<<
>>

Новый век – новые проблемы для цензуры

Революционные изменения в мировой информационной службе. Архаизм взаимоотношений властей России, цензуры и журналистики.

К концу XIX в. информационная служба в России и на Западе претерпевала революционные изменения, в первую очередь в ее материально-производственной базе.

В 1886 г. О. Мергенталер (США) сделал наиболее решительный шаг со времен И. Гутенберга, создателя первого печатного станка (1454). Изобретатель запатентовал машину, которая станет известна как линотип: скорость строки отливки текста при этом возросла в 4 раза. С этого момента прогресс в издательском, типографском, полиграфическом деле будет быстро расти: совершенствуется линотип (скорость отливки строки к середине века составит 14 строк в минуту), техника печатания (глубокая печать, ее ротация, ротация офсетной печати и др.). В 1897 г. появляется «монотип» Т. Ланстона (США) и т.д.

Одновременно шел процесс, готовивший образование системы средств массовой информации (СМИ). Еще в 1877 г. Т. Эдисон (США) получил патент на фонограф, а на его основе в 90-е годы производятся разные модификации граммофона.

В 1901 г. в мире уже разошлось более 4 миллионов пластинок с музыкой, пением, чтением, обучением языку и др. В 1895 г. оживает фотография – в Париже братья Люмьер дают путевку в жизнь кинематографу, рождение которого имело революционное значение не только для развития системы СМИ, но и вообще для всей цивилизации, так как открыло эру массовой культуры. В 1895 г. А.С. Попов демонстрирует первый радиоприемник, а в 1897 г. Г. Маркони (Италия) получает патент на свое радиоустройство. Начинается постепенное оснащение радиотелеграфа звуком и голосом, превращение в радиотелефон, а затем радио.

Развитие научно-технического прогресса ведет к качественным изменениям в экономике, к становлению капитализма, концентрации производства, а это в свою очередь порождает в обществе новые формы организации, бытия, общения людей.

Происходит рост числа фабрик, заводов, банков, бирж и, как следствие этого, городов, их населения, рабочих. В 1900 г. население крупнейших российских городов насчитывало в С.-Петербурге – 1.505.200 жителей, Москве – 1.359.886 (для сравнения: в Нью-Йорке – 3.473.000).

Складывается качественно новое сообщество людей, тесно связанных местом постоянного жительства и формированием особых «городских отношений», пронизывающих все сферы жизни населения. В такой среде человек находится под магическим действием толпы, что хорошо отобразил в стихотворении 1899 г. Э. Верхарн (перевод М. Волошина):

В городах из сумрака и черни,

Где цветут безумные огни,

В городах, где мечутся, беснуясь,

С пеньем, с криками, с проклятьями, кипя,

Как в котле – трагические толпы,

В городах, внезапно потрясенных

Мятежом иль паникой, – во мне,

Вдруг прорвавшись, блещет и ликует

Утысячеренная душа.

«Утысячеренная душа», пришедшие в движение массовые социальные пласты человечества во многом определяют характер XX столетия. Несомненно, они порождают и изменения как в составе аудитории журналистики, так и в характере информационной службы общества, что способствует интенсивному развитию журналистики и определяет ее качественно новую роль в жизни человека. Урбанизация – это заметный шаг на пути развития цивилизации и массовой культуры.

К концу XIX столетия Россия накопила мощный экономический и культурный потенциал. Темпы развития ее промышленности опережали другие страны. Имена ученых (Д.И. Менделеев, П.Л. Чебышев, А.Ф. Можайский, К.Э. Циолковский и др.), русских писателей (Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов) становятся всемирно известными. С началом XX в. усиливается процесс политизации социальной жизни общества. Он проходит в условиях поляризации старых и новых политических сил страны, что вело к конфликтам. Внутренняя политика самодержавия, направленная на укрепление его основ, способствовала вытеснению из страны сил оппозиции. Многие мыслители и политики России оказались в Европе, где прошли политическую школу стран, имеющих, как правило, иное политическое устройство государства.

Среди русских эмигрантов выдвигаются лидеры русской политической мысли мирового уровня: Г.В. Плеханов, В.И. Ленин, П.Н. Милюков, Л.Д. Троцкий и др.

В новых условиях Русская православная церковь и интеллигенция России в конце XIX в. проделали огромную работу по просвещению народа, обучению его грамоте, чтению – стала более активно расти аудитория, потребляющая информацию.

Все это обусловило то, что русская журналистика в начале XXстолетия переживает свой серебряный век, пору расцвета: растет количественно и качественно. Особые темпы в XIX в., как уже отмечалось, набрало русское книгоиздание, где капитал нашел свое основательное применение. При этом многие предприниматели разбогатели. Усилиями А.С. Суворина, А.Ф. Маркса, И.Д. Сытина и др. Россия выпускала книг больше, чем любая страна мира, а к 1905 г., по выводам Н.А. Рубакина, она заняла первое место в мире по объему печатной продукции на душу населения. Большинство издателей страны активно участвовали в просвещении народа. Ежегодно они выпускали 85 млн. экземпляров книжек для него. И это, несмотря на особое отношение, как было показано выше, к данной продукции со стороны цензуры.

