<<
>>

Театральные журналы

Театральные издания существовали и в XIX в но не играли заметной роли, серьезные публикации на темы театра появлялись в солидных толстых ежемесячниках На рубеже XIX и XX вв. рост количества театров интерес общества к проблемам искусства сцены, успехи драматургии создают предпосылки не только для увеличения количества театральных изданий, по и для большого качественного и типологического разнообразия.

Происходит специализация театральной периодики Самым интересным массовым журналом, обращавшимся не только к любителям театра, по и к актерам стал «Театр и искусство» А.Р. Кугеля.

Сложнейшие эстетические поиски, происходившие в это время в театре, вызвали к жизни такие журналы, как «Маски» и «Любовь к трем апельсинам», которые можно считать журналами-манифестами театрального искусства.

• Специализация различных театральных изданий.

• Массовый журнал «Театр и искусство».

• Внутритеатральные издания.

• Журнал В.Э. Мейерхольда и А.А. Блока.

Русское общество всегда любило театр. В XIX в все театральные проблемы находили свое отражение на страницах толстых изданий, которые публиковали и театральную хронику и рецензии на спектакли. Увеличение количества театров усложнение эстетических поисков в среде театральных деятелей, появление в 1899 г. Московского Художественного театра, разделившего всех поклонников театрального искусства и профессионалов на против­ников и сторонников, - эти и многие другие причины способствовали тому, что театральным материалам стало тесно на страницах традиционного издания. В конце XIX в. возникает собственно теат­ральная пресса, которая к началу XX в. существует уже не только в Петербурге и Москве, где было сосредоточены основные хорошие театры, но и в провинции. Театральная периодика развивается в Харькове, Киеве, Нижнем Новгороде, Ростове, Казани и других городах.

Театральная журналистика относится к отраслевой печати. На рубеже веков количество изданий, посвященных разным отраслям искусства, науки, техники, медицины, значительно возросло. Биб­лиографический справочник отраслевых изданий начала XX в. составляет четыре тома. Конечно, значимость отраслевых изданий была неодинакова. Журналы, посвященные разным областям меди­цины, техники, читали профессионалы, а издания, рассказывающие о различных видах искусства — архитектуре, скульптуре, театре, — были интересны и для более широкого круга читателей, интересую­щихся этими проблемами. Особое внимание привлекали театраль­ные газеты и журналы.

Среди органов периодики, посвященных театру, были и газеты, например «Театральная газета» (1913—1918), но в основном изда­вались журналы. Некоторые ежегодно — «Ежегодник императорс­ких театров», другие ежемесячно — «Маски», но были и ежене­дельные журналы — «Театр и искусство», «Рампа и жизнь» и др. Журналы адресовались к разным слоям публики, у каждого были свои цели и задачи. «Журналы, посвященные тем искусствам, где число творческих работников сравнительно невелико и зрительская аудитория тоже ограничена, например, — издания по живописи и скульптуре — адресовались почти исключительно ценителям этих искусств, хотя и профессионал мог найти в них интересующий его материал. Журналы по архитектуре, напротив, предназначались ис­ключительно специалистам, как и журналы по фотографии...

Театр и исполнительские искусства, где к творческому процессу причастны большие коллективы и аудитория тоже велика, вызвали к жизни два разряда отраслевой печати — малотиражную, предназначенную про­фессионалам, и массовую, предназначенную широкой публике»1.

Среди театральных журналов, обращенных к специалистам и обсуждающих Внутритеатральные проблемы, были журналы «Маски» и «Любовь к трем апельсинам». К массовым, целью которых было знакомство публики с театральной жизнью, относились многие журналы. Самым ярким среди них стал еженедельник «Театр и искусство», издаваемый А.Р. Кугелем. Массовые издания были неоднородными. Некоторые носили справочный характер, особенно в провинции; «Новости сезона», «Обозрение театров» сообщали о репертуарных планах, печатали имена занятых в спектаклях акте­ров, рецензии на постановки, сводящиеся в основном к оценке игры актеров и оформления сцены.

