<<
>>

«Новый путь»

Уйдя из «Мира искусства», петербургские символисты, глав­ным образом Д.С. Мережковский и З.Н. Гиппиус, начали серьезно готовить свой журнал. Для них возможность общения с читателем была особенно важна, так как петербургская группа рассматривала символизм не только как новое искусство, но в большей степени как новую систему жизненной ориентации, с которой необходимо было познакомить общество.

Выше уже упоминалось об открытии в Пе­тербурге религиозно-философских собраний в 1901 г. В числе ини­циаторов были и сотрудники «Мира искусства», где еще публико­вались в то время писатели-символисты. «Мы все были в те годы мучительно заинтересованы загадкой бытия, — рассказывал в вос­поминаниях А. Бенуа, — и искали разгадку ее в религии и в обще­нии с людьми, посвятившими себя подобным же поискам... отсюда же и образование Религиозно-философского общества, ...которого названные лица (Мережковский, Минский, Перцов, Шестов, Тернавцев, Розанов. — С.М.) были членами-основателями и собрания которого стали сразу же привлекать к себе не только самых разно­родных лиц из «мирян», но и многих «духовных». Инициаторы от­правились к митрополиту Антонию, который обещал поддержку. Первые собрания проходили в помещении Географического обще­ства на Театральной улице в большой и узкой комнате за длинным, покрытым зеленым сукном столом. Сначала собрания, вызвавшие общественный интерес, были очень содержательны, но «с течением времени они стали приобретать тот характер суесловных говорилен, на который обречены всякие человеческие общения, хотя бы осно­ванные с самыми благими намерениями»1.

«НОВЫЙ ПУТЬ», созданный Мережковскими и Перцовым, начал выходить в 1903 г. как орган религиозно-философских собра­ний, что было указано в разрешении на издание. В первое время журнал печатал протоколы заседаний, но собрания достаточно быс­тро были запрещены, и фактически «Новый путь» считался журна­лом Мережковского и Гиппиус.

Разрешение на издание получил П.П. Перцов, он дал значи­тельную часть необходимой суммы и был назван в качестве редак­тора журнала, но основную роль играл Д.С. Мережковский как идейный вдохновитель, а на З.Н. Гиппиус лежала основная редакционная работа.

С самого начала «Новый путь» возник как своеобразный обще­ственный орган, пытавшийся создать иную, отличную от уже суще­ствовавших, религиозную общественность. Д.С. Мережковский поз­же, в конце 1905 г., в нашумевшей статье «Грядущий Хам» так объяснял содержание понятия «религиозная общественность»: «...нужна общая идея, которая соединила бы интеллигенцию, цер­ковь и народ, а такую общую идею может дать только возрождение религиозное вместе с возрождением общественным. Ни религия без общественности, ни общественность без религии, а только религи­озная общественность спасет Россию»2. З.Н. Гиппиус по-своему объясняла природу религиозной общественности. Когда разные люди, принадлежащие к различным общественным группам, выход­цы из разных слоев общества, совершают паломничество к Светлояру-озеру, в воды которого, по преданию, опустился град Китеж, за несколько дней пути между ними возникает особая общность. Это и есть религиозная общественность.

Вопрос о разделении ролей между Дмитрием Сергеевичем и Зи­наидой Николаевной не только в журнале, но и во всей их совмест­ной жизни, продолжавшейся более 50 лет, очень сложен. З.Н. Гип­пиус предпочитала уходить в тень, подчеркивая основную роль сво­его супруга, но многие знавшие их в этом сомневались, называя З.Н. Гиппиус неким генератором идей, которые затем воплощал Мережковский. Как бы там ни было, но в журнале роль Гиппиус, действительно, была главной. Мережковский в это время был занят работой над романом «Петр и Алексей», в «Новом пути» печатал в основном литературные труды. Главную партию в журнале испол­няла З.Н. Гиппиус — поэтесса, писательница, острый талантливый критик, хозяйка знаменитого литературного салона, дающая путе­вку в литературу всем начинающим поэтам.

В 1904 г. к ним присо­единился Д.В. Философов. Своеобразный духовный триумвират просуществовал до 1920 г., когда их пути разошлись.

