<<
>>

«Вестник Европы»

• Из истории «Вестника Европы».

• «Вестник Европы» и партия демократических реформ.

• Новая редакция журнала.

• Реорганизация структуры номера.

В начале XX в. самым старым из толстых журналов был «ВЕСТНИК ЕВРОПЫ».

В 1915 г., во время Первой мировой вой­ны, журнал скромно отметил свое 50-летие.

Издание с таким названием существовало в русской журналис­тике без малого целый век. Основанный в 1802 г. Н.М. Карамзиным в Москве, журнал закрылся в 1830 г. В 1866-м пять опальных про­фессоров Петербургского университета, вынужденных уйти в отстав­ку из-за несогласия с политикой правительства в области образова­ния, — М.М. Стасюлевич, К.Д. Кавелин, А.Н. Пыпин, В.Д. Спасович, Б.И. Утин — выпустили в свет новый журнал в Петербурге.

«Мы восстановили имя карамзинского журнала в 1866 г., когда ис­полнилось 100-летие со дня рождения Карамзина, желая тем самым почтить его память», — писал «Вестник Европы» впоследствии1.

Причины появления своего журнала редакция объясняла тем, что среди журналов в 1866 г. взгляды «левых» были представлены некрасовским «Современником», «правые» группировались вокруг «Русского вестника» М.Н. Каткова, но представителей «центра» среди толстых журналов не было. Выразителем центристских взглядов и должен был стать «Вестник Европы». «Я соединяю под именем «центра», — писал позже К.К. Арсеньев, — сторонников безостановочного движения по той дороге, на которую вступила Россия в эпоху великих реформ... Нужно было охранять сделанное и настаивать на осуществлении всего задуманного во всей его полноте... Все это увеличивало потребность в новом журнале, который, оставаясь одинаково свободным от воздыхания о прошлом и от стремления покончить с ним сразу и всецело, освещал бы путь, ве­дущий без потрясений к заветной цели»2.

Высшим достижением России «Вестник Европы» считал реформы 1861 г. Его идеалом было постепенное, без революционных потрясе­ний переустройство страны. Но наступление реакции, особенно в 80-е годы, стремление самодержавия сузить реформаторскую деятельность, невыполнение того, что было записано в Указах 1861 г., — все это за­ставляло журнал становиться в умеренную оппозицию существую­щим порядкам, критиковать действия правительства. В январском номере за 1901 г. ведущий политический обозреватель журнала К.К. Арсеньев сравнивал начала XIX и XX вв.: «Сто лет назад на пути развития России, умственного и материального, было крепост­ное право». XX в. «застает крестьянскую массу юридически свобод­ной, но все еще зависимой и неполноценной... Задачей, достойной нового века, было бы... возвращение к заветам эпохи реформ, не в смысле повторения или подражания, а в смысле плодотворной ра­боты, преемственно связанной с лучшими традициями нашего про­шлого»3.

В начале XX в. «Вестник Европы» оставался верен своему ге­неральному направлению: пропаганде реформаторской деятельнос­ти как основного залога прогресса России.

Журнал осудил русско-японскую войну, считая, что она поме­шает разработке законодательства и дальнейшему переустройству страны, т.е. занял свое место в числе изданий, каких было боль­шинство, войну не принявших и не поддержавших.

В первые дни 1905 г. «Вестник Европы», как и вся прогрессивная пресса, испытывал тревогу и был возмущен тем, что происходило в стране.

К.К. Арсеньев вошел в число делегатов, которые 8 января от­правились к Святополк-Мирскому, чтобы предотвратить готовящийся расстрел рабочих. События революционного года постоянно освеща­лись на страницах журнала. Манифест 17 октября 1905 г. «Вестник Европы» воспринял, как и многие газеты и журналы, с удовлетворе­нием, посчитав требования революции выполненными. Все последу­ющие события и особенно Декабрьское вооруженное восстание в Москве, журнал не поддержал, считая, что причиной их были «ошибки Кабинета Витте и переход крайних партий к революцион­ным действиям». Таких действий журнал не одобрял.