«Ежегодник императорских театров», который начал выходить с 1892 г., «за эти десять лет образовал довольно внушительную коллекцию книжек с ценными статьями и с разными документами, касающимися личного состава, репертуара и т.д. Но общий харак­тер этого издания был самый казенный «тусклый», в журнале пре­обладала сухая справочная сторона», — рассказывал А. Бенуа. В 1899 г. издание было целиком поручено С.П. Дягилеву, ставшему чиновником по особым поручениям при новом директоре импера­торских театров С.М. Волконском. Дягилев сделал из «Ежегодника» за 1899 г. «нечто совершенно неожиданное», обратив главное внима­ние, как и в «Мире искусства», на художественное оформление тома. «Работали мы над «Ежегодником» дружно и усердно, — пи­шет Бенуа. — Мне, в частности, было поручено составить богато ил­люстрированную статью, посвященную Александрийскому театру — как бесподобному архитектурному памятнику, и, кроме того, мне удалось в архиве театра откопать ряд чудесных декорационных проектов Петра Гонзаго. Баксту принадлежала забота о всей графи­ческой части, начиная с обложки, кончая шрифтами, виньетками и т.д., и oil немало потрудился над ретушью портретов артистов... Успех выдался «Ежегоднику» исключительный...»2. К сожалению, Дягилеву удалось издать только один том, так как ссора с директо­ром привела к отставке, и «Ежегодник» у него отобрали.

Совершенно новым, до той поры неизвестным читателю массо­вым изданием стал журнал А.Р. Кугеля «ТЕАТР И ИСКУССТ­ВО», вышедший в 1897 г. в Петербурге. Журнал очень быстро за­воевал популярность и особенно в актерской среде.

А.Р. Кугель (1864—1928) был очень известен среди театраль­ных критиков своего времени. По образованию юрист, он был фе­льетонистом по призванию. Под псевдонимом Homo Novus он сотрудничал в «Санкт-Петербургских ведомостях», газете А.А. Суво­рина-сына «Русь» и других изданиях. «Признанный «певец акте­ра», он не оставил без внимания ни одного сколько-нибудь замет­ного дарования, интересного явления сцепы. Несдержанный в по­хвалах и порицаниях, он разжигал шумные перепалки и серьезные полемики, множа ряды своих друзей и врагов»3.

А.Р. Кугель занял особое место в русской театральной критике. Журнал, во главе которого он находился в течение 30 лет, стал главным делом его жизни. Кугель был не только издателем и редак­тором, но и автором, для собственных материалов он отвел специаль­ный отдел «Угол», вел цикл «Театральные заметки». В журнале со­трудничали все достаточно известные театральные критики: худо­жественный отдел возглавлял А.А. Ростиславов, музыкальный — И.М. Кнорозовский. Секретарями журнала были Ю.Д. Беляев — известный журналист, впоследствии драматург и О. Дымов — фе­льетонист, писатель, драматург.

В первые годы в «Театре и искусстве», как в любом еженедель­нике существовал отдел беллетристики, где публиковались И. Пота­пенко, В. Дорошевич, О. Дымов, Д. Мамин-Сибиряк. Но с 1903 г. журнал от беллетристики отказался, литературный материал ушел в приложение «Библиотека журнала «Театр и искусство», где печа­тались русские и переводные пьесы. В качестве приложения жур­нал ежегодно издавал пьесы текущего репертуара.

В большом отделе «Хроника» отражалась жизнь театральной провинции.

«Театр и искусство» называли печатным органом «русской ар­тистической громады». Острые статьи, документальные материалы, письма поднимали вопросы не только социальные, но и профессио­нальные, и материально-бытовые, касавшиеся жизни актеров. Сложные отношения с антрепренерами, тяжелые условия быта про­винциальных актеров — все эти «нетеатральные» проблемы нахо­дили отклик в журнале Кугеля. «Он захватил актерскую массу сво­им журналом, который подогревал гражданское и эстетическое самосознание людей театра. Актеры признали «Театр и искусство» и облекли доверием его вдохновителя. Кугель завоевал также и раз­ночинного читателя, что никакому театральному изданию в России надолго не удавалось. Журнал был живым и содержательным. В нем освещалась театральная жизнь столиц и университетских горо­дов и самой заштатной провинции»4.

