<<
>>

Массовые и бульварные газеты «Московский листок», «Россия», «Газеты-Копейки»

• «Московский листок».

• «Россия» В. Дорошевича и А. Амфитеатрова.

• А.В. Амфитеатров.

• Фельетон «Господа Обмановы».

• Бульварная пресса России.

• Массовая рабочая газета «Правда».

• Роль приложения в создании типа массовых и бульварных газет.

«Малые» трех-, четырехрублевые газеты появились в си­стеме прессы России на рубеже веков. Но их предшественники, раз­нообразные «Листки» возникли раньше, старейшие из них — в 60 —70-е годы. «Малые», или массовые газеты, ориентировались на своего читателя, нового для традиционной русской прессы, на ши­рокие демократические слои, которые вовлекались в общественную и культурную жизнь страны. Для не очень подготовленных и не всегда достаточно образованных читателей предназначался и своеобразный вид публикаций с ярко выраженной обличительной тен­денцией, с элементами сенсационности и развлекательности, всегда имевшими успех среди подобной аудитории. Таким образом, глав­ным типообразующим элементом массового издания является читательская аудитория. Но не менее важен и характер публикаций, свойственный этому типу газет, и наличие большого количества приложений, имевших своей целью привлечение читателя и рост тиража, от которого зависело существование дешевой газеты.

«Листки» появились в России во второй половине XIX в. Ста­рейшими были «Петербургский листок», «Московский листок», «Одесский листок». После революции 1905 г. они начали возникать повсеместно.

Репутация этих газет была весьма сомнительной, их не прини­мали всерьез современники, ими не занимались исследователи рус­ской журналистики. Больше других «повезло» «МОСКОВСКОМУ ЛИСТКУ» (1881 — 1918), издававшемуся Н.И. Пастуховым, о нем рассказал в своей книге «Москва газетная» Вл. Гиляровский, начи­навший свой журналистский путь в этой газете. «Безграмотный ре­дактор приучил читать безграмотную свою газету охотнорядца, ла­вочника, извозчика, трактирного завсегдатая и обывателя, мужика из глухих деревень».

Гиляровский очень точно определил основную читательскую аудиторию «Московского листка», совершенно новую и непривычную для начала 80-х, когда газета вышла в свет. В пастуховской газете отражалась жизнь Москвы, Московской губернии и смежных с ней городов. «Уже в первый год издатель «Московс­кого листка» заинтересовал Москву обилием и подробным описани­ем множества городских происшествий, как бы чудом на другой день попадавших на страницы газеты»1. Чуда, конечно, не было — была блестящая оперативная работа журналистов. Вл. Гиляровский рассказал, как ему, репортеру, удавалось так быстро поспевать к месту событий и сообщать о них в редакцию.

Н.И. Пастухов был хоть и «безграмотным», но опытным редакто­ром. До «Московского листка» и одновременно с ним он издавал «Московскую газету» и журнал «Развлечение». Во время проведения знаменитых Нижегородских ярмарок вместе с сыном — В.Н. Пасту­ховым — выпускал «Нижегородскую ярмарку», затем «Нижегород­скую почту». В «Московском листке» он выступал и как беллет­рист, печатал роман «Разбойник Чуркин».

О Пастухове ходила масса анекдотов. «Кабатчик Пастухов в от­вет на вопрос начальства о направлении «Московского листка» от­ветил: «Кормимся, ваше благородие, кормимся»2. Хотя что еще мог бы ответить хитрый и умный издатель на такой опасный вопрос. Его целью было создание не еще одной газеты «направления» во второй столице — конкурировать с признанными обществом «Русскими ведомостями» он, естественно, не мог, — а газеты, по его определению, народной, рассчитанной на среднего и мелкого горожанина, для которого чтение «Русских ведомостей» было де­лом непосильным. Пастухов приучил всю Москву читать не только свою газету, но и периодику вообще. Его «кабацкий листок», как и «Новое время», все ругали и все читали. «...Именитое и образован­ное купечество стыдилось брать в руки эту газету, — рассказывал Гиляровский, — никогда на нее не подписывалось, но через черный ход прислуга рано утром бегала к газетчику и потихоньку приноси­ла «самому» номер, который он с опаской развертывал и смотрел главным образом рубрику «Советы и ответы».

