<<
>>

«Мир божий»

• Создатели журнала и их планы.

• А.И. Богданович и «Мир божий».

• Ориентация на «среднего» читателя.

• Требования к журнальным публикациям.

• Структура номера.

• Легальные марксисты в «Мире божьем».

• «Мир божий» под красным знаменем.

Некоторые новые толстые русские журналы появлялись рядом со своими старшими собратьями, их редакции находились в близких отношениях. Так возник «МИР БОЖИЙ», издательница которого Александра Аркадьевна Давыдова — вдова директора Пе­тербургской консерватории К.Ю. Давыдова, начинала свою дея­тельность под влиянием Н.К. Михайловского, с которым ее связы­вала многолетняя дружба.

Многих членов редакции связывали родственные отношения, благотворно отразившиеся на деятельности журнала. Активное уча­стие принимали в журнале дочери Давыдовой — Лидия Карловна Туган-Барановская по мужу и приемная дочь Мария Карловна, из­вестная в русской журналистике под двойной фамилией Куприна-Иорданская. Женой А.И. Куприна она стала в 1903 г., в это же время после смерти матери и старшей сестры она стала издательни­цей «Мира божьего». За редактора «Современного мира», сменив­шего «Мир божий», Н.И. Иорданского она вышла замуж в 1910 г. М.К. Куприна-Иорданская работала в журналистике и после октяб­ря 1917 г. Она оставила интересные воспоминания «Годы молодос­ти», где рассказала и о А.И, Куприне, и о журнале «Мир божий».

М.И. Туган-Барановский — экономист, историк, один из пред­ставителей «легального марксизма» сотрудничал в журнале сам и привел своих единомышленников — П.Б. Струве, Н.А. Бердяева и С.А. Булгакова. Много работал в журнале А.И. Куприн, активно публиковался Д.Н. Мамин-Сибиряк, маленькую дочь которого пос­ле смерти его жены взяла в свой дом А.А. Давыдова.

Первый помер журнала за 1892 г. вышел с опережением — 13 де­кабря 1891-го. Редактором вначале был В.П. Острогорский — про­фессор, известный литературовед и педагог. Давыдова и Острогор­ский планировали создать журнал для подростков, по планы посте­пенно менялись. В подзаголовке «Мира божьего» в год выхода зна­чилось: «Литературный и научно-популярный журнал для юноше­ства». В объявлении об издании подчеркивалось, что журнал хочет давать своим читателям «общедоступное образовательное чтение». В качестве основного читателя предполагалась и образованная се­мья, и читатели из различных слоев общества. Но журнал стал рас­ширять предполагаемую аудиторию, выводить ее за пределы соб­ственно подростковой. От первоначальных планов осталось только название: «Мир божий» — мир вокруг человека, со всеми его про­явлениями, тайнами и загадками1. В 1893 г. редакция получила разрешение добавить к подзаголовку слова «и для самообразования». Значит, аудитория расширилась еще больше, так как самообразованием могут заниматься люди любого возраста.

«Мир божий» формировался как образовательный научно-попу­лярный журнал для юношества и «средней по образованию публики». Этим объяснялось обилие научных и научно-популярных публикаций, которыми журнал славился все время своего существования.

Общественный подъем 90-х годов XIX в., яростные споры меж­ду марксистами и народниками, приход в журнал талантливых пуб­лицистов и общественных деятелей — все это способствовало изме­нению типа журнала.

Постепенно «Мир божий» превратился в журнал «обычного русского типа», сохранив черты научно-попу­лярного издания.

Это произошло по инициативе и при активном участии появив­шегося в журнале в 1894 г. А.И. Богдановича, который взял на себя обязанности неофициального редактора «Мира божьего». А.А. Да­выдова, хотя и прочитывала все рукописи, предложенные редакцией к публикации, редакторских функций на себя не брала. В.П. Ос­трогорский постепенно отходил от журнала и в последние годы, как вспоминали сотрудники, подписывал журнал не читая. Редак­торские обязанности легли на А.И. Богдановича, который из-за своего прошлого не мог быть утвержден в качестве редактора офи­циального. Он не мог даже подписывать свои публикации, и в тече­ние 10 лет его знали под литерами «А.Б.». Только четыре материа­ла, напечатанные после октября 1905 г., он смог подписать полным именем — Ангел Богданович.