Самое главное в деятельности журнала — признание широкой актерской массы, завоевание разночинного читателя и освещение театральной жизни не только в столицах и крупных городах, но и в провинции. Современники отмечали и ненавязчивое просветительство, которым занимался журнал.

Давняя любовь Кугеля — русский актер, главная идея журнала — апология актера. Это и определяло лицо «Театра и искусства». В декларации, открывавшей журнал, говорилось, что его задачи — поддерживать «старые начала» в театре. Одним из этих «старых начал» была традиция относиться с вниманием к актеру, утвержде­ние в качестве первостепенной ценности театра талантливой и само­бытной актерской игры. Гений Мочалова, потрясавший еще Белин­ского, был эталоном актера для Кугеля. Душой русского театра Кугель считал А.Н. Островского. Установка на самоценность актер­ской игры приводила издателя «Театра и искусства» к отрицанию режиссерского театра. По его мнению, режиссер — «редактор», по­правляющий неточности в актерской игре. Но он отрицал «самовла­стье» режиссера, считая, что таким образом режиссер подавляет индивидуальность актера, подменяет ее своей. Кугель писал, что режиссеры больше любят работать с неталантливыми актерами, а талантливому режиссура противопоказана. Отсюда то отрицатель­ное отношение к Московскому Художественному театру, которое испортило «репутацию» критика в послеоктябрьский период, когда театр Станиславского и Немировича-Данченко признавался един­ственным и непререкаемым авторитетом. А.Р. Кугель возглавил ла­герь противников этого театра, которых было не так мало. Статья В.Я. Брюсова «Ненужная правда», опубликованная в 4-м номере «Мира искусства» за 1902 г., получила широкую известность.

Отношение самого Кугеля к МХТ было достаточно сложным, он не отрицал полностью эстетических основ деятельности театра, его журнал публиковал целые циклы положительных статей о спектак­лях, поставленных на этой сцене. Но Кугель не принял самого духа нового театра, с МХТ для него были связаны и диктат режиссера, и подавление личности актера, и режиссерские опыты В.Э. Мейер­хольда, которого Кугель не признавал, и использование приемов модернистского театра, к которому критик, исповедовавший реализм в литературе и в театре, относился враждебно5. В.И. Немиро­вич-Данченко подтвердил определенную правоту критика: «Не было у Московского Художественного театра большего врага, чем Кугель, — писал он, -- когда этот театр делал свой упор не на та­лант актера, а на «вещественное оформление» или на идеологию с уклоном к мещанскому благополучию»6. То есть упреки критика шли на пользу МХТ.

Взгляды А.Р. Кугеля не отличались постоянством, менялись его приоритеты, например, от утверждения первичности литературы на сцене он пришел почти что к отрицанию драматургического матери­ала. Но всегда сохранялась живая личностная манера писать свои статьи, иногда пристрастные и несправедливые, но окрашенные ог­ромной любовью к театру.

В 1918 г. журнал был закрыт. В последние годы жизни Кугель писал воспоминания, книги о театре. В них он оставался таким же пристрастным и субъективным. Но если и не точны документально сообщаемые им факты, горячность тона, живость в передаче впечатлений участника описываемых событий подкупают современного читателя и иллюстрируют атмосферу тех лет в журналистике, ли­тературе, театре.

