НЕКСУС

Теперь мы переходим к тому, что выше (стр. 108) было обо­значено термином „нексус“. Мы приводили при этом пример: The dog barks furiously „Собака лает яростно“ в противоположность юнкции a furiously barking dog „яростно лающая собака“.

Третич­ное слово furiously „яростно“ является одним и тем же словом в обоих сочетаниях, следовательно, его можно не рассматривать. Соотношение между The dog barks „Собака лает“ и a barking dog „лающая собака“, очевидно, сходно с соотношением между the rose is red „роза красная“ и a red rose „красная роза“. В случаях The dog barks и The rose is red налицо законченное значение, за­конченные предложения, в которых the dog и the rose принято называть подлежащими, a barks и is red — сказуемыми; сочетание же в целом называют предикацией. Но в чем состоит различие между этими и другими сочетаниями?

Пауль полагает, что адъюнкт представляет собой ослабленное сказуемое (ein degradiertes Prдdikat, см. „Prinzipien der Sprachgeschichte“, Halle, 1909, стр. 140 и сл.); подобным же образом Шеффилд (Sheffield) заявляет, что адъюнкт „подразумевает скрытую связку“ (a latent copula, „Grammar and Thinking“, New York, 1912, 56). Это значит, что сочетание a red rose равно сочетанию a rose which is red или произошло из него, а потому red всегда будет своего рода предикативом. Не следует забывать, что таким образом в сочетание незаметно протаскивается относительное местоимение, и оно превращает все словосочетание в адъюнкт (атрибут, эпитет). Barking вовсе не является ослабленным barks, хотя a bark­ing dog — это a dog who barks. Пеано (Peano) более прав, когда он говорит, что относительное местоимение и связка представляют собой положительное и отрицательное добавление одного и того же количества и что они взаимно погашаются (англ. which = — is, или — which = + is), и таким образом, which is = 0.

По мнению Пауля, юнкция (Attributivverhдltnis) развилась из предикативных отношений, а поэтому в конечном счете — из пред­ложения. Однако Суит ничего не говорит о приоритете этих двух сочетаний, когда заявляет, что „ассумпция“ (т.е. „юнкция“) — это подразумеваемая или потенциальная предикация, а предикация — своего рода усиленная или развернутая „ассумпция“; „New English Grammar“, § 44. Однако такой подход к вопросу ни к чему не приводит.­

Вундт (Wundt) и Зюттерлин (Sьtterlin) разграничивают оба типа сочетаний как открытые и закрытые сочетания (offene und geschlossene Wortverbindungen). Было бы, пожалуй, правильнее ска­зать, что одно сочетание является незаконченным и заставляет ожидать продолжения (a red rose — „Ну и что с этой розой?“), а другое вполне закончено и образует связное целое (The rose is red). Первое сочетание — безжизненное и застывшее, а второе — живое. Последнее свойство приписывается обычно наличию пре­дикативной формы глагола (The rose is red; The dog barks), и, ко­нечно, в названии глагола в китайских грамматиках („живое слово“) (в противоположность существительному, которое лишено жизни) есть большая доля истины. И все же не столько сами слова, сколько их сочетания либо содержат жизнь, либо лишены ее; как мы скоро увидим, бывают сочетания без предикативной формы глагола, которые во всех отношениях могут быть поставлены в один ряд с сочетаниями типа The rose is red, The dog barks. Такие сочетания образуют предложения, т. е. законченные сообщения, а это, конечно, очень важно — даже с точки зрения грамматиста. Но совершенно то же соотношение, которое обнаруживается между первичным и вторичным словом в подобного рода законченных предложениях, мы находим также в огромном числе других соче­таний, не настолько законченных и завершенных, чтобы образовать настоящие предложения. Чтобы убедиться в этом, достаточно рас­смотреть обычные подчиненные предложения: ср.