«Уж не прохватил ли меня этот?» Радовался, если уцелел, а прохватили кого-нибудь из знакомых. Каждый номер являлся предметом для разговоров»3.

Значит, не только из-за оперативного освещения всех городских событий газета снискала популярность, но и благодаря отделу «Со­веты и ответы», который сразу же после своего появления вызвал прирост тиража, так как каждый москвич из торгового мира боялся попасть в хлесткие и злободневные заметки, публикуемые в отделе. Правда, он довольно быстро был закрыт. Но в основном все отде­лы «Московского листка» появлялись постоянно в одном и том же месте и в одно и то же время. Печатались и романы. «Каждый ро­манист имел свои два дня в неделю. Понедельник и среда — исто­рический роман Опочинина, вторник и пятница — роман из высше­го круга с уголовщиной, подписанный «Синее домино» (псевдоним писательницы А.И. Соколовой, матери В.М. Дорошевича), а среда и суббота — A.M. Пазухин — особый любимец публики, дававший постоянных подписчиков»4.

В «Московском листке» литературный отдел, традиционный Для газет XIX в., играл заметную роль. В издании подобного типа его значение нельзя преувеличить: Пастухов приучал новую аудито­рию к чтению беллетристики, хотя и не лучшего качества. Занимал свое место и традиционный воскресный фельетон, основанный на сценках из народного или купеческого быта. Но главным в газете был Не фельетон, а репортаж — жанр для русской журналистики новый, вызывавший опасения деятелей печати. «Репортаж — это один из труднейших и неприятнейших газетных вопросов», — сокрушался С.Н. Кривенко. Известный журналист Л. Львов (Л.М. Клячко) тоже выражал свое недовольство тем, что в газетах первое место начинают занимать не публицисты и фельетонисты, а «репортеры-кулуарники»5. Для современников в репортерах воплощались худ­шие черты «газетных людей». Их изображали малообразованными, нечистыми на руку, всеми отовсюду гонимыми. Несчастным и непри­каянным изобразил репортера в одноименном фельетоне В.М. До­рошевич. Но вопреки неприязни журналистов, с повышением ин­формационной роли газеты репортаж — описание только что про­изошедших событий — занял свое место в русской газете.

Если «Листки» рассчитывали, главным образом, на городские низы, посетителей кабаков и трактиров, то газета «РОССИЯ», су­ществовавшая всего три года, вошла в историю русской журналис­тики как первая массовая газета европейского типа. Она адресова­лась широким массам населения без социальных, сословных, обра­зовательных и материальных различий.

«Россия» вышла в апреле 1899 г. Инициаторами ее создания стала группа сотрудников «Нового времени» во главе с А.В. Амфитеатро­вым, порвавшая отношения с А.С. Сувориным. Они хотели создать орган периодики, который смог бы противостоять влиянию «Нового времени». Газета «Россия» появилась как издание альтернативное суворинской газете. Редактором стал Г.П. Сазонов. В молодости, по слу­хам, он был близок к Желябову, в 1903—1905 гг. участвовал в раз­личных левых газетах, но после 17 октября примкнул к Союзу рус­ского народа, впоследствии имел влияние на Г. Распутина, редактировал газету «Голос земли», которую Распутин поддерживал6. В «Рос­сии» Сазонов сотрудничал в период «левых» увлечений.

«Россия» имела хорошую материальную базу. Московские купцы во главе с С. Мамонтовым собрали по подписке капитал в 180 тыс. рублей, но Сазонову эти деньги не дали. Ведение дел в га­зете было поручено зятю С. Мамонтова — финансисту М.О. Аль­берту, который истратил на газету еще 120 тыс. собственных средств. Во все уголки страны были отправлены уполномоченные для сбора подписки.

