<<
>>

НЕКСУС-ДОПОЛНЕНИЕ И Т. П.

Нексус-дополнение встречается часто: I found the cage empty „Я нашел клетку пустой“, это предложение легко отличить от предложения I found the empty cage „Я нашел пустую клетку“, где empty „пустую“ является адъюнктом.

Принято считать, что the cage является дополнением, a empty употреблено как предикатив к дополнению, но правильнее рассматривать все сочетание the cage empty как дополнение. (Ср. I found that the cage was empty и I found the cage to be empty.) Это ясно видно в предложениях типа I found her gone „Я обнаружил, что она ушла“ (таким об­разом, не обнаружил ее!); ср. также контраст между предложе­нием I found Fanny not at home „Я нашел, что Фанни нет дома“, где отрицание относится к подчиненному нексусу, и предло­жением I did not find Fanny at home „Я не нашел Фанни дома“, в котором отрицание принадлежит глаголу.

Другие примеры: They made him President (him President яв­ляется результативным дополнением): He made (rendered) her un­happy; Does that prove me wrong?; He gets things done; She had something the matter with her spine; What makes you in such a hurry? She only wishes the dinner at an end. Предикативной частью нексуса может быть любое слово или любая группа слов, которые могут являться предикативом при глаголе to be.

Интереснее всего здесь то, что в таких случаях глагол может принимать нексусные дополнения, в корне отличные от его обыч­ных дополнений: Не drank himself drunk; The gentleman had drunke himselfe out of his five senses (Шекспир; he drank him­self — бессмысленно); кроме того, глаголы вообще непереходные мо­гут иметь нексусное результативное дополнение: Не slept himself sober; A louer’s eyes will gaze an eagle blind (Шекспир); Lily was nearly screaming herself into a fit.

Сходные явления встречаются и в других языках: дат. De drak Jeppe fuld; De drak Jeppe under bordet; др.-исл. юeir biрja hana grбta Baldr уr helju. Пауль („Prinzipien“, 154) упоминает сочетания типа die Augen rot weinen; die FьЯie wund laufen; Er schwatzt das Blaue vom Himmel herunter; Denke dich in meine Lage hinein; однако его замечания не дают ясного представления о том, как он понимает это „свободное употребление винительного падежа“. В финском языке в таких случаях употребляется своеобразный па­деж, носящий название „транслатива“: Дiti makasi lapsensa kuoliaaksi „Мать заспала своего ребенка“ (т. e. раздавила его во время сна); Hдn joi itsensд siaksi „Он «допил себя до свиньи»“, т. e. на­пился по-свински; примеры взяты из Eliot, A Finnish Grammar, Oxford, 1890, 128; другие примеры см. у Setдlд, Finska sprеkets satslдra, § 29.

При близкой аналогии между винительным падежом с инфини­тивом и нексусом-дополнением понятно, почему иногда в одном и том же предложении глагол сочетается с обеими конструкциями: A winning frankness of manner which made most people fond of her, and pity her (Теккерей); A crowd round me only made me proud, and try to draw as well as I could (Раскин); He felt himself disho­nored, and his son to be an evil in the tribe (Wister).

В пассивных конструкциях, соответствующих предложениям с нeкcуcoм-дoпoлнeниeм, мы должны соответственно (как и в инфинитивных конструкциях; см. выше, стр. 135) рассматривать как (смыс­ловое) подлежащее весь нексус: так, например, в предложении Не was made President „Он был избран президентом“ подлежащим будет he...

President, хотя, конечно, лицо глагола находится в за­висимости лишь от одной первичной части нексуса (ср. I am made President). В датском языке встречаются конструкции вроде Han blev drukket under bordet; Pakken onskes (bedes) bragt til mit kontor (последнее приблизительно соответствует англ. the parcel is wished [asked] brought to my office); cp. др.-исл. at bi?ja, at Baldr v?ri gratinn or Helju (to ask that Baldr should be wept out of Hades).

