<<
>>

«Мир искусства»

Название «Мир искусства» относится к таким явлениям куль­турной жизни России рубежа XIX и XX вв., как литературно-худо­жественный журнал и объединение художников, создавших целое направление русской живописи.

Все началось с кружка друзей-единомышленников, существовав­шего сначала в гимназии, потом на юридическом факультете Петер­бургского университета. А.Н. Бенуа, В.Ф. Нувель, Д.В. Филосо­фов, чуть позже присоединившиеся к ним Е.Е. Лансере, А. Нурок, Л.С. Бакст, К.А. Сомов и С.П. Дягилев стали основателями и учас­тниками первого и самого знаменитого журнала русских модернис­тов «Мир искусства». Все они происходили из семей, тесно связан­ных с искусством и общественной деятельностью. Родственные свя­зи между некоторыми из них (С.П. Дягилев — «кузен из Перми» Д.В. Философова, Е.Е. Лансере — сын старшей сестры А. Бенуа) еще теснее сплачивали кружок. Бенуа, Бакст, Лансере, Сомов — художники по призванию, художественную академию никто из них не кончил. Философов — сын известной общественной деятельни­цы, поборницы женского образования А.П. Философовой — лите­ратурный критик, знаток литературы. Нурок — пианист и компо­зитор. Дягилев, бравший когда-то уроки пения и музыки, стал из­вестен как организатор «Мира искусства», а потом знаменитых «Русских вечеров» в Париже, прославивших русскую балетную школу. Если А. Бенуа являлся идейным вождем журнала, его на­зывали «Белинским русской художественной критики», то «Напо­леоном», «Петром Великим» (по характеристике Бенуа) нового ху­дожественного стиля и журнала стал С.П. Дягилев.

О Дягилеве много писали знавшие его люди, его рисовали ху­дожники (особенно известен портрет кисти Л. Бакста «С.П. Дяги­лев с няней»), память о нем восстанавливается в наше время — со­здан фонд Дягилева, в 1998 г. столетие «Мира искусства» было от­мечено целым рядом выставок. Дягилев не оставил картин, опер и книг, его талант был совершенно особым.

А. Бенуа так характери­зовал этого человека: «Сергей Дягилев ни в какой области не был исполнителем, и все же вся его деятельность прошла в области ис­кусства, под знаком творчества, созидания... У Дягилева была своя специальность, это была именно его воля, его хотение. Лишь с того момента, когда этот удивительный человек «начинал хотеть», вся­кое дело «начинало становиться», «делаться». Самые инициативы его выступлений принадлежали не ему. Он был скорее беден на вы­думку, на идею. Зато он с жадностью ловил то, что возникало в го­лове его друзей, в чем он чувствовал начатки жизненности. С упое­нием принимался он за осуществление этих не его идей... Взяв на­вязанное дело в руки, он его превращал в свое, и часто с этого мо­мента инициаторы, вдохновители как-то стушевывались, они стано­вились ревностными исполнителями своих же собственных идей, но уже понукаемые нашим «вождем»1. С. Дягилев был великолепным организатором, воплощавшим самые неоформленные идеи своих друзей, которые были и старше, и талантливее его самого. Образ жизни, поведение Дягилева было рассчитано на то, чтобы шокиро­вать окружающих. П.П. Перцов, журналист, издатель, близкий к модернистским журналам, вспоминал: «Дягилев без чванства, без сногсшибательных замашек, без чрезвычайной изысканности своего вида, без монокля, без надменного тона, без задранной головы, без оскорбительного подчас крика на своих «подчиненных», был бы уже не Дягилевым»2. Редакция «Мира искусства» находилась в квартире Дягилева, где в одной из комнат висела люстра в виде дракона со многими головами, очень поразившая В.В. Розанова.

Свой журнал был мечтой всего кружка. Название искали долго.