«Россия» быстро завоевала симпатии читателей. Это заставило Главное управление по делам печати внимательно присмотреться к газете. В докладе министра внутренних дел Сипягина царю содер­жится интересная, сделанная на основе наблюдений внимательного и умного цензора характеристика газеты: «Газета представляет собой новый для России тип повременного издания (выделено мной. — С.М.), который весь свой успех основывает на бойких и сенсаци­онных фельетонах, авторами коих были наиболее популярные в этом роде газетные сотрудники Амфитеатров и Дорошевич. Публи­ка обыкновенно с нетерпением ждала этих фельетонов, и №№ «Рос­сии», в которых они появлялись, раскупались нарасхват. Таким об­разом, не устойчивые читатели, а улица составляла цель издания и последняя поддерживала и обусловливала характер газеты»7.

В этом отзыве речь идет не о «вредном» направлении газеты, что всегда было характерно для цензорских характеристик, здесь отмечено главное своеобразие «России» — ее тип, новый для рус­ской журналистики. По мнению авторов доклада, этот тип отличал­ся от остальных двумя основными чертами: своеобразием аудитории («улица») и особой манерой подачи материала (бойкие, сенсацион­ные фельетоны в основе всех публикаций). Расчет на «улицу», на купившего газету прохожего, а не на постоянного подписчика пред­полагал широкую розничную продажу, которая входит в обиход именно с появлением массовых газет на рубеже XIX и XX вв.

«Россия» имела большой успех перед первой русской револю­цией, когда повысился интерес к общественным проблемам, публи­ка с восторгом принимала любое критическое выступление печати, тем более облаченное в блестящую литературную форму. После октября 1917 г. известный театральный критик и журналист А.Р. Кугель в своих воспоминаниях так писал о «России»: «Она была еще развязнее, чем «Новое время», еще бойчее, и в то же время будто бы была газета либеральная»8.

Газета «Россия» осталась в памяти у современников и потомков как «амфитеатровская» не только потому, что надо было как-то отъединить эту газету от правительственной «России», выходившей позже, но и потому, что фельетон А.В. Амфитеатрова «Господа Обмановы», как было сказано выше, стал причиной большого сканда­ла и закрытия газеты.

А.В. Амфитеатров — сын протоиерея московского Архангельс­кого собора закончил юридический факультет Московского универ­ситета, по юриспруденцией заниматься не стал, а поступил в Тиф­лисский оперный театр вторым баритоном. Начав писать в тифлис­ском «Новом обозрении» рецензии, втянулся в журналистскую ра­боту. Шесть лет он сотрудничал в суворинском «Новом времени» в качестве московского корреспондента. Ушел от Суворина с боль­шим скандалом, о чем издатель с горечью писал в своем «Дневни­ке». После «России», вернувшись из Минусинска, куда был сослан за фельетон, Амфитеатров участвовал в не менее нашумевшей газе­те старшего сына А.С. Суворина —. А.А. Суворина — «Русь», где собрались сотрудники, ушедшие из «Нового времени». Там он пе­чатал сатирические сказки и сатирические стихи («стихиры») . Еще раз побывал в короткой ссылке в Вологде за статью в защиту сту­дентов Горного института, обвиненных в прояпонских настроениях. В 1905 г. уехал в Париж, где провел 10 лет. За границей издавал журнал «Красное знамя», в России пытался воссоздать некое про­должение некрасовского «Современника» под тем же названием и с тем же демократическим направлением. В последние годы писал в основном повести и большие романы, в том числе даже фантасти­ческие. З.Н. Гиппиус, умный и беспощадный критик, спрашивала в одной из своих статей: «Кто он? Беллетрист? Критик? Публицист? Хроникер? Репортер? На каждый вопрос приходится ответить нет, а на все вместе — да»9.

В «России», кроме фельетонов, он публиковал статьи о свободе печати, сатирические сказки, в которых причудливо переплетались сказочная символика, привычные газетные обороты с публицисти­ческим стилем. В «стихирах», используя форму торжественных церковных песнопений, он высмеивал царских чиновников и рос­сийские события. Вот, например, «Романс литератора, умиленного кадетским законопроектом о печати»:

Я прочитал проект... Хоть он еще не в силе,

Но вижу хорошо грядущую зарю:

Всего лишь на пять лет меня вы загадили.