(I see) that the rose is red „(Я вижу), что роза красная“, (She is alarmed) when. the dog barks „(Она тревожится), когда лает собака“. Далее: со­отношение между последними двумя словами в сочетании Не pain­ted the door red „Он окрасил дверь в красный цвет“ явно ана­логично соотношению, существующему в сочетании The door is red „Дверь красная“ и отлично от соотношения в сочетании the red door „красная дверь“; по существу, в том же самом отношении друг с другом находятся и понятия „доктор“ и „прибывать“ в следующих четырех сочетаниях: 1) The Doctor arrived „Доктор прибыл“; 2) I saw that the Doctor arrived „Я видел, что доктор прибыл“; 3) I saw the Doctor arrive „Я видел, как прибывал док­тор“; 4) I saw the Doctor’s arrival „Я видел прибытие доктора“. Все эти сочетания и некоторые другие, которые будут рассмотрены в следующей главе, объединяет то, что я называю нексусом. Те­перь я постараюсь определить различие, существующее между нексусом и юнкцией. Прошу читателя помнить, что, с одной сто­роны, наличие предикативной формы глагола для нексуса является необязательным, а с другой стороны, нексус не всегда представ­ляет собой законченное предложение.

В юнкциях вторичный элемент (адъюнкт) присоединяется к пер­вичному слову в качестве этикетки, или различительного знака: дом характеризуется или как соседний дом или как дом доктора.­

Адъюнкт и первичное слово вместе взятые образуют одно обо­значение, сложное название для предмета, который, вообще говоря, можно было бы обозначить простым названием. И действительно, вместо новорожденная собака мы часто говорим щенок, а вме­сто глупый человек можно сказать дурак, ср. также сложные наименования a female horse, the warm season, an unnaturally small person, an offensive smell с соответствующими простыми наиме­нованиями: a mare, the summer, a dwarf, a stench и т. п. To, что в одном языке выражается одним словом, в другом часто прихо­дится передавать сочетанием первичного слова с адъюнктом: англ. claret „красное вино“, франц. vin rouge; с другой стороны — франц. patrie „родина“, англ. native country. Таким образом, юнкция — это единство или единое понятий, выраженное более или менее случайно посредством двух элементов[52].

Нексус, напротив, всегда содержит два понятия, которые обя­зательно должны оставаться раздельными: вторичное слово при­соединяет нечто новое к тому, что уже было названо. Юнкция — это нечто застывшее и неподвижное, а нексус — нечто гибкое, или как бы более живое и расчлененное. Сравнения, конечно, всегда в какой-то степени неадекватны, однако все это трудно выразить строго логическим и научным способом; поэтому я поз­волю себе сказать, что адъюнкт присоединяется к первичному слову точно так же, как нос и уши прикрепляются к голове, а присое­динение аднекса аналогично присоединению головы к туловищу или двери к стене. Юнкция подобна картине, а нексус — процессу или драме. Различие между сложным наименованием для одного и того же понятия и соединением одного понятия с другим можно легко увидеть из сопоставления двух предложений: The blue dress is the oldest „Голубое платье самое старое“ и The oldest dress is blue „Самое старое платье голубое“. Новое, сообщаемое о платье, в первом случае состоит в том, что оно самое старое, а во втором — в том, что оно голубое; ср. также A dancing woman charms „Танцующая женщина очаровывает“ и A charming woman dances „Очаровательная женщина танцует“.

Теперь рассмотрим несколько подробнее различные граммати­ческие сочетания, которые характеризуются как нексус. Некоторые из них хорошо известны грамматистам, но сопоставление их с этой точки зрения, насколько мне известно, является новым.­

<< | >>
Источник: OTTO JESPERSEN. THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR. 1958

Еще по теме НЕКСУС:

  1. Л.О. Доліненко, В.О. Доліненко, С.О. Сарновська. Цивільне право України, 2006
  2. ЦИВІЛЬНЕ ПРАВО УКРАЇНИ
  3. ПЕРЕДМОВА
  4. Частина І ПРОГРАМА КУРСУ «ЦИВІЛЬНЕ ПРАВО УКРАЇНИ»
  5. Розділ І. Загальні положення цивільного права
  6. Тема 1. Поняття цивільного права. Предмет та метод, система цивільного права. Функції та принципи цивільного права
  7. Тема 2. Цивільне законодавство України
  8. Тема 3. Поняття, елементи та види цивільних правовідносин
  9. Тема 4. Здійснення цивільних прав і виконання обов’язків
  10. Тема 5. Захист цивільних прав та інтересів
  11. Тема 6. Об’єкти цивільних прав
  12. Тема 7.ФІЗИЧНІ особи як суб’єкти цивільного права
  13. Тема 8. Юридичні особи