Найденное, наконец, оно имело большой смысл: не обыденный, божий или современный мир, а особый, освобожденный от грубой повседневности мир искусства, в котором живут лишь избранные и посвященные. Журнал вышел в ноябре 1898 г. Бенуа был в Париже, и вся организационная и практическая работа легла на плечи Дяги­лева и Философова. «Настоящим заведующим редакционной кух­ни, — рассказывал А.

Бенуа, — был Дмитрий Владимирович (Фи­лософов. — С.М.), и он очень ревниво оберегал свою абсолютную автономность в этой области, не допускал к ней даже своего кузена Сережу. Вовсе не нарядно и даже неуютно выглядела эта кухня-ла­боратория, так как она очень быстро заваливалась всякими пакета­ми, ящиками, грудами цинковых клише, целыми тоннами бумаги»3.

С. Дягилев осуществлял организаторские функции. Очень мно­го внимания он уделял оформлению журнальных книжек. Непос­редственно этим занимался Л. Бакст, он и был «жертвой Сережиной деспотии». «В одной из последних комнат можно было почти всегда найти Бакста; Сережа и Дима засадили туда покладистого Левушку за довольно неблагодарные графические работы и глав­ным образом за ретушь фотографий, отправляемых в Германию для изготовления из них клише. Бакст рисовал и особенно нарядные подписи, заглавия, а то и виньетки. Левушка любил эту работу и исполнял ее с удивительным мастерством»4.

С. Дягилев стремился из самого журнала сделать «предмет ис­кусства», поэтому так много внимания уделял оформлению. В этом плане «Мир искусства» открыл новую эру в развитии книжного дела и полиграфии в России. Полиграфические проблемы создате­лям журнала приходилось решать самим. Д.В. Философов расска­зывал впоследствии, что «мечтатели должны были превратиться в техников». Подлинный «елизаветинский» шрифт, даже не сам шрифт, а матрицы, нашли в Академии наук. Не умели делать реп­родукции с картин, на помощь пришел старый фотограф, автор из­вестного руководства по фотографии. Первое время клише и реп­родукции заказывали за границей. «Только с 1901 года журнал с внешней стороны стал удовлетворять самих редакторов»5.

Виньетки, заставки, рисованные шрифты создавали особый стиль оформления журнала. Репродукции в первые два года по­мещались в тексте независимо от содержания, что вызывало недо­вольство некоторых авторов. С 1901 г. их стали печатать в начале номера альбомом на другой бумаге. В «Мире искусства» было очень много графики, что тоже придавало его номерам особое свое­образие.

Больше всего поразила читателей вышедшего журнала его об­ложка, где «плавали в одиночестве на бело-сливочном фоне две та­инственные рыбы». В традиционном русском журнале на облож­ках, отличавшихся друг от друга по цвету, печатались название и выходные данные. Для «Мира искусства» обложки рисовали ху­дожники. Первую с «таинственными рыбами» — К. Коровий, с 1900 г. ее сменил рисунок К. Сомова, более сложный, с 1901 г. об­ложка была выполнена по рисунку Е. Лансере: увитый лентами ве­нок с головой льва внизу. Название журнала на каждом рисунке выполнялось особым шрифтом.

По типу это был журнал-манифест, призванный теоретически обосновать новое искусство — искусство модерна. Много места занимали теоретические статьи. Открылся «Мир искусства» ста­тьей С.П. Дягилева «Сложные вопросы», излагавшей программу журнала. Теоретиком Дягилев не был, но его довольно путаная статья вызвала много шума. Взгляды авторов были достаточно противоречивы, единства не существовало, однако все сходились в девизе: борьба против академизма, с одной стороны, и против искусства передвижников — с другой. Главным противником ав­торы журнала избрали В.В. Стасова, пропагандировавшего пере­движников, «могучую кучку» и других представителей реалистического искусства. Критик, уже лишившийся прежнего влияния, сотрудничал в это время в журнале «Искусство и художествен­ная промышленность», который вышел почти одновременно с «Миром искусства» и быстро сделался основной мишенью напа­док именитого собрата.