А.И. Богданович родился в 1860 г. в польско-литовской семье. (Свое имя Анжело он перевел на русский язык, отсюда непривычное Ангел.) Он начал учиться на медицинском факультете Киевского уни­верситета, но с 3-го курса был исключен за участие в кружке отстав­ного военного Л свинского, который хотел открыть типографию. Даль­ше планов дело не пошло. После ареста у членов кружка нашли, по словам А.И. Куприна, «81 точку из шрифта». И хотя обвинение стро­илось на этих «точках», Богданович был «привлечен к военному суду по политическому процессу, просидел год в тюрьме, произнес на суде блестящую речь, по которой был совершенно оправдан, но исключен из университета и выслан в Нижний Новгород»2.

Десять лет провел Богданович в провинции, сначала в Нижнем Новгороде, где сошелся с кружком общественных деятелей, группировавшихся вокруг В.Г. Короленко и Н.Ф. Анненского, затем пять лет в Казани. Там он сотрудничал в газете «Волжский вест­ник» и был воскресным фельетонистом «Казанских вестей», где писал под псевдонимом «Зритель». В Нижнем Новгороде под псев­донимом «Сын своей матери» в той же роли выступал В.М. Доро­шевич. «Полемика этих двух бойких соперников вызывала звон в ушах», — вспоминал известный в свое время казанский журналист, впоследствии издатель «Нового пути» П.П. Перцов3.

Вернувшись в Петербург, Богданович некоторое время сотрудни­чал в «Русском богатстве», откуда и пришел в «Мир божий». 8 фев­раля 1895 г. он впервые опубликовал в этом журнале свои «Теку­щие заметки», которые уже с 9-го номера за этот же год превратились в «Критические» и в таком виде существовали до начала 1906 г. Только два обзора, появившиеся до лета 1906 г., когда жур­нал был закрыт, Богданович снова назвал «Текущие заметки». Кро­ме двух статей («Новый шаг к просвещению» — 1895, № 11 и «Адам Мицкевич» — 1899, № 7), все остальные его публикации шли под рубрикой «Критические заметки». У всех, кто знал Богданови­ча, возникали ассоциации с личностью и творчеством Н.А. Добролю­бова. В своих заметках на основе разбора двух-трех литературных произведений Богданович умел делать общественно-политические выводы4. Много шума, например, наделала его статья в апрельс­ком номере за 1904 г., где на основе анализа мало известных рома­нов на «женскую» тему, автор высказал свой взгляд на положение и роль женщины в современном мире. По поводу статьи в газетах появилось множество откликов, Богданович получил много писем читательниц, согласных или не согласных с его позицией.

Умер А.И. Богданович в 1907 г. на операционном столе. Жур­нал «Современный мир», продолжение закрытого «Мира божьего», посвятил его памяти 4-й номер за 1907 г., в котором хорошо знав­шие этого замечательного журналиста люди рассказали о его деятельности.

«Богданович был редактором по призванию, редактором идей­ным, беззаветно и самоотверженно преданным своему делу, но ре­дактором особого типа... Он читал в рукописи все статьи, правил корректуру, вел громадную деловую переписку, принимал авторов, писал рецензии, критические статьи и т.д.». Об этом писал Ф.Д. Ба­тюшков — внучатый племянник поэта К.Н. Батюшкова, критик, театральный рецензент, сменивший Острогорского на посту офици­ального редактора «Мира божьего» и затем «Современного мира». Казалось бы, Богданович делал рутинную работу, знакомую всяко­му редактору. Но Батюшков добавлял подробность удивительную: «Обладая превосходной памятью, Ангел Иванович отлично помнил не только более или менее выдающиеся статьи, но даже небольшие очерки и обозрения, даже библиографические заметки, печатавшие­ся в журнале за все 15 лет».

У А.И. Богдановича было два предмета его постоянного внима­ния, постоянных забот: «наш журнал» и «наш читатель». Русский толстый журнал классического типа рассчитывал на образованное дворянство и интеллигенцию. Но и А.А. Давыдова, и В.П. Остро­горский ориентировали свой журнал на «средне образованного чи­тателя». Богданович пошел дальше: он делал журнал для «средне­го» человека. У пего неоднократно спрашивали, кто такой этот «средний» человек? Он отвечал: «Я сам средний читатель. Я долго жил в провинции, оторванный от всех центров просвещения, не имея возможности ни выписывать много книг, ни пользоваться бо­гатыми библиотеками. Я не кончил курса в университете. Я знаю, что значит жить в глуши и чего ожидает от ежемесячного журнала наш средний обыватель»5.