В автобиографических заметках, написанных до эмиграции, Гиппиус утверждала: «Наиболее яркими событиями моей (и нашей) жизни последних лет я считаю устройство первых религиозно-фи­лософских собраний (1901 — 1902), затем издание журнала «Новый путь» (1902—1904), внутреннее переживание событий 1905 г.»3. Для З.Н. Гиппиус работа в журнале стала одним из значительных периодов жизни, и общественной, и литературной. Гиппиус много выступала в «Новом пути» как литературный критик под псевдо­нимом, который она сохраняла и в других изданиях, — Антон Крайний.

Отношения между первым редактором-издателем П.П. Перцо­вым и четой Мережковских складывались трудно: вдохновители журнала отличались нетерпимостью и властолюбием, редакторские возможности Перцова влиять на публикацию того или иного мате­риала были сведены к пулю. После ряда конфликтов, раздражен­ной переписки между ним и Гиппиус он отошел от дел. С 1904 г. редактором стал Д.В. Философов.

Большую роль в практическом ведении дел журнала играли его секретари. Еще во время подготовительной работы, которая велась около двух лет, обязанности секретаря взял на себя В.Я. Брюсов. Он имел свое четко продуманное представление о журнале-манифе­сте, в издании которого хотел бы принимать участие. Но его планы и планы Мережковских разошлись. Брюсов возражал против мистической ориентации журнала, его не устраивал способ отбора бел­летристического материала, а главное — для поэта была неприем­лема та общественная роль, которую собирался играть «Новый путь». Брюсов отошел от журнала еще до появления первого номе­ра. Его место занял Е. Егоров — участник религиозно-философс­ких собраний, а в 1904 г. секретарем стал поэт Г. Чулков, сыграв­ший роковую для журнала роль.

«Новый путь» вышел «при большом литературном шуме», по выражению Л.Н. Андреева. Первые два номера разошлись в двух изданиях тиражом 2258 экземпляров, что для журнала подобного типа было достаточно много.

В редакционном объявлении объяснялась цель журнала: «Дать возможность выразиться в какой бы то ни было литературной фор­ме—в повествовании, в стихах, в философском рассуждении, в научной статье или беглой заметке — тем новым течениям, которые возникли в нашем обществе с пробуждением религиозно-философс­кой мысли». Эта цель должна была достигаться традиционным спо­собом, в привычных для русского журнала жанрах: стихи, повество­вания, научные статьи, философские рассуждения. В этом проявилась двойственность нового издания — круг проблем, свойственный скорее журналу-манифесту, и средства, традиционные для журнала «обычного русского типа». Двойственной была и аудитория, на ко­торую «Новый путь» рассчитывал: с одной стороны, высокообразованная интеллигенция, способная воспринять религиозную пропо­ведь и понять основы нового искусства, с другой — широкие круги духовенства, служители церкви разного уровня, в том числе сельс­кой, не всегда обладавшие развитым художественным вкусом и дос­таточным образованием. Но именно эту часть общества журнал хо­тел привлечь к созданию религиозной общественности, надеясь на взаимопонимание со стороны духовенства.

Двойственность журнала и его читательской аудитории не по­зволила «Новому пути» воплотить в жизнь тип маленького журна­ла «для своих», хотя сама редакция отмечала, что внешнюю форму она заимствовала у европейских изданий, в первую очередь образ­ном послужил «Mercure de France», откуда были взяты объем, вве­дение в текст иллюстраций и сиреневый цвет обложки.

Внутренние особенности «Нового пути» были обусловлены рус­скими условиями и вкусами русского читателя. Это касалось глав­ным образом отдела беллетристики. Зная привычку русского чело­века читать в журнальной книжке роман или повесть, редакция тем не менее не придавала беллетристике никакого значения, что само по себе странно для журнала, издаваемого писателями, и лишь шла на уступку нетребовательному читателю. И как ни мечтала Гиппи­ус, что явится какая-нибудь новая форма, «бель — но не летристика, или летристика, но не бель»4, в повседневной практике прихо­дилось брать тот беллетристический материал, который был в на­личии. Большая часть публикуемой «Новым путем» прозы была се­рой и неинтересной, принадлежала малоизвестным авторам, писав­шим в традиционной реалистической манере. Это и вызвало непри­ятие Брюсова, считавшего, что если нет хорошей прозы, ее не надо печатать вообще.