Главной задачей журнала было знакомить своих читателей с тем, что он считал ценным в художественном отношении. Он посто­янно рассказывал в статьях и показывал в репродукциях произведе­ния художников «нового стиля». Журнал пропагандировал работы В Васнецова (репродукция с картины «Богатырская застава» откры­вала первый номер), И. Левитана, К. Коровина. Но буквально зано­во познакомил «Мир искусства» своих читателей с портретной жи­вописью старых русских мастеров XVIII в., почти забытых в XIX в. С Дягилев, специально занимавшийся творчеством Д.Г. Левицко­го, разыскал много портретов работы этого мастера и поместил их в журнале.

Очень интересными были статьи о театре. А. Бенуа в своих вос­поминаниях много пишет о любви к театру, особенно к опере и ба­лету, которая объединяла участников дружеского кружка. В теат­ральных публикациях шла речь о художественном оформлении спектаклей, о декорациях и костюмах, т.е. о том, что раньше мало привлекало внимание театральных критиков. Впоследствии многие художники «Мира искусства» плодотворно работали как художни­ки театральные.

Большое внимание «Мир искусства» уделял архитектуре Петер­бурга, буквально открыв читателям его красоты6.

Свои художественные взгляды «Мир искусства» пропагандиро­вал не только в журнальных книжках. Организаторский талант Дягилева проявился и в создании выставок, проходивших под эги­дой журнала. Первая международная выставка проводилась в са­мом начале 1899 г. На ней демонстрировалось около 350 полотен. Затем было еще четыре ежегодных выставки, но без иностранных участников. Во время выхода журнала велась подготовка портрет­ной выставки в Таврическом дворце, на которой должны были демонстрироваться портреты XVIII — начала XX в., возвращенные публике журналом. Она открылась весной 1905 г., когда журнал уже перестал выходить, было показано около 2 тыс. портретов. Выставки спасли журнал и от материального краха. В первый год его финансировали меценаты С. Мамонтов и княгиня Тенишева. Но затем Мамонтов разорился, а Тенишева отказалась финансировать издание, успех выставок и просьба К. Серова, писавшего тогда пор­трет царя, помогли получить правительственную субсидию.

Инициаторами создания «Мира искусства», его основными со­трудниками были художники и музыканты, но журнал вписал свою страницу и в развитие русской литературы. На втором году истории журнала Д.В. Философов пригласил к сотрудничеству символистов-петербуржцев — Д.С. Мережковского, З.Н. Гиппиус, Ф.К. Соло­губа; известных философов — В.В. Розанова, Л. Шестова и др. С появлением писателей журналу удалось достичь той полноты отра­жения мира искусства, к которой он стремился.

В конце 1899 г. редакция сообщила о создании литературного отдела, и с начала 1900 г. стала публиковать книгу Д.С. Мережков­ского «Лев Толстой и Достоевский». Правда, лидеры петербургской группы символистов, являвшиеся не только писателями и поэтами, но и религиозными мыслителями, философами-мистиками, в своих публикациях затрагивали проблемы, не всегда созвучные целям художественного журнала. В конце концов они создали своего рода журнал в журнале. «Мирискусническому девизу самоцельного творчества «Мережковский и другие» противопоставляли подход к ис­кусству как к форме проповеди»7. Не совпадали взгляды художни­ков и литераторов на мистическое содержание, провозглашенное Ме­режковским в качестве одной из черт нового искусства. Полемики внутри журнала было много, полем сражения стал «Пушкинский» номер, посвященный 100-летию со дня рождения поэта. Не было единства и в оценке творчества Достоевского. Д.С. Мережковский, весь год печатавший книгу «Лев Толстой и Достоевский», и Л. Шес­тов, который опубликовал в «Мире искусства» работу «Достоевс­кий и Ницше. Философия трагедии», в своих взглядах во многом расходились. В литературном отделе работал В.В. Розанов, писав­ший преимущественно о мифологических, религиозных, историко-культурных, а не литературных проблемах. Весной 1901 г., чтобы оживить литературный отдел, Дягилев пригласил главу московских символистов В.Я. Брюсова.