«Мир божий» стал первым толстым изданием, ориентировав­шимся на более широкие, чем прежде, менее образованные слои на­селения, по преимуществу провинциального. Журнал B.C. Миролюбова с красноречивым названием «Журнал для всех» стал вто­рым, хотя и очень значительным, шагом на этом пути. «Мир бо­жий» начал эту работу раньше, кроме того, роль миролюбовского журнала хорошо известна, изучена и высоко оценена в исследова­тельской литературе, а усилия Богдановича и «Мира божьего» по расширению читательской аудитории историками журналистики не отмечены. Это тем более несправедливо, что редактор «Мира божь­его» не только декларировал стремление работать для среднего чи­тателя, он разработал целую программу воспитания, подготовки «среднего» человека к восприятию публикаций серьезного толстого ежемесячника. Богданович создал свой подтип толстого журнала, в котором сочетались качества классического печатного органа «эко­номики, политики и литературы» и журналов научно-популярных и для самообразования, расцвет которых начался в XX в. Редакция гордилась этим специфическим типом своего издания. Батюшков утверждал, что это своеобразный «исключительно русский тип», который возник «из особых условий русской жизни, в эпоху реак­ции, когда заботливое правительство всячески ограничивало доступ к образованию... Школа в руках правительства была орудием по­литической борьбы и в противовес ей общество стало искать вне­школьного образования». Таким образом, научная энциклопедия, характерная для толстого журнала, заменялась в «Мире божьем» предметным образованием6.

Редактируя журнал, Богданович руководствовался целой систе­мой правил и принципов. При отборе материала для публикации он выдвигал на первое место «читабельность», на второе — актуаль­ность тем и связь содержания с современностью. В первую очередь редактор определял политику журнала по отношению к читателю. «Ни ходить в народ, ни учиться у парода не представлялось ему занятием целесообразным. Другое дело — воспитывать себя, знать, чего хочешь и настойчиво добиваться своих прав». Материал, опуб­ликованный в журнале, должен читателя привлекать, заинтересо­вывать и незаметно воспитывать. Для этого и нужно, чтобы все ста­тьи были «читабельны», по шутливому определению Богдановича. Огромная роль отводилась редактору. Он должен уметь почувство­вать грань, отделяющую материал научно-популярный от специфи­чески научного, определить, является ли статья интересной и дос­тупной для читателя, препятствовать появлению на журнальных страницах элементарных и общеизвестных истин. Богданович знал характерное для русского человека свойство «набрасываться на верхи» и настаивал на изложении основ рассматриваемого вопроса. «Требование ясности, вразумительности и определенности выво­дов» он предъявлял ко всем материалам журнала, в том числе и к произведениям литературным. Мысль писателя и публициста, счи­тал А.И. Богданович, «сосредотачивается, как свет в фокусе, и вы­игрывает в силе, яркости и убедительности»7.

«Читабельность», по Богдановичу, обеспечивается яркостью, ясностью, иенавязчивостыо изложения нового, а не общеизвестного, умением незаметно вести читателя в нужном автору направле­нии, давая возможность не повторять прочитанное, а самому как бы заново открывать неизвестное.

Второй критерий — требование актуальности тем и связи с со­временностью — распространялся даже на исторические исследова­ния «близких и далеких эпох». Эти требования Богданович выдви­гал не только перед авторами журнала, он учитывал их и в соб­ственной деятельности. «Он принял на себя роль учителя, — вспо­минал Ф.Д. Батюшков, — учителя, который сам учился вместе с теми, которых он думал воспитывать, ставя себя в положение уче­ников, близкий им по воспоминаниям проведенной в провинции мо­лодости. Это создавало в статьях Богдановича особый эффект со­причастности, личностную окрашенность изложения».

Но главное — общий демократический топ его статей и жизнен­ных позиций. В январе 1906 г. он писал: «Роль печати ясна и опре­деленна: быть на гребне революционной волны, зорко смотреть впе­ред, вовремя предупреждать об опасности. Ее значение, весь смысл ее — жить для парода и вместе с ним победить или умереть. Но последнее не страшно. Где народ, там и победа»8.

Задача журнала — быть воспитателем читателя — диктовала и распределение материала по отделам. Объем журнала составлял около 30 печатных листов, из которых 12-13 листов приходилось на беллетристику, на остальные отделы — «Внутреннее обозре­ние», «Родные картинки», «Иностранное обозрение», «Критичес­кие заметки», общественно-политические и научные статьи — 17 — 18 листов.

