<<
>>

А.В. Амфитеатров. Господа Обмановы

I

Когда Алексей Алексеевич Обманов, честь честью отпетый и помянутый, успокоился в фамильной часовенке при родовой своей церкви в селе Большие Головотяпы, Обмановка тож, впечатле­ния и толки в уезде были пестры и бесконечны.

Обесхозяилось самое крупное имение в губернии, остался без предводителя дво­рянства огромный уезд.

На похоронах рыдали:

— Этакого благодетеля нам уже не нажить.

И в то же время все без исключения чувствовали:

— Фу, пожалуй, теперь и полегче станет.

Но чувствовали очень про себя, не решаясь и конфузясь вы­сказать свои мысли вслух. Ибо — хотя Алексея Алексеевича втай­не почти все не любили, но и почти все конфузились, что его не любят, и удивлялись, что не любят.

— Прекраснейший человек, а вот поди же ты... Не лежит сер­дце!

— Какой хозяин!

— Образцовый семьянин!

— Чады и домочадцы воспитал в стразе Божием!

— Дворянство наше только при нем и свет увидало! Высоко знамя держал-с!

— Да-с, не то что у других, которые! Повсюду теперь язвы-то эти пошли: купец-каналья, да мужикофилы, да оскудение.

— А у нас без язвов-с.

— Как у Христа за пазухой.

Словом, казалось бы, все причины для общественного вос­торга соединились в лице покойника, и все ему от всего сердца отдавали справедливость, и, однако, когда могильная земля за­барабанила о крышку его гроба, на многих лицах явилось стран­ное выражение, которое можно было толковать двусмысленно — и как:

— На кого мы, горемычные, остались,

и:

— Не встанет. Отлегло.

Двусмысленного выражения не остались чуждыми даже лица ближайших семейных покойного. Даже супруга его, облагодетель­ствованная им, ибо взятая за красоту из гувернанток, Марина Филипповна, когда перестала валяться по кладбищу во вдовьих обмороках и заливаться слезами, положила последние кресты и последний поклон перед могилой с тем же загадочным взором:

— Конечно. Теперь совсем другое пойдет.

Сын Алексея Алексеевича, новый и единственный владелец и вотчинник Больших Головотяпов, Никандр Алексеевич Обманов, в просторечии Ника-милуша, был смущен более всех.

Это был маленький, миловидный, застенчивый молодой че­ловек с робкими, красивыми движениями, с глазами то ясно-доверчивыми, то грустно-обиженными, как у серны в зверинце.

Перед отцом он благоговел и во всю жизнь свою ни разу не сказал ему: нет. Попросился он, кончая военную гимназию, в университет — родитель посмотрел на него холодными, тяжелы­ми глазами навыкате:

— Зачем? Крамол набираться?

Никандр Алексеевич сказал:

— Как вам угодно будет, папенька.

И так как папеньке было угодно пустить его по военной служ­бе, то не только безропотно, но даже как бы с удовольствием проходил несколько лет в офицерских погонах. В полку им нахва­литься не могли, в обществе прозвали Никою-милушею и про­славили образцом порядочности; все сулило ему блестящую карьеру. Но как скоро Алексей Алексеевич стал стареть, он при­казал сыну выйти в отставку и ехать в деревню. Сын отвечал:

— Как вам угодно будет, папенька.

И только Марина Филипповна осмелилась было заикнуться перед своим непреклонным повелителем:

— Но ведь он может быть в тридцать пять лет генерал!

На что и получила суровый ответ:

— Прежде всего, матушка, он дворянин и должен быть дворя­нином. А дворянское первое дело — на земле сидеть-с! Да-с! Хо­зяином быть-с! И когда я помру, желаю, чтобы сию священную традицию мог он принять от меня со знанием и честью.

И сидел Ника-милуша в Больших Головотяпах, Обмановка тож, безвыходно, безвыездно — к хозяйству не приучился, ибо теории-то дворянско-земельные старик хорошо развивал, а на практике ревнив был и ни к чему сына на допускал:

— Где тебе! Молод еще! Приглядывайся: коли голова на пле­чах, когда-нибудь и хозяин будешь.

— Слушаю, папенька. Как вам угодно, папенька.

За огромным деревенским досугом, совершенно бездельным, ничем решительно не развлеченным и не утешенным, Ника не­пременно впал бы в пьянство и разврат, если бы не природная опрятность натуры и опять-таки не страх родительского возмез­дия.