Совсем по-другому обстояло дело с публикацией стихов. Для толстого журнала конца XIX в. стало традицией пренебрежитель­ное отношение к поэзии, печаталось по одному стихотворению в но­мере. Одной из главных заслуг своего журнала Гиппиус считала (она об этом писала в воспоминаниях) новый способ печатания сти­хов: в номере помещалось сразу несколько стихотворений одного автора, представлялся как бы маленький сборник поэта. Самым публикуемым был Ф. Сологуб, З.Н. Гиппиус взяла в журнал под­борку стихов А. Блока из цикла «Стихи о Прекрасной Даме».

Наличие отдела беллетристики отчасти приобщало «Новый путь» к кругу толстых изданий, хотя сам журнал этого очень не хотел. В открывавшей журнал статье П.П. Перцов специально объяснял принципиальное отличие нового журнала от классическо­го толстого русского издания. Перцов писал, что в традиционном иде­ологически цельном русском журнале тина «Современника» и «Оте­чественных записок» иногда нельзя было отличить, кому принадлежа­ла та или иная публикация, настолько согласованно они звучали и были похожи по стилю. Перцов назвал такие издания «журналами хорового, унисонного пения». В противовес им «Новый путь» будет представлять читателям «естественную солидарность солистов». Ос­новную роль в созданном журнале должна была играть личная ориги­нальность стиля и мышления, собственное мнение ведущих авторов. Этот принцип проводился в жизнь достаточно последовательно.

Основными авторами стали Д.С. Мережковский, В.В. Розанов, помещавший свои статьи в специальном отделе «В своем углу», Н.М. Минский, опубликовавший в журнале три большие теоретические работы. Интересен отдел «Из частной переписки», который помещал материалы, спорные с точки зрения редакции. Здесь было опубликовано письмо «студента-естественника» — одно из первых журнальных выступлений Андрея Белого. Отдел «Религиозно-фи­лософская хроника» печатал сообщения и заметки о церковной по­литике и церковных проблемах. Композиционно был выделен отдел «Литературная хроника», где выступали Д.В. Философов и Антон Крайний с очень субъективными, резкими, враждебно-насмешливы­ми по отношению к противникам символизма заметками. Полити­ческий отдел играл второстепенную роль и занимал достаточно не­значительное место в номере. Очень сжатые обзоры писали под рубрикой «Политическая хроника», позже «Внутренняя хроника» сначала В.Я. Брюсов, потом Г. Чулков.

«Новый путь» отличался от толстого журнала и несколько мень­шим объемом — около 280 страниц. Новым было наличие в журнале иллюстраций, это были в основном отпечатанные на меловой бумаге репродукции с картин, которые помещались в строгом соответствии с текстом (конфликт с «Миром искусства» не был забыт).

Почти демонстративная сосредоточенность на проблемах фило­софии, религии, искусства была не только следствием равнодушия издателей к политике. «Новый путь», как и «Мир искусства», стал явлением культурного развития страны, поэтому проблемам культуры, духовности здесь уделялось основное внимание. Но время диктовало свои законы.

«Новый путь» вышел в 1903 г., в преддверии первой русской революции. Общество все меньше внимания обращало на сложные, абстрактные рассуждения о вере, смысле жизни и т.д. Читатели об­ращались к органам периодики с определенной политической ори­ентацией в надежде понять происходящее и познакомиться со взгля­дами различных общественных и политических групп. Обществен­ный подъем повлиял и на Мережковских, которые стали больше внимания уделять сложным проблемам текущего времени.

В 1904 г. журнал теряет подписчиков. Секретарь редакции Е. Его­ров сообщил в начале года, что их набралось 1070 (против 2500 в 1903-м). Чулков писал Перцову, еще редактировавшему журнал: «Необходимо давать рассказы общественного характера и полити­ку поострее»5. Оживить общественные отделы и были призваны Д.В. Философов и Г. Чулков.