Проза не играла значительной роли в журнале, сам Богданович считал ее «супом», без которого не обходится ни один обед. Это мнение редактора очень сердило А.И. Куприна, который занимался отделом беллетристики в 1902 — 1905 гг. Но несмотря на некое пренебрежительное отношение редакции к литературному материалу, «Мир божий» завоевал симпатии читателей именно благодаря хо­рошей литературе, особенно переводной. Отдел переводной литера­туры вела Л.К. Туган-Барановская. Лидия Карловна сама отбира­ла материал, переводила с французского, английского и польского. После ее смерти в 1902 г. отдел стала вести М.К. Куприна-Иордан­ская. Активно участвовала в работе этого отдела 3. Венгерова и как переводчик, и как литературный критик. В ее переводе был впервые опубликован в «Мире божьем» ставший впоследствии очень знаменитым в России роман «Овод» Этель Лилиан Войнич, анг­лийской писательницы, вышедшей замуж за русского народоволь­ца О. Войнича. Прототипами романа послужили русские револю­ционеры-народники.

Статьи научно-популярного характера занимали в журнале иногда до половины объема. Много внимания уделялось естествен­нонаучной проблематике, интерес к которой постоянно возрастал. Отделом занимался В.И. Агафонов — постоянный сотрудник редакции, в качестве авторов выступали крупные ученые, филосо­фы, врачи.

«Мир божий» в 90-е годы XIX в. как бы возродил тип энцикло­педического толстого журнала. Но научные материалы в журнале имели свою особенность: большое место отводилось естественным наукам, что было не характерно для изданий начала XIX в. В 5-м номере за 1892 г. В.И. Агафонов, который отвечал за публикации на естественнонаучные темы, писал: «Природа — все. Природа — везде». Журнал писал и о других пауках. В той же статье отмеча­лось: «Нет такой науки, практическое знакомство с которой не было бы практически полезно и в жизни»9.

Во многих публикациях рассказывалось о жизни и творчестве ученых, философов, общественных деятелей. В январе 1906 г. «Мир божий» опубликовал статью известного журналиста и исто­рика журналистики М.К. Лемке «Очерки жизни и деятельности Герцена, Огарева и их друзей». Это было одно из первых упомина­ний имен, о которых ранее нельзя было говорить. «Теперь все эти условия в значительной степени изменились, — писал Лемке, — русское общество во главе с русским рабочим завоевало своей лите­ратуре большую долю свободы. Теперь оно может пользоваться и плодами своего завоевания. И с течением времени наша историчес­кая литература обогатится трудами, совершенно немыслимыми при старом режиме насильственного затыкания ртов»10.

Лемке связывал появление статьи о Герцене с завоеваниями ре­волюции, а тон его статьи говорит о достаточно радикальных, соци­ал-демократических симпатиях журнала.

Начало нового века ознаменовалось для журнала потерями: сна­чала умерла Лидия Карловна, затем в 1902 г., потрясенная смертью дочери ушла из жизни А.А. Давыдова — первая издательни­ца. В журнале появились новые сотрудники — Ф.Д. Батюшков и А.И. Куприн. «Внутреннее обозрение» начал вести И. Ларский, имя которого в 1912 г. значилось среди сотрудников большевистс­кой газеты «Правда», и Н. Иорданский — социал-демократ, мень­шевик, друг Г.В. Плеханова. В то же время составлявшие ядро иде­ологической программы журнала в предыдущее десятилетие «ле­гальные марксисты» ушли из «Мира божьего» в заграничный жур­нал «Освобождение».

«Мир божий» под влиянием новых членов редакции приобрета­ет ярко оппозиционный характер. Достаточно резкий обличитель­ный топ задавали общественно-политические отделы — «На Роди­не», «Внутреннее обозрение», «Разные разности», «Из русских журналов». Растут тиражи журнала: в конце 90-х годов он имел около 8 тыс. подписчиков, в 1903-м — уже 16 тыс. По свидетель­ству члена редколлегии журнала М. Неведомского, в 1904 г. тираж достиг 18 тыс. «Мир божий» вышел на первое место по числу чита­телей. С.П. Дягилев, не относившийся к числу друзей журнала, вынужден был написать в «Мире искусства» «о бушующей волне, которая разносит по всей России зелененькие книжки «Знания» и голубые обложки «Мира божьего»11.