Благодарю.

Ах, злая клевета прилипчивей, чем клейстер! В толпе гуляет слух — его ли повторю?

Что диктовал проект вам обер-полицмейстер. Благодарю.

За подобные «стихиры» «Русь» была закрыта.

Фельетон «Господа Обмановы», первая часть которого была опубликована в «России», а вторая вместе с первой вышла отдель­ной книгой в 1905 г. в Берлине, высмеивал царскую семью. Очень прозрачные имена и фамилии — Никандр Алексеевич, Марина Филипповна, Горевозцев и другие — позволяли безошибочно узнать прототипов: Николая I, императрицу Марию Федоровну, Победо­носцева, Александра II и Александра III и самого царствующего императора. Сатира была злая, но очень остроумная, и узнавший себя в Нике-Милуше Николай II не смог сдержать негодования. Га­зету закрыли, редактора и автора отправили в ссылку. Амфитеат­ров стал известен всей России.

Коллеги фельетониста по газетному цеху задавались вопросом, на что рассчитывал А.В. Амфитеатров, отдавая фельетон в печать, ведь он не мог не осознавать риска и для себя, и для газеты. Вот что записал в «Дневнике» А.С. Суворин со слов своего сына — Михаила, встречавшегося с фельетонистом накануне: «Он (Амфи­театров. — С.М.) вечером приехал из Пскова, где написал фелье­тон, отправил его в редакцию и сказал: «Вероятно, не напечатают. Это будет третий фельетон, который отвергается. По крайней мере, не скажут, что я ничего не делаю». Утром он увидел фельетон на­печатанным и сказал: «Не догадались». И был все время весел и доволен»10. Возможно, Амфитеатров надеялся, что и царь «не дога­дается» или сделает вид, что не догадался, чтобы не раздувать скандал. Но эти надежды не оправдались.

Как всегда, было много слухов. Одни обвиняли Амфитеатрова в том, что он решил погубить газету, которая предпочитала печатать Дорошевича, а не его. Другие считали виноватым Суворина, кото­рый будто бы заплатил фельетонисту огромные деньги, чтобы он способствовал закрытию газеты-конкурента. Суворин в «Дневнике» это с негодованием отрицал. В предисловии к изданным в Берлине первой и второй частям фельетона говорилось о том, что это начало сатирического романа, высмеивающего царскую семью, которая давно перестала быть семьей Романовых, превратившись после Петра III в Династию Готторнов. Однако роман так и не был написан.

«Россия» была закрыта, по напуганное Главное управление по делам печати не спускало глаз с газет «для улицы». В 1904 г. в док­ладной записке В.К. Плеве императору было доложено о закрытии газеты «Русская земля» «ввиду враждебного направления». Несмот­ря на то что газета принадлежала П. Матвееву, долгое время состо­явшему цензором Санкт-Петербургского цензурного комитета, извес­тному своим сотрудничеством с «Московскими ведомостями», т.е. человеку абсолютно лояльному, правительственных чиновников ис­пугало, что среди сотрудников повой газеты были участники закры­той «России». «Вполне вероятно, — писали авторы доклада, — что «Русская земля» будет представлять собой тот же тип газеты, что и прекращенная в 1902 г. «Россия». На докладной о закрытии га­зеты — резолюция красными чернилами, вероятно, принадлежащая царю: «И отлично»11. Так что, не только направление, но и тип газе­ты рассматривался теперь при разрешении выхода нового издания.