Вот как оценивал роль революции И. Жилкин, автор «Провин­циального обозрения» во 2-м номере журнала за 1909 г.: «Вихрь революции» вынес из провинции «все культурные силы, которые делали там много полезного... и большинство радикальных работ­ников... Реакция доканчивала опустошение. Она выметала не рево­люционных, а мирных культурных деятелей»4.

После образования партий «Вестник Европы» заявил о своей симпатии к кадетам, завоевавшим на выборах в I Государственную думу абсолютное большинство голосов избирателей. Но для журна­ла, выражавшего на протяжении 40 лет взгляды самой привилегированной части интеллигенции, оказалось неприемлемым требова­ние обязательного подчинения партийной дисциплине, ограничива­ющее, по мнению журнала, свободу личности. В январском номере за 1906 г. спор о партийной дисциплине вел с кадетами К.К. Арсе­ньев, а в февральском номере журнал опубликовал программу по­вой партии — партии демократических реформ, в оргкомитет кото­рой вошли К.К. Арсеньев, М.М. Ковалевский, В.Д. Кузьмин-Кара­ваев, М.М. Стасюлевич и др., т.е. практически весь редакционный комитет «Вестника Европы». В этой программе отразились взгляды деятелей русского земства, так как многие из числа организаторов новой партии являлись активными деятелями земского движения. Сама партия не состоялась, не набрав достаточного числа сторонников, поив1915г., в статье, посвященной 50-летию журнала, «Вест­ник Европы» заявлял о своей верности опубликованной программе.

В 10-й книжке за 1908 г. было напечатано обращение к читате­лям М.М. Стасюлевича, одного из организаторов и бессменного ре­дактора журнала, в котором он оповестил, что прекращает свою де­ятельность «вследствие слабости здоровья и значительного утомле­ния после 43 лет трудов по изданию и редакции журнала». Вскоре 82-летний М.М. Стасюлевич умер. Издателем «Вестника Европы» стал М.М. Ковалевский — историк, известный политический дея­тель, редактором К. К. Арсеньев.

К.К. Арсеньев (1837—1919) — адвокат, общественный деятель, публицист, принадлежал к старшему поколению русских журнали­стов. Он стал редактором «Вестника Европы» в 70 лет. Свою лите­ратурную деятельность, которую он долго сочетал с адвокатской практикой, Арсеньев начал в 1858 г. в «Русском вестнике», с 1862 г. стал постоянным сотрудником «Отечественных записок», где заве­довал иностранным отделом. В «Санкт-Петербургских ведомостях» В. Корша также занимался иностранной политикой. В «Вестник Европы» пришел в год его основания, с 1 марта 1880 г. взял на себя «Внутреннее обозрение» и «Общественную хронику» — основные отделы политического характера. В автобиографии К.К. Арсеньев подсчитал, что до 1 июля 1901 г. «внутренних обозрений» им напи­сано 235, а «общественных хроник» — 203. Став редактором, он взял «Внутреннее обозрение», а отдел «Из общественной хроники» передал В.Д. Кузьмину-Караваеву, тоже юристу, по только военно­му, депутату Государственной думы. Это было сделано и для привлечения последнего в журнал, и потому что сам Арсеньев, как он писал в дневнике, чувствовал себя «утомленным и отстающим от времени»5. С 1911 г. этот отдел получил название «Вопросы внут­ренней жизни». Оба отдела утратили редакционный характер, что было характерно для классического толстого журнала, под ними стояли имена авторов.

К.К. Арсеньев имел большой авторитет в среде журналистов, его называли «совестью» русской журналистики». Он участвовал в различных третейских судах, выступал адвокатом на литературных процессах.

Новая редакция начала понемногу изменять характер журнала, эти изменения были не радикальными, по заметными читателю. Оставаясь сторонником реформаторской деятельности, «Вестник Ев­ропы» в опенке столыпинских реформ смыкался иногда с народни­ческим «Русским богатством». В 1912 г., подводя итоги последних преобразований, журнал заявлял, что он «решительно против аг­рарного законодательства последних лет»6. К столыпинской реак­ции журнал относился с негодованием, его страницы этих лет пол­ны рассказов о многочисленных репрессиях, казнях, администра­тивном произволе в стране.

