ПОНЯТИЙНЫЕ КАТЕГОРИИ

Следовательно, приходится признать, что наряду с синтакси­ческими категориями, или кроме них, или за этими категориями, зависящими от структуры каждого языка, в том виде, в каком он­ существует, имеются еще внеязыковые категории, не зависящие от более или менее случайных фактов существующих языков.

Эти категории являются универсальными, поскольку они применимы ко всем языкам, хотя они редко выражаются в этих языках ясным и недвусмысленным образом. Некоторые из них относятся к таким фактам внешнего мира, как пол, другие — к умственной деятель­ности или к логике. За отсутствием лучшего термина я буду на­зывать эти категории понятийными категориями. Задача грамма­тиста состоит в том, чтобы в каждом конкретном случае разо­браться в соотношении, существующем между понятийной и синтаксической категориями.

Это отнюдь не легкая задача, и одна из трудностей на пути ее разрешения состоит в отсутствии адекватных терминов: очень часто одни и те же слова применяются к явлениям, принадлежа­щим к тем двум сферам, которые мы хотим разграничить. Каким образом особый набор терминов облегчает анализ трудной про­блемы, можно показать на примере, который вкратце предвосхитит содержание одного из последующих разделов настоящей книги. Род является синтаксической категорией в таких языках, как ла­тинский, французский и немецкий; соответствующая естественная, или понятийная, категория — пол; пол существует в реальном мире, но не всегда он выражается в языке, даже в таких языках, как латинский, французский и немецкий, имеющих систему граммати­ческого рода, во многом соответствующую естественному разде­лению по полу. Таким образом, можно различать:

Возьмем теперь несколько французских и немецких примеров: Der Soldat, le soldat „солдат“ — живые существа мужского пола, мужской род; die Tochter, la fille „дочь“ — живые существа жен­ского пола, женский род; der Sperling „воробей“, le cheval „ло­шадь“ — живые существа обоих полов, мужской род; die Maus, la souris „мышь“ — живые существа обоих полов, женский род; das Pferd „лошадь“ — оба пола, средний род; die Schildwache, la sentinelle „часовой“ — мужской пол, женский род; das Weib „жен­щина“ — женский пол, средний род; der Tisch „стол“, le fruit „фрукт“ — не имеют пола, мужской род; die Frucht „фрукт“, la table „стол“ — не имеют пола, женский род; das Buch „книга“ — не­ имеет пола, средний род[15]. В других случаях нет возможности создать два типа терминов, из которых один относился бы к ре­альному миру и к миру универсальной логики, а другой — к миру грамматики, но мы всегда должны стремиться к разграничению этих двух областей.

Из приведенных примеров, относящихся к роду и полу, видно, что взаимоотношения между синтаксическими и понятийными ка­тегориями представляют собой такую же сложную сеть, как от­меченное взаимоотношение между формальными и синтаксическими категориями (см.

выше, стр. 47). Таким образом, мы имеем тройное подразделение, три ступени грамматического анализа одних и тех же явлений, или троякий подход к рассмотрению граммати­ческих фактов, а именно: (А) форма, (Б) функция и (В) понятие. Теперь возьмем один из функциональных (синтаксических) разря­дов и рассмотрим его взаимоотношения с формой, с одной стороны, и с понятием — с другой. Английский претерит образуется различ­ными способами; и хотя он представляет одну определенную синтаксическую категорию, но, как видно из нижеследующей таб­лицы, не всегда имеет одно и то же логическое содержание:

Таким образом, синтаксические категории, подобно двуликому Янусу, обращены и к форме, и к понятию. Они находятся посе­редине и представляют собой соединительное звено между миром­ звуков и миром понятий. Когда мы говорим (или пишем), мы на­чинаем с правой стороны (В) таблицы и переходим через синтаксис (Б) к формальному выражению (А); когда слушаем (или читаем), движение совершается в обратном направлении: от А через Б к В. Следовательно, движение осуществляется таким образом:

Устанавливая категории в разделе третьем (В), необходимо всегда помнить, что они должны иметь лингвистическое значение. Мы хотим понять языковые (грамматические) явления, а поэтому было бы неправильно приступать к делу, не принимая во внимание существование языка вообще, классифицируя предметы и понятия безотносительно к их языковому выражению. Напротив, нам сле­дует поступать, mutatis mutandis, так, как мы поступали, когда устанавливали синтаксические категории: там мы обращали пристальное внимание на то, что нашло выражение в языковых формах, а здесь мы должны сосредоточить свое внимание на уже установленных синтаксических категориях. Систематический обзор главных понятийных категорий, поскольку они находят граммати­ческое выражение, и рассмотрение взаимоотношений между этими двумя „мирами“ в различных языках и является задачей большей части этой работы. Не раз нам придется констатировать, что грамматические категории представляют собой в лучшем случае симптомы, или тени, отбрасываемые понятийными категориями; иногда „понятие“, стоящее за грамматическим явлением, оказы­вается таким же неуловимым, как кантовская вещь в себе. И в це­лом мы не должны ожидать, что придем к „универсальной грам­матике“ в том смысле, в каком ее понимали старые грамматисты-философы. Результатом наших исследований будет лишь такое приближение к ней, какое возможно для современной лингвисти­ческой науки.

<< | >>
Источник: OTTO JESPERSEN. THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR. 1958

Еще по теме ПОНЯТИЙНЫЕ КАТЕГОРИИ:

  1. Понятийное содержание вопроса
  2. II. 3. 7. Понятийные базисы.
  3. Понятийный аппарат.
  4. 1. Введение в понятийный контекст
  5. 1.3.3. Понятийный аппарат социологии социальной сферы
  6. Путь от образного мышления к понятийному
  7. СНОВИДЕНИЕ: КАТЕГОРИЯ
  8. 1. Категории преступлений — ст. 15 УК РФ
  9. СОН: КАТЕГОРИЯ
  10. Глава 25. Понятие и основные категории
  11. 1.5. ТРУДОУСТРОЙСТВО ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ РАБОТНИКОВ