Три журнала — «СТУДИЯ», «МАСКИ», «ЛЮБОВЬ К ТРЕМ АПЕЛЬСИНАМ» — были посвящены обсуждению внутритеатральных проблем, эстетических основ театра и обращались, в первую очередь, к специалистам. Объединяли эти журналы и имена сотрудников, переходящих из одного издания в другое. «Авторитетный состав сотрудников из числа практиков театра (Ф.Ф. Комиссаржевский, А.Н. Бенуа), драматургов (Л.Н. Андреев), литературных и театральных критиков (В.Г. Сахновский, М.М. Бонч-Томашевский, А.Н. Вознесенский, С.С. Голоушев, Ф.А. Степун и др.), высокий теоретический и профессиональный уровень публикуемых статей, разнообразие тем, познаний и взглядов — все это выводило «Сту­дию» и особенно «Маски», рискнувшие существовать без непременного обывательского балласта (выделено мной. — С.М.), в первые ряды театральной периодики»7. В этой характеристике журналов современный исследователь Ю.К. Герасимов сделал интересное наблюдение: он отметил, что «Студия» и особенно «Маски» смогли существовать «без непременного обывательского балласта». Некий пренебрежительный тон в оценке аудитории идет от позиции самих журналов, которые свысока относились к массовым театральным из­даниям, считая, что обращение к широкому непосвященному читате­лю (не всегда, кстати, обывателю) мешает глубине разработки сложных теоретических проблем, заставляет говорить о них на доступном уровне. Утверждение, что эти журналы находились «в первых ря­дах» театральной периодики, слишком смело, так как даже их тира­жи не свидетельствуют о внимании к этим изданиям более или менее значительного числа театральных деятелей. («Любовь к трем апель­синам» — 300 — 500 экземпляров, маленький тираж и у «Масок».)

Ю.К. Герасимов прав, когда пишет, что «Студия» и «Маски» выделялись своим «последовательно модернистским направлени­ем». Это были журналы-манифесты модернистов в театральной пе­риодике.

Каждый журнал имел своего вдохновителя и вождя, идеи кото­рого разрабатывал. В «Масках» это был Ф.Ф. Комиссаржевский, в «Любви к трем апельсинам» — В.Э. Мейерхольд.

«Студия» не была чисто театральным изданием, там существо­вали три равноправных отдела: театр, музыка и изобразительное искусство.

«Маски» («Ежемесячник искусства театра») оставили заметный след и в театральной периодике, и в развитии искусства театра. Журнал выходил в течение двух театральных сезонов с октября 1912 г. в Москве. Всего вышло 16 книг. Редактор, а затем издатель-редактор — А.Н. Вознесенский, сотрудники — Ф.Ф. Комиссаржев­ский, С. Глаголь (С.С. Голоушев), Л.Н. Андреев, М.М. Бонч-Томашевский. Периодически в «Масках» появлялись имена А. Блока, А. Бенуа, М. Волошина, Н. Рериха.

Название журнала подчеркивало, с одной стороны, преемствен­ность истории театра, чьи истоки восходят к мистерии масок, с дру­гой — отражало понимание театра как маски, «за которой действи­тельность скрывает свое лицо». Вдохновитель «Студии» и «Масок» Ф.Ф. Комиссаржевский на различных диспутах, в лекциях и ста­тьях развивал свое видение театра, который должен подниматься над случайным и временным, ориентироваться на вечные ценности и вести к духовному постижению жизни. Комиссаржевский олицет­ворял «философско-этическую сторону театра». Он был сторонником импрессионизма и в театре, и в критике. В «Масках» теории театра было посвящено много статей. Идеи «театра сновидений», имеющего дело не с реальным миром, а с системой знаков этого мира, развивал М. Волошин. Л. Андреев выступил с обоснованием своего понимания театра «панпсихизма», как он его называл.

Приглашение в журнал Л. Андреева объяснялось не только тем, что его пьесы были в те годы самыми популярными и ставились во всех театрах России, по и тем, что писатель, создававший новые формы драматургии, много размышлял над теоретическими пробле­мами театра вообще. Свои взгляды он высказал в «Письмах о теат­ре», первое из которых было опубликовано в «Масках», в третьем номере за 1912 г. Но уже второе «Письмо», написанное тоже для журнала, на его страницах не появилось из-за резкого несогласия редакции с идеями писателя. (Оно было напечатано вместе с пер­вым в 22-й книге альманаха «Шиповник».)