В новом столетии верховная власть в России, органы управления обществом, в том числе и цензурное ведомство, оказались не готовыми к решению тех проблем, которые как снежный ком нарастали. Цензура должна была функционировать в новых условиях: постоянного и быстрого увеличения объема и диапазона информации, развития ее новых форм и средств доставки и распространения, интенсивного роста числа потребителей этой информации.

Самодержавие стремилось затормозить прогресс информационной службы общества, что нашло отражение во всех значительных тенденциях развития российской журналистики. Среди них и становление провинциальной периодики. Правда, долго доминирует столичная печать, составляя на начало столетия половину всех изданий страны, хотя это соотношение начинает меняться с 10-х годов XX в. (см. Таблицу № 7):

Соотношение столичной и провинциальной печати России начала XX века

Таблица № 7.

Таблица № 7.

Существенное значение для расширения информационной службы в России имело то обстоятельство, что она была многонациональной страной, но национальный срез в дифференциации журналистики был своеобразен и не получил развития, так как власть тормозила рост этой прессы. «Тяжела и безотрадна картина положения, в котором находилась русская печать в течение всего прошлого века, но еще безотраднее, еще мрачнее судьба так называемой иноязычной печати, – писал в 1911 г. В. Набоков в журнале «Право» (№ 33). – По отношению к ней общие задачи обуздания и застращивания дополнялись специальными – борьбой против всяких попыток в пользу охраны культурной самостоятельности, подавлением всего того, что расстроенному воображению воинствующего национализма представлялось стремлением к сепаратизму». В 1894 г. в стране выходило 785 периодических изданий, в том числе на русском языке – 638, далее по убыванию:

на латышском – 79,

на польском – 64,

на немецком – 41,

на эстонском – 11,

на французском – 8,

на армянском – 5,

на грузинском – 5,

на еврейском – 3,

на финском – 1.

В книгоиздании ситуация в этом отношении была еще хуже. Такое положение сложилось как результат деятельности цензуры, ставившей на пути развития иноязычной журналистики все возможные барьеры. В этом было одно из важнейших противоречий общества: рост национального самосознания народов, как важный фактор в социально-политической жизни, не находил должного понимания у власти.

Общей тенденцией в развитии информационной службы общества являлся выход в журналистике на первое место газеты. Она вытесняет в этом плане журнал. «С каждым годом газета становится все более видной частью нашей литературы, все более важным фактором нашей общественной жизни», – приходит к выводу А. Пешехонов, исследовавший в 1900 г. общественно-политические газеты страны. Основной поворот произошел после революции 1905–1907 гг., когда углубился процесс дифференциации прессы, появились новые типы изданий, особенно массовые.

Приведем некоторые статистические данные (см. Таблицу № 8):

Таблица № 8.

Таблица № 8.

Динамика развития газет и журналов России начала XX века

Надо учитывать то, что тиражи газет значительно превосходили журнальные, и особенно то, что газеты выходили значительно чаще журналов и несли самую оперативную информацию. Поэтому этот тип издания и получил поддержку у капитала, но созданный цензурный режим, а также произвол местной бюрократии сдерживали в XIX в. вкладывание денежных средств в газетно-журнальное производство: как отмечалось выше, трудно было получить разрешение на выпуск газеты, цензура все чаще стала использовать экономическое давление на журналистику (запрещение розничной продажи, публикации платной рекламы, штрафы и др.).

Архаизм взаимоотношений власти и журналистики может проиллюстрировать такой факт: цензурное ведомство вплоть до 1905 г. руководствовалось в своей работе уставом о цензуре, в основе которого лежали Временные правила о печати 6 апреля 1865 г., обросшие десятками новых законодательных актов, циркуляров, указаний. Устав о цензуре представлял собой целую брошюру в 60 страниц, включал 302 статьи, закреплявшие богатый опыт русской цензуры. Но с ростом аудитории, развитием общественной мысли, периодической печати, особенно провинциальной, стали остро ощущаться противоречия между цензурными узаконениями и отсутствием правового обеспечения журналистского творческого процесса.

<< | >>
Источник: Г.В. Жирков. История цензуры в России XIX - XX вв.. 2001

Еще по теме Новый век – новые проблемы для цензуры:

  1. XVIII век: Период перехода от духовной к светской цензуре
  2. 1. Проблемы взросления – это новые требования к самим себе. Это новые конфликты, новые, неведомые ранее притязания
  3. НОВЫЕ АКЦЕНТЫ В СТАРЫХ ПРОБЛЕМАХ
  4. Новые ответы для нового времени
  5. НОВЫЕ ВРЕМЕНА – НОВЫЕ ПЕСНИ
  6. XX век (до 1917 г.)
  7. XIX век (первая половина)
  8. XIX век (вторая половина)
  9. ПРОФЕССОРА США – НАДЕЖДА МИРА И ПРОБЛЕМА ДЛЯ АМЕРИКИ?
  10. 4.5. Дети как проблема для взрослого человека перед лицом закона