Аналогичные конструкции встречаются иногда с глаголами в действительном залоге, например в греческом языке: Allous men pantas elanthane dakrua leibōn — букв. „От остальных всех он скры­вался слезы проливающий“ („Одиссея“, 8.532); hōs de epausato lalōn „когда же перестал говорить“ (Лука, V.4; английский пере­вод — when he had left off speaking — только по видимости соответ­ствует греческому тексту, так как speaking — отглагольное су­ществительное в функции дополнения к left, а не причастие в име­нительном падеже, как lalōn)[58].

Нексус может быть дополнением к предлогу. В английском языке это бывает особенно часто с предлогом with: I sat at work in the schoolroom with the window open „Я сидел за работой в классе с открытым окном“ (отличается от: near the open window „у открытого окна“); ср. также: You sneak back with her kisses hot on your lips (Киплинг); He fell asleep with his candle lit. Let him dye, With euery ioynt a wound (Шекспир); He kept standing with his hat on. Характер конструкции и специфическое значение with (отличное от его значения в предложении Не stood with his brother on the steps „Он стоял со своим братом на ступеньках“) становятся особенно ясными, когда аднекс нейтрализует обычное значение with: with both of us absent букв. „с обоими нами отсутствующими“; ср. также: Wailed the little Chartist, with nerve utterly gone; I hope I’m not the same now, with all the prettiness and youth removed.

Without тоже может управлять нексусом: like a rose, full-blown, but without one petal yet fallen.

В датском языке с нексусом часто соединяется предлог med: med hњnderne tomme (англ. with the hands empty), отличное от med de tomme hњnder (= англ. with the empty hands), которое предпола­гает какое-либо действие, осуществляемое руками, в то время как первое сочетание совпадает по значению с подчиненным предложением („в то время как [или причем] его руки есть [или были] пустые“). Такие конструкции встречаются и в других языках.

С другими предлогами мы находим известные латинские кон­струкции post urbem conditam и ante Christum natum. Когда Мадвиг утверждает, что здесь идет речь не столько о лице и предмете, сколько о действии в субстантивном осмыслении, он имеет в виду (датский и др.) перевод посредством существительного, но такое существительное принадлежит к группе нексусных существи­тельных (после сооружения города, до рождества Христова), которые отличаются от обычных существительных и требуют специального рассмотрения (см. об этом ниже), так что объяснение Мадвига не продвигает нас ни на шаг вперед. Мало дает нам и замечание Аллена и Гриноу, которые говорят: „существительное и пассивное причастие часто вступают в настолько тесные взаимоотноше­ния, что главная мысль выражается причастием, а не сущест­вительным“. Бругман (Brugmann, Indogermanische Forschungen, 5.145 и сл.) называет объяснение с помощью сокращенного предло­жения „бесплодной лингвистической философией“[59] и полагает, что эта конструкция возникла в результате сдвига в синтаксическом членении (Verschiebung der syntaktischen Gliederung) в сочетаниях типа post hoc factum, которое означало сначала „после этого факта“ (hoc — адъюнкт, a factum — первичное слово, если пользоваться моей терминологией), но потом hoc было осмыслено как первичное слово, a factum — как вторичное; затем эта конструкция распростра­нилась на другие случаи. Все это объяснение кажется довольно натянутым. Ни один из этих грамматистов не предлагает отнести указанные явления в один разряд с конструкциями, о которых идет речь в данной главе (абсолютный отложительный и т.п.), хотя все эти конструкции можно вполне понять лишь в результате их совместного рассмотрения.

В итальянском языке подобная конструкция довольно распро­странена после предлога dopo: Dopo vuotato il suo bicchiere, Fleno disse; Cercava di rilegger posatamente, dopo fatta la correzione (Cepao); Dopo letta questa risposta, gli esperti francesi hanno dichiarato che... (из газеты).

Конструкция after Eve seduc’d у Мильтона и конструкция the royal feast for Persia won у Драйдена, без сомнения, представляют собой результат сознательного подражания латинскому синтаксису; однако так нельзя объяснить аналогичные конструкции у менее ученых авторов: before one dewty done (Гейвуд); They had heard of a world ransom ‘d, or one destroyed (Шекспир; может быть, адъюнкт); after light and mercy received (Bunyan); He wished her joy on a rival gone (Anthony Hope) — это немногие из собранных мною примеров.