В своих «Письмах» Л. Андреев развивал идеи панпсихизма, от­рицая основу театра — действие и зрелищность. События в жизни человека значат гораздо меньше, чем психологические переживания этих событий, утверждал писатель. Переживания могут быть переда­ны только через всеобъемлющий психологизм, это и есть панпсихизм. Не «театр-представление», а «театр-переживание» может, по мысли Андреева, отразить современность. Образцами подлинного панпсихиз­ма были для него пьесы А.П. Чехова и деятельность Художественного театра, о котором он много писал в первом «Письме». С эстетической программой «Масок», пропагандировавших условный театр, «театр-представление», идеи Л. Андреева не совпадали. Но тем не менее Ан­дреев был практически единственным драматургом, чьи пьесы в от­рывках печатались в журнале. (В первом номере за 1912 г. — третий акт «Профессора Сторицына», в 1913 г. — второй акт пьесы «Каино­ва печать».) Беллетристики в «Масках» не было.

Тип журнала-манифеста диктовал распределение материала в номере: основной объем занимали статьи теоретического характера и критические исследования, отдел «Театральной летописи и биб­лиографии» был небольшим.

«Маски» стали первым театральным журналом, в который при­шел А. Блок. Его любовь к театру, собственное драматургическое творчество и близость к театральным кругам сделали этот приход закономерным. В 4-м номере за 1912—1913 гг. Блок опубликовал очерк «Маски на улице» из неоконченной книги итальянских впе­чатлений. Но поэт во многом расходился с «Масками», поэтому, хотя личные отношения с В.Э. Мейерхольдом, ставившим его пье­су «Балаганчик», были достаточно сложными, только в его журна­ле «Любовь к трем апельсинам» Блок взял на себя редактирование отдела поэзии и выступал как автор.

«Маски» закончились в связи с началом Первой мировой войны, когда военные заботы отодвинули проблемы театра. Отодвинули, но не заставили забыть. История существования своеобразного издания со странным названием «Любовь к трем апельсинам. Журнал докто­ра Дапертуто» совпала с военными годами (1914 — 1915 гг.). Всего было издано 17 номеров небольшого формата объемом в 2 печатных листа, они были объединены в 9 книг.

На обложке нового журнала стояло имя доктора Дапертуто, под белым кружевным занавесом по всей обложке были разбросаны яр­кие апельсины. Впоследствии, в 1915 г., апельсинов стало три и появились Арлекин, Коломбина и Пьеро.

Доктор Дапертуто — псевдоним, придуманный М. Кузьминым для В.Э. Мейерхольда. Но журнал не был моноизданием режиссе­ра, его создателями и авторами стали участники руководимой им экспериментальной студии, развивавшей идеи условного театра. Членами редакции были Л.Д. Блок, В.Н. Веригина, В.А. Пяст, К.П. Кузьмин-Караваев. Кроме них, в журнале существовала «группа содействия», в которую входили А. Блок, В. Брюсов, Вяч. Иванов, М. Кузьмин и композиторы А. Глазунов, А. Скрябин и др.

Пропагандируя свои взгляды на театральное искусство как на театр-зрелище, театр-балаган, журнал видел возможность реформы современного театра в возвращении к театру-представлению, кото­рый существовал на площадях Неаполя, Венеции, возле шекспировского «Глобуса» в Лондоне. Для обновления современного теат­ра надо было применить опыт comedia dell arte, в первую очередь внимание журнала было обращено на творчество Карла Гоцци и Эрнста Гофмана. Название журнала тоже подсказано одноименной сказкой Гоцци. Журнал публиковал тексты его комедий с прекрас­ными комментариями. Драматургия являлась предметом анализа большей части критических статей, посвященных комедии масок. Гофману был посвящен специальный отдел «Hoffmaniana».

Был в журнале и отдел «Хроника», в котором своеобразно от­ражалась театральная жизнь России этих лет. Рецензии авторы журнала писали только на спектакли, созвучные направлению по­исков студии Мейерхольда. По тому же принципу подбирались книги для рецензирования в библиографическим отделе.