Так же внимательно Главное управление следило и за бульвар­ной прессой, особый расцвет которой пришелся на 1910-е годы. В «Отчете о повременной печати за 1911 год», например, содержится характеристика «Петербургской газеты». «Ежедневная обществен­но-политическая и литературная газета принадлежит к числу орга­нов бульварной прессы, рассчитанная исключительно на круг чита­телей, следящих за злободневными новостями и городскими слуха­ми, она все внимание уделяет тому, чтобы своевременно уловить интересующее столичную публику событие или тему и сообщить о них сведения количественно побольше и качественно поразнообраз­нее. Те же злободневные события запечатлевались в неглубоких по юмору пародиях и кроме того давали пищу для помещавшихся в «Петербургской газете» романов, всегда имевших своими героями современных дельцов. Политическим вопросам этот орган печати уделял небольшое внимание, но во всяком случае высказывался обычно в умеренно-оппозиционном направлении»12. «Умеренно-оп­позиционное направление не волновало чиновников, но они внима­тельно анализировали тип газеты, обращали внимание на ее ауди­торию, цели, характер публикаций, соотношение литературного и информационного материалов. То есть не тратя времени на поиски теоретических обоснований того или иного типа газетного издания, цензоры эмпирическим путем выбрали критерии определения типа газеты и пользовались ими с успехом.

Самыми популярными изданиями бульварного типа стали «Га­зеты-Копейки», которые вслед за Петербургом, как грибы, появля­лись во многих городах России. Это были дешевые газеты (цена номера — 1 копейка, в крупных городах — 5 копеек), рассчитан­ные на малоимущие слои, на самого неподготовленного читателя, который активно приобщался к общественной жизни в период войн и революций.

«Копейки» имели широкое распространение среди рабочих, так как «значение газеты в жизни рабочих определялось не только объе­мом, политической информацией и периодичностью издания, они предъявляли к ней те же требования — универсальность содержания, широта охвата действительности, — что и в других сферах культур­ного потребления, тем более что многим рабочим газета заменяла кни­гу. Нетребовательного читателя копеечная пресса привлекала обилием низкопробной беллетристики»13. Рабочие не могли тратить много де­нег на книги, и дешевые газеты, доступные, повсеместно распространенные, стремились заполнить образовавшуюся пустоту, давая на сво­их страницах самое разнообразное чтение: и информацию, и статьи с комментариями, и сенсации, и скандалы, и беллетристику.

Вот цензурная характеристика «Газеты-Копейки»: «Ежедневное и вследствие своей дешевизны получившее весьма широкое распро­странение издание умеренно-прогрессивного направления. Помещая на своих страницах обычные в ежедневной прессе сведения, газета сопровождает их руководящими статьями, в которых с умеренно-либеральной точки зрения обсуждает очередные вопросы полити­ческой и общественной жизни»14. Топ характеристики абсолютно спокойный: умеренная оппозиционность газеты опасности не пред­ставляла. Но и здесь отмечена интересная особенность подачи мате­риала: сообщения о событиях сопровождаются редакционными ста­тьями, разъясняющими для неподготовленного читателя значение и смысл каждого события.

О бульварной прессе писал близкий к социал-демократам жур­нал «Образование»: «Бульварная пресса рассчитана по преимуще­ству на мелкобуржуазные, плебейские слои, она радикальна, — ко­нечно, в определенной мере, — чтобы в достаточной мере щекотать своих читателей и не слишком подвергать их «опасностям»15.

Несмотря на свое пренебрежительное отношение к «Копейкам», радикальные партии пытались поставить этот тип издания на служ­бу своим интересам из-за аудитории. Группа социал-демократов, жившая на Капри, планировала купить «Киевскую Копейку» и, пе­реведя ее в Петербург, приспособить для своих целей. В.И. Ленин отверг этот план.

В противовес влиянию бульварных изданий большевики пыта­лись создать свою массовую печать. Известный советский журна­лист и писатель Н. Вержбицкий рассказывал в своих воспоминани­ях, как в 1915 г. он редактировал «Газету для всех».