Г. Чулков — «либерало-декадент», по выражению З.Н. Гиппи­ус, в свое время был близок к Горькому и Андрееву, но затем ушел к символистам. Он называл себя «мистическим анархистом» и хотя уверял, что у него есть последователи, был единственным предста­вителем провозглашенного им мировоззрения. В 1904 г., когда по­ложение «Нового пути» было очень трудным, так как не хватало денег на издание, религиозно-философские собрания были закры­ты, контакт с духовенством не состоялся, духовная пресса обви­няла журнал в сатанизме, эротизме и прочем, Чулков решил ре­организовать издание. В «Новый путь» по его приглашению при­шли Н. Бердяев и С. Булгаков, только что порвавшие с «легаль­ным марксизмом» и выступившие с проповедью идеализма. Это были сотрудники тенденциозные, их приход означал не только по­явление новых имен в журнале, но и пересмотр всех прежних пози­ций. Старые сотрудники начали покидать журнал, ушел В.В. Роза­нов. Чулков все больше начал вмешиваться в редакционные дела.

Конфликт произошел после отказа Чулкова печатать одну из статей Гиппиус как недостаточно либеральную. Мережковский на общем собрании сотрудников потребовал выбирать между ними и Чулковым. Большинство встало на сторону Чулкова, и тогда Мережковский отказался от участия в «Новом пути» и предложил журнал закрыть.

В январе 1905 г. редакция сообщила о приостановке «Нового пути» и обещала высылать подписчикам новый журнал «Вопросы жизни». Это было совсем другое издание, хотя оно и заявляло, что продолжает направление «Нового пути». Центральную роль там нача­ли играть будущие кадеты. Через год выход журнала прекратился.

«Новый путь» стал первой попыткой издания журнала-манифе­ста «чистыми» литераторами. Но он не стал журналом эстетических проблем, обратив преимущественное внимание на проблемы фило­софские, религиозные и общественно-религиозные. В типе этого журнала постоянно противоборствовали черты прежнего традици­онного журнала и качества, необходимые для издания, посвящен­ного литературно-эстетическим проблемам. Справедливости ради надо сказать, что журналу удалось сказать много нового и в той и в другой областях, и он оставил свой след в истории русской литера­туры, культуры и журналистики6.

Д.С. Мережковский и З.Н. Гиппиус сотрудничали потом в «Ве­сах», в «Русской мысли», Мережковский много печатался в газете «Русское слово». Их статьи не раз вызывали ожесточенную поле­мику. Но они больше не издавали своего журнала, предпочитая участвовать в разных изданиях на правах сотрудников.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Там же. С 291.

[2] Мережковский Д.С. Грядущий Хам. — СПб., 1906. С. 31.

[3] Цит. по: Гиппиус З.Н. Чертова кукла. - М., 1982. С. 240.

[4] Цит. по: Евгеньев-Максимов Е., Максимов Д.Е. Из прошлого русской жур­налистики. - Л., 1930. С. 210.

[5] Цит. по: Из прошлого русской журналистики. С. 226.

[6] См.: Максимов Д.Е. Новый путь / Из прошлого русской журналистики. С. 179-233.

--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004

Еще по теме «Новый путь»:

  1. Новый настрой
  2. 3 СТАРЫЙ УМ, НОВЫЙ УМ
  3. Добро пожаловать в Новый Мир
  4. Новый взгляд на добродетели и достоинства
  5. НОВЫЙ ПОВОРОТ - ЕЩЕ НЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Новый Завет со старыми интонациями
  7. НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ПОСТАНОВКУ ЦЕЛЕЙ
  8. Этап вхождения в новый опыт
  9. Статья 1124. Право пользователя на заключение договора коммерческой концессии на новый срок
  10. Новый век – новые проблемы для цензуры
  11. 5.2.11. Новый взгляд на подбор сотрудников в группу поддержки
  12. Владимир Львович Леви. КАК ВОСПИТЫВАТЬ РОДИТЕЛЕЙ ИЛИ НОВЫЙ НЕСТАНДАРТНЫЙ РЕБЕНОК, 2006