Окончательный разрыв произошел по причине незначительной, но для «Мира искусства» этот эпизод показателен. 23 марта 1902 г. З.Н. Гиппиус с возмущением писала П.П. Перцову о февральском но­мере журнала, где было опубликовано заключение книги Д.С. Мереж­ковского о Толстом и Достоевском: «Текст прерывается в самых пате­тических местах о церкви, о пресвитере Иоанне и т.д. — какими-то экзотическими карикатурами, то журавль, то японские рыбки, то по­дозрительная дама. Прямо на страницах между словами. Новая (вер­нее старая, третьегодичная метода). Д.С. (Мережковский. — С.М.) шлялся к Сереже (Дягилеву. — С.М.) на поклон. Но тот ни одного журавля ему не уступил... Вы правы, лучше нигде, чем у Сережи»8.

Д.С. Мережковский и З.Н. Гиппиус справедливо усмотрели в этом эпизоде нежелание считаться с их мнением и из журнала ушли еще до его закрытия вместе с другими литераторами. В 1903 г. они организовали свой журнал «Новый путь», который вызвал резкие оценки «Мира искусства».

В 1904 г. закрылся и журнал художников. Во-первых, он не имел большой читательской аудитории, поскольку сложность и нео­бычность журнала отпугивала неподготовленных читателей. Тираж едва превышал тысячу экземпляров. Во-вторых, и именно это яви­лось главной причиной закрытия, журнал-манифест не может изда­ваться долго: как только выяснены основополагающие вопросы, журналу надо менять тип или прекращать свое существование. Это хорошо поняли создатели «Мира искусства». «Все трое, Дягилев, Философов и я, — вспоминал позже Бенуа, — устали возиться с журналом. Нам казалось, что нужно было сказать и показать, было сказано и показано, поэтому дальнейшее явилось бы только повто­рением, каким-то топтанием на месте, а это особенно было нам про­тивно»9.

«Мир искусства» испробовал на практике тип журнала-манифе­ста, став первым изданием подобного рода, и поэтому ему пытались подражать другие модернистские издания, появившиеся позже, в первую очередь «Золотое руно» и «Аполлон».

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Бенуа А. Мои воспоминания. — М., 1980. Кн. I —III. С. 645.

[2] Перцов П.П. Литературные воспоминания. — М.; Л., 1933. С. 277.

[3] Бенуа А. Мои воспоминания. Кн. V. М., 1980. С. 285-286.

[4] Там же. С. 286.

[5] Там же. С. 232.

[6] См.: Лапшина Н.И. Мир искусства. - М., 1977. С. 41-83.

[7] См.: Корецкая И.В. Мир искусства. Литературный процесс и русская жур­налистика конца XIX — начала XX в. Буржуазно-либеральные и модернистские издания. С. 134.

[8] Цит. по: Евгеньев-Максимов Е., Максимов Д.Е. Из прошлого русской жур­налистики. С. 145.

[9] Бенуа А. Мои воспоминания. Кн. IV —V. С. 414.

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004

Еще по теме «Мир искусства»:

  1. Кто пачкает мир и как мир отмывается
  2. Мир Мужчины и мир Женщины
  3. ПСИХОЛОГИЯ ИСКУССТВА
  4. Искусство положений
  5. О любви к Искусству
  6. Глава 4 Искусство общения
  7. ИСКУССТВО СЦЕНИЧЕСКОЕ
  8. Жизнь как произведение Искусства
  9. ИСКУССТВО ВДОХНОВЛЯТЬ МУЖЧИНУ
  10. Какое искусство я люблю
  11. Природа телевидения как искусства