Ибо — каких-каких обвинений ни возводили на Алексея Алек­сеевича враги его, а тут пасовали:

— Воздержания учитель-с.

— Распутных не терплю! — рычал он, стуча по письменному столу кулачищем. И, внемля стуку и рыку, все горничные в доме спешили побросать в огонь безграмотные цидулки, получаемые от «очей моих света, милаво предмета», так как достаточно было барину найти такую записку в сундуке одной из домочадиц, что­бы мирная обмановская усадьба мгновенно превратилась в юдоль плача и стенаний и преступница с изрядно нахлестанными щека­ми и с дурным расчетом очутилась со всем своим скарбом за во­

ротами:

— Ступай жалуйся!

И все трепетали, и никто не жаловался.

Целомудрие Алексея Алексеевича было тем поразительнее и из ряду вон, что до него отнюдь не могло считаться в числе фа­мильных обмановских добродетелей. Наоборот. Уезд и по сей час еще вспоминает, как во времена оны налетел в Большие Голово­тяпы дедушка Алексея Алексеевича, Никандр Памфилович, — бравый майор в отставке с громовым голосом, с страшными усищами и глазами навыкате, с зубодробительным кулаком, высланный из Петербурга за похищение из театрального училища юной кордебалетной феи. Первым делом этого достойного деяте­ля было так основательно усовершенствовать человеческую породу в своих тогда еще крепостных владениях, что и до сих пор еще в Обмановке не редкость встретить бравых пучеглазых стариков с усами как лес дремучий, и насмешливая кличка народная всех их зовет «майорами». Помнят и наследника Майорова, красавца Алексея Никандровича. Этот был совсем не в родителя: танцовщиц не Похищал, крепостных пород не усовершенствовал, а, явившись в Большие Головотяпы как раз в эпоху эмансипации, оказался од. ним из самых деятельных мировых посредников. Имел грустные голубые глаза, говорил мужикам «вы» и развивал уездных львиц читая им вслух «Что делать?». Считался красным и даже чуть ли не корреспондентом в «Колоколе». Но при всех своих цивильных доб­родетелях обладал непостижимой способностью — вовлекать в амуры соседних девиц, предобродушно — и, кажется, всегда от искреннего сердца — обещая каждой из них непременно на ней жениться. Умер двоеженцем — и не под судом только потому, что умер.

И вот, после таких предков, — вдруг Алексей Алексеевич!

Алексей Алексеевич, о котором вдова его Марина Филиппов­на, по природе весьма ревнивая, но в течение всего супружества ни однажды не имевшая повода к ревности, до сих пор слезно причитает:

— Бонне глазом не моргнул! Горничной девки не ущипнул! Картины голые, которые от покойника папеньки в дому оста­лись, поснимать велел и на чердак вынести.

Так выжил Алексей Алексеевич в добродетели сам и сына в добродетели выдержал.

Единственным органом печати, проникавшим в Обмановку, был «Гражданин» князя Мещерского. Хотя в юности своей и вос­питанник катковского лицея, Алексей Алексеевич даже «Мос­ковских ведомостей» не признавал:

— Я дворянин-с и дворянского чтения хочу, а от них приказ­ным пахнет-с.

— Но ведь Катков... — пробовали возразить ему другие, столь же охранительные «красные околыши».

— Катков умер-с.

— Но преемники...

— Какие же преемники-с? Не вижу-с. Земская ярыжка-с. А я дворянин.

И упорно держался «Гражданина». И весь дом читал «Гражда­нина». Читал и Ника-милуша, хотя злые языки говорили, и гово­рили правду, будто подговоренный мужичок с ближайшей же­лезнодорожной станции носил ему потихоньку и «Русские ведо­мости». И — будто сидит, бывало, Ника, якобы «Гражданина» изучая, — ан под «Гражданином»-то у него «Русские ведомости»-Нет папаши в комнате — он в «Русские ведомости» вопьется. Вошел папаша в комнату — он сейчас страничку перевернул и по­шел наставляться от князя Мещерского, как надлежит драть ку­харкина сына в три темпа. И получилось из такой Никиной двой­ной читанной бухгалтерии два невольных самообмана.

«Твердый дворянин из Ники будет!» — думал отец.