«Намерение было такое, дать небольшую газету, которую мог бы с интересом читать простой человек, рабочий, мелкий служа­щий, кустарь, извозчик, домашняя работница, дворник, сезонный рабочий, приехавший из деревни. Девизом газеты было — не да­вать в обиду «маленьких людей». Для этого мы помещали статьи, разоблачающие эксплуататорские проделки предпринимателей, вели против них судебные процессы от имени рабочих, «выводили на чистую воду» зарвавшихся купцов и домовладельцев, описыва­ли тяжелую жизнь обитателей чердаков и подвалов, столичного дна»16. Короче говоря, газета пыталась воздействовать на тот же состав аудитории, с которым работали бульварные газеты, но ста­ралась развертывать обличительные кампании. История этой газеты неизвестна, существовала она недолго.

Большевики, до сих пор стремившиеся создавать серьезные, пропагандировавшие их мировоззрение издания, поняв силу массо­вых газет, в 1912 г. выпустили свою массовую рабочую газету «ПРАВДА». В статье «Итоги полугодовой работы», посвященной кампании по сбору денег на издание газеты, В.И. Ленин потребо­вал: «Надо ввести в обычай, чтобы каждый рабочий в каждую по­лучку платил по одной копейке на рабочую газету». Он прекрасно знал, что часто эта копейка тратилась на покупку «Газеты-Копей­ки». Поэтому статья заканчивалась темпераментным призывом: «Довольно с нас господства буржуазной «Копейки»! Довольно ца­рила беспринципная торгашеская газетка!»17. Таким образом, одной из целей создания «Правды» — конечно не основной — являлось желание оградить рабочих от распространения в их среде популяр­ной бульварной газеты, ограничить ее влияние путем пропаганды социал-демократических идей.

В первом номере «Правды» было напечатано обращение к чита­телям: «Дворянство, духовенство, промышленники, биржевики и купцы — все имеют свои газеты. Там они освещают явления жизни по-своему, мерят их на свой аршин, в своих газетах они защищают свои классовые, сословные, групповые интересы... Рабочему клас­су нужно знать правду! Рабочая газета «Правда» должна отвечать своему названию. Этим она выполнит свое назначение».

В советское время историки печати утверждали, что большеви­ки создали печать нового типа, не существовавшую до их изданий. Это неверно. Сами большевики прекрасно разбирались в типах вы­ходивших в это время газет и журналов и пытались использовать их в своих целях, донимая, что читатели привыкли к таким изда­ниям, а к новым в типологическом отношении могут отнестись с не­доверием.

В той же статье «Итоги полугодовой работы» В.И. Ленин пере­числял, какого характера материалы должна печатать рабочая газе­та. Она «должна давать больше и более разнообразного материала, воскресные приложения и прочее, должна иметь своих корреспон­дентов и в Думе, и во всех городах России, и в крупнейших горо­дах за границей»18. Здесь перечислены традиционные для русской газеты материалы (воскресные приложения, например) и требова­ния (иметь побольше корреспондентов в России и за границей).

В своих пожеланиях рабочей газете лидер большевиков учиты­вал все новое, что появлялось в деятельности газет. Одна из глав­ных новинок, характерных в основном для массовой прессы, — большое количество приложений. За счет приложений, чаще всего бесплатных, увеличивалось число читателей, приложения позволя­ли использовать разные способы воздействия на аудиторию, в них печатались иллюстрации, фотографии, рисунки и т.д.

Петербургская «Газета-Копейка» предлагала своим читателям «Журнал-Копейку» и «Листок-Копейку», «Альбом-Копейку» и «Всемирную панораму», «Искорки», «Дом и хозяйство», «Здоровую жизнь», «Волны», «Зеркало жизни», «Веселого балагура», 52 книж­ки «Библиотеки сенсационных романов», сборники русской литера­туры, 12 выпусков энциклопедического словаря и т.д. Как видно по названиям, были учтены самые разнообразные вкусы читателей.