Ведущие обозреватели журнала являлись профессиональными юристами и на страницах «Вестника Европы» постоянно анализи­ровали все законодательные акты, обсуждаемые в Думе в 1909 — 1912 гг., пытаясь оцепить их с точки зрения улучшения положения России. Они пришли к неутешительным выводам: ни одна предпри­нятая реформа, в том числе и самая главная — земельная, интере­сам страны не соответствовала.

В 6-м номере журнала за 1912 г. в статье «Ответственность за преступления периодической печати», основой которой послужил доклад, прочитанный на 9-м съезде русской группы Международ­ного союза криминалистов, отмечалось: «По юридическому положе­нию прессы в такие переходные эпохи можно... судить о прочности самого преобразованного государственного строя»7. Закон этот не удовлетворял специалистов «Вестника Европы», как не принимали они и многие другие преобразования того времени.

В то же время журнал чувствовал, что назревает нечто новое. «На грани наступающего (1911-го. — С.М.) года что-то произош­ло, — писал В.Д. Кузьмин-Караваев в «Вопросах общественной жизни». — Что именно, с точностью формулировать пока трудно. Но что в воздухе потянулись какие-то струи ветра, заколебавшие как будто атмосферу, — это чувствуется достаточно определен­но»8. Журнал ощутил новый подъем общественного движения, на его страницах публиковались сочувственные статьи о тяжелом по­ложении рабочих, но основное требование оставалось прежним — законодательная реформаторская деятельность. Очень много внима­ния «Вестник Европы» уделял деятельности Думы, постоянно рас­сказывая о том, что там происходит. Думские отчеты писал в основ­ном В.Д. Кузьмин-Караваев.

Определенное расширение программы журнала сделало воз­можным появление на его страницах новых имен, людей, сотрудни­чество которых в этом журнале раньше было невозможным. Первое такое имя — A.M. Горький. После «золотого века» отдела беллетристики «Вестника Европы», когда там печатались И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, А.Н. Островский, М.Е. Салтыков-Щедрин, литера­турный материал оставлял желать лучшего. Потоки серой беллет­ристики заполняли редакционный портфель. В 1910 г. активную роль в журнале начинает играть Д.Н. Овсянико-Куликовский — академик, один из ведущих литературоведов страны. С его прихо­дом в журнале появляются произведения писателей горьковского круга, в апреле 1912 г. — рассказ A.M. Горького «Три дня» и в этом же номере — одна из лучших повестей И.А. Бунина «Сухо­дол». С 1913 г. Овсянико-Куликовский стал соредактором «Вестни­ка Европы», Горький и Бунин — постоянными его авторами. И это в журнале, в котором в 1909 г. автор отдела «Критические наброс­ки» С. Андрианов обвинял A.M. Горького в том, что он продал свой талант «за чечевичную похлебку партийного функционера»!

Еще одно новое имя появилось на страницах издания. Постоян­ный отдел «Провинциальное обозрение» начал вести И. Жил кип, делегат I Думы от крестьян, член трудовой партии. Большая часть материалов отдела строилась на впечатлениях самого автора, полу­ченных во время частых поездок по стране. Иногда он комментиро­вал сообщения столичных и провинциальных газет. Благодаря ма­териалам Жилкина в журнал широко входила провинциальная рус­ская жизнь, которой в прошлом достаточно элитарное издание уде­ляло не слишком много внимания.

Сознавая, что ежемесячный журнал может проиграть соревно­вание с газетой, если не предпримет каких-то важных перемен в форме и характере своих публикаций, новая редакция начала мо­дернизировать издание. Уже в первых номерах за 1909 г. редакция объявила: «Кроме прежних отделов, журнал будет заключать обо­зрение провинциальной жизни, периодические обзоры новых явле­ний в мире науки, корреспонденции из главных центров Западно-Ев­ропейских и Северо-Американских»9. То есть расширялись информационные и научные отделы толстого журнала. Изменился подза­головок, который теперь гласил: «Журнал пауки, политики, литера­туры». Так, паука оказалась на первом месте, заменив историю, а литературный отдел отошел на последнее. На журнальные страницы выходят естественные пауки, интерес к которым стремительно возра­стал. Одним из ближайших сотрудников становится К.А. Тимирязев, печатаются В. Бехтерев, А. Бекетов, И. Мечников и др. Упорядоче­на нумерация страниц: если раньше она была сквозной для двух но­меров, то теперь отдельно нумеровалась каждая книжка.

