<<
>>

ИНДОЕВРОПЕЙСКИЙ РОД

Наша семья индоевропейских языков на самых ранних истори­чески засвидетельствованных ступенях развития различает три рода: мужской, женский и средний. Последний до некоторой степени можно рассматривать как своего рода подразделение мужского рода; его главная особенность состоит в том, что он не различает именительного и винительного падежей.

Распределение слов по этим трем классам отчасти мотивировано, а отчасти немотивиро­вано. Оно мотивировано постольку, поскольку многие названия существ мужского пола относятся к мужскому роду, существ женского пола — к женскому роду, а предметов, не имеющих пола, — к среднему роду. Однако наряду с этим в некоторых слу­чаях мы находим названия живых существ мужского пола, кото­рые относятся к женскому или среднему роду; встречаются также названия существ женского пола — мужского и среднего рода и названия предметов и понятий — женского и мужского рода[131]. О различных попытках объяснения этой своеобразной системы или бессистемности я уже говорил в книге „Language“, стр. 391 и сл.[132] а о ее практических неудобствах там же на стр. 346 и сл. Принадлежность некоторых слов к тому или другому роду в ряде случаев можно объяснить. Так, Хандель Якоб (Handel Jakуb, „Bulletin de l’Acadйmie polonaise des Sciences“, 1919—1920, стр. 17 и сл.) недавно обратил внимание на то, что все слова со зна­чением „земля“ (гр. khthōn, khōrā, лат. terra, слав. ziemia, нем. Erde) принадлежат к женскому роду, ибо земля мыслится как­ мать, порождающая растения и т. п.; это относится и к деревьям, потому что они приносят плоды; при этом он приводит некото­рые параллели из семитских языков. Однако основная проблема остается нерешенной: почему классификация распространяется на все слова, даже и на такие, у которых невозможно увидеть ни­какой связи с естественным полом? Возьмем только один пример: почему общеиндоевропейское слово, обозначающее ногу (pous, pes, fot и т. д.), мужского рода, в то время как этимологически не­связанные между собой слова, обозначающие руку, — женского рода (kheir, manus, handus, рука)? Названия стола, мысли, плода, грома и т. п. в одних языках мужского, а в других — женского рода. Поистине совершенно невозможно найти в этом хаосе один определяющий принцип.

Частично род проявляется в форме; например, в латинском языке именительный и винительный падежи различаются в словах rex — regem (м. р.), lex — legem (ж. р.), в то время как эти падежи совпадают в слове regnum (ср. р.). Однако это главным образом синтаксическое явление, поскольку различные роды требуют раз­личных форм прилагательного и местоимения: ср. ille rex bonus est, illa lex bona est, illud regnum bonum est[133].

В огромном большинстве случаев род слов по традиции пере­дается от поколения к поколению без изменений; однако в неко­торых случаях происходят изменения. Нередко они вызываются причинами чисто формального порядка; так, например, было заме­чено, что во французском языке изменениям в роде особенно под­вержены слова, начинающиеся с гласного звука, поскольку форма определенного артикля при них будет одной и той же в обоих родах, а именно l’ (неопределенный артикль un, une перед словом, начинающимся с гласного, тоже произносился одинаково — [yn]). Слова с исходом на так называемое -е fйminin (или, исходя из современного произношения: слова с исходом на согласный) имеют тенденцию переходить в женский род.

Обе эти причины действуют одновременно при переходе слов йnigme, йpigramme, йpithиte из мужского рода в женский.

В других случаях изменение рода бывает связано со значением слов. Существует тенденция выравнивания рода у слов, связанных по значению (такие слова, к тому же, часто упоминаются в тес­ной последовательности): ср. франц. йtй „лето“, которое перешло из женского рода в мужской, потому что к последнему принадле­жат другие названия времен года — hiver „зима“, printemps „весна“, automne „осень“ (последнее из этих слов прежде колебалось меж­ду женским родом и первоначальным мужским); la minuit „полночь“ под влиянием le midi „полдень“ становится le minuit. Подобным же образом и в немецком языке die Mittwoche „среда“ стало der Mittwoch по аналогии со словом der Tag „день“ и с названиями других дней недели.

Точно так же и род новых (или недавно заимствованных) слов во многих случаях определяется соображениями формального по­рядка: например, Etage в немецком языке — женского рода (во французском это слово мужского рода); однако в иных случаях играют роль смысловые аналогии: например, в немецком языке beefsteak „бифштекс“ включается в средний род (по аналогии с Rindfleisch „говядина“), a lift „лифт“ — в мужской (по аналогии с Aufzug с тем же значением); по-датски мы говорим et vita (по аналогии с et liv), en examen (по аналогии с en prшve) и т. п.; то же самое слово иногда трактуется различно при разных значениях: например, fotografien „фотография, фотографирование“ (по анало­гии с kunsten), fotografiet „фотоснимок“ (по аналогии с billedet), imperativen (mеden), det kategoriske imperativ (buddet). Когда была введена метрическая система, gram и kilogram (kilo) были отне­сены к среднему роду по аналогии с et pund, et lod, но мы го­ворим en liter по аналогии с en pot, en pњgl, и en meter по ана­логии с en alen, en fod.

Влияние случайностей формального характера в гораздо более широком плане можно проследить при замене первоначальной ин­доевропейской системы трех родов системой двух родов в неко­торых языках. В романских языках отличительные черты мужского и среднего рода стерлись — главным образом из-за того, что соот­ветствующие слова перестали различаться звуками окончаний, в то время как слова женского рода имели в окончании полный глас­ный -а; в результате в современных романских языках суще­ствует два рода — мужской и женский (об остатках среднего рода см. ниже). С другой стороны, в датском языке различие между артиклями мужского и женского рода (др.-исл. enn, en или inn, in, einn, ein и т. д.) было утрачено, и, таким образом, преж­ний мужской род и прежний женский род слились в один „общий род“, например: hesten, bogen, den gamle hest, den gamle bog, в отличие от существительных среднего рода: dyret, det gamte dyr. Однако в тех датских диалектах, где прежнее конечное -nn и -n еще фонетически различаются (в первом случае налицо па­латализованная форма носового согласного), прежняя система трех родов — мужского, женского и среднего — сохранилась.

<< | >>
Источник: OTTO JESPERSEN. THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR. 1958 {original}

Еще по теме ИНДОЕВРОПЕЙСКИЙ РОД:

  1. СОЮ З РОД И ТЕЛЕЙ С ДЕ ТЬМ И И ВЗ АИМ Н ЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  2. § 2 Историческое значение семейства. – Семейство в Древнем мире и власть начальника. – Гражданская семья в Риме. – Агнаты, когнаты и род. – Первоначально религиозный ха- рактер семьи и последующее видоизменение ее характера. – Свойство кровной семьи германской. – Славянская семья. – Содержание семейственного права.
  3. Глава рода
  4. Глава рода
  5. система уголовных доказательств
  6. БАРБИТУРОМАНИЯ
  7. Работа.
  8. Работа.
  9. Ретроградный Меркурий II поле
  10. Тотемы