Аналогичные нексусы можно обнаружить и в иных сочетаниях, где они не являются дополнением ни к глаголу, ни к предлогу; напри­мер, в латинском языке: Dubitabat nemo quin violati hospites, legati necati, pacati atque socii nefario bello lacessiti, fana vexata hanc tantam efficerent vastitatem (Цицерон; Бругман переводит: daЯ die Mishandlung der Gastfreunde, die Ermorderung der Gesandten, die ruchlosen Angriffe auf friedliche und verbьndete Vцlker, die Schдndung der Heiligtьmer...).

Сходный пример находим у Шекспира: Prouided that my banish­ment repeal’d, and lands restor’d againe be freely graunted („Ричард II“, III. 3. 40 = the repealing of my be and restoration of my l.). Но в случаях вроде следующих ниже могут возникнуть сомнения по­ поводу того, с чем мы имеем дело — с причастием ли или с от­глагольным существительным: The Squire’s portrait being found united with ours, was a honour too great to escape envy (Гольдсмит); And is a wench having a bastard all your news? (Фильдинг).

Французские примеры собрали Сандфельд Енсен (Sandfeld Jensen, Bis?tningerne i moderne fransk, 1909, стр. 120) и Лерх ( Е. Lerch, Prädikative Partizipia für Verbalsubstantiva im Franzos., 1912): Le verrou pousse l’avait surprise „Факт, что дверь была за­крыта на задвижку“; C’etait son rêve accompli „Это было исполнение ее сна“. Аднекс не обязательно должен быть причастием, о чем свидетельствуют некоторые относительные предложения, приведен­ные у Сандфельда Енсена: Deux jurys qui condamnent un homme, зa vous impressionne, в котором зa (единственное число) ясно по­казывает характер сочетания. Ср. также Brunot, La pensee et la langue, Paris, 1922, стр. 208.

Я склонен включить сюда также некоторые сочетания с „ко­личественными определителями“, которые нельзя понять в обыч­ном смысле, например пословицу Too many cooks spoil the broth „Слишком много поваров портят похлебку“, т. е. „Похлебку пор­тит то обстоятельство, что поваров слишком много“. Точно так же: франц. Trop de cuisiniers gâtent la sauce; нем. Viele Koche verderben den Brei; дат. Mange kokke ford?rver maden; англ. Many hands make quick work; дат. Mange hunde er harens dod; англ. No news is good news; You must put up with no hot dinner. Все эти конструкции явно отличаются от таких сочетаний с адъюнктами, как Too many people are poor „Слишком много людей бедны“ или No news arrived on that day „В этот день не было получено никаких новостей“.

<< | >>
Источник: OTTO JESPERSEN. THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR. 1958 {original}

Еще по теме НЕКСУС-ДОПОЛНЕНИЕ И Т. П.:

  1. Изменения и дополнения к конституции
  2. МЕТОДИКА ДОПОЛНЕНИЯ
  3. Порядок внесения в конституции изменений и дополнений
  4. § 3. Порядок принятия конституций зарубежных стран, внесения в них изменений и дополнений
  5. ДОПОЛНЕНИЕ К ИНСТРУКЦИЯМ ПО ПОСЫЛАНИЮ ЛЮБВИ (АПРЕЛЬ 2004 ГОДА)
  6. АХИЛЛОВО СУХОЖИЛИЕ См. статью ПЯТКА, с тем дополнением, что человек слишком сильно стремится проявить свою власть.
  7. Е.Ю. Грачева
    Э.Д. Соколова
    . Финансовое право УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Издание второе, исправленное и дополненное, 2000
  8. ВАГИНИТ См. статью ВЛАГАЛИЩЕ (ПРОБЛЕМЫ), с тем дополнением, что женщина подавляет в себе гнев. См. также объяснение на стр.20. ВАРИКОЗИТ См. статью ЭРИТЕМАТОЗНЫЕ АКНЕ, а также стр. 20.
  9. УКАЗАТЕЛЬ СОКРАЩЕНИЙ
  10. РИНИТ
  11. ЗУБНОЙ КАМЕНЬ