Но время диктовало свои требования, и несмотря на то что в подзаголовке на первом месте стояла паука, ее начинает обгонять политика. Основное нововведение — значительное расширение от­дела «Хроника». Теперь к «Хронике» относились не только при­вычные «Обозрения», не только статьи, освещавшие проблемы внутренней или международной жизни, но и крупные теоретические публикации, такие, например, как статья Л.З. Слонимского о мар­ксизме. Из почти 400 страниц журнального текста — 140—180 от­водилось «Хронике». В 1912—1913 гг. изменился сам принцип вер­стки хроникальных статей, они стали печататься одна за другой, в подборку, без переноса начала повой статьи на новую страницу. Расширяя хронику, журнал стремился дать читателю, если не опе­ративную, то более подробную информацию о современной жизни.

Наибольшей реорганизации подверглись основные публицисти­ческие отделы — «Из общественной хроники» и «Внутреннее обо­зрение». Сначала последний отдел был передан В.Д. Кузьмину-Ка­раваеву, который вел его в более журналистском репортажном сти­ле, в отличие от К.К. Арсеньева, писавшего традиционно теорети­ческие статьи. В 1912 г. начинается реорганизация «Внутреннего обозрения» и затем оно исчезает совсем, а Арсеньев выступает с ав­торскими статьями на общественно-политические темы. Два старых отдела, слившись, образовали «Вопросы внутренней жизни», кото­рые вел Кузьмин-Караваев.

Данью времени стало также появление на страницах толстого журнала цветных рисунков и репродукций, рекламы и объявлений. Объявления о новых книгах, о подписке на журналы традиционно помещались на обложках таких изданий. Но «Вестник Европы» в 1910-е годы начинает публиковать и другую рекламу: швейных ма­шинок, женского белья и т.д. Это давало журналу материальные средства, так как тираж был невысоким, и денег от подписки не хватало. Журнальная статистика, помещаемая в конце подписного года, давала 6392 подписчика на 1905 г., 5291 — на 1906-й, жур­нал имел в среднем 6000 подписчиков — это один из самых низких для подобного издания показателей.

«Вестник Европы» под новой редакцией значительно расширил круг тем журнала, стал внимательнее относиться к общественной проблематике и пытался, расширив хроникальный отдел, преодо­леть ту медлительность и громоздкость, в которой упрекали журна­лы критики. Но довести начатые преобразования до конца не уда­лось. Этому помешала начавшаяся Первая мировая война и рево­люции 1917 г. В начале 1918-го журнал был закрыт.

--------------------------------------------------------------------------------

1 Вестник Европы. 1902. № 1. С. 420.

2 Вестник Европы. 1909. № 1. С. 220.

3 Вестник Европы. 1901. № 1. С. 368-371.

4 Вестник Европы. 1909. № 2. С. 841.

5 См.: Русская литература н журналистика начала XX века / Буржуазно-либеральные и модернистские издания. — М., 1984. С. 4.

6 Вестник Европы. 1912. № 11. С. 266.

7 Вестник Европы. 1912. № 6. С. 340.

8 Вестник Европы. 1911. № 1. С. 419.

9 Вестник Европы. 1909. № 3. Посл. стр. обложки.

--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004 {original}

Еще по теме «Вестник Европы»:

  1. «Вестник Европы»
  2. «Вестник Европы»
  3. «Вестник Европы»
  4. «Вестник Европы»
  5. От новой редакции журнала «Вестник Европы»
  6. «Финский вестник»
  7. «Северный вестник»
  8. «Русский вестник»
  9. «Атеней», «Московский вестник» и «Европеец»
  10. Похищение Европы