На станции же о нем говорили:

— А сынок-то не в папашу вышел. Свободомыслящий! Это ничего, что он тихоня. Не смотрите! Вот достанутся ему Большие Головотяпы, он себя покажет! От всех этих дворянских папаши­ных затей-рацей только щепочки полетят.

И отец, и станция равно глубоко ошибались. Из всего, что было Нике темно и загадочно в жизни, всего темнее и загадочнее оставался вопрос:

— Что, собственно, я, Никандр Обманов, за человек, каковы суть мои намерения и убеждения?

От привычки урывками читать «Гражданина» не иначе как вперемежку с потаенными «Русскими ведомостями» в голове его образовалась совершенно фантастическая сумятица. Он совершенно потерял границу между дворянским охранительством и доктри­нерским либерализмом и с полною наивностью повторял иногда свирепые выражения князя Мещерского, воображая, будто ци­тирует защиту земских учреждений в «Русских ведомостях», либо, наоборот, пробежав из-под листа «Гражданина» передовицу мос­ковской газеты, говорил какому-нибудь соседу:

— А здорово пишет в защиту всеобщего обучения грамоте князь Мещерский!

Смерть Алексея Алексеевича очень огорчила Нику. Он искрен­не любил отца, хотя еще искреннее боялся. И теперь, стоя над засыпанною могилою, с угрызениями совести сознавал, что в этот торжественный и многозначительный миг, когда отходит в землю со старым барином старое поколение, чувства его весьма Двоятся, и в душе его, как богатырю скандинавскому Фритьофу, поют две птицы, белая и черная...

«Жаль папеньку!» — звучал один голос.

«Зато теперь вольный казак!» — возражал другой.

«Кто-то нас теперь управит!»

«Можешь открыто на «Русские ведомости» подписаться, а «Гражданин» хоть ко всем чертям послать».

«Все мы им только и жили!»

«Теперь mademoiselle Жюли можно и колье подарить...»

«Что с Обмановкой станется?»

«Словно Обмановкою одной свет сошелся. Нет, брат, теперь ты в какие заграницы захотел, в такие и свистнул».

«Сирота ты, сирота горемычная!»

«Сам себе господин!»

Так бес и ангел боролись за направление чувств и мыслей нового собственника села Большие Головотяпы, Обмановки тож, и так как брал верх то один, то другой, полного же преферанса над соперником ни один не мог возыметь, то физиономия Ники несколько напоминала ту карикатурную рожицу, на которую спра­ва взглянуть — она смеется, слева — плачет. Но что в конце кон­цов слезный ангел Ники должен будет ретироваться и оставить поле сражения за веселым бесенком, в этом сомневаться было уже затруднительно.

--------------------------------------------------------------------------------

Газета «Россия». 13 января 1902 г. Опубликована 1-я часть

с подзаголовком «Провинциальные впечатления».

Печатается по: Русская сатира XIX—начала XX века.

М.; Л., 1960. С. 337-351.

--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

<< | >>
Источник: С.Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. 2004

Еще по теме А.В. Амфитеатров. Господа Обмановы:

  1. Господа Обмановы
  2. А.В. АМФИТЕАТРОВ (1862—1938)
  3. А.В. Амфитеатров. Горестные заметы
  4. Господи, по моги
  5. Господи, прости
  6. Господи, спаси
  7. Господи, сохрани
  8. Господи, благослови
  9. Слава тебе, Господи!
  10. Господ-ство и государство.
  11. Помоги нам, Господи?
  12. Я выбираю быть воспитанным, а не влюбляться — и оставаться невоспитанным. А вы? Заказ Любви у Господа Бога
  13. Если ты веришь Господу, бери то, что дает тебе Жизнь
  14. В медитации мысленно повторяйте молитву: “Господи, мое сердце открыто для Тебя, так войди же в него”.
  15. Если вы не Господь Бог, у вас нет уверенности в том” что события будут разворачиваться по самому плохому сценарию.
  16. § 71 Вознаграждение за вред от действий непреступных. – Мера ответственности. – Ответственность за случайные действия. – Ответственность господ и хозяев, владельцев, родителей и опекунов. – Закон об ответственности железнодорожных управлений. – Особое значение иска об убытках, власть суда и способы доказательства. – Авария или морские убытки.
  17. Тексты для анализа
  18. Вариант 4
  19. Журналистика начала XX в.
  20. Предисловие к хрестоматии