русскому закону. – Недвижимое к недвижимому. – Движимое к движимому. – Движимое к недвижимому. – Спецификация
  20. ПРОЦЕСС