<<
>>

ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОЕ МНОЖЕСТВЕННОЕ ЧИСЛО

Теперь я перехожу к явлению, которое можно обозначить термином „приблизительное множественное число“ (plural of appro­ximation). Когда в одной форме объединяются несколько предме­тов или лиц, не принадлежащих в точном смысле к одному виду, мы будем называть ее формой „приблизительного множественного числа“.

Sixties „шестидесятые годы“ (например, a man in the six­ties; the sixties of the last century) означает не 60 + 60.., a 60 + 61 + 62 и т. д. до 69. Случаи такого рода встречаются и в датском языке (treserne), но их нет, например, во французском языке.

Самый ярко выраженный случай приблизительного множест­венного числа представляет собой местоимение we „мы“, которое означает „я + один или более не-я“. Из определения 1-го лица следует, что оно мыслимо только в единственном числе: ведь­ 1-е лицо обозначает говорящего в каждом данном случае. Даже если на вопрос „Кто присоединится ко мне?“ отвечает группа людей и говорит „Мы все присоединимся“, то в устах каждого говорящего это значит только: „Я присоединюсь и другие тоже (я полагаю)“.

Слово we очень неопределенно и не дает указания на то, кого имеет в виду говорящий, кроме себя самого. Поэтому его часто приходится дополнять другим словом: we doctors „мы, врачи“, we gentlemen „мы, мужчины“, we Yorkshiremen „мы, йоркширцы“, we of this city „мы, люди из этого города“. Мно­гие языки Африки и других частей света различают „исключаю­щую“ и „включающую“ формы множественного числа. Это раз­личие можно наблюдать в известном анекдоте о миссионере, который обратился к неграм со словами: „Мы все грешники, и мы все нуждаемся в обращении в веру“, но, к несчастью, употребил вместо „включающей“ формы „мы“ другую форму, которая озна­чает „я и мои, но не вы, к кому я обращаюсь“ (Фридрих Мюллер). В ряде языков к местоимению „мы“ можно присоединить — либо при помощи союза „и“ или предлога „с“, либо без связую­щего слова — обозначение лица или лиц, которые вместе с „я“ представляют множественное число: др.-англ. wit Scilling „я и Скиллинг“, unc Adame „для меня и Адама“, др.-исл. vit Gunnar „я и Гуннар“ (ср. также юeir Sigurрr „Сигурд и его люди“, юau Hjalti „Хьяльти и его жена“), фризск. wat en Ellen „мы двое, я и Е.“, нем. разгов. Wir sind heute mit ihm spazieren gegangen „Мы с ним пошли сегодня гулять“, франц. разгов. Nous chantions avec lui „Мы с ним пели“, ит. quando siamo giunti con mia cugina „когда мы с кузиной прибыли“, русск. Мы с братом при­дем и т. п.[105]

Форма местоимения 2-го лица множественного числа может в зависимости от обстоятельств представлять собой либо обычное множественное число (вы = ты + ты + ты и т. д.), либо прибли­зительное множественное число (вы = ты + один или большее число лиц, не участвующих в разговоре). Поэтому мы нахо­дим в ряде языков сочетания с местоимением „мы“, аналогичные упомянутым выше: др.-англ. git Iohannis „вы двое (ты и) Иоанн“, др.-исл. it Egill „ты и Е.“, русск. вы с сестрой.

Представление о том, что „мы“ и „вы“ предполагают участие других лиц, кроме „я“ и „ты“, лежит в основе французского со­четания nous (или vous) autres Franзais, т. е. „я (или ты) и дру­гие французы“. В испанском языке формы nosotros, vosotros были­ обобщены и теперь употребляются в самостоятельном или эмфа­тическом положении вместо nos и vos.

Во многих грамматиках дается правило, согласно которому в случаях, когда слова, входящие в состав подлежащего, относятся к разным лицам, во множественном числе глагола предпочтение отдается форме 1-го лица перед формой 2-го или 3-го лица и форме 2-го лица перед формой 3-го. Однако это правило в при­менении к латинской грамматике (для таких примеров, как Si tu et Tullia valetis, ego et Cicero valemus „Если ты и Туллия здо­ровы, я и Цицерон здоровы“) является излишним, так как 1-е лицо множественного числа по самому существу своему есть не что иное, как 1-е лицо единственного числа плюс еще какое-то лицо: также обстоит дело и с 2-м лицом множественного числа. В английской грамматике в отношении примеров типа Не and I are friends, You and they would agree on that point; He and his brother were to have come (Onions, An Advanced English Syn­tax, London, 1904, 21) это правило еще более излишне, так как ни один английский глагол не различает лица во множественном числе.

Третий пример на употребление приблизительного множествен­ного числа находим в сочетании the Vincent Crummleses в значении „Винсент Краммлз и его семья“, франц. les Paul „Поль и его жена“; „Et M-me de Rosen les signalait: Tiens... les an tel“ „И мадам де Розен отмечала их: «Вот... такие-то»“ (Daudet, L’Immortel, 160)[106].

Когда кто-либо, говоря о себе, употребляет „мы“ вместо „я“, это часто означает, что говорящий из скромности не желает на­вязывать собственное я слушателям или читателям: он как бы выдает свое мнение или свои действия за мнение и действия дру­гих людей. Однако гораздо чаще такое употребление связано с желанием подчеркнуть свое превосходство, как в случае pluralis majestatis. Подобное употребление было принято во времена римских императоров, которые говорили о себе nos[107] и требовали, чтобы при обращении к ним употребляли местоимение vos. С те­чением времени на этой основе во французском языке возник обычай употреблять местоимение множественного числа vous при обращении ко всем, стоящим по положению выше (а затем и к равным, особенно к незнакомым — форма вежливости). В средние века этот обычай распространился на многие страны; в английском языке это привело в конце концов к вытеснению местоимения единственного числа местоимением you, которое является сейчас­ единственным местоимением 2-го лица и не связывается ни с ка­ким оттенком вежливости или почтительности. Местоимение you представляет собой в настоящее время форму общего числа, что до некоторой степени относится также и к ит. voi, русск. вы и т. п. Употребление „множественного числа общественного не­равенства“ породило ряд аномальных явлений, например нем. Sie (а также дат. De, возникшее под его влиянием) при обращении к одному лицу, русск. они при упоминании вышестоящего лица; грамматические неправильности мы обнаруживаем и в единствен­ном числе self в составе местоимения ourself (в языке королей), во франц. vous-mкme, а также в форме единственного числа предикатива в дат. De er sa god, русск. Вы сегодня не такая, как вчера (Pedersen, Russisk Grammatik, Kшbenhavn, 1916, 90). Сле­дует также упомянуть об употреблении формы множественного числа немецких глаголов в случае, когда никакого местоимения нет: Was wьnschen der Herr General? „Что желает господин гене­рал?“ Вежливость и услужливость не всегда свободны от коми­ческого эффекта[108].

<< | >>
Источник: OTTO JESPERSEN. THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR. 1958

Еще по теме ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОЕ МНОЖЕСТВЕННОЕ ЧИСЛО:

  1. 8.3.1. Множественное сознание
  2. Часть III Множественное строение личности
  3. 1. Обязательства с множественностью лиц
  4. 1. Множественность лиц в обязательстве
  5. Множественность Я
  6. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ПРИ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  7. Единственность и множественность
  8. Единственность и множественность
  9. способен давать множественные интерпретации.
  10. 2. Исполнение при множественности лиц в обязательстве
  11. Число личности
  12. Число сущности
  13. Двойственное число
  14. Число имени