Второе издание «Биржевых ведомостей» — массовая газета, рассчитанная на провинциальную аудиторию, — в качестве приложения издавало журналы: «Общедоступные моды», «Здравие се­мьи», «Знание и искусство», «Новое слово». Издание выходило в течение семи лет тиражом до 150 тыс. экземпляров. Выходило так­же огромное количество выпусков «Библиотеки для саморазвития». Но наибольший успех имел журнал «Огонек», тоже выпускавший­ся как приложение к «Биржевым ведомостям». Когда началась Первая мировая война, С.М. Проппер хотел закрыть журналы «Новое слово» и «Огонек», но редактор «Огонька» Бонди предло­жил печатать в журнале крохотные портреты всех награжденных или раненых. «Тогда каждый офицер пожелает иметь журнал, где появилась его физиономия, тем же желанием загорятся его родные и близкие знакомые», — писал в своих воспоминаниях писатель и журналист, многолетний сотрудник газеты И.И. Ясинский19. К 1915 г. тираж «Огонька» вырос до 800 тыс. — цифра по тем временам неви­данная.

Правительственная печать, рассчитанная на широкие массы, тоже использовала приложения. Массу приложений давал «Сельс­кий вестник», хотя разнообразием содержания они не отличались и были рассчитаны на удовлетворение интересов сельского хозяина. Это были журналы «Кустарный труд», «Крестьянское дело», «Де­ревенское хозяйство», с 1915 г. — журнал «Воскресенье», печата­лись популярные брошюры.

Приложения к основному изданию особое развитие получили в начале XX в., когда прогресс в техническом оснащении издательств и типографий позволил печатать много разнообразной продукции. Приложения появились и в журналах, типы которых в это время претерпевали значительную эволюцию.

--------------------------------------------------------------------------------

1 Гиляровский Вл. Соч.: В 4 т. — М., 1967. Т. 3. С. 84, 86.

2 Динерштейн Е.Л. И.Д. Сытин. — М., 1983. С. 95.

3 Гиляровский Вл. Соч. Т. 3. С. 94.

4 Там же. С. 99.

5 См.: Львов Л. За кулисами старого режима (воспоминания журналиста). — Л., 1926.

6 См.: Витте С.Ю. Воспоминания. Т. III. С. 564.

7 РГИА. Ф. 776. Оп. 1. Ед. хр. 35. Л. 2-3.

8 Кугелъ Л.Р. Листва с дерева. — Л., 1926. С. 145.

9 Цит. по: Амфитеатров Л.В. Мертвые боги. — М., 1991. С. 5.

10 Суворин А.С. Дневник. — М., 2000. С. 425.

11 РГИА. Ф. 776. Оп. 1. Ед. хр. 37. Л. 2, 6 об.

12 Там же. Оп. 10. Ед. хр. 8. Л. 129.

13 Розенталь И.М. Духовные запросы рабочих России после революции 1905-1907 гг. Исторические записки. — М., 1982. С. 89-90.

14 РГИА. Ф. 776. Оп. 10. Ед. хр. 637. Л. 175.

15 Образование. 1909. М» 2. Отд. III. С. 10.

16 Вержбицкий Н. Записки старого журналиста. — М., 1961. С. 115.

17 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 21. С. 439-440.

18 Там же. С. 440.

19 См.: Ясинский И.И. Роман моей жизни. Книга воспоминаний. — М.; Л., 1926. С. 308.

--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004

Еще по теме Массовые и бульварные газеты «Московский листок», «Россия», «Газеты-Копейки»:

  1. «Газета-копейка»
  2. 4. Электронные газеты
  3. 2.1.1. Газеты на любой вкус
  4. Е) КАК ЧИТАТЬ ГАЗЕТУ
  5. Типы русских газет
  6. Газета «Неделя»
  7. Пресса и рекламодатели. Бесплатные газеты.
  8. 7.2.1. Менеджер в газете
  9. Рентабельность месячного выпуска газеты
  10. А.В. Пешехонов. Русская политическая газета
  11. Качественные газеты России
  12. 4.1. «Сухой остаток» беззаветного служения газете
  13. Показатели работы ведущих газет Ленинграда в 1990 г.
  14. Газеты 1870—1880-х годов
  15. Газета и журнал в системе прессы начала ХХ в.
  16. Возникновение первых рабочих газет в России
  17. Первая русская печатная газета «Ведомости» (1703—1727)
  18. Категории для оценки задания «газета»
  19. Об издании в 1859 году газеты «Парус»