Перед революцией 1905 г., как вспоминала М.К. Куприна-Иорданская, вокруг толстых журналов группировались кружки со­чувствующих. «Редакция «Русского богатства» во главе с В.Г. Коро­ленко собирала вокруг себя остатки старых народнических сил. Око­ло «Мира божьего» группировались социал-демократы... Еженедель­ные вечерние собрания сотрудников в «Мире божьем» были очень многолюдны, и случалось, что ни редактор журнала А.И. Богдано­вич, ни члены редакции — В.Я. Богучарский, В.П. Кранихфельд, М.И. Неведомский, В.И. Агафонов, И.Э. Любарский не знали всех присутствующих, а может быть, и просто не всегда желали назы­вать некоторые имена»12. М.К. Куприна-Иорданская рассказала о том, как она, сама того не зная, прятала у себя и поила чаем скры­вавшегося от полиции священника Григория Гапона, организатора шествия рабочих к Зимнему дворцу 9 января 1905 г., закончивше­гося расстрелом.

После Кровавого воскресенья «Мир божий» заявил, что он бу­дет выступать под красным знаменем. В объявлении о подписке на 1906 г., без оглядок на цензуру журнал сообщал: «Политическое и экономическое освобождение человека, идея рабочего класса как идеал всего человечества — таковы основные стремления журнала. Журнал в социалистическом строе видит путь, ведущий к осуществ­лению этого принципа. Ближайшей своей задачей журнал ставит пропаганду идей полного духовного и политического освобождения личности и свободной борьбы за интересы трудящегося класса, то есть перехода власти в руки народа». Конечно, в этих словах мно­го риторики, но в то же время революционные устремления легаль­ного издания несомненны. Подобный пример был единственным среди солидных ежемесячников.

«Мир божий» не считал Манифест 17 октября 1905 г. оконча­нием революции, он приветствовал начало Декабрьского вооружен­ного восстания в Москве. Статья И. Ларского о восстании и причи­нах его поражения — одна из лучших из всего, что было написано на эту тему в начале 1906 г. В августе 1906 г., когда накал событий пошел на убыль, за статью Н.И. Иорданского, опубликованную в разделе «Политическое обозрение» и проповедовавшую идею про­должения революции, «Мир божий» был закрыт.

Через два месяца, в октябре 1906 г., та же редакция выпустила новый журнал под названием «Современный мир». И сама редак­ция, и читатели, и цензура хорошо понимали, что под новым назва­нием скрывается старый «Мир божий». Но несмотря на преем­ственность, которую постоянно подчеркивала редакция, выходив­ший до 1918 г. «Современный мир» — другой журнал. Шло время, приходили новые сотрудники, в 1907 г. умер А.И. Богданович и его место заняли другие люди — все это изменило издание.

Оставшийся в истории «Мир божий» — первый толстый жур­нал, пытавшийся обращаться к более широкой, по сравнению с XIX в., читательской аудитории. Его редакция создала первый научно-популярный образовательный подтип толстого журнала. И это был первый популярный ежемесячник, в котором активную роль играли меньшевики, менее радикальная, более понятная ин­теллигенции фракция партии социал-демократов.

--------------------------------------------------------------------------------

1 Мыльцына И.В. Мир божий. Журнал для юношества // Из истории рус­ской журналистики конца XIX в. — М., 1973.

2 Современный мир. 1907. № 4. С. 11.

3 Перцов П.П. Литературные воспоминания. — М.; Л., 1933. С. 12.

4 Имя А.И. Богдановича, как и журнал «Мир божий», буквально «открыла» для современного читателя Скворцова Л.А. См. се статью: Мир божий // Литера­турный процесс и русская журналистика конца XIX — начала XX в. Социал-демократические и общедемократические издания. — М., 1981. С. 136—197.

5 Современный мир. 1907. № 4. С. 4.

6 См.: Мыльцына И.В. Пропаганда научных знаний в журнале для самооб­разования /'/ Из истории русской журналистики. — М., 1984. С. 94 — 123.

7 Современный мир. 1907. № 4. Отд. II. С. 6.

8 Мир божий. 1906. № 1. С. 29.

9 Мир божий. 1892. .№ 5. С. 27.

10 Мир божий. 1906. № 1. С. 36.

11 См.: Скворцова Л.Л. Современный мир. Русская литература и журналис­тика начала XX века. Социал-демократические и общедемократические идеи. — М., 1984. С. 125.

12 Куприна-Иорданская М.К. Годы молодости. — М., 1964. С. 211.

--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004 {original}

Еще по теме «Мир божий»:

  1. Совесть – голос божий в человеке
  2. Кто пачкает мир и как мир отмывается
  3. Мир Мужчины и мир Женщины
  4. Внешний мир
  5. Внешний мир
  6. «Современный мир»
  7. ВЕРХНИЙ МИР
  8. Война и мир
  9. Война и мир
  10. Деловой мир
  11. Здоровый мир
  12. Мир перемен
  13. Часть 2 НИЖНИЙ МИР