Возможно, «Журнал доктора Дапертуто» так и остался бы раз­влечением театральной студии, известным только небольшому чис­лу друзей и ценителей, если бы не отдел поэзии, которым руково­дил А. Блок. Трудно сказать, зачем был создан этот отдел. Может быть, для того, чтобы привлечь внимание читателей, но скорее все­го, для того, чтобы заручиться поддержкой поэта, так как его жена, Любовь Дмитриевна Блок, была в числе основателей журнала. Блок согласился вести отдел поэзии, но работал автономно от основной редакции. «Что касается стихов, то они стоят обособленно от осталь­ного материала, имеют скорее декоративное назначение», — отмеча­лось в «Дневнике» редакции журнала за 1915 г.8

Однако декоративным в конечном итоге оказался сам журнал с его изысканными статьями об итальянской комедии, а стихи, кото­рые открывали каждый номер, вошли в сокровищницу русской по­эзии. Первый номер — стихи Блока и Ахматовой, посвященные друг другу, в 4-м и 5-м номерах за 1914 г. — полный цикл Блока «Кар­мен» из восьми стихов. Украшали страницы театрального журнала стихи К. Бальмонта, 3. Гиппиус, Ф. Сологуба, М. Кузьмина. «Лю­бовь к трем апельсинам» входит в круг русских журналов как мес­то первой публикации стихов замечательных поэтов. Кроме того, имя В.Э. Мейерхольда — одного из признанных мастеров русского театра — тоже привлекает внимание потомков к его журналу, отра­зившему один из этапов поисков знаменитого режиссера9.

Журналы, посвященные проблемам различных искусств, были ярким показателем развития культурной жизни России начала XX в. Духовные и эстетические поиски художников и писателей, режис­серов и актеров, напряженная творческая жизнь и мир обычных че­ловеческих чувств — все это находило свое выражение на страни­цах достаточно известных и совсем малораспространенных, боль­ших и маленьких изданий. Знакомство с ними помогает понять и почувствовать ту атмосферу творческих исканий, тот взлет культурной жизни в стране, который получил поэтическое название «сереб­ряного века» русской культуры.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Чернышев А.А. Русская дореволюционная киножурналистика. — М., 1987. С. 10-11.

[2] Бенуа А. Мои воспоминания. Кн. IV —V. С. 305.

[3] Очерки истории русской театральной критики. Конец XIX — начало XX в. - Л., 1979. С. 70.

[4] Там же. С. 89-90.

[5] См.: Очерки истории русской театральной критики. Конец XIX — начало XX в. - Л., 1979. С. 70-90.

[6] Литературный процесс и русская журналистика / Буржуазно-либеральные и модернистские издания. С. 328.

[7] Герасимов Ю.К. Театральная критика с 1890-х до 1917 // Очерки исто­рии русской театральной критики. Конец XIX — начало XX в. С. 44.

[8] Цит. по: Русская литература и журналистика. С. 344.

[9] Mухранели И.Л. Театральный журнал «Любовь к трем апельсинам». Из ис­тории русской журналистики конца XIX — начала XX в. — М., 1973. С. 207 — 222.

--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004 {original}

Еще по теме Театральные журналы:

  1. Театральный эксперимент Эссе Светланы Вороновой
  2. Актеры театральной сцены и кино, артисты эстрады и цирка
  3. Журналы карамзинистов
  4. Деловые журналы.
  5. Журналы «триумвирата»
  6. Сатирические журналы XVIII в.
  7. Журналы-дайджесты.
  8. Журналы И. А. Крылова
  9. Журналы русского модернизма
  10. Сатирические журналы 1905—1907 гг.
  11. Еженедельные журналы новостей.
  12. Журналы "обычного русского типа"
  13. Журналы кадетских и юнкерских сообществ
  14. Современные массовые иллюстрированные журналы.
  15. Петербургские журналы 1769 года
  16. Сопоставление